ФЭНДОМ


Берлинское восстание
Основной конфликт: Вторая Европейская война
Дата

3 сентября - 1 октября 1943

Место

Берлин, Германия.

Причина

Стремление немцев освободиться из-под французского владычества, желание немецких коммунистов прийти ко власти.

Итог

Подавление восстания, разрушение Берлина

Противники
Ирония судьбы 3 Французское Государство
  • Ирония судьбы 3 8-я армия
  • Тампль "Государственная Гвардия"

Флаг Польши злой Польские части

Белый флаг Полиция

Левые подпольные организации:
  • КПГ "Красный фронт"
  • Красный флаг "Рабоче-крестьянская народная армия"
  • Красный флаг "Студенты за коммунизм"

_______________

Пророссийские подпольные организации:

  • Германская империя "Свободная Германия"
  • Германская Республика "Немецкий отряд"
  • Германская Республика "Ополчение Германии"

Другие

Командующие
Ирония судьбы 3 Марсель Бюкар †

Ирония судьбы 3 Максим Вейган

Ирония судьбы 3 Рауль Салан

Тампль Оливье Фурнье

Тампль Лев Победоносцев

Тампль Жак Марат

Белый флаг Роланд Фрейслер

Красный флаг Макс Рейман †

Красный флаг Йозеф Геббельс †

КПГ Адольф Гитлер †

Германская Республика Эрвин Роммель †

Германская Республика Ганс Прютцман †

Германская империя Эрнст Юнгер †

Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно
Берлинское восстание (фр. Berlin révolte, нем. Berliner Meuterei)  - восстание против французских оккупантов в Берлине, начавшееся 3 сентября 1943 и закончившиеся 1 октября того же года, организованное "Красным фронтом" и представительством немецкого правительства в изгнании.

В восстании приняли участие так или иначе все действовавшие на тот момент в городе национально-освободительные организации, движения и группы вне зависимости от их идеологической принадлежности и первоначальных планов. Кроме "Красного фронта" в восстании участвовали части "Свободной Германии", "Рабоче-крестьянской народной армии", "Вольной Германии" и так далее.

Восстание было направлено в военном отношении против французов, а в политическом - против России, созданного ею правительства белоэмигрантов и иных союзников в борьбе с Французским Государством. Предполагалось решительным ударом всех партизанских групп и подпольных ячеек быстро овладеть городом и не допустить в него правительство Гугенберга, заставив подобным актом российское правительство и президента считаться с "Красным фронтом" и образованным им коммунистическим правительством. Концепция восстания предполагала краткое (максимум 3—4 дня) сражение с отступавшими французскими войсками, которые, дескать, не могли оказать сопротивления народному гневу жителей Берлина. Планировалось внезапным ударом захватить Берлин, затем, опираясь на его мощности, поднять все население Германии на борьбу, тем самым легитимировав параллельно созданное коммунистическое правительство и заставить всех союзников считаться с ним. Преследуя цели, объективно направленные против Российской Демократической Республики, руководство "Красного фронта" искренне полагало, что именно российские войска должны всячески поддерживать восстание. Недостаточно подготовленное в военном отношении, политически направленное против РДР и несогласованное с командованием её вооруженных сил, восстание закончилось после месячных ожесточенных боев поражением, принеся в итоге огромные человеческие жертвы и уничтожение почти всего Берлина

Причины и планы

К осени 1943-го года Вторая Европейская война окончательно изменила свою направленность. После ряда чувствительных поражений в Польши и Трансильвании реваншисты начали отступать на запад, неся существенные потери в технике, ресурсах и людях. Летом разыгралась ключевая для кампании 1943-го года битва за Польшу, в ходе которой Третья Речь Посполитая была разбита и де-факто прекратила свое существование. Российская армия вступила на территорию Германии, причем первыми туда вошли формирования из этнических немцев, подчинявшиеся Высшему Комитету "Свободной Германии". а его председатель Альфред Гугенберг опубликовал декларацию, в которой объявил Комитет "высшей и единственной властью немецкого народа, отстаивающей общечеловеческие ценности свободы и демократии". Таким образом он, с полного согласия Василия Витальевича Шульгина и остальных союзников, объявил о намерении изменить форму правления и все государственные институты Германии после ее освобождения. Комитет в конце августа выпустил еще один манифест, в котором было прямо сказано, что он считает себя наследником "белого" правительства Эберта-Ротена и старых традиций немецкой демократии, тем самым прямо отрекаясь от коммунистического прошлого. Такая ситуация, само собой, устраивала не всех. 

Еще до официального завершения операции "Чудо" , положившей конец существованию Германской Социалистической Республики, была создана партизанская организация "Красного фронта", объявившая о начале подпольной и тайной борьбы с врагом, временно оккупировавшим германскую землю. КФ был достаточно многочисленной организацией, объединявшей в себе многих идейных сторонников развития Германии по социалистическому пути, офицеров и солдат бывшей "Народной армии", рабочих и даже крестьян. Её лидерами были партийные чиновники второго и третьего ряда, не запятнанные в поражениях начала войны или участием в репрессиях довоенного периода, что позволило им заполучить положительный образ в глазах части населения страны. За годы оккупации коммунисты нанесли немалый урон армии вторжения, оккупационной администрации и коллаборационистам, сотрудничавшим с новой властью. Среди всех их актов следует отметить лишь два самых грандиозных: убийство гауляйтера Баварии Оскара Дирлевангера (5 мая 1941) и подрыв военных складов в Кельне (8 июля 1942), который уничтожил крупную партию новейших французских тяжелых барелей. Несмотря на все старания регуляторов, коллаборационистов и иных карателей, "Красный фронт" представлял собой действительно мощную силу, которая отвлекала на себя значительную часть ресурсов Французского Государства, столь необходимых на других фронтах. Когда же русские полки вошли на территорию бывшей социалистической Германии и, опираясь на их штыки, Гугенберг выпустил свое обращение, бойцы, офицеры и командиры "Красного фронта"  решили бросить вызов "прислужникам мирового капитала" и взять освобождение страны в собственные руки, благо им удалось добиться перевеса над пророссийскими и продемократическими организациями в Берлине, откуда и планировалось начать всеобщее восстание. 

ГИТЛЕР

Адольф Гитлер в бытность комиссаром Австрии, примерно 1938/39-й

В рядах немецкого Сопротивления не было необходимого для такой операции монолитного единства. Даже в ультралевом подпольном объединении были разногласия, вылившиеся, например, в откол от "Красного фронта" отряда "Студентов за коммунизм", бывшего менее авторитарным и стоящим скорее на позициях "коммунизма новой формации". Однако левым было относительно легко прийти к согласию внутри себя, чем договориться с формированиями, подчинявшимися Гугенбергу и правительству в миграции, сформированным им, Были случаи их прямых боестолкновений, участники обоих течений Сопротивления могли во многом обвинить друг друга, а также была сильнейшая неприязнь между лидерами коммунистического и демократического подполья. Все это не позволило "Красному фронту" создать действительно единую и крепкую организацию для обеспечения восстания нужной поддержкой. Кроме того, ряд заявлений Адольфа Гитлера и остальных лидеров Коммунистической партии Германии (точнее, той её части, что находилась на оккупированной территории и вела непосредственную борьбу с французскими силами) лишила их возможности надеяться на крупную помощь со стороны Российской Демократической Республики и Василия Шульгина: в частности, КПГ (п) публиковала декларации, в которых обвиняла РДР в попытке установить контроль над Германией путем создания "нелегитимного и антинародного марионеточного правительства". Англия же, принявшая, как стало известно современным историкам, участие в уничтожении Германской Социалистической Республики, и слышать ничего не хотела о претензиях коммунистов на руководство послевоенной Центральной Европой. Президент Вуд отказался даже принять эмиссаров КПГ, просивших предоставить им стрелковое оружие со складов английской армии. Остальные страны и их лидеры, принадлежавшие к антифранцузской коалиции, также не выказывали желания знаться с руководителями "Красного фронта" и оказывать им какую-либо поддержку: главной причиной для отказа в большинстве случаев было нежелание ссориться с Новгородом, чей интерес был заключен в поддержке кабинета Гугенберга. 


3783806 original

Берлинцы купаются в Шпрее у разрушенного здания Архива КПГ, лето 1943.

Таким образом "Красный фронт" остался один в городе воин, если не считать обещанную поддержку остальных леворадикальных группировок. Но Гитлер и компания могли справедливо рассчитывать на гнев простых немцев, который их переполнял. Народ в 1941 не почувствовал себя побежденным: он почувствовал себя только преданным высшим партийным и военным руководством и отданным им на растерзание врагам. Зверства французов, становившиеся все бесчеловечнее с каждым месяцем, уже вызывали приступы ярости; заканчивались они, правда, печально для жителей Германии, но могли служить свидетельством существования опоры для будущего глобального восстания. Оккупантам не могли простить угон в рабство мирного населения, творимых непотребств с женщинами и насильственного изъятия детей из семей - это только начало большого "счета" местных к французской армии и специальным службам во всем их многообразии.  Миф о непобедимости оружия реваншистов, старательно создаваемый их пропагандой, направленной на устрашение порабощенных и успокоение поработителей, был сокрушен стальными клиньями вооруженных сил РДР и, в меньшей степени, ее союзников, а после продвижения русской армии до старых границ ГСР, большинство немцев поверило в свое скорое освобождение: многие захотели сами внести в него посильный вклад. Предчувствовашее такой расклад руководство "Фронта" заранее свозило в столицу оружие и боеприпасы на первые дни боев, рассчитывая, что увеличить его удастся, захватив берлинские арсеналы Французского Государства. Боевыми отрядами "Красного фронта" командовал ХХХХХХХ - опытный офицер, ветеран "Чуда" и партизанского движения, внушавший своей фигурой доверие всем сопротивленцам. Такой грамотный выбор командующего позволил Гитлеру заключить договор о совместных действиях с наиболее левой "Рабоче-крестьянской народной армией" и относительно умеренными "Студентами за коммунизм".  Стоит помнить, что восстание в Берлине должно было послужить спусковым крючком для общенемецкого народного восстания по всей Германии: приоретет на захват был отдан радио и телеграфу, дабы с их помощью оповестить "большой мир" о начале бунта. Запланировано было событие на вторую половину сентября, когда, по мнению Объединенного Командования, удалось бы стянуть достаточно средств, людей и иных ресурсов.

Пожалуй, стоит отдельно упомянуть о предполагаемой Объединенным Командованием роли Российской Демократической Республики в последующих событиях. Руководство восстания оценивало действия Шульгина как антисоциалистические, направленные в первую очередь на реставрацию в Германии капиталистического уклада жизни. Следовательно, Россия для "Красного фронта" и союзных ему организаций представляла не меньшую угрозу, чем Французское Государство, так как собиралась покуситься на самую основу основ "Фронта". Значительные идеологические расхождения не позволили Гитлеру и остальным наладить взаимовыгодные отношения с Новгородом: но он рассчитывал, что Шульгину придется поддержать восстание уже пост-фактум его начала, ведь иначе его авторитет на международной арене сказочно упадет. Объединенное Командование желало получить от русских тяжелое вооружение и припасы, не делая тем каких-либо серьезных гарантий со своей стороны: нетрудно понять, что такой расчет был идеалистичным и в стратегическом смысле стал одной из причин поражения восстания в целом. 

ГУГЕНБЕРГ

Альфред Гугенберг, глава комитета "Свободная Германия" за своим письменным столом, лето 1943.

Стоит понимать, что Гугенберг не хотел тратить позиций в борьбе за симпатии рядовых немцев и передавать свои гипотетические лавры столь ненавистным ему коммунистам и прочим "красным". К осени 1943-го года на территории Германии действовало мощное национально-освободительное движение, ориентированное на Новгород и правительство Альфреда. Они признавали себя если не прямыми наследниками. то идейными почитателями "белого" правительства времен Гражданской войны и продолжали их традиции в иерархии, системе званий и так далее. Оно внесло значительный вклад в борьбу с агрессорами, однако, по мнению А. Гугенберга, этого было явно недостаточно. Комитет "Свободной Германии" планировал собственное восстание в Берлине, которое должно было, по задумке местных сил, пройти примерно в октябре-месяце 1943-го года. Однако плотная кооперация СГ и вооруженных сил Российской Демократической Республики имела свои последствия: "Германия" ориентировалась на возможности, желания и способности последней. А после летних боев в Польше российская армия, согласно объективным данным и мнению всех ее командующих, была неспособна поддержать мощным наступлением восстание в тылу врага. Также Шульгин выразил сомнения в подготовленности плана и способностях берлинцев защищать город до подхода подмоги, напомнив Гугенбергу, что ранее город был занят франко-польским танковым батальоном без единого выстрела, несмотря на большой гарнизон и куда большее обилие любых видов вооружения. Поэтому "Свободная Германия", а равно и прочие ассоциированные с ней организации отложили свой план, намереваясь дождаться ближайшего наступления войск союзников, могущего послужить прикрытием для начала выступления. Однако окончательно свернуть приготовления до начала коммунистического восстания демократическим силам не удалось, что поставит их лидеров в достаточно неприятное положение в дальнейшем.  

Ход военных действий

Повод к выступлению

Смертник

Арестованный Эразм Грюнтер, послуживший косвенной причиной начала выступления.

На последней встрече представителей "Красного фронта", "Студентов за коммунизм" и "Рабоче-крестьянской народной армии" они договорились организовать выступление в двадцатых числах сентября. Однако история распорядилась иначе, и мятеж пришлось начать раньше запланированного момента: в этом многие левые историки и профессора военных кафедр видят одну из ключевых причин поражения восстания. Другие же справедливо указывают, что чем дальше шло время, тем больше успевали отдохнуть французы от русского натиска июля-августа, то есть время работало скорее против немецких коммунистов, чем за них. 

1 сентября 1943 года на одной из центральных улиц Берлина был арестован молодой человек лет девятнадцати, ярко выраженнной немецкой внешности. Позднее офицер оккупационных войск, проводивший задержание, не смог объяснить объективных причин для возникновения подозрения: за долгие  годы службы в полиции у него выработался своеобразный поисковый инстинкт. Действительно, старая ищейка не ошиблась: при себе у "Ганса Мюллера"[1] нашлись поддельные документы: несколько паспортов на имена других "Гансов Мюллеров" других социальных положений, пропуска, подписанные неразборчивым почерком, и другие, явно наспех сделанные, материалы. После недолгой борьбы, "Мюллер" был доставлен в расположенный неподалеку участок, где, несмотря на применение крайне жестоких методов допроса, отказался признаваться в чем-либо или кого-либо выдавать. Недавно назначенный военный губернатор Берлина, офицер "Государственной Гвардии" Марсель Бюкар, решил преподать населению очередной урок повиновения, объявив о назначенной назавтра публичной казни всех пойманных на тот момент "коммунистов и иных антигосударственных элементов", коих на тот момент в тюрьмах содержалось 36 человек. Казнь была назначена на 9 часов утра 2 сентября - Бюкар хотел провести ее максимально эффектно, на что требовалось известное время. 

В то же время Объединенное Командование поспешно созвало совещание: на нем, согласно немногочисленным несохранившимся свидетельствам, присутствовали все лидеры берлинских коммунистов: Макс Рейман, Адольф Гитлер, Йозеф Геббельс и так далее. Они обсуждали грядущую казнь и действия, какие ОК должно предпринять для ее предотвращения. Из-за гибели всех, кто непосредственно участвовал в собрании, до нас не дошло точно его решение, но, судя по тому, что "террористов" в полном порядке доставили к виселицам - Командование решило игнорировать данное событие и посвятить время подготовки к восстанию. Этим же может быть объяснен тот ступор, который испытал "Красный фронт", когда это самое восстание началось стихийно и без их участия - они элементарно не были к нему готовы, не рассчитывали, что население сможет само подняться на борьбу с ненавистными ему оккупантами. 

Так или иначе, но, когда в центр Берлина прибыла колонна заключенных, там уже густо толпились люди. Белые повязки коллаборационистов, работавших в полиции и следивших за порядком на городских улицах, буквально таяли в дышащей злобой толпе. Привычно рискуя жизнью, на торжественно обставленное мероприятие прибыл сам губернатор Бюкар с подручными, занявшие лучшие места на эшафоте. Виселица была стандартной, "П"-образной, рассчитанной на десятерых заключенных: было решено провести казнь в четыре этапа, а отбирать "участников" по принципу старшинства, начав с самых маленьких. Таким образом, к 09:06 на эшафоте, помимо палачей, стояло 7 парней от 14 до 17 и 3 девушки от 15 до 18 на вид - хотя, очевидцы потом вспоминали, что, возможно, они казались такими взрослыми из-за чрезвычайной худобы и побоев, следы которых были по всему телу у каждого висельника. Толпа, давно кипевшая, начала активно выражать свое недовольство: в какой-то момент до слуха Бюкара долетело, что его назвали "шлюшьим сыном": надменный офицер, с помощью своей литой глотки, перекричал толпу. В очередной раз повторив, что все немцы - свиньи, рожденные свиньями и умирающие по-свиньи, он самолично набросил веревку на шею самой мелкой из арестованных, которую, как позднее узнает весь мир, звали по-настоящему Эльзой Манфред. Та, однако, собрав последние силы, пнула француза ногой в живот и закричала: "Да здравствует Германия!". Эффект оказался взрывным: толпа, подхватив ее крик, бросилась в остервенении на оторопевших конвоиров, элементарно не успевших сделать даже выстрела, и буквально растерзала как их, так и "своих" полицаев, которых ненавидели еще больше, чем французов.  Марсель Бюкар успел убить из своего пистолета двух немцев, но прочие растащили его на куски и вооружились отнятным у полицаев да конвоиров снаряжением. Расходиться никто не захотел, да и все понимали, что им будет за убийства семи французов и десяти коллаборационистов: на эшафот вскочил безымянный для истории оратор, провозгласивший начало "народного бунта". Именно так началась история Берлинского восстания. 

Народная ярость (2 сентября) 

Толпа разошлась по всему центру города, убивая всех встречных французов и полицейских: весть о случившимся пронеслась по Берлину чрезвычайно быстро, всколыхнув буквально каждый квартал. Люди, думая, что русская армия если не зашла в город, то уже у его окраин, немедленно высыпали на улицы, творя правосудие над оккупантами и их пособниками. Ситуация мгновенно вышла из-под контроля французов: буквально два часа назад они были полноправными хозяевами Берлина, а теперь убегали из него в беспорядке и бросая амуницию. Только батальон "Государственной Гвардии" под командованием Николя Эпине задержался в городе, реализуя хитрый план: эти люди, которые были переброшены в Берлин лишь неделю тому назад, были специалистами в сфере диверсионных операций. Теперь им предоставилась прекрасная возможность продемонстрировать свои навыки в боевых условиях, отягощенных плотным окружением врага: они растворились в толпе разгневанных немцев, готовые нанести в нужный момент удар в спину народному восстанию. Остальные же французские воинские подразделения стремительно бежали под натиском разгневанных горожан, лишившись командиров и воли к оказанию сопротивления. 


Последствия 

  1. Согласно приказу от 19 января 1941 года, все немецкие мужчины получали имя "Ганс" и фамилию "Мюллер". Женщины же, согласно тому же приказу, все становились "Гретхен Шульц"