ФЭНДОМ


"Водочный путч"
Парадик
Парад Российской Свободной армии на Красной площади.
Дата

7 января 1925

Место

Москва, РДФР

Причина

Желание РВ прийти к власти в стране, недовольство ее руководства результатами парламентских выборов

Итог

Поражение путча и арест его лидеров.

Противники
Герб РДР Президент РДФР

Красный флаг Парламент РДФР

Красный флаг Московский гарнизон

Мой город^^ Московская милиция

Fascist Russia Coat-1- "Русское Воинство"

Андрейка "Народный отряд"

Командующие
Герб РДР Павел Милюков

Красный флаг Георгий Львов

Красный флаг Петр Врангель

Красный флаг Яков Слащев-Грозненский

Fascist Russia Coat-1- Павел Горгулов #

Fascist Russia Coat-1- Николай Марков #

Андрейка Роман фон Унгерн-Штернберг #

Силы сторон
18 000 московского гарнизона

8 000 милиционеров

7 500 боевиков
Потери
6 солдат, 14 милиционеров. 90 боевиков.
Общие потери
30 мирных горожан
"Водочный путч" (известен также как путч Горгулова-Маркова-Унгерна) - неудачная попытка захвата государственной власти, предпринятая "Русским Воинством" во главе с П. Горгуловым, Н. Марковым и полковником Р. Унгерном-Штернбергом 7 января 1925 года в Москве.

Предпосылки

Движущая сила грядущего переворота - "Русское Воинство" - была создана летом 1922, когда Центральная Россия и Урал только начали отходить от событий "Безумного года"; действия левых радикалов поставили страну на грань гражданской войны, которая была предотвращена только быстрыми и решительными действиями армии под руководством президента Лавра Корнилова. Население было заражено антикоммунистическими настроениями, которыми и воспользовался ряд ультраправых политиков, считавших, что действующая власть и традиционные консервативные партии слишком непоследовательны в борьбе с коммунистами и готовы в любой момент "сдать" им Россию, если те предложат им сделку повыгоднее. У истоков "Воинства" стоят Павел Горгулов, отец-основатель российского фашистского движения, ориентировавшийся на румынский опыт строения подобных партий, и Николай Марков, бывший на момент основания новой политической партии  членом ПРН, однако, считавшийся там изгоем - его ультрамонархические взгляды только отпугивали избирателя Партии русского народа и давали поводы для лишних скандалов. Новая партия провозгласила курс на построение в России "Православной русской монархии" с корпоративистской экономической моделью и обязательным реваншизмом по отношению к соседям. Помимо маргиналов, электоратом РВ стали часть аристократов и крестьян, чрезмерно озабоченных религиозными вопросами. Также неожиданно большой становилось поддержка РВ со стороны мелких собственников и ремесленников, которые элементарно не вписывались ни в рыночную экономику в стиле РДФР, ни в предлагаемые ультралевые альтернативы.

На первых же для себя парламентских выборах в феврале 1923 партия получает 3,6%, что связано с усилением более респектабельной Партии русского народа, игравшей на схожем с "Воинством" поле. С другой стороны, РВ обошла группу Б. В. Савинкова "Партия России" и "Коалицию Регионов", создав фракцию из нескольких депутатских мест, с которых Горгулов и Марков-младший вели пропаганду своих идеалов. Действовавшая власть в лице Василия Шульгина и коалиции правых-правоцентристов ничего не предпринимала, не видя в группке очевидных маргиналов действительно серьезной угрозы и занятая изгнанием остатков большевистских отрядов из глубин Урала и добиванием поддерживаемых Османской Империей басмачей в Средней Азии. 

Однако в самом "Русском манифесте", который представлял собой главный программный документ "Воинства", отрицалась сама возможность парламентской борьбы в современных реалиях для "партии патриотов Руси", которая неизбежно была бы задвинута на задний план "Христопродавцами"-либералами, что уж говорить о левых. Поэтому с самого начала своего существования "Русское Воинство" собиралось брать власть вооруженным путем, устроив государственный переворот. Для этих целей Павел Горгулов сходится с авторитетным в военных кругах бароном Романом фон Унгерн-Штернбергом, который придерживался во многом схожих с "воителями" идеологических установок. Увольнение Унгерна из действующей армии в сентябре 1924 оказалось скорее на руку заговорщикам, так как теперь отставной полковник мог всего себя посвятить подготовке вооруженного восстания, намеченного на день избрания нового президента страны. Со всей России в Москву стягивались вооруженные сторонники "Русского Воинства", которые объединялись в единый "Народный отряд" под командованием самого барона Унгерна. 

План состоял в следующем: сразу после того, как из рук агентов в Сенате будет получено сообщение, что верхняя палата парламента приступила к совместному с нижней заседанию для избрания президента, Горгулов и Унгерн-Штернберг выдвигают расположенную неподалеку колонну "Народного отряда" на большой Кремлевский дворец, где проходили подобные собрания. Заговорщики были уверены, что московский гарнизон не будет стрелять в демонстрацию, возглавленную героем Великой войны и кампании в Средней Азии. Благодаря его невмешательству боевикам удастся захватить Кремль и принудить собравшихся в нем депутатов провозгласить главой страны Павла Горгулова, который должен был немедленно подписать три указа: о даровании Унгерну-Штернбергу звания фельдмаршала, о формировании правительства под руководством Маркова-младшего и о запрете деятельности всех левых и умеренных партий. 

Как видно, план переворота был авантюрным: он совершенно не предполагал какого-либо противодействия со стороны действующей государственной власти, не учитывал симпатии самих москвичей и фактор московской милиции, настроенной против "Русского воинства" и его членов. Позднее, сидя в Бутырской тюрьме, Горгулов сформулирует в своей книге "Бой за Россию" следующие причины своего поражения:

  1. Малая численность "Народного отряда".
  2. Слабая вооруженность "Народного отряда".
  3. Неверный выбор "третьего лица" в путче: вместо Унгерна-Штернберга ему надлежало искать опору у Петра Врангеля/Александра Колчака.
  4. Самонадеянность. 
  5. Недооценка сил, которыми в Москве располагало правительство. 

Однако тогда план казался если не превосходным, то единственно возможным при таком развитии событий. Он и был утвержден на решающем совещании руководителей "Русского Воинства" 16 декабря. Благодаря отличному подбору кадров на ключевые и исполнительные должности, РВ смогло сохранить свои планы в глубокой тайне от российского правительства, которое вплоть до начала событий не подозревало о существовании заговора против него. 

Ход событий

  • Василий Витальевич Шульгин, 4-й президент РДФР, намеревавшийся переизбраться.
  • Павел Николаевич Милюков, кандидат в президенты от кадетов.
  • Мария Александровна Спиридонова, кандидат в президенты от ПНС.
Первые делегаты в Кремль начали прибывать уже в пять утра, чтобы успеть обсудить последние нюансы избрания и взвесить преимущества от избрания того или иного кандидата. Главными кандидатами были: Василий Шульгин от "Партии русского народа", Павел Милюков от Конституционно-демократической партии России и Мария Спиридонова от "Партии Народного Социализма". Справившийся с задачей стабилизации общества после событий "Безумного года" и даже реформировавший армию Шульгин претендовал на переизбрание на второй срок, тем самым создавая в истории РДФР определенный прецедент. Либерал Милюков обещал сконцентрироваться на развитии российской экономики; альтернативный же план ее развития предлагала Спиридонова, предлагавшая также значительные социальные реформы. 

Долгожданный сигнал был получен от оставшегося неизвестным агента "Русского воинства" в 8:23 по московскому времени, когда руководство ультраправого движения сидело в рюмочной на Тверской, ожидая начала событий. Вместе с вождями в том же питейном заведении Сразу же после того, как Горгулов узнал об открытии заседания, он немедленно поднялся на трибуну, приказав игравшим на ней музыкантам убираться подальше. Там он произносит свою знаменитую "Водочную речь", в которой объявляет действующее правительство нелегитимным и призывает соратников идти вместе с ним на Кремль. Восторженный Павел Тимофеевич вместо обговоренных пяти минут потратил на произношение монолога более десяти, и очнулся только после убедительного толчка в плечо со стороны Унгерна-Штернберга. К этому моменту рюмочная уже была захвачена боевиками "Народного отряда", к которым успело подойти их единственное подкрепление. И вот, построившись в единую, монолитную колонну, "воители" отправились к Кремлю, по дороге захватывая с собой случайных зевак и различных маргиналов. Боевики производили много шума на улицах, стреляя в воздух и громко декларируя  следующие лозунги: "Бей правительство, спаси Россию!" "Горгулов - Вождь!", "За Русь-Мать!", "Бог, Русь, Горгулов!", "Молодость - Русь - Доблесть!". 

Первые известия о том, что рядом происходит что-то противоестественное, начали доходить до Большого кремлевского дворца уже в 8:41, когда комендант Кремля Яков Слащев предупредил заседавших депутатов о волнениях поблизости. Даже он не подозревал, что речь идет о полноценной попытке силового захвата власти: ему тогда казалось, что речь идет о хлебном бунте или о простом, заурядном самосуде, которые стихийно происходили в российской столице. Но на всякий случай Слащев-Грозненский таки отдает приказ полку занять оборонительные позиции и перекрыть доступ в цитадель; также он связывается с главой Государственной Думы князем Георгием Львовым, спрашивая того, считает ли он необходимым привести в боеготовность полки московского гарнизона. Умудренный опытом конституционный демократ, обревший способность предчувствовать плохие события за время своего недолгого правления Россией в период междуцарствования, предпочел взять на себя ответсвенность и поручить Якову Александровичу передать приказ Петру Николаевичу Врангелю о мобилизации вооруженных сил в столице. 

Сторонники

Баррикада сторонников правительства.

Пока депутаты с пеной у рта спорили, выбирая кандидатов, горгуловцы уже приближались ко дворцу, и выстрелы становились отчетливо слышны по всему центру города. Во главе колонны путчистов шли, как и было оговорено, сами Павел Горгулов и Роман Унгерн-Штернберг, поднимавшие своим присутствием боевой дух заговорщиков и демонстрирующие свое единство с ними. Испуганные горожане по старой памяти попрятались по домам, боясь, что начинается второй "Безумный год". Некоторые же начали возводить на улицах баррикады, даже не понимая, против кого конкретно собираются воевать на них. Юнкера, защищавшие Кремль, проверяли оружие и готовились к ожесточенной перестрелке: а Врангель уже в 8:56 объявил срочный сбор всех доступных ему сил для выдвижения к осажденным правителям РДФР.

В девять часов утра в Охотных Рядах началась первая перестрелка между юнкерами и горгуловцами; наивные ожидания путчистов не оправдались, и молодые офицеры не перешли на сторону "Русского Воинства" просто увидев в колонне Унгерна. И здесь также сказывается не самая хорошая техническая подготовка мятежа: гарнизон Кремля превосходил врага в огневой силе и не давал тому прорваться слишком близко к входным воротам. В то же время "Народный отряд" уже банально не мог себе позволить заняться обхватом Кремля, рискуя в таком случае прекратить самое свое существование из-за элементарного бегства солдат. Яков Слащев самолично руководил обороной, умело распоряжаясь малочисленными юнкерами и не позволяя противнику реализовать его значительное превосходство в численности, бывшее главным, но так и не реализованным преимуществом "Народного отряда". Также позиции РВ стремительно покидают случайные прохожие, понявшие, что легкой "прогулки до Кремля" не получилось, а засевшие там юнкера стреляют боевыми патронами на поражение.

Бой идет

Юнкера защищают кремлевскую стену в разгар боя.

Горгулов в первые же минуты настоящего боя поспешил спрятаться в находившийся рядом дорогой магазинчик дамского готового платья, откуда и начал отдавать общие приказы. В целом руководство взял на себя Р. фон Унгерн-Штернберг, отчаянно попытавшийся организовать приступ Кремля. Он смог погнать вперед кое-как собранные отряды путчистов, однако, юнкера и офицеры не без труда отогнали врагов обратно на их начальную позицию. Наконец, к 9:23, к Кремлю подошел практически двадцатитысячный отряд гарнизона при поддержке десятка легких танков и трех десятков броневиков времен Великой войны. Командовал ими сам Врангель, понимавший, что против такой силы у мятежников нет абсолютно никаких шансов. И действительно: в 9:26 отставной полковник Унгерн предпочитает капитулировать перед прибывшими правительственными войсками: путчисты-неудачники арестованы в полном составе, избранный пятью минутами назад минимальным большинством президент Милюков награждает Врангеля и Слащева, после чего произносит победную речь и хвалит доблесть русского солдата. Ну, а после завершения монолога, войска московского гарнизона прошлись торжественным маршем по Красной площади, тем самым провозглашая громче любых слов крепость новой государственности и ее сохранность.

Именно так и закончилась история одного провального путча, который, однако, в известной степени послужит толчком политической карьеры некоторых его участников - особенно П.Т. Горгулова, чье восхождение в отечественной политике будет остановлено только победой военного переворота П. Врангеля в 1929-м году. 

Суд над участниками 

Бутырочка

Бутырская тюрьма в Москве, 1925-й.

Уже 7 января все путчисты были помещены в Бутырскую тюрьму для специального надзора. 


Последствия

В культуре