ФЭНДОМ


Вообще следует помнить, что наши газеты думают главным образом о том, как создать сенсацию, а не о том, как способствовать обнаружению истины. Последнее становится их задачей, только если это способствует достижению первой и главной их цели.
Моим любимым автором современности был и является Алексей Князьков: мастерский слог, живой язык, яркие сюжеты и запоминающиеся персонажи - вот что можно сказать о его художественной прозе. Честность, объективность, знание деталей и справедливость - а это про его статьи о политике. (Василий Шульгин)
При всем уважении к Алексею Ивановичу, мы все должны признать: он устарел. Его литой слог теперь не читабелен, он отстал от современного, от нового в искусстве; он не может приспособиться к новым реалиям при всем желании. Признавая его многие заслуги, мы должны с почестями отправить его на пенсию. (Лариса Рейснер, "Наши авторы", 1940)
Алексей Иванович Князьков
Князьков

Издатель газеты "Дончанин"
1 января 1886 - 25 мая 1945
Предшественник: Должность учреждена
Преемник: Николай Стерхов
Сооснователь: Михаил Катков
 
Гражданство: РДР
Вероисповедание: Православие
Рождение: 4 июля 1856
Смерть: 25 мая 1945
Похоронен: Ростов-на-Дону
Династия: Князьковы
Имя при рождении: Алексей
Отец: Иван Данилович
Мать: Елизавета Сергеевна
Супруга: Русана Венева (с 1900)
Дети:  ?
Партия: "Правое дело"
Образование: Московский университет
Учёная степень: Магистр филологии
Профессия: Журналист, издатель, социолог.

Алексей Иванович Князьков (4 июля 1856, Ростов-на-Дону, Российская Демократическая Республика - 25 мая 1945, Новгород Великий, там же) -  российский общественный и политический деятель, литературный критик, писатель и правовед, влиятельный публицист и издатель консервативно-реакционных взглядов. Редактор газеты "Дончанин", один из ее основателей, во многом основоположник политической журналистики. Сумел провести свое детище сквозь многие бури и неурядицы; не отходил от дел до самого конца жизни. Скончался в мае 1945, застав победу России во Второй Европейской войне, которой немало способствовал на пропагандистском фронте. Был самым "живучим" литератором России; при нем сменилось множество президентов, деятельность каждого из которых он активно комментировал, оказывая немалое влияние на информационную власть в государстве.

Знаменит также дружбой с такими деятелями России, как Михаил Катков, Петр Долгоруков, Павел Милюков, Александр Гучков, Николай Львов, Лавр Корнилов, Николай Врангель,  Алексей Воронков, и Анатолий Савенко; в своих статьях превозносил фигуру Василия Шульгина, считая его "Лучшим Росом". В среде иностранных политиков и военных его уважением пользовались Элефтериос Венизелос, Георгий III и Борис III из Болгарии, Теодор Рузвельт, Джон Першинг и Говард Андербридж из США, Ольдвиг Ротен из "Белой Германи", Альфред Гугенберг, Эрих Манштейн, В то же время у него сложились плохие отношения с следующими личностями: Сергеем Витте, Тимофеем Локтем, Василием Роговым, Николаем Ракитниковым, Николаем Марковым, Тимофеем Богдановым, Борисом Савинковым и Ларисой Рейснер; однако, это не помешало ему выпустить необычайно сильную и красивую статью на ее смерть, в которой А.И. Князьков "взял свои слова назад".

Алексей Иванович знаменит как культовая личность в среде российских правых; для них он является лучшим журналистом в российской истории и примером безукоризненной личной жизни. Также был известен своим ярым антикоммунизмом; был противником современного ему феменизма в любых формах и проявлениях, придерживаясь безусловно традиционных взглядов на семью и веру.  Князьков - виднейший деятель славянофильства и неославянизма, разработавший эту теорию в XX веке и много положивший трудов в основание славянского братства. В уважении ему не отказывают даже многие оппоненты, одобряющие ряд его чисто человеческих качеств, навроде честности, открытости к диалогу и личной храбрости. 

Князьков имел богатейшую библиографию. Он написал пять романов, две повести, с десяток рассказов и множество статей для "Дончанина" на самые разные темы - от рецензирования других авторов до очередной избирательной кампании. 

Биография

Детство и юность

  • Иван Данилович Князьков в старости.
  • Елизавета Сергеевна Князькова, 1860-е.
Алексей Иванович Князьков родился 4 июля 1856-го года в Ростове-на-Дону, на зажиточной городской окраине, где традиционно селились преуспевающие мещане. Его отец, Иван Данилович Князьков, в свое время успел сменить множество профессий и мест жительства; по некоторым свидетельствам, в свою бытность солдатом он принял самое непосредственное участие в событиях Великой Русской Революции, находясь под командованием Павла  Пестеля. Впрочем, точных доказательств этому у нас не сохранилось. Наконец, после 1826-го, И.Д. Князьков окончательно осел в Ростове, посчитав его достаточно провинциальным, тихим городом, в котором можно обрести счастливый покой размеренной жизни. Там он занялся коммерцией, показав все необходимые навыки для этого занятия: его бакалейная лавка приносила семье большой доход, с годами расширяясь и увеличивая ассортимент. Иван не любил вспоминать свою молодость, которая прошла явно буйнее, чем ему хотелось бы: к старости он стал верным прихожанином местной православной церкви и жертвовал значительную часть своих доходов, весьма немалых по меркам губернии, на благотворительность, особенное внимание уделяя сиротским приютам.

Супруга Ивана и мать Алексея, Елизавета Сергеевна, является еще более интересной личностью для изучения биографов А.И. Князькова. Она приехала в Ростов-на-Дону уже будучи замужем за И.Д. Князьковым; а, если сравнить даты их появления в городе и рождения у них первенца, то можно сделать вывод, что Алеша был зачат до переезда. О своем прошлом никогда не говорила, но аристократические манеры и обширный кругозор выдавали в ней дворянку, причем небедной семьи. Елизавета могла легко и непринужденно рассуждать на самые разные темы: от ботаники до теологии, удивляя своими познаниями всех собеседников. Ей, казалось, ничто не мешает стать звездой провинциального городка, центром притяжения для немногочисленной местной интеллектуальной элиты; однако фактически сразу по приезду жена И.Д. Князькова заперлась в четырех стенах и никуда не выходила, кроме воскресных походов в соседнюю церковь. Но даже в храме Божьем она старалась сесть подальше от остальных прихожан, никуда не уходя от мужа, в котором, судя по всему, полагала нечто большее, чем просто любящего супруга. Впрочем, подробности их отношений остались между ними двумя, даже повзрослевший Алексей ничего не смог добиться от матери. 

Ростов-на-Дону

Общий вид Ростова-на-Дону, вторая половина XIX-го века.

Рождение мальчика стало долгожданным праздником для молодой ячейки общества. Сидевшая круглый день дома Е.С. Князькова посвятила всю себя воспитанию наследника. Малыш стал для нее всем: она проводила с ним все свое время, стараясь привить ему свой характер и свое мировоззрение. Иван Данилович тоже участвовал в воспитании своего сына, хоть и меньше: он должен был также зарабатывать деньги на поддержание достатка семьи. Алексей рос быстро, довольно скоро столкнувшись с нелюбовью родителей, особенно матери, к окружающему миру. Елизавета Сергеевна старалась ограничить контакты сына со сверстниками, чего-то опасаясь то ли от них, то ли, что более вероятно, от их родителей. Только своевременное вмешательство Ивана Князькова позволило Леше вернуться в близкую ему среду городских мальчишек. В отличии от мамы, он проявлял большую демократичность в подборе друзей, близко сносясь даже с беспризорниками и детьми рабочих с городских окраин.

По исполнении Алексею семи лет (1863), его отдали в крупнейший в Ростове-на-Дону городской лицей. Тот день будущее светило правой журналистики запомнило на всю оставшуюся жизнь: теплое солнце, безоблачное небо, безукоризненный мундир и в кой-то веки полностью счастливая, улыбающаяся мать. В новом месте обитания Леша быстро освоился: он стал любимым учеником у большинства преподавателей. Предметом особенной гордости Князькова впоследствии будет практически чистый кондуит: он получил в своем классе меньше всего штрафов и замечаний. Причем, как позднее А.И. Князьков будет вспоминать, это не было следствием его примерного поведения: скорее он исхищрялся скрывать свои поступки от инспекторов, а учителя не хотели слишком уж придираться к нему. Леша добивается больших успехов в истории, социальных науках и латыни; дома он освоил Закон Божий, что позднее перерастет в глубокий интерес к религии и мистике и обусловит появление религиозного начала в его произведениях. Но особый интерес в нем вызывает литература: он пробовал писать первые стихи еще в раннем детстве, но прекратил это занятие из-за критики со стороны матери. Ей не нравились стихотворные опыты сына: она находила его вирши несовершенными и плохонькими, недостойными прочтения и запоминания. Это побуждало Алексей совершенствовать свой литературный стиль, оттачивая свое мастерство. 

Студент

Московский студент, середина 1870-х с открыток.

Окончив в 1872-м с лучшим аттестатом родной лицей, Алексей Иванович Князьков поставил перед родителями вопрос о продолжении своего образования. В те времена в России существовало не так много престижных университетов, способных дать надлежащий уровень знаний - причем сосредоточены они были в Новгороде, Петрограде и Москве. О возвращении в северные столицы и слышать не желала мать семейства, реагирующая неожиданно остро на подобные предложения; предположительно, из-за неизвестного нам достоверно ее прошлого. Тогда Иван Данилович, продав свое дело, переезжает вместе с сыном и женой в Москву. Там Князьков-младший поступает в Московский университет имени Ломоносова на факультет филологии, постигая премудрости русского языка и изучая старорусскую литературу. Особенно тщательно он анализирует "Слово о полку Игореве": недовольный окружающей его современностью, Алексей обращался к близкой ему теме старой Руси, в которой он старался найти духовную опору для себя в меняющемся мире. Однако реальность втягивала семью Князьковых в себя: уже в 1877-м Иван Данилович примет участие в избрании местной Думы, а через три года состоятся первые в истории России свободные выборы на должность главы государства - так завершится демократизация страны, проведенная Николаем Чернышевским. 

Для семьи Князьковых это значило очень многое: теперь Елизавета Сергеевна начала куда смелее выходить из дома и чаще показывать соседкам свои аристократические манеры. Ее сын все еще надеялся разузнать, что же в юности случилось с его матушкой, но та последовательно отмалчивалась, а настаивать перед ее светлым лицом у Алексея не получалось. Дело главы семейства шло на лад - его предпринимательская жилка позволила развернуться, торговля бакалеей шла еще бойчее, чем в родном для Леши Ростове-на-Дону. Но для него самого демократизация  мало что значила: российские университеты еще со времен Ермолова были цитаделью свободомыслия, поэтому атмосфера в них не сильно изменилась и теперь. Посвящая все свое время учебе, Алексей Князьков узнает много нового и полезного для своей будущей работы. Теперь он твердо знал, что хочет быть писателем, благо ныне в России действовала подлинная свобода слова, и он мог свободно высказать на бумаге все, что думал.

Начинающий писатель и Московские ведомости

Совсем молодой

Алексей Князьков в конце 1870-х

В 
1877-м Князьков-младший заканчивает факультет филологии с лучшими оценками. На последнем курсе он знакомится с Михаилом Никифоровичем Катковым - известным правоконсервативным издателем и писателем, в свое время пережившим гонения и поношения от революционно-демократических критиков и властей. Ореол мученика привлекал к нему молодого студента; после личного знакомства с М.Н. Катковым от него осталась в полном восторге матушка, Елизавета Сергеевна, чье мнение для Алексея всегда многое значило. А.И. Князьков робко дал Каткову свои первые серьезные литературные труды - то была серия очерков про жизнь студенческой и не только Москвы, содержавшая в себе как приятные детали, так и острую критику морального облика значительной части студентов - той части, которая увлеклась "глупыми теориями" и "оторвалась от гущи русской жизни". Пришедший в совершенный восторг Михаил Никифорович согласился опубликовать очерки в своих "Московских ведомостях" на первых страницах, оглашая имя автора - о лучших условиях Алексей Иванович и мечтать не решался. Он получил сразу 200 рублей - более чем приличный гонорар для начинающего писателя. Статьи вызвали общественный резонанс и повлекли за собой дискуссию; внимание у Князькова привлечь к себе получилось. 

Алексей Иванович был принят в штат работников "Московских ведомостей", где и останется довольно продолжительное время. Там он познает изнанку работы журналистов и издательских домов, совершенствует свое перо, работая над собственным стилем письма, который позже назовут в его честь. Отчаянно стараясь найти направление в литературе себе по душе, он пишет и прозу, и поэзию: правда. ни одно произведение из этого периода до нас не дошло, так как автор считал их откровенно слабыми и уничтожал черновики. Деньги на жизнь ему приносили регулярные очерки московской жизни, в которых он освещал деятельность Думы и градоначальника, повествовал о громких уголовных делах и так далее и тому подобное. Заодно он пробует свои силы в критике, написав для "Ведомостей" разгромную статью на роман Федора Достоевского "Дама в шляпе": консервативный писатель упрекнул своего старшего коллегу по цеху в растлении молодежи, безыдейности и отрицательности всех фигурирующих персонажей. И хотя позднее, уже в зрелом возрасте, Алексей Иванович признается, что оценка была слишком резкой, тогда она внесла свою лепту в его известность.

Плач

Плач Ярославны - один из ключевых моментов "Слова о полку Игореве".

Но подлинная слава пришла к Алексею Князькову в 1883-м, когда он сел за один из главных трудов своей жизни - перенос "Слова о полку Игореве" на современный ему русский литературный язык. До того момента "Слово..." печаталось только в первоисточнике, доступное для понимания далеко не каждому грамотному жителю России. В то же время в РДР начался довольно мощный своеобразный тренд на дореволюционную старину и "национальное величие" - а грамотное переложение такого легендарного эпоса точно возымело бы успех в подобных условиях. Взявшись по предложению Михаила Каткова за такую кропотливую работу, Князьков-младший весь ушел в нее. Он прекрасно понимал трудность стоящей перед ним задачи - необходимо было перевести текст так, чтобы он сохранил силу слога и одновременно стал бы легче для восприятия рядовым гражданином. Целый год жизни Алексей Иванович потратил на свою работу, но не зря: получившееся было очевидным шедевром. Тиражи "Московских ведомостей", в которых, по соглашению с Камковым, эксклюзивно печаталось переложение, заметно подросли, а Михаилу Никифоровичу пришлось увеличить авторский гонорар. В 1885-м выйдет "Слово о полку Игореве" в редакции А.И. Князькова отдельной книгой: и теперь в РДР его перевод считается каноничным, по нему в большинстве школ и гимназий изучают "Слово..." до сих пор. 

Следующим шагом в его литературной карьере стало написание короткой повести "Алая заря", посвященной истории Регенсбургской коммуне. В сюжете этого произведения наиболее ярко показана политическая позиция молодого журналиста, которая в целом сохранится до самой его смерти: "красные" провоцируют выступление на фабрике, где трудится главная героиня в поте лица своего, с трудом добывая марку-другую. Девушка присоединяется к выступлению, но потом разочаровывается в своих новых друзьях, которые озабочены только собственным благосостоянием, лишь прикрываясь лозунгами о народном благе. Бедняжка попыталась сбежать, но была поймана правительственными войсками и казнена. Хотя симпатии автора явно на стороне правительства, он сочувствует всем "обманутым" социалистами - теми, кого он тут показал исключительно отрицательными персонажами. Главным же достоинством "Зари" считается ее слог: автор создал потрясающие пейзажи, поместил героев в запоминающиеся декорации, и каждого героя наделил характерным только для него образом речи. Повесть получила хорошие оценки от большинства критиков, разошлась крупным тиражем, и даже была переведена на немецкий по настоянию правительства О. фон Бисмарка. 

Дончанин: начало 

Князьков молодой

Алексей Иванович в Новгороде, 1880-е

В какой-то момент Алексею Ивановичу Князькову стало слишком тесно в "Московских ведомостях". его материальное благосостояние уже позволяло ни от кого не зависить, а его имя уже само по себе пользовалось большой популярностью. Ему все чаще начали приходить приглашения из различных газет и журналов, обитающих в самоей столице России - Великом Новгороде. Многие редакторы в те годы хотели получить в свои руки такого работника: умного, даровитого, уже известного, способного приносить изданию определенный барыш. По воспоминаниям Князькова, приглашения к сотрудничеству поступали даже от таких домов, как "Современник", бывший в те годы упоения демократией и свободой слова рупором правительства. Но строго консервативному Князькову претила идея продвигать в массы идеи "демократического" кабинета Чернышевского-Лаврова, поэтому он отказался от места, за которое большинство авторов было бы готово делать практически что угодно. Тут проявляется такая особенность Алексея, как глубокая честность и последовательность: он не был способен продавать свое мнение, предпочитая всегда придерживаться своих личных убеждений, даже если это означало конфликт с кем-то на самом верху. 

К концу 1885-го Алексею становится очевидным, что для него в Москве тесно - работа звала в столицу, в Новгород. Собрав свои немалые сбережения и простившись с Михаилом Катковым, хорошие отношения с которым он сохранит на всю свою жизнь, Князьков вместе с родителями переезжает в российскую столицу, которая тогда переживала строительный бум. В последние годы своего пребывания в должности Николай Чернышевский занялся благоустройством Новгорода, дабы доказать его столичный статус всему миру. Неприхотливый в быту Князьков снял трехкомнатное помещение на окраине столицы - он твердо решил минимизировать свои расходы на личную жизнь, дабы иметь свободный наличный капитал на реализацию главной цели своей жизни - Князьков-младший убедился в своем желании самому быть редактором газеты. В целях привлечения новых капиталов он активно встречается с консервативными финансистами из "Правого дела", которое тогда начало оформляться как крупное политическое движение. Лидерам российских консерваторов Князьков приглянулся, но ему самому была противна мысль служить "просто" их рупором - поэтому солидных капиталовложений он не увидел.

Практически в одиночестве Алексей Иванович открывает 1 января 1886 "Дончанина": первый выпуск изначально ежемесячника вышел через неделю, на православное Рождество. Газета имела успех: громкое имя Князькова помогло обрести первых покупателей, а интересные материалы, поданые в правильном, волнующем читателей ключе, привлекли внимание других издательств. Тщательно работая над повышением качества статей и следя за всеми актуальными столичными новостями, Князьков-младший довольно быстро завоевал свое "место под солнцем", смог расширить штат работников и поставить техническую сторону дела на новый уровень. Кроме злободневных материалов на политические темы, содержавших критику действий правительства и отчеты о коррумпированности чиновничества, в "Дончанине" регулярно появлялись продолжение литературных произведений Алексея Даниловича: по мнению некоторых специалистов, подъем нового издательства в такой короткий срок был бы невозможен без такого мощного эксклюзива. В этот период им была написана повесть "На поле широком", которая рассказывала историю Куликовской битвы с точки зрения простого московского ратника Акинфа - юноши честного, храброго и доброго. "На поле.." поднимала важнейшую для тогдашнего российского общества тематику патриотизма, любви к Родине и готовности умереть за нее, как погиб и главный герой, защищая, как он был уверен, мертвого Дмитрия Донского от врагов. 


В 1890-х Алексей Иванович становится настоящим "бичем" администрации президента Сергея Юльевича Витте - голосовавший против него, Князьков-младший начинает настоящую кампанию против первого главы государства-либерала. Он постоянно искал новые проблемные точки для президента и его правительства: критике подверглось нежелание Сергея запретить "Трудовую группу" Плеханова; неодобрение Алексея вызвала также губернская реформа, которая дала больше власти органам местного самоуправления. Но самой излюбленной темой "Дончанина" в это время становится изучение коррупции в команде С.Ю. Витте: венцом этого направления становится отдельный памфлет "Витте должен выйти", в котором Князьков подверг сомнению чистоплотность самого главы государства и привел ряд аргументов в подтверждение своей точки зрения: и хоть Верховный суд отказался учредить дело, а Витте с трудом, но переизбрался, теперь голос А.И. Князькова обрел силу и узнаваемость. Он смог привлечь в свою команду ряд молодых и талантливых литераторов, расширил список затрагиваемых тем и обрел устойчивое положение в газетной среде. 

Кругосветное путешествие

После скоропостижной смерти отца и матери в 1899-м, Алексей решил отправиться в путешествие, чтобы отвлечься от проблем и тяжелых воспоминаний. Вручив бразды управления "Дончанином" своим доверенным людям, он отправился в свою знаменитую кругосветку, откуда привезет и жену, и новые убеждения, и материалы для совершенно новых книг. 

Дончанин: новый век

Великая война

Интербеллум

Последние годы

Смерть, память и наследие

Библиография

Романы

  • "Сердце мрака"
  • "Иван, сын Василия" (1904) 

Повести

  • "Алая Заря" (1885) - 
  • "На поле широком"  (1888) - первая историческая повесть Князькова, начинающая цикл "российских повестей". Главным героем в довольно-таки коротком произведении является ратник Акинф, который отправляется вместе с остальной московской дружиной на Куликовскую битву против татар. Герой доблестно сражается и погибает, защищая тело оглушенного князя от врагов - он смог продержаться до подхода своих. В книге Алексей Иванович обнаружил глубокие познания реалий того времени, смог показать душевную красоту героя, совершившего подвиг, хоть и ценой своей жизни.
  • "

Памфлеты

  • "Витте должен уйти" (1894) 

Личность

Оценки

Цитаты

Франция должна умереть, чтобы Европа жила! (1942)
Русский солдат, черпающий своей каской воду из Луары - это лучшее, что я видел в своей жизни. Сбылась моя мечта; Россия раз и навсегда смыла позор 1812 года, вернув его с процентами. (1944)

Интересные факты

В культуре