ФЭНДОМ


Судьба... как же хорошо умеет шутить. (Александр Керенский со слов Петра Врангеля)
Вперед, братья! Со всей смелостью встанем вокруг нашего доблестного знамени! Тьма сгущается, а мы, "ударники" - есть последняя надежда света! Итак, вперед, к победе! (Борис Савинков, х/ф "Зимняя ночь")
"Ночь стали"
Ааха
Дата

28 декабря 1929

Место

Москва, РДФР

Причина

Неспособность левого правительства справиться с кризисом; желание Врангеля прийти к власти.

Итог

Победа путчистов, приход к власти в России ультраправых.

Противники
Герб РДР Президент РДФР

Красный флаг Правительство РДФР

Красный флаг Кремлевская стража (часть)

Флаг РР Московский гарнизон

Флаг РР Политические партии РДФР:

  • "Партия русского народа"
  • "Партия России"

Георгиевский крестик "Ударный отряд"

Флаг РР "Щит России"

Флаг РР Кремлевская стража (часть)

Командующие
Герб РДР Александр Керенский #†

Красный флаг Мария Спиридонова #

Красный флаг Фёдор Дан #

Красный флаг Михаил Тухачевский †

Флаг РР Петр Врангель

Флаг РР Антон Деникин

Флаг РР Георгиевский крестик Борис Савинков

Флаг РР Василий Шульгин

Силы сторон
Гарнизон Кремля: 5 000 юнкеров и 500 офицеров Московский гарнизон: 25 000 тысяч солдат и офицеров, 40 танков

"Ударный отряд": 7 000 боевиков

"Отряды порядка": 4 000

Гарнизон Кремля: 2 000 юнкеров и 50 офицеров

Потери
456 убитых и 659 раненых. 290 убитых и 432 раненых.

"Ночь стали", иначе Военный переворот 28 декабря 1929 года в России, путч Врангеля-Савинкова - вооруженный захват власти, спланированный и осуществленный группировкой военных и правых политиков России, возглавленный Петром Врангелем и Борисом Савинковым . Результатом стало свержение президента Александра Керенского, бывшего последним демократическим лидером Российской Демократической Федеративной Республики и приход к власти правой коалиции и офицеров. 

Предпосылки и планы заговорщиков 

Случившийся в сентябре 1929 года экономический кризис в Соединенных Штатах Америки эхом прокатился по всему земному шару, нанеся особенно болезненный удар по Российской Демократической Федеративной Республике , чья экономика только-только начинала расти после грамотных реформ правительства Милюкова и инвестиций со стороны Европы. За две недели число безработных в стране достигло 30% от всего работоспособного населения (на неполной рабочей неделе оказались еще 25%), закрылось свыше 85 различных, некогда надежных, банков, о банкротстве вынужденно заявило 200 частных компаний различных моделей и масштабов. Инфляция стала галопирующей, достигая более 50% за день - монетный двор банально не успевал печатать новые денежные знаки. Их обесценивание побудило в народе стойкое недоверие к рублям, в деревнях и селах начал возвращаться натуральный обмен, который полагали более надежным. Стремительно выросла преступность, в которую уходили оставшиеся без работы крепкие мужчины-рабочие: история преступной пары Алексея Шахова и Катерины Ястребовой, ограбивших отделение Русско-азиатского банка в Москве, ушла в народ и приобрела огромную популярность. Криминогенная ситуация стала ужасающей, а еще больше ее разогревали действия ультралевых и ультраправых радикалов, которые, например, 2 октября взорвали в собственном доме коменданта Кремля Якова Слащева. Перестали быть редкостью убийства простых чиновников, банковских служащих и юристов, в которых темный народ видел источник начавшегося кризиса и первопричину всех своих бед. Кроме простого служилого люда, было убито 5 городских голов в промышленных городах и даже 2 губернатора.  На национальных окраинах участились столкновения по этническому признаку, а японское правительство всерьез рассматривало возможность занятия Дальнего Востока при дальнейшем ухудшении обстановки у северного соседа. 

Руководство России в лице Александра Керенского теряло контроль за обстановкой, стараясь, однако, предпринять хоть какие-либо действия для предотвращения дальнейшего обнищания населения. По настоянию М. Спиридоновой, правительство проводит 18 октября  жестокую деноминацию валюты 1 к 1000: это позволяет приостановить инфляцию, но подобный обмен окончательно убил популярность президента и кабинета. Сама премьер-министр полагала это единственным выходом из сложившейся ситуации: потом, 1 ноября, объявлено о национализации ряда предприятий и банков, средства которых считалось необходимым перенаправить в государственные руки для погашения задолженностей по социальным обязательствам, которые раньше Керенский торжественно брал на себя все в больших и больших объемах, не предвидя такого кризиса. В то же время решение Керенского подавить 22 октября огромную демонстрацию рабочих Путиловского завода, прозванную "Голодным маршем", с помощью войск петроградского гарнизона привело к выходу из правящей коалиции "Объединенной левой", заявившей о "предательстве народных интересов" со стороны А.Ф. Керенского и его кабинета. Социальная сфера жизни российского общества все ухудшалась и ухудшалась. Кроме "левой", регулярно беспорядки устраивало "Русское Воинство": причем его митинги собирали еще больше людей, чем коммунистические. Причем в некоторых русских губерниях даже прошли крестьянские бунты, в которых, как ни странно, одинаково участвовали все слои села: от батраков до кулаков, которые после крушения аграрных банков также потеряли многое. 

ОЛ

Демонстрация "Объединенной левой", октябрь 1929.

В такой обстановке многие политические деятели России задумывались о диктатуре, которая казалась единственным приемлемым выходом из сложившейся крайне печальной ситуации. На прошедшем 25 октября III съезде "Объединенной левой", где лидер партии М. Бухарин заявил о выходе своей организации из состава правительства, было также провозглашено о начале "последней схватки за права рабочих и крестьян". Фактически в атрибутику и лозунги ОЛ возвращались старые большевистские традиции, которые до того момента умело маскировались под "социализм новой формации". Кроме ультралевых, против власти активно действовали и ультраправые: с трибуны Думы депутаты "Русского воинства" яростно, во весь свой голос проклинали А.Ф. Керенского и открыто призывали русский народ к вооруженному бунту. Горгулов 3 декабря анонсирует скорое воссоздание "Народного отряда" - наследников того самого отряда, с которым некогда он сам пытался взять высшую власть в стране. Вслед за ним о том же самом заявляет Бухарин, формирующий "Красный кулак" из числа обездоленных рабочих и крестьян-батраков. По крупнейшим городам России участились столкновения между сторонниками тех или иных партий, а центральная власть откровенно опасалась что-либо предпринять. С каждым днем популярность "Левой" и , особенно, "Воинства" росла, становилось понятно, что именно эти две силы будут главными конкурентами на объявленных парламентских выборах в феврале 1930-го. 

Однако то были открытые силы: самую большую опасность для президента и его поредевшего кабинета составляли те, кто временно находился в тени. Это были армейские офицеры и "солидаристы", которые за 1927-1929 успели установить более чем прочные и дружеские контакты. Как позднее будет говорить глава переворота Петр Врангель, главной причиной, побудившей его послушаться совета Савинкова и выступить против главнокомандующего, было нежелание увидеть во главе страны М. Бухарина или П. Горгулова:

Возможно, сейчас, в пятидесятых, это слышать странно, но тогда было полное убеждение: или мы берем власть, или на выборах побеждают один из радикалов. (Петр Врангель)
  • Петр Николаевич Врангель.
  • Борис Викторович Савинков
  • Антон Иванович Деникин.
  • Василий Витальевич Шульгин

Оппоненты "Черного барона" не менее справедливо называют источником вдохновения личную амбициозность Врангеля и его жажду до власти: но, так или иначе, в декабре 1929 только одна сила на политической арене России имела четкий и проработанный план действий, и этой силой как раз оказалась армия и сочувствующие ей "солидаристы" с большой частью монархистов-консерваторов. Лидером военного переворота стал Петр Врангель - герой "Безумного года" и Великой войны, ветеран столкновений с японцами в Маньчжурии и подавления восстаний в Средней Азии, известный своими ультраправыми идеалами. Рядом с ним стоял, как партийный идеолог и вдохновитель события, Борис Савинков, экс-министр внутренних дел правительства Корнилова и яростный антикоммунист, который поклялся любой ценой сдержать амбиции Бухарина на престол. После долгих раздумий их согласился поддержать Антон Деникин, которому это решение далось крайне нелегко: но, выбирая между сохранением Керенского с последующим приходом в Кремль лево/праворадикалов и своими братьями по оружию, Антон Иванович предпочел выбрать второе. Также о планах заговорщиков знал один из "фронтменов" консерваторов Василий Шульгин; по слухам, его спонсором выступил князь Феликс Юсупов, предоставивший необходимые суммы для вооружения "Отрядов порядка и стабильности". 

РВ

Демонстрация "Русского Воинства" в декабре 1929.

Заговорщики помнили прошлую попытку силового захвата власти, в подавлении которой Врангель принял не самую малую роль. Была проведена аналитическая работа, в ходе которой удалось установить совершенные "Воинством" ошибки и, соответственно, принять меры для недопущения такого в дальнейшем. На руку новым путчистам играли должности, которые занимали Врангель и Деникин: первый сохранял пост командующего московским гарнизоном, а второй был командующим 11-й армии, расквартированной в центральных губерниях. Их популярность в войсках позволяла гарантировать, что переворот не останется без штыков. сабель и бронированных машин: совместно они могли бы выставить практически стотысячную группировку. Савинков на деньги Юсупова собрал крепкий семитысячный ударный отряд из ушедших в отставку ветеранов, которому суждено было играть роль прорывного тарана на случай наличия различных колебаний в рядах обычных формирований. Определенную поддержку можно было бы ожидать и со стороны консерваторов, которые 18 декабря объявили о слиянии своих боевых отрядов с солидаристскими в единую организацию "Щит России". 

План был довольно прост и опирался в первую очередь не на фактор неожиданности, а на стремительность действий задействованных в перевороте частей. Планировалось поднять по условному сигналу московский гарнизон и выдвинуться к Кремлю, где военных уже должны были ждать савинковцы в полной боевой готовности. С помощью подавляющего численного превосходства и огневой мощи путчисты должны были взять Кремль и заставить президента уйти в отставку и отправить туда же весь кабинет. После чего президентом становился Врангель, новое правительство формировал Савинков, в котором обязательно должны были получить важные посты Деникин, Шульгин и Юсупов. После взятия власти требовалось немедленно повести борьбу с радикалами и, применив разработанную "Иваном Ивановым" концепцию, спасти российскую экономику от краха. 

Пожалуй, есть одна городская легенда, популярная в РДФР и достойная упоминания. Дескать, на финальном совещании заговорщиков, когда они готовились выпить за успех предприятия церемониальный бокал шампанского, некий адъютант осмелился спросить, что потом надо будет сделать с Керенским. В ответ на это Б.В. Савинков, стоявший ближе всех к офицеру, достаточно красноречиво провел пальцем по шее, присовокупив: "Пока жива Александра Федоровна, русским жизни нет". За достоверность этой фразы никто не может поручиться, хотя она и вполне справедливо отразила бы отношение Савинкова образца 1929-го к Керенскому, который некогда был его политическим кумиром. В своих воспоминаниях Борис Викторович же прямо говорит, что забыл подробности того вечера, которые оказались заслонены последующими событиями. 
Все тогда было очень и очень просто. Или мы идем, или придут к нам. Я всегда предпочитал быть хищником, а не жертвой. (Борис Савинков)

Ход событий

Стягивание сил

Решительные действия заговорщиков начались ровно в 7 вечера по местному времени, когда Борис Савинков отдает через свою жену-секретаршу условный сигнал "Рассвет"  собственному боевому отряду. Боевики покидают условные места и начинают быстро стягиваться к Охотному Ряду. Получив условный сигнал от Б.В, Врангель также рассылает адъютантов по полкам: выводить солдат и офицеров из казарм и вести на Кремль. Антон Деникин, который должен был вступить в игру только при ухудшении обстановки, пока что ничего не делал, рассчитывая, что у заговорщиков все получится и без его непосредственного участия. 

Тухлый

Михаил Николаевич Тухачевский в ноябре 1929-го после назначения комендантом.

Бойцы "Ударного отряда" заняли площадь перед Покровскими воротами уже к 19:23, воспользовавшись поднявшейся бурей и плохой видимостью для немногочисленных охранников Кремля. К тому же, как прекрасно знал Борис Викторович, многие члены "Кремлевской стражи" стояли в душе за дело переворота и могли занять его сторону открыто во время боестолкновения. Во многом такая ситуация стала возможной из-за не очень популярной фигуры коменданта, которым, после трагической гибели Слащева, стал Тухачевский, больше известный своим бегством из Украины, чем некими воинскими подвигами, но все равно получивший столь важный пост благодаря декларируемой лояльности к правительству. В действительности, как потом узнает Врангель, Тухачевский был сторонником "Объединенной левой" и одной из ключевых фигур в их собственном плане по свержению власти, называвшемся "Красный рассвет" - именно он должен был вначале революции арестовать президента и его кабинет; по иронии коварной судьбы он стал его единственным защитником.  

Так или иначе, но в 19:30 комплекс был окружен савинковцами, которые теперь ждали только подхода регулярных войск. Обитатели самого Кремля еще ничего не подозревали из-за внезапно усилившейся метели, которая сделала видимость практически нулевой. Казалось, что сама природа благоприятствует плану заговорщиков, посильно помогая им в их начинании. Сильные снег и ветер мешали наблюдателям на красных стенах заметить скопления вооруженных людей, но никак серьезно не отразились на передвижении войск путчистов, которые двигались по давно разработанному и на отлично выученным дорогам. Во главе колонны ехал сам Петр Врангель, отчетливо понимавший, что теперь он перешел жизненный Рубикон и с этого дня взял на себя личную ответственность за историю России и, наверно, это не будет излишним преувеличением, в какой-то степени даже всего мира. Нельзя сказать, что его это пугало; но. пока броневик двигался в центр Москвы, он все равно испытал необычайный прилив самых различных эмоций

Большая часть сил московского гарнизона заняли свои позиции в 20:00-20:15. К этому моменту в Кремле уже начали что-то подозревать, однако, дозорные на кирпичных стенах, большинство из которых как раз состояли в антиправительственном заговоре внутри "стражи", уверяли Михаила Тухачевского, что ничего страшного в округе не происходит совершенно. После короткого диалога Врангеля и Савинкова было решено, что дожидаться остальных или звать на помощь Деникина будет излишним, и пора начинать атаку наличествующими силами. 

Штурм Кремля

Ударники

Ударники Савинкова перед началом атаки.

В 20:18 по Москве "Ударный отряд", начиная штурм, первым вошел в Покровские ворота "с грозными ружьями наперевес и огнем любви к великой Родине в сердцах", как позднее об этом скажет их командир. Но тогда ему было не до поэзии: все надлежало сделать как можно быстрее. Пока "ударники" проходили на Красную площадь, солдаты самого Врангеля, обожавшие своего вождя и готовые идти за ним куда угодно, вторглись внутрь самых стен через Троицкие и Боровцкие ворота. Тогда уже стало ясно, что происходит что-то неладное, и Керенский отдает приказ Тухачевскому как можно скорее изгнать врагов из пределов цитадели. Завязались первые схватки на Троицком мосту и на Красной площади; впрочем, из них победителями практически всегда выходили заговорщики, которые превалировали над врагом даже в плане снаряжения, не говоря уже о численности. 

Разгоряченный боем, попавший в родную стихию для себя Борис Савинков в 20:24, в простреленном пальто, стоя на Лобном месте, провозгласил о "Решающем натиске" и указал боевикам на Спасскую башню, приказав им ударить в тыл обороняющим Кремль юнкерам и соединиться там с основными силами переворота. Большинство бойцов поспешило последовать его приказу; с собой Борис Викторович оставляет небольшой отряд, с которым зачищает Васильевский спуск и доходит чуть ли не до Кремлевской набережной, после чего стремительно возвращается назад и теперь уже сам идет в указанную раньше башню. 

Зима

Колокольня Ивана Великого зимой 1929-го года.

Настоящим сюрпризом для Тухачевского и социалистов становится предательство целой роты "Кремлевской стражи", благодаря которому врангелевцам удается бескровно овладеть Дворцовой площадью. Сохранившие лояльность Керенскому роты пытались удержаться, но врагов было слишком много и с каждой минутой путчисты пробивались все ближе и ближе к президентской резиденции. В то же время Врангель отказался применять в бою согнанные танки и броневики, так как не хотел войти в историю разрушителем исторического облика сердца русской столицы. Также стоит отметить один чисто символический, но очень уж красочный и значимый жест, сделанный бойцом "ударного отряда" Андреем Гордовым: примерно в 20:38 он и несколько соратников, пробившись сквозь сопротивлявшихся юнкеров, установили на колокольне Ивана Великого российский национальный триколор, который был символикой партии Савинкова и, соответственно, его "ударников". Знамя вдохновило путчистов утроить натиск, и им удается разгромить остаток гарнизона Кремля в считанные минуты. 

Видя, что поражение неизбежно и случится в ближайшие минуты, М.Н. Тухачевский решается прибегнуть к старой и надежной тактике: бегству. Окружив себя десятком наиболее верных бойцов, он пытается прорваться к Тайницкому саду, но там его останавливают солдаты одного из полков Врангеля. В результате недолгой, но ожесточенной перестрелки, все беглецы были убиты. сам же комендант Кремля, получив перед этим ранение чуть пониже спины, скончался от меткого выстрела неизвестного боевика прямо в лоб. Это случилось приблизительно в 20:42-20:48, после чего Кремль окончательно перешел под контроль сил заговорщиков. 

Победа была одержана - это стало ясно всем. Первая фаза захвата власти была пройдена, и пройдена более чем успешно. Осталось немного - принудить социалистов сложить властные полномочия перед победителями тем или иным из многочисленных путей, которые раньше обсуждались на собраниях путчистов. 

Арест, отречение и казнь президента 

Бои за Сенатский дворец, в котором и обретался президент Керенский, начались еще в 20:23. Слабость и немногочисленность юнкеров в здании играла на руку бойцам-врангелевцам, занявшим помещение буквально за десять-пятнадцать минут. Министры правительства в большинстве своем не оказали совершенно никакого сопротивления, будучи парализованы стремительностью и неожиданностью события. Редким исключением стала Мария Спиридонова, убившая троих солдат мотополка: только личный приказ Врангеля, по которому требовалось захватить правителей России живьем, спасла премьер-министру жизнь, хотя ее все равно довольно жестоко избили. Отдельная история связана с поимкой путчистами Керенского: по одной из версий его схватили в  женском туалете, согласно другой задержали у черного входа в дамском же платье, ну а самая правдоподобная версия гласит, что солдату-ударнику Гордову пришлось доставать упирающегося президента из шкафа с одеждой. Оппозиционеры врангелевского режима же утверждают, что все вышеизложенное является надуманным и неправдоподобным бредом: по их мнению, Александра Федоровича поймали при попытке к бегству, совершенной в его собственном френче, причем у самых Троицких ворот.

  • Александр Федорович Керенский
  • Мария Александровна Спиридонова
  • Федор Ильич Дан
Но, тем или иным путем, а Керенский, Спиридонова, Дан и другие деятели российского правительства были арестованы солдатами путчистов. В 20:43 во Дворец, предварительно получив заверения полевых офицеров, что все там спокойно, входит Врангель: буквально через минуту туда врывается пышущий жаром Савинков, где-то уже потерявший шляпу, зато разжившийся еще одним револьвером. Получивший долгожданную благую весть, в Кремль поспешно пробирается В. Шульгин, который раньше держался "за кулисами"; вместе с ним туда же направляется Юсупов, желая принять участие в завершении существования социалистического правительства России. Однако, пока они пробирались сквозь метель, правда. начавшую уже потихоньку спадать, Врангель и Савинков уже требовали от А.Ф. Керенского подписать заранее заготовленную Любовью Савинковой бумагу об отречении от поста президента и передаче власти в руки Петра Николаевича.  

Согласно распространенной в российском обществе легенде, А.Ф. Керенский долго отказывался воспринять свое поражение и поставить подпись в указываемом ему Савинковым месте и приложить к документу печать. Спиридонова дерзила офицеру охраны, громко проклиная "Иуду-Борюшку"; Дан сурово молчал, всем своим видом показывая презрение к происходящему. Однако сам барон Врангель вспоминал, что как раз таки Керенский подписал все, что ему предъявляли, практически мгновенно и не переставал скулить, выпрашивая помилование от путчистов. А вот М.А. Спиридонова действительно сохраняла внутреннее достоинство, крайне резко отвечая на направленные против нее выпады и комментарии. После того, как Александр Федорович поставил президентскую печать на собственное отречение и передал бумагу Врангелю, Савинков, достав свой любимый револьвер, одним-единственным выстрелом в голову положил конец жизни своего бывшего кумира. Его попытку расправиться со Спиридоновой остановил Врангель, решивший передать ее и остальных министров-социалистов полноценному суду, а не самосуду своего соратника. Арестантов вывели: их ждала дорога на Бутырскую тюрьму. Двое офицеров и трое солдат-ударников отнесли труп Керенского на Большой москворецкий мост и сбросили оттуда в Москва-реку. 

Прибывшие наконец-то в 21:03 Юсупов, Деникин и Шульгин подошли только к самому "концу банкета": назначенный последним указом А.Ф. Керенского президентом Врангель как бешеный подписывал все новые и новые приказы, а Савинков, уже  получивший пост премьера, на случайно подвернувшемся тетрадном листочке в клеточку составлял краткий план распределения мест в своем будущем кабинете. На этом их приезде события "Ночи стали" закончились, захват власти и ее переход состоялся. Теперь страной управляла группа амбициозных лидеров, серьезно намеревающихся реставрировать величие России в своем понимании. 

Итоги и последствия

"Ночь стали" является одним из важнейших событий российской истории вообще, а в новейшей - особенно. Власть перешла из рук демократически избранного правительства к кабинету, составленному из ультраправых и военных, считавшими своей задачей обеспечить России великое будущее. Президентом государства на ближайшие двадцать девять лет стал Петр Врангель; на двадцать четыре года пост премьер-министра занял Борис Савинков. Другие сторонники путча получили посты в правительстве: так, Антон Деникин стал военным министром, Александр Колчак получил адмиралтейство, Феликсу Юсупову досталось министерство культуры, а Василий Шульгин занялся проблемами в сфере внутренних дел. Конечно, потом состав правящего кабинета будет обновляться, а министры будут часто меняться ролями, но основной костяк, который потом будет прозван "Славным правительством", сохранится действительно надолго.

  • Павел Горгулов
  • Николай Марков
  • Роман фон Унгерн-Штернберг
  • Николай Бухарин на декабрьском митинге
  • Лев Каменев
  • Алексей Рыков
Приход военных к власти перечеркнул все планы "Объединенной левой" и "Русского Воинства". Врангель 30 декабря запрещает обе вышеназванные партии и распоряжается арестовать их лидеров. Попытки сопротивления на местах беспощадно подавлялись вооруженными силами, которые наконец-то ощутили за своими спинами действительно надежное прикрытие. Жестокость и быстрота операции, прозванной "Зеркалом", позволила необычайно быстро разобраться с радикалами на политической арене. Их позиции оказались в корне подорваны быстрыми арестами руководителей и разгонами самых крупных партийных отделений. Последняя крупная акция была проведена "левыми" и "воителями" совместно (хоть и не согласованно) в Москве 6 февраля 1930, но ее разогнали усилиями одной московской полиции. Умелые шаги нового руководства России привлекли симпатии населения к ним самим, поэтому публичная казнь Павла Горгулова, Николая Маркова, Романа фон Унгерна, Николая Бухарина, Льва Каменева и Алексея Рыкова 1 марта прошла без незапланированных эксцессов и окончательно оформила падение радикальной оппозиции в РДФР. 

Помимо деятелей РВ и ОЛ, в которых государственная власть видела своих первоочередных врагов, суду были отданы министры последнего социалистического правительства России в первой половине XX века. Они были приговорены к различным срокам тюремного заключения; самый большой - пожизненный без права амнистирования и лишением всех прав гражданского состояния - получила Мария Спиридонова, выступившая с гневной речью в суде после оглашения приговора. Она скончалась на Колыме в 1932-м, а ее смерть до сих пор вызывает у историков определенные сомнения по поводу причин ее столь неожиданной гибели. Другие же социалисты получили сроки от 10 до 25 лет. 

Именно с "Ночи стали" в России установилась правая авторитарная диктатура, которая потом, с помощью Второго Учредительного собрания, оформится в Российское Государство, более соответствующее ее духу. 

В культуре

Из-за важности события захвата власти оно получило подробное освещение в российской культуре. 

Книги

  • З. Гиппиус посвятила этому необыкновенно лирическое стихотворение "Орел Кремля", в котором прославила доблесть "Ударного отряда" и лично его командира. 
  • Борис Савинков описал "Ночь стали" в одноименном произведении, из-за которого в российскую историографию и вошло это устойчивое выражение.
  • Событиям 28 декабря упоминается в публицистической работе Василия Шульгина "Россия на распутье", в которой автор анализирует ситуацию в стране на декабрь 1929-го и различные варианты ее развития, причем даже с моментами альтернативной истории. 
  • М. Булгаков упоминает кремлевские события в главном своем произведении - "Хлев". Дается довольно простая аллегория, в котором образы угадываются достаточно просто. 

Кино