ФЭНДОМ


Украина - украинцам! Бей москаля, жида да шваба, славь Родину! (Один из основных лозунгов ОУН)
"Третий Ангел вылил чашу свою в реки и источники вод; и сделалась кровь" - библейское предисловие к работе И. Ильина "Террор в Малороссии".
Великий террор
Дом
Дата

1924 - 1929

Место

Украина, Германия, Беларусь.

Причина

Стремление Организации украинских националистов вызвать "национальную революцию".

Итог

Королевство сохранилось; политический режим на Украине ужесточается, ухудшается социально-экономическая ситуация.

Противники
348px-Alex K Ukrainska Derzhava.svg

Король Украины

Правительство Украины

  • Сечевые стрельцы "Державная варта"
  • Сечевые стрельцы "Защитники порядка"
  • Сечевые стрельцы Великая армия Украины

Политические партии Украины:

  • "Соборная Украина"
  • СДПУ
  • РНП
  • ПУН
  • "Конституционалисты"

При поддержке:

Германская империя Германская Империя

ОУН "Организация украинских националистов"
  • ГлавГады "Украинский легион"
Командующие
348px-Alex K Ukrainska Derzhava.svg Василь I Габсбург-Украинский

348px-Alex K Ukrainska Derzhava.svg Ольга I Габсбург-Украинская

Сечевые стрельцы Павел Скоропадский

Сечевые стрельцы Михаил Терещенко †

Сечевые стрельцы Владимир Омельянович-Павленко

Сечевые стрельцы Вячеслав Липинский

Сечевые стрельцы Александр Шульгин

ОУН Евгений "Бич Божий" Коновалец

ГлавГады Андрей "Треф" Мельник

ГлавГады Роман "Студент" Шухевич †

ГлавГады Олеся "Черва" Доля #†

ГлавГады Олег "Очки" Ольжич #†

ГлавГады Микола "Валет" Лебедь #†

Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно

"Свицовые года", иначе "Освободительная война",  Великий террор, Националистический террор на Украине в 1924 - 1929 - общее название в историографии кампании Организации украинских националистов по индивидуальному террору, направленной против королевской семьи Украины, ее высших сановников, генералов и иных представителей власти и имеющей целью "раскачать" политическую обстановку на Украине и вызвать "национальную революцию". Верх успеха террористов - убийство 23 ноября 1927 года вечного премьер-министра Михаила Терещенко, после чего кампания пошла на спад. 

Началом кампании принято считать принятую 9 июля 1924 резолюцию ЦК ОУН о "Начале великой борьбы за освобождение Украины и ее народа", благословившую начало индивидуального террора. Окончанием же Великого террора условно принято считать осень 1929, когда украинское общество вступило в другой кризис, связанный на этот раз с всемирной экономической ситуацией. Однако последний в истории Украинского королевства националистический теракт был организован аж 5 февраля 1940, поэтому многие историки заявляют, что террор длился целых шестнадцать лет и прекратился по воле ОУН, а не из-за успехов власти в борьбе с ней. 

Параллельно со "Свинцовыми годами" происходили схожие события в Галиции: местное украинское население было особенно подвержено влиянию Организации украинских националистов и крайне осложняло и без того запутанную жизнь Дунайской монархии.  

Предпосылки

Организация украинских националистов возникла на волне отделение Украины от России по Варшавскому мирному договору в мае 1917. В него вошли члены маргинальных кружков, требовавших сохранить приобретенную независимость, а не отдать ее в руки немцев и австро-венгров. Очень быстро их лидером становится Дмитрий Иванович Донцов, идеолог наиболее радикальной ветви украинского национализма, многие положения которого позднее будут перекрещиваться с ультраправыми идеологиями по всему миру. 

Первоначально ОУН была небольшой организацией, но потом, благодаря неумелым мерам левоцентристского правительства Михаила Грушевского и глупым, непродуманным шагам короля-австрийца, ее ряды стремительно пополняются. Рассвет националистов начинается в июле, когда членский билет Организации получает полковник Симон Петлюра, бывший одним из авторитетнейших военных Украинского королевства и лидером "украинствующих" в вооруженных силах. Активная агитация в его части также имела успех: некоторые лавочники начали ссужать деньгами Дмитрия Донцова, в котором видели достойного национального лидера. Все это позволило ОУН стать серьезной политической силой и получить, при условии административного давления и ограничений в кампании, 15,5% - совсем немало для такой молодой и радикальной политической партии.

Разгон Учредительного собрания исполнительной властью привел к Гражданской войне , в котором одной из сторон было провозглашенное Донцовым "Национальное Государство Украина". НГУ запомнилось в основном великим февральским погромомкогда население Одессы было сокращено на 90 000 человек за два ничтожных дня, а сам город практически превращен в руины. Такой же жестокой была национальная политика и в других местах, покоренных Украинской республиканской армией: как нигде часто случались убийства по этническому признаку, ограбления, изнасилования и так далее. Во многом именно подобная деятельность НГУ привела к открытой интервенции немцев и австро-венгров в марте 1918. 

Деморализованные и слабо организованные части УРА не могли ничего противопоставить натиску Рейхсеера и откатывались все дальше и дальше на восток, пока не оказались зажаты между позициями интервентов и родных роялистов. Отряд, превративший в свое время в руины Одессу, был пойман и полностью перебит карательным эскадроном Великой армии Украины при поддержке местного населения. Последней датой участия ОУН в Гражданской войне принято считать 12 апреля, когда после атаки Леттова-Форбека пала Умань и было обнаружено изуродованное тело Д.И. Донцова. Еще раньше в боестолкновении погибает Симон Петлюра: тем самым все высшее руководство националистов оказалось выведено из игры.

250px-Yevgen Konovalec

Евгений Коновалец, второй руководитель ОУН и автор идеи о терроре.

Но "свято место пусто не бывает", и новым лидером Организации украинских националистов становится молодой подполковник Евгений Коновалец, которому удалось сбежать из объятой огнем Умани и сохранить вокруг себя боевой костяк полка. Так как он волей обстоятельств остался с самым высоким чином, как-то естественно вышло, что сохранившие хотя бы подобие дисциплины части УРА и ОУН признали его главенство. Прекрасно понимая, к чему приведет дальнейшее вооруженное сопротивление, он открыто призвал к его прекращению и признал печальный для себя факт падения Национального Государства Украина. В то же время через своих самых доверенных людей ему удается связаться с надежными членами Организации и сохранять контакт с оставшимися отделениями ОУН. Переключение внимания немцев, австро-венгров и роялистов на Украинскую Народную Республику также способствовало спасению националистов, обнаружевших талант к конспирации и скрытности. Хотя Пауль фон Леттов-Форбек и смог победить Украинскую республиканскую армию на полях сражений, "Державной варте" не удалось закрепить этого успеха и разгромить Организацию украинских националистов в подполье. что предопределило их возвращение. 
Сыны и дочери вольной Украины! Я, Евгений Коновалец, вынужден обратиться к Вам с заявлением: Национального Государства Украина более не существует. (Вступление "Манифеста ОУН")

Период с 1919 по 1924 характерен относительным спокойствием на Украине. После поражения УНР и бегства\казни самых идейных ее представителей, левая оппозиция выродилась в системную, возглавленную Николаем Порше, благодаря которому немцы в свое время и овладели мятежной столицей. Русофилы временно занимали позицию "умеренной критики", опасаясь повторения столь кровавой Гражданской войны и повторения ими участи КПУ и союзных ей структур. В политической жизни Украинского королевства безраздельно господствовала власть предержащая "Соборная Украина", контролировавшая практически 3/4 всего парламента. Однако первые "звоночки" от националистов начинают поступать уже в это время, которое вскорости будет вспоминаться как райское: легальное крыло ОУН, хоть и принужденно смягчившее риторику, формально открестившееся от собратьев и названное "Партией украинской вольности", получило 6,2% на первых в истории независимой Украины парламентских выборах. Также ПУВ проводила масштабные митинги в поддержку проводимой правительством политики "украинизации", критикуя Терещенко лишь за нерешительность в этом вопросе. Пару раз сочувствующие идеям Организации люди нападали на видных деятелей РНП, которых одновременно в печати ПУВ и ОУН клеймили как "врагов государства и нации", "московских шпионов" и так далее. Какое-то время некоторым людям в высшем руководстве националистов казалось, что возможна и мирная (относительно, конечно) борьба за власть - под их влияние чуть не попал сам Коновалец.

Однако окружающая действительность стремительно разуверяла управленцев Организации украинских националистов. На вторых парламентских выборах в Западных регионах, которые начали поддерживать "Партию вольности", произошли массовые нарушения в пользу партии власти; на востоке государства позиции националистов были традиционно слабы, что привело к антирекорду - было получено всего-навсего 3,9%, когда партийное руководство обещало выиграть минимум 9%, тем самым улучшив предыдущий результат. Такая наглость  со стороны правительства переполнила чашу терпения националистов: на III-м съезде 7 июля 1924 года Организации украинских националистов единогласна была принята предложенная Е. Коновальцем резолюция, которая объявляла о начале индивидуального террора против русофилов, государственных чиновников и королевской семьи. 

События 

1924: пролог 

Однако, как выяснилось вскоре, подготовка к террору началась по инициативе Коновальца еще задолго до проведения партийного съезда, который на самом деле одобрил это решение уже постфактум. Через оставшиеся у националистов связи, которых особенно много было в Румынии, они наладили поставки вооружения. Также им на руку играл процесс "украинизации" в Великой армии Украины, которая способствовала продвижению на все более высокие и высокие посты "национальных элементов", многие из которых если и не были сторонниками, то сочувствовали и в какой-то степени принимали Организацию украинских националистов и были готовы "подыгрывать ей". 

Зрадник

Николай Порш, первая жертва террора.

Первой запланированной жертвой ОУН стал глава широкого "Народного фронта" и предатель Украинской Народной Республики Николай Порш, теперь занимавший почетную должность лидера системной оппозиции. Террористический акт был совершен уже 10 июля, открыв тем самым кровавый счет преступлениям ОУН и дружественных ей мелких группировок. К отдыхавшему после напряженного рабочего дня в недорогом ресторанчике "Золотой амулет" Поршу подсела молодая украинка, Олеся "Черва" Доля (АИ), которая и в дальнейшем будет одним из лучших боевиков Организации. Сказав лидеру левоцентристской фракции пару приветственных и ласковых слов, она покорила его внимание своей вызывающей красотой: согласно свидетельским показаниям официанта, на агрессивно накрашенной девушке было необычайно откровенное платье небесно-голубого цвета, притягивающее взгляды всех окружающих мужчин. Очарованный Порш первым предложил ей уединиться в номерах: она послушно пошла за ним, только вот девушка потом вышла, а депутата нашли на полу дорогого номера с перерезанным горлом. Олеся же быстро проскользнула в черный вход, пользуясь отсутствием достойного наблюдения, и поспешно скрылась на улочках Киева. 

Эта смерть поразила Киев: о ней говорили в королевском дворце, во всех газетах, в парламенте, на Крещатике, домашних кухнях и так далее. Со страшных и памятных времен Гражданской войны не случалось таких показательных расправ над политическими лидерами: особую пикантность ситуации придал последовавший за убийством раскол "Народного фронта" на Социал-демократическую партию Украины Ивана Стешенко  и "Партию Украинского Народа" Никиты  Хрущева, которые в своей партийной печати возлагали ответственность за случившееся чуть ли не на государственную власть, которой был очень выгоден развал единого оппозиционного блока. Определенную ясность внесла разброшенная по всей украинской столице листовка, подписанная "Народными мстителями": в ней Организация украинских националистов взяла на себя ответственность за произошедший теракт и выдвинула правительству ряд заведомо невыполнимых требований:

  • Скорая чистка государственного аппарата от всех "москалей".
  • Национализация Донбасса и железных дорог; изгнание всех "швабов" из Украины. 
  • Отстранение от власти Павла Скоропадского и Михаила Терещенко и всех близких к ним фигур.
  • Запрет Русской национальной партии; всеобщие, прямые, равные и тайные выборы без участия РНП и ПУН. 
  • Отстранение от должностей всех лиц, замешанных в подавлении Национального Государства Украины и амнистия всем осужденным националистам. 
  • Василь I разводится со своей супругой, Ольгой I, которая отправляется под суд за преступления против украинского народа; новая жена должна быть "из гущи великой украинской расы", причем незнатного происхождения. 
  • Отказ от преследований ОУН и дружественных группировок: амнистия их членам.

Только при соблюдении всех вышеперечисленных условий Организация обязывалась прекратить террористические атаки и приступить к мирной политической борьбе. Как понятно, никакое из этих ультимативных требований элементарно  не могло быть принято высшей украинской властью, зато теперь Е. Коновалец мог говорить, что он-то давал королю шанс не допустить кровопролития, а он им не воспользовался. 

Украинские нацики

Собрание сторонников ОУН на западе Украины, 1920-е.

Первый удар, однако, пошел власти скорее "на пользу": левые раскололись, и хотя "Соборная Украина" получила меньше голосов, чем на первых парламентских выборах, на практике ее влияние на принятие решений даже увеличилось благодаря умелым играм Липинского на раздорах в оппозиционном лагере. Поэтому, в принципе, убийство главы "Народного фронта" осталось незамеченным специальными службами и обошлось без каких-либо выводов для них.

Новая террористическая атака произошла в Днепре 3 сентября: после двух месяцев наблюдения, подготовки оружия и планирования бойцы Организации украинских националистов удается убить двух офицеров генерального штаба, прославившихся во время "замирения" территорий, некогда принадлежавших НГУ. Офицеры были убиты в местном кафе, куда по своей привычке отлучились в увольнительную. Само же убийство произошло практически мгновенно - в окно, у которого они сидели за одним столом, боевик швырнул с улицы мощную бомбу. Кроме непосредственных целей, осколками смертельно ранило подошедшего на свою беду официанта. Об этом мероприятии Организация также поспешила известить в своем печатном органе "Гiдность": согласно ее словам, офицеры пали жертвой "праведной мести" за "преступления против героев Украины". Ну а обслуживающий их официант ставился в ряд с ними, так как "холопски прислуживал" врагам украинской расы.

Теперь же прямой вызов был брошен Великой армии Украины, которая, в свою очередь, представляла собой все государство. М. Терещенко поднял этот вопрос на заседании Совета министров, рекомендовав П. Скоропадскому принять меры для недопущения впредь подобных инцидентов. Гетман всея Украины, в свою очередь, спустил на места подробную инструкцию, которой обязывал командиров следить за нравами и поведением своих подчиненных. Временно дисциплина в войсках действительно повысилась, так как страх за свои жизни потихоньку начал овладевать начальствующим составом ВАУ. Также Павел Петрович распорядился увеличить охрану королевского дворца и добился от премьер-министра увеличения финансирования "Державной варты". 

Молодая булка

Михаил Афанасьевич Булгаков в середине 1920-х.

Абсолютно все правительственные газеты выступили с практически идентичными заверениями, что уже очень скоро с "кровавым призраком мрачного прошлого" будет окончательно покончено и на Украине воцарятся мир и спокойствие. Особенно отличились принадлежащие супруге главы кабинета "Городские новости": они прямым текстом обещали читателям, что "Всевеликий монарх" расправится с угрозой одним-единственным ударом. Всеобщий оптимизм не разделял только Булгаков, написавший в "Стольном граде" полную мрачных предсказаний статью "Бич Божий", названную в честь Евгения Коновальца, возглавившего Организацию. В своем исследовании лидер русофилов пытался предугадать, насколько далеко могут зайти в своей борьбе националисты и насколько успешными будут предпринимаемые против них меры. Делаются неутешительные выводы: оттолкнувшая от себя симпатии русских "украинизацией" власть оказалась без надежной социальной опоры в борьбе с людьми, напрочь лишенными любых моральных тормозов и запретов, для которых священно только благо Украины, как они его понимают, естественно. В заключении автор отметил, впрочем, что победа останется за королем, но будет достигнута огромной ценой и не достанется так просто.  Этот во многом пророческий номер "варта" постаралась изъять из свободной продажи, но он уже успел разойтись по рукам: население получило доступ к альтернативной и пугающей точке зрения. Статью Михаила Булгакова оценил даже сам Коновалец: судя по всему, она пришлась ему по душе, так как он начал подписывать свои обращения, приказы и статьи как "Бич Божий". 

Впрочем, на октябрь-ноябрь новых покушений не пришлось: это объяснялось тем, что ОУН готовилась к невиданной на этот момент по размаху операции; государственная же власть поспешила объявить о своей победе над врагом, так как тот временно ограничился лишь выпуском листовок и агитлистков на Западной Украине и в Киеве. Коновалец и другие лидеры "легиона" не спешили разочаровывать своих соперников, дав им время для должного самоуспокоения. Пока во дворце праздновали победу и принимали поздравления, Организация отсылала в Киев динамит и специалистов по взрывчатке, прошедших надлежащую идеологическую обработку. 

Арсенал

Завод "Арсенал".

Организация украинских националистов снова дает о себе знать 9 декабря, организовав самый масштабный на тот момент теракт в украинской (согласно мнениям некоторых исследователей, всероссийской) истории. После долгих месяцев тщательной подготовки группа студента Романа Шухевича с помощью сочувствующих студентов осуществила взрыв на главном оборонном предприятии страны - в корпусах завода "Арсенал". Взрыв получился мощным, слышным по всему городу: на месте катастрофы обнаружили в спешке отпечатанные брошюры "Бича Божьего", в которых он крайне язвительным тоном указывал Василю I и правительству, что борьба будет закончена лишь тогда, когда он, Коновалец, этого пожелает. В огне пожара и взрыва погибло более 50 человек, более сотни получили ранения различной степени тяжести. Здание было серьезно повреждено, многие станки совершенно вышли из строя и не поддавались никакому ремонту. Оборонная промышленность была подорвана, а поставки вооружения и боеприпасов в регулярную армию временно прекратились. Для восстановления "Арсенала" Михаилу Терещенко пришлось брать очередной заем у Германской Империи, загоняя Королевство Украину в еще большую финансовую кабалу. 

Но, безусловно, главным триумфом националистов стал страх, посеянный ими в обществе. Как простые люди, так и власть имущие начали опасаться за свои жизни: к Организации потянулись многие, некогда отказавшиеся от нее в эпоху неурядиц и ослабления. Коновалец и остальные сделались как никогда придирчивыми в отборе новых кандидатов для участия в терроре, благо теперь недостатка в добровольцах не было. Звериный страх заставил некоторых промышленников заняться спонсированием ОУН, в обмен на которое "Бич Божий" гарантировал их сохранность и спокойствие. Теперь уже всем стало очевидно, что заявления правящей партии, правительства и государя о скорой победе были ложью: надо готовиться к затяжному и трудному противостоянию с неясным исходом и огромными жертвами на горизонте. 

Великолепно. Карты разложены, игра началась. (Евгений Коновалец после теракта на Арсенале)

1925

Пьяный бред

Агитационный плакат Организации украинских националистов.

В новый год Организация украинских националистов вошла победительницей - она триумфально заявила о себе в ходе успешных и эффектных терактов, смогла привлечь к себе внимание всей украинской общественности и произвести должное впечатление на королевскую власть. Евгений Коновалец радостно потирал руки в своем подполье: ведь ему удалось отомстить за разгром Умани во времена Гражданской войны, а теперь ему предстояло выбрать направление еще одного, решающего удара. К вниманию "Бича Божьего" Центральный украинский комитет предоставил следующие цели: Василь I, Ольга II, Михаил Терещенко, Павел Скоропадский и Вячеслав Липинский. Однако по свидетельствам очевидцем Коновалец даже не желал обсуждать возможность покушения на последнего, приводя какие-то туманные полунамеки и недосказанности в качестве аргументов. Его авторитет внутри организации, впрочем, был слишком высок, чтобы ему могли задать неудобные вопросы: по совету Олеси Доли было решено сконцентрировать внимание на монаршьей чете, убийство которых позволило бы, по мнению большинства деятелей ЦУК спровоцировать стихийный народный бунт по всему государству. Цели были определены; осталось продумать их реализацию и довести дело до логического конца. 

Пока "Черва" и ее ближайшие сподвижники из "боевой группы" работали над планом нейтрализации, Коновалец провел еще ряд небольших терактов, которые позволяли ему держать в "тонусе" украинскую власть. Так, в феврале 1925 в Харькове была взорвана машина градоначальника: убило шофера и двух чиновников "по особым поручениям". Расследования, как то обычно и бывает, ни к чему не привели: только М. Терещенко срочно расширил собственную охрану, набрав в нее двадцать специалистов из Америки, Германии и Австрии. Выступая в парламенте перед рассерженными депутатами, он повторил мантру, что не он руководит силовыми структурами государства; впрочем, он же уверил народных избранников, что Павел Скоропадский делает абсолютно все от него зависящее и не допустит дальнейшего ухудшения ситуации. И действительно, после покушения на жизнь главы Харькова, националисты затихли и перестали досаждать властям регулярными напоминаниями о себе. 

Террористка

Олеся "Черва" Доля, единственная женщина в руководстве ОУН, участница покушения на царскую семью.

Однако затихли они исключительно ради того, чтобы никаким резким движением не выдать свой главный план по ликвидации королевской четы одним-единственным ударом - Евгений Михайлович Коновалец решился рискнуть, ослепленный блестящими перспективами в случае удачи. За проработку плана покушения отвечали Андрей Мельник,  Микола Лебедь и Олеся Доля. Первый должен был создать план и провести разведку, второй отбирал исполнителей, а третья  - руководить группой боевиков на месте теракта. С февраля по самый май Мельник осуществлял подготовку: завербовав ряд дворцовых слуг, он заполучил расписание королевской семьи на ближайшие месяцы, и узнал весь распорядок дня в центре власти. Е.М. Коновалец отказался от идеи бросать бомбу в кортеж, когда узнал о всех предпринимаемых Скоропадским мерах предосторожности на этом участке пути. Тогда в ЦУК было решено организовать покушение в Национальной опере Королевства - бывшем городском театре Киева, которую обожал посещать Василий I и куда он часто тащил за собой свою супругу. В Оперу в дни больших постановок было просто попасть, местная охрана славилась своей безалаберностью и наплевательским отношением к делу: проникнуть туда для опытных боевиков было легким делом. Оружием покушения выбрали старые-добрые Браунинги FN модели, обладавшие малой габаритностью и приличной смертоносностью. Понаблюдав несколько раз за посещениями Оперы королевской семьей, Мельнику удалось вывести общее правило: во время антракта Василь I вместе с супругой выходит из тщательно охраняемой отдельной королевской ложи к оркестровой яме, где разговаривает с богатыми аристократами и военными чинами. И вот здесь-то они становятся уязвимы: при должной сноровке, боевик сможет подобраться на линию огня, а уж остальное - дело техники, меткого глаза и решительной руки. 

Лебедь достал оружие для исполнителей теракта, а Доля отобрала самых лучших агентов для настолько ответственного и важного для Организации задания. Всего в Боевую группу, не считая "Червы", вошло четверо человек: двое должны были прикрывать отход, третий - держать рядышком готовый к побегу автомобиль, а последний вместе с самой Долей входил в театр и приступал к реализации подготовленного Мельником и Коновальцем плана. Впрочем, по свидетельствам переживших "Свинцовые года" членов Центрального украинского комитета, Олеся еще за три дня до теракта, назначенного на 1 июня, день торжественной премьеры новенькой оперы "Жизнь за Украину", которую царственная пара обязательно посетила бы, считала себя смертницей и приказала напарнику Тарасу Хмурому бежать из Оперы самостоятельно, не дожидаясь ее возвращения. Евгений Михайлович высоко оценил ее жертвенность, произнеся на прощание: "Сыны и дочери свободной Украины не погибают: они навсегда остаются в памяти народа, за счастье которого они сражались".  

Оружие

Браунинг, бывший при "Черве" во время покушения.

Наконец, момент истины настал. Как Коновалец и рассчитал, Василь I не мог пропустить премьеры новой постановки с его любимыми исполнителями на главных мужских ролях. Сама опера была довольно простенькой и непрезентабельной: посредственный и ничем не примечательный ура-патриотический текст, плохое исполнение, бедные декорации костюмы производили самое гнетущее впечатление на рядовых зрителей, и еще задолго до конца первого акта многие уже поспешили покинуть зал, тем самым осложняя задачу террористам. Впрочем, журналисты правительственных изданий уже строчили в своих блокнотах восторженные отзывы, публика послушно хлопала в нужных моментах, а король, по воспоминаниям своей супруги, был в подлинном восторге от арии главного героя, в которой восхвалялись "украинские пшеничные поля". Его детскую радость поддерживал сидевший рядом Павел Скоропадский; а вот Ольга Николаевна вместе со своей фрейлиной Любовью Фомичевой сидели с каменными и невозмутимыми лицами, лишь изредка служанка наклонялась к уху своей королевы и очень тихой ей что-то говорила, после чего на лице ее царственной подруги проступало некое подобие улыбки.   Каждому мучению рано или поздно приходит конец - вот и первый акт "Жизни за Украину" закончился, был поднят занавес, а посетители Национальной Оперы шли друг к другу поговорить и обсудить что-то очень важное. Василь I брезгливо взял Ольгу под руку и повел по старому обычаю к оркестровой яме, где его ожидала депутация от киевских промышленников, желавших подать королю петицию с просьбой о понижении зарплат на государственных предприятиях. Вместе с ними стоял германский посол Герберт фон Дирксен, собиравшийся поделиться с королем планами кабинета Папена на открытие новых колоний на месте опустевших после Гражданской войны сел и деревень. Заметив, что королевская чета покинула свой охраняемый балкон, Олеся Доля и ее напарник Хмурый выдвинулись на заранее выбранные позиции - как можно ближе к яме, на убойную дистанцию.  

И вот, Хмурый и Доля смогли подойти к целям. Было еще задолго решено: первый стреляет в короля, вторая берет на себя королеву. И в самый последний момент, когда "Черва" уже закончила все приготовления к одному-единственному выстрелу, на нее обратила внимание Фомичева - ей уж очень не понравился внешний облик сосредоточенной дамы, не отводившей глаз с Ольги Николаевны. Их взоры пересеклись - Олеся поняла, что это, скорей всего, провал, и решила форсировать события. Стремительно выхватив из кармана пиджака свой Браунинг, она молча вскинула руку: и опоздала на ничтожную долю секунды. Спортивная Любовь смогла преодолеть отделявшую ее от террористки дистанцию и отвела дуло слегка вверх - пуля просвистела над головой королевы русьськой и оказалась в занавесе. Смачно ругнувшись, Доля побежала к выходу; в это же время Хмурый, приблизившийся к Василю, сделал свой залп: однако короля в нужный момент толкнул Дирксен, и этот кусок свинца попал королю русьсьскому только в левую руку.  

Поднялся переполох; в суете, "Державная варта" упустила Долю и только благодаря инициативности горожан смогла задержать ее коллегу в этом черном деле.  

Три пули

1926

"Бог любит троицу" 

1927

"Этот премьер должен умереть" 

1928

1929

Итоги и последствия

Интересные факты

  • Единственным высшим сановником Украинского королевства, на которого никогда не было устроено покушение, является Вячеслав Липинский; некоторые исследователи полагают, что данный министр состоял в сговоре с Коновальцем. 

В культуре