ФЭНДОМ


Român Binecuvântată A Stat Național
Flag of the Legionary Movement Герб нелюдей
Романиа
Год основания: 1941
Официальный язык: Румынский
Гимн: "Echipa Mortii"
Столица: Бухарест
Форма правления: Сверхпрезидентская клерикальная республика
Глава государства: Капитанул Румынии
Глава правительства: Примипил Румынии
Правящая партия: Железная Гвардия
Государственная религия: Православие
Территория: {{{Территория}}} км²
Население {{{Население}}} чел.
Валюта: Лей

Великая Румыния, официально Румынское Благословенное Национальное Государство, также Румыния - государственное образование в Восточной Европе и на Балканском полуострове, существовавшее с 1941 по 1943 и бывшее членом блока реваншистов во времена Второй Европейской войны. 

Предшественником Румынского Благословенного Национального Государства был режим К. Кодряну в протекторате Валахия, установившийся после кровавого падения генерала Александру Авереску в 1930-м. Ослабевшее Третье Болгарское Царство не смогло проконтролировать развитие событий за границей, что позволило "Железной гвардии" провозгласить независимость своего куска Румынии.

Великая Румыния участвовала в 2ЕВ со дня начала операции "Карл Великий", когда, нанеся удар в спину Дунайской Федерации, она смогла получить Трансильванию. Тогда же Корнелиу Зеля Кодряну торжественно провозгласил о рождении собственно Румынского Благословенного Национального Государства, претендовавшего на объединение всех земель с этническим румынским населением. Государство пало в ходе совместного наступления российских и болгарских войск весной 1943: случившаяся тогда же гибель Капитула от рук венгерских партизан же поставила окончательную точку в его недолгой, но кровавой истории. 

Государственное устройство 

Великая Румыния была правовым преемником Румынского Государства Кодряну, созданного после поражения диктатора Авереску в его ожесточенной, но неравной борьбе с железногвардейцами. Поэтому юридическую систему она позаимствовала у Румынского Государства чуть более, чем полностью, разве, добавив в него пару пунктов по образцу и подобию французской народной государственности.

Согласно принятой на всеобщем референдуме абсолютным большинством голосов в 94% Конституции, Румыния объявлялась государством унитарным, клерикальным и этнически однородным - румынским. Упоминания "республики" в тексте постоянно избегались; использовался более умеренный термин "государство" - это во многом объяснялось желанием Корнелиу Кодряну прийти к компромиссу с потомками Александру III Кузы, которые в глазах простонародья пользовались большой популярностью. В самом первом законе страны торжественно провозглашалась нерушимость созданного строя и его всеобщая поддержка со стороны народа: отдельная глава была посвящена ирредентистским планам Кодряну и его сторонников. 

Главой Румынского Государства являлся Капитанул - замена должности президента. Его полномочия были практически безграничными: Капитанул своей волей назначал премьера и определял состав его кабинета, был верховным главнокомандующим на верность которому присягали новобранцы, был председателем Совета Святости, о котором речь пойдет несколько ниже, его указы и устные распоряжения имели силу законодательного акта. Капитанул безусловно сохранял за собой пост главы правящей и единственной легальной партии, которая проникала во все сферы жизни общества. Он один определял внутреннюю и внешнюю политику своей страны, был неподсудной фигурой и совмещал в своих руках фактически все ветви власти, какие только можно придумать. Премьер-министр в такой ситуации становился сугубо технической фигурой, исполняющей данные ей поручения и не более того. 

Однопалатный парламент - Палата румын из 50 депутатов  - был превращен в сугубо совещательный орган, лишенный любых рычагов воздействия на исполнительную власть. Выборы проходили на безальтернативной основе за кандидатов от "Вечного союза Железной Гвардии и беспартийных". Парламент бесприкословно поддерживал любые инициативы Капитанула, а с началом участия Румынии во Второй Европейской оказался им же распущен и уже никогда не созывался вновь. 

После победы Национальной Революции Корнелиу Зеля Кодряну сформировал из представителей румынского духовенства Совет Святости, куда вошли 10 наиболее авторитетных священников. Совет занялся возрождением румынской нравственности и православной духовности; его аппарат использовался в репрессиях, проводимых режимом Железной Гвардии. В частности, благодаря нарушению тайны исповеди, удалось поймать 100 врагов режима - и это только начало списка. По инициативе одного из священников, в армии Румынского Благословенного Национального Государства был установлен институт ротных капелланов, поддерживавших боевой дух и следивших за воинской дисциплиной. 

     "Элитарии"      ""Радикалы""      Военные      "Партийцы"

Портрет Имя В руководстве Румынии Должность
1 Какой мужчина Корнелиу Зеля Кодряну
(1899 - 1943)
7 января 1930 25 мая 1943 Капитанул Румынии
(Глава государства)
2 Антонеску 2 Йон Виктор Антонеску
(1882 - 1943)
7 января 1930 25 мая 1943 Легат Румынии
(Военный министр)
3 Настоящий сверхмозг

Михай Юлиу Панки

(1900 - 1990)

7 января 1930 1 апреля 1943 Префект Претория
(Глава специальных служб)
4 Модник Хория Сима
(1907 - 1942)
10 января 1930 1 июня 1942 Примипил Румынии 
(Глава "Легиона архангела Михаила")
5 Женственный Василя Марин
(1904 - 1946)
10 января 1930 1 июня 1946 Консул Румынии
(Глава правительственного аппарата)
6 Элиаде Мирча Элиаде
(1907 - 1943)
10 января 1930 19 апреля 1943 Великий философ Румынии
(Министр образования)


История

Приход к власти Корнелиу Кодряну

Валахия Авереску и Легион архангела Михаила

Брежнев-стайл

Александру Авереску, первый и последний управляющий Протектората Валахия

После 1911, когда русско-болгарские войска с легкостью прошли через все Румынское королевство и низложили его короля, на оставшейся территории Северной Валахии установился марионеточный режим Александру Авереску, державшийся за счет принуждения и насилия. Боевой генерал быстро вошел во вкус и стал "царьком", живущим благодаря благосклонности болгар к своему режиму и манерам поведения. Протекторат Валахия был самым бедным государством Восточной Европы; в то же время с 1923-го сюда начинается приток румынского населения, которое гонят из Южной Валахии болгары во главе с Симеоном II и Александром Цанковым. Они зачастую не могли найти здесь работу и бедствовали, выживая за счет подаяния и гуманитарных миссий различных стран в Валахии - однако этой помощи было слишком мало, а нуждающихся в ней гораздо больше. Богатые крестьяне зачастую подбирали несчастных собратьев и заставляли их работать на себя за еду, фактически обращая людей в рабов: в своих "Дорожных записках россиянки" Лариса Рейснер старательно описала условия быта, в которых находятся несчастные. Упомянула, что самым большим рабовладельцем является сам же Александру Авереску, держащий свыше 1/4 пахотной земли в своем государстве и распоряжающийся ею как своей собственностью. 

Такой гнилой, насквозь коррумпированный режим вкупе с болью от крупнейшего национального унижения в истории Румынии, естественным образом породил сопротивление. Уже с 1919, когда Великая Война окончилась и русские войска ушли с территории Валахии окончательно, по ней начали образовываться различные подпольные организаци, чаще всего ультраправого толка. Однако их пыл и все их возможности ушли на Великое Ноябрьское восстание (ноябрь 1920), когда после государственного переворота в Третьем Царстве румыны попытались восстановить суверенитет и целостность государства - неудачно. Никола Жеков совместно с Александру Авереску организовал "адские колонны", которые утопили восстание в крови. В частности, тогда же погибла национальная героиня Румынии Екатерина Теодорою в неравном бою с болгарским патрулем. Режим Авереску устоял; стало ясно, что "обычные" заговоры и партии не смогут ничего противопоставить сложившемуся строю. 

Молодой а уже капитанул

Портрет молодого Корнелиу Кодряну.

Тогда румынское национально-освободительное движение породило нечто совершенно новое - в феврале 1921-го на подпольном собрании был создан "Легион архангела Михаила" (рум. Legiunea Arhanghelul Mihail), более известный в дальнейшем как "Железная гвардия" (рум. Garda de Fier). Во главе этого движения встал Корнелиу Зеля Кодряну - бакалав юриспруденции, радикализовавшийся из-за гражданской войны в Германии и унижения собственного народа. Вместе с ним стояли также многие румынские интеллектуалы, деятели духовенства и даже представители младшего офицерства, недовольные кадровым застоем и малочисленностью "Сил самообороны протектората". Главными программными пунктами Гвардии были требования свергнуть Румынскую республику и реваншизм по отношению ко всем соседям - в программном документе "Легиона архангела Михаила" четко указывалось, что целью движения является объединение всех румын под одним-единственным флагом. Была записана следующая формула, которая позднее станет своеобразным девизом режима Кодряну: "Одна вера, один народ, один Вождь" (рум. O singură credință, un singur popor, un singur Lider). 

Убийство 23 февраля 1927 года  Михаем Панки, вождем "Эскадрона Правды" Симеона II с двумя старшими дочерьми показало слабость Болгарии: но приход к власти Николы Жекова заставил подпольное румынское сопротивление снова отойти на задний план - никто не хотел новых "адских колонн" в румынских деревнях. Но Корнелиу Зеля почувствовал свою силу; в то же время новый царь, Михаил V Георгиевич, был человеком слабохарактерным, пацифистом: пятым чувством Капитанул осознал, что он не будет особо драться за сохранение дорогостоящего контроля над Северной Валахией. В то же время ряды "легиона" ширились, движение находило все большую и большую поддержку во всех слоях населения, от крестьян-батраков и до высшего генералитета. 

Революция Воскресения 

Щас буду шатать

Корнелиу Зеля Кодряну в конце 1920-х, раскрашено.

Мировой экономический кризис, грянувший осенью 1929, сыграл на руку Кодряну и его приближенным. Третье Царство погрузилось в протесты и нестабильность; либеральный кабинет едва держался, стараясь отовсюду найти деньги для поддержания на плаву болгарской экономики. Его премьер-министр был явно больше озабочен собственной будущностью, чем судьбой нищей Валахии, которая только лежала дополнительным грузом на бюджете Царства. Национальный герой Николя Жеков, очень невовремя простудившись, слег в постель с большой температурой: казалось, что генерал уже не встанет с нее. Таким образом, казалось, сама судьба помогает железным гвардейцам в их замысле по приходу к высшей государственной власти. 

Александру Авереску, никогда не бывший великим экономистом, надеялся на помощь со стороны тех или иных иностранных держав: однако те, улетев во внутреннюю нестабильность, уже не могли и не хотели никак помогать режиму безумного генерал-полковника. Даже гуманитарные организации покинули Валахию, решив заняться спасением голодающих и больных в великих державах и странах второго порядка.  Тот не собирался уходить с поста и принял ряд репрессивных законов, направленных на подавление любой существующей оппозиции. В своем выступлении к Собранию автономии он подчеркнул, что "В наш период не может идти речи о полной независимости". Таким верноподданическим жестом он попытался в последний раз привлечь помощь Велико-Тырново и Новгорода, но те промолчали, не обратив на него никакого внимания - тем самым подписав окончательный приговор Северной Валахии. 

Мы вышли

Антиправительственные демонстрации в Валахии.

А вот "Легион архангела Михаила" не пропустил подобное заявление мимо ушей. С декабря 1929 по протекторату начали распространяться рукописные листовки, в которых Корнелиу Кодряну разоблачал Авереску, припоминая тому все его грехи, и призывал народ к открытому восстанию. В былое время на это Болгария отреагировала бы быстро и решительно: но теперь, занятая поиском средств в бюджет, она была не готова проводить вооруженное вмешательство - к тому же, когда главный идеолог войны как рычага дипломатии, Жеков, лежит и помирает. Румынская армия также не торопилась приходить на помощь: ее солдаты сочувствовали делу "Железной гвардии", а многие офицеры были ее членами. Почуяв силу, Кодряну выступает открыто: 4 января 1930, когда внимание мира было приковано к уличным боям в Париже, он выводит верные себе части на улицы крупнейших городов и поселений, объявляя режим Александру Авереску низложенным. Их противостояние, жертвами которого стало свыше 4 тысяч человек с обеих сторон, длилось два дня: однако диктатор был арестован собственными адъютантами и повешен без суда и следствия. В его ходе "Легион архангела Михаила" истребил помимо сторонников Авереску еще и малочисленных румынских коммунистов, в которых Корнелиу видел едва ли не большую угрозу для национального государства. 

К 8 января режим протектората был окончательно сброшен: с балкона дворца Александру Авереску Корнелиу Зеля Кодряну торжественно провозгласил независимость Румынского Государства от болгарского влияния, сбросив вниз, к улюлюкающей толпе, болгарское знамя; единственным ответом от болгар стала нота протеста. Опасения умеренных борцов за независимость не оправдались, а вот авторитет "Железной гвардии", рискнувшей и выигравшей, только возрос. 

Диктатура "зеленых рубах" 

Государственные реформы

Мы победили

Румынские ультраправые празднуют победу, весна 1930

Новое правительство было сформировано уже в девятое января: разумеется, главой государства стал сам Корнелиу, перенесший свой партийный неформальный титул "Капитанул" на название высшей государственной должности. Так как сам Предводитель мало смыслил в военном деле, функции главнокомандующего перешли к генералу Иону Виктору Антонеску, вовремя поддержавшему Легион архангела Михаила на пути к политической власти; он теперь именовался Легатом Румынии. Подобное назначение гарантировало лояльность немногочисленной кадровой армии, в которой все еще было слишком много, по мнению Капитанула, старорежимных кадров. Министерство внутренних дел и органы госбезопасности были объединены в единую монструозную структуру, названную "Департамент государственной безопасности" , которую на деле чаще именовали "Секуритате" - только тогда к делу Легионеров согласился присоединиться икона румынского национал-освободительного движения Михай Юлиус Панки, до того момента державшийся нейтралитета. Его вхождение в состав правительства обеспечило монолитность румынского политического мейнстрима. Аппаратом правительства руководил Примипил Хория Сима, на практике бывший лидером "Железной гвардии", от руководства которой временно отошел Кодряну. Наконец, должность Философа Румынии, равнозначную Министру Образования, получил Мирча Элиаде - видный румынский мыслитель-националист, близкий друг Кодряну в студенчестве и соратник - в нынешнем. 

Нетрудно заметить очевидный уклон в сторону Древнего Рима. Это объяснялось убежденностью Верховного Философа Мирчи Элиаде в "космическом" происхождении и такой же роли румын в истории: он считал предками румын самих римлян, некогда покоривших половину цивилизованного мира. Подобная концепция пришлась по душе Корнелиу Кодряну и другим вождям Легиона поменьше: таким образом "Железная гвардия" синтезировала в своей идеологии римофилию и воинствующее православие, вызывая шок у многих современников и более поздних исследователей - но им самим, впрочем, было нормально. 

С быдлом

Корнелиу Кодряну встречается с крестьянами в сельской местности, 1932-й

Самой первой  своей реформой Корнелиу отблагодарил движущую силу его революции,тех, без кого он был остался ничем  и никем - беднейшее крестьянство Валахии. Он волевым решением аннулировал все долги крестьян как помещикам, так и их богатым односельчанам; следующим шагом он объявил о национализации земель аристократов и передаче их в распоряжении семьям крестьян в зависимости от численности каждой семьи. Позже последовали и другие приказы, распоряжения, постановления и законопроекты, которые практически аннулировали право частной собственности на землю - теперь она наследовалась в семье, не могла быть продана, без согласия сельского схода воспрещалось изменять посевную культуру и так далее. Практически на румынском селе восторжествовала старая крестьянская община: подобными мерами Кодряну уже к 1932-му принудительно уравнял крестьян в благосостоянии, не допуская всплесков классовой вражды. Правда, ценой такого достижения стала ликвидация многих зажиточных и рентабельных хозяйств, так как теперь законодательно была запрещена любая эксплуатация "брата - братом, сестры - сестрой" - т.е. румын не мог нанять на работу румына за валюту. Это привело к уменьшению урожая, фактически прекратился любой экспорт из Румынского Государства, которое было вынуждено перейти на самообеспечение. 

Любой авторитарный режим обязательно ищет себе врагов, против которых можно сплотить свое население. В случае Румынии времен Кодряну таковыми были все соседи - венгры, болгары, русские да сербы; но был еще один "страшный враг", угрожавший самому существованию румынской нации даже в таких "оскорбительных", по мнению Капитанула, границах. Разумеется, речь идет о евреях: "Железная гвардия", по мнению современных специалистов - самая антисемитская партия из существовавших на протяжении всего XX века. Этническая чистка началась в январе 1930 и закончилась через год: из 7 000 евреев, обитавших в Северной Валахии под конец правления Александру Антонеску, осталось меньше одной тысячи, да и те были сведены до положения бесправных вещей на службе у сельских общин. Менее двух сотен смогли спастись и найти убежище в Южной Валахии, но остальные были зверски прилюдно убиты добровольцами из числа "Эскадронов смерти". 

Святоша

Корнелиу Кодряну в церкви, лето 1933-го

Как уже выше было упомянуто, Легион архангела Михаила придерживался воинствующего православного клерикализма. на что указывает даже само его название. Практически сразу после победы переворота Румынская Православная Церковь отслужила хвалебные молитвы в честь Капитанула, именуя его спасителем Отчизны и Мессией румынского народа. Корнелиу совсем не возражал против подобных похвал в свой адрес, одновременно увеличивая инвестиции в РПЦ, которой в его идеальном государстве отводилась важнейшая функция национального воспитателя и духовного наставника. Поэтому в феврале 1932-го был сформирован Совет Святости, состоявший из 10 самых авторитетных священников Румынской церкви. Эти люди вплоть до самого падения режима занимались "национальным перерождением": цензурили книги, составляя "Индекс запрещенных пошлостей и гадостей", выпуская собственные нравоучительные произведения и участвуя в других затеях правительства Хории Симы. За время правления Кодряну было построено свыше 100 новых приходов, значительно увеличилось число прихожан; в войсках появились должности капитанулов и так далее. 

Румынская Православная Церковь также принимала участие в работе над коренной реформой образования, которую проводил в жизнь Верховный философ Мирча Элиаде. Учебники истории были переписаны в румыноцентричной форме; официально провозглашалось преемственность Румынского Государства от Римской Империи. В эти книги массово вставлялись цитаты Корнелиу Кодряну: в 1934-м, по заказу из Валахии, в Париже было напечатано по льготной цене свыше 150 000 экземпляров книги "К моим румынам" за авторством Капитанула Кодряну; чаще эти произведения, состоящие из цитат на все случаи жизни, именовали "Зелеными книжечками". Помимо книжечек, в стране активно распространялись поистине легендарные "Протоколы сионских мудрецов", игравшие немаловажную роль в государственной антисемитской пропаганде.  В детях сызмальства путем привлечения священников взращивался православный фундаментализм, бывший одной из основ идеологии легионерства. Молодежное подразделение "Легиона архангела Михаила" .... к началу Второй Европейской объединило в себе, согласно румынским источникам, почти что 90% населения страны в возрасте от 6 и до 20 лет включительно. Его ключевым заданием было воспитание подрастающего поколения "для новой Легионерской Румынии" - согласно теории Кодряну, старые люди, даже он сам, никогда не смогут построить его Идеал, будучи слишком испорченными "прошлым обществом".  Их долг - позаботиться о том, чтобы молодые были чисты от "капиталистическо-социалистическо-еврейской" заразы, дабы они могли построить Светлое будущее.

Перевооружение и королевский вопрос 

Ион

Ион Виктор Антонеску, отец новой армии Румынии.

Еще с ранней весны 1931-го года Корнелиу Зеля Кодряну санкционирует масштабную программу по перевооружению румынской регулярной армии. Предполагалось за четыре года превратить вооруженные силы в полноценную армию, способную выстоять в грядущих штормах: в наступлении скорой и разрушительной войны Корнелиу Зеля был совершенно уверен, и его убежденность передалась всем остальным в руководстве Румынии. Ион Виктор Антонеску предоставил своему Капитанулу подробный план перевооружения, учитывавший более чем скромные возможности Румынского Государства. Глава страны и его правительство, поскрипев зубами на "завышенные" сроки ожидания, все же дали в середине 1932-го  "зеленый свет" проекту, за который так отчаянно сражались оба "силовика" - Антонеску и Панки. Пока боевой генерал объезжал всю Европу и пытался купить оружия, хотя бы напоминающего современное, Михай Юлиу возводил по небольшой части Валахии монструозные тюрьмы-заводы, где эксплуатировался труд заключенных и евреев: фактически бесплатная рабочая сила позволила минимизировать затраты на производстве. Настоящим благословением для Румынии стал визит туда Льва Победоносцева - легендарный Верховный капеллан "Государственной Гвардии" побывал в Северной Валахии апрелем 1933. Его визит был встречен как крупнейший праздник: Корнелиу лично встречал гостя в аэропорту, были устроены массовые гуляния и воинский парад. Словом, был заключен повторный франко-румынский союз, а Высший Французский Совет еще долго смеялся над рассказами Льва Константиновича о его визите. 

Так или иначе, у румын наконец-то появились свободные деньги, за которыми установил прямой контроль сам Капитанул, дабы исключить их нецелевое использование. Главным, а практически и единственным торговым партнером Румынского Государства, было государство Французское - именно из Парижа приходили инвестиции, оттуда же прибывали специалисты, призванные оказать помощь в строительстве заводов и вооруженных сил. Приехавших встречали со всеми возможными почестями: тогда путевка в Румынию для французского инженера практически означала возможность получить сверхприбыльную и не самую пыльную должность, причем обеспечивание всем необходимым на себя брала принимающая сторона. Это был наипростейший путь к накоплению средств на достойную старость - даже детям оставалось неплохое наследство. 

Совместными с французами усилиями Румынскому Государству удалось к зиме 1941-го перевооружить 80% личного состава армии оружием времен 1920-х годов: оставшиеся 20% ходили с винтовками как бы не прошлого века. За кругленькую сумму Французское Государство уступило своим друзьям 50 барелей, из которых только 18 были современными разработками: остальные были переданы со складских запасов. С другой стороны, тотальный переход на французские стандарты позволил унифицировать вооружение "легионеров": больше не было проблем с различными боеприпасами под разные системы. Собрав специальный займ у населения, Капитанул даже смог обновить артиллерийский парк теми же французскими образцами эпохи Второй Республики. 

Строгая

Флорика Куза, вдова Александру III, фактическая глава семьи в 1935-м

"Легион архангела Михаила" никогда не выступал против монархической формы правления, а Великий философ Мирча Элиаде издавно состоял в переписке с царским двором в Кальмаре, получая от него некоторое финансирование для своих исследований. В принятой на IV-м партийном съезде Конституции Румыния именовался просто "Государством" или "Румынией": ни разу не было употреблено "крамольное" слово "Республика". Корнелиу понимал, что для многих румын династия Куз все еще является легитимной, а эпоха предателя Александру Авереску, в свою очередь, дискредитировало республиканский образ правления. Опираясь на Элиаде как на своего посредника, Кодряну в 1934-1935-х активно вел переговоры с Кальмаром на тему реставрации королевской власти: он соглашался разделить власть с Флорианой, бывшей после смерти супруга в конце 1920-х главой клана. Румыны были очень настойчивы, а Мирча в письмах красноречив: Флориана серьезно рассматривала перспективу о возвращении в Северную Валахию из уже надоевшей ей Скандинавии, у которой, к слову, было множество своих собственных внутренних проблем. Однако решению властной матери сопротивлялась ее старшая дочь Илеана, которая испытывала непередаваемую ненависть и презрение к режиму Кодряну; любившая свою дочь, Флориана тянула с окончательным ответом. 

Но в середине апреля 1935-го в Кальмар попали известия о чудовищном случае в столице Новой Румынии: прилюдно были скормлены свиньям три еврейских семьи, общей численностью в пятнадцать человек. Арестованные были обвинены Михаем Юлием Панки в попытки побега на территорию Южной Валахии, контроль за которой был у болгар, и саботаже в пользу все той же Болгарии. Экзекуция была подробно описана Михаилом Булгаковым, тогда начавшем свое знаменитое турне по Южной Европе; он же составил психологический портрет Михая Панки как больного садиста, обожающего власть и ненавидящего все живое. После подобной публикации Илеана Куза пришла к матери с ультиматумом: или Флориана Куза окончательно отказывается от возвращения в Северную Валахию и объявляет о своем разрыве с режимом Корнелиу Кодряну, или она уезжает в Россию и уходит в первый попавшийся женский монастырь. Поддавшись шантажу со стороны любимой дочери, Флориана официально отказалась от реставрации королевской власти на условиях Капитанула.

Репрессии 

Нельзя построить новую, прекрасную Румынию, перед этим не уничтожив, не втоптав в грязь Румынию старую, прогнившую и антинародную. (Мирча Элиаде)
Михай Юлиу Панки строит свой трон на костях, крови и слезах железной рукой: уже давно не слышно молитв по погибшим, Валахия пала в тьму, тьму и мрак. (Михаил Булгаков, "Страна проклятых", 1935-й")


Милашка и тян

Михай Юлиу Панки с супругой Любой, примерно середина 1930-х

Однако это Флориана Румынская еще не знала всех, самых интересных подробностей о жизни в Северной Валахии. Там под чутким управлением Михая Юлиу Панки, этой легендарной личности в истории региона, был установлен режим тотального террора и сплошного насилия. Небольшой размер территории не останавливал Михая, который не привык считаться с ограничениями в своей работе. Именно по его настоянию появилась прослойка "сельских работников", которые де-факто были рабами своей общины. В первую очередь "работниками" становились евреи; также туда определяли чиновников прошлого режима и лиц, которые так или иначе выступали против Капитанула и его сподвижников. "Сельские работники" беспощадно эксплуатировались на работах и обычно содержались в нечеловеческих, абсолютно антисанитарных условиях, которые преподносились гражданам Румынского Государства как необходимые и само собой разумеющиеся меры по искуплению страшных грехов. Уже во время "Ускоренной индустриализации" именно М.Ю. Панки был ответственен за возведение по стране заводов-тюрьм, контроль за которыми осуществляла его "Секуритате". 

Сам Михай Юлиу очевидно заслуживает как минимум отдельного параграфа. Человек, начавший свой путь в историю с убийства в 1915-м году болгарского премьер-министра Александра Малинова, продолживший его участием в антиболгарском терроре и навсегда оставшийся в памяти Третьего Царства как убийца Симеона II с женой и старшими дочерьми, оказался необычайно эффективным главой государственной безопасности - какая потрясающая воображение человека ирония. Панки был гениальным актером и мастером перевоплощений, как физических, так и душевных: ему ничего не стоило менять "личины", под которыми он прятался от Авереско-Цанковцев. Он умело вошел в роль главного палача: пользуясь безграничностью своих полномочий, он избавился от ряда конкурентов в рядах "Легиона", не любивших бывалого террориста за его независимость от Капитанула, тем самым укрепив собственную политическую власть. На словах постоянно демонстрируя преданность делу Кодряну, Панки вел свою игру, направленную на собственное возвышение; в результате многих хитрых игр, он стал вторым человеком в руководстве Румынии, обойдя даже Иона Антонеску, которому из-за его старости не доверяли многие в "Легионе архангела Михаила". Крайне целеустремленный, холодный и уверенный в себе циник, поддающийся приступам бешенства в чрезвычайных ситуациях, скорее всего и стал бы преемником Кодряну, переживи Румынское Государство Вторую Европейскую войну. 

ГебняЪ

Агенты "Секуритате" в Северной Валахии, 1930-е

В состав "Департамента государственной безопасности" были включены парамилитаристические организации "Железной гвардии" - т.н. "Эскадроны смерти", состоявшие из наиболее преданных Капитанулу и физически крепких легионеров, твердо решивших отдать свою жизнь за процветание Румынии и торжество своего народа. Эти молодые (крайне редко членами "Эскадронов" становились те, кому было за 35) люди, чья вера в фигуру Корнелиу Зеля Кодряну и его богоизбранность граничила с религиозным фанатизмом, обладали бесконечным потенциалом для работы - но им остро не хватало профессионализма. Михай Юлиу Панки привлек к работе в "Секуритате" своих соратников, тех, с кем некогда убивал Симеона II и других высокопоставленных болгар: они, сами бывшие партизанами и диверсантами, учили агентов своему образу мыслей, дабы те могли действовать на опережение. Также "Секуритате" сотрудничало с "Государственной гвардией" Франции, перенимая у той опыт борьбы с инакомыслящими и методы контрразведки в своих рядах. Кроме ГГ, румыны перенимали опыт у поляков: архитектор реформ Третьей Речи Посполитой Анджей Ковальский побывал в Валахии и встречался с Панки и Кодряну, давая им ценные наставления не только в сфере экономики, но и в сфере обслуживания и функционирования концентрационных лагерей.

В то время когда румынская армия времен Второй Европейской будет объектом многочисленных анекдотов и насмешек, в эффективности "Секуритате" мало какой исследователь может усомниться. Панки создал мощную карательную структуру, действовавшую быстро и необыкновенно жестоко: зачастую поступки румын поражали даже видавших виды французов и поляков. Историкам прекрасно известно, что в 1930-х в Румынском Государстве так и не оформилось какой-либо стоящей оппозиции режиму "Легиона архангела Михаила": не было даже подпольного протеста. Такой потрясающий для тоталитарной  диктатуры успех во многом объясняется именно отличной работой "Секуритате", что даже в апреле 1943, который станет последним месяцем существования Великой Румынии, стойко поддерживала стабильность страны и не давала подняться массовым восстаниям в поддержку продвигающихся российских войск. 

Трупы 2

Трупы расстрелянных "Секуритате" людей.

Законодательство Румынии под влиянием либеральных партий  в 1900-х либерализовалось в отношении смертной казни: ее стали выносить гораздо реже и при наличии более-менее серьезных улик. Однако уже режим Авереску наплевал на все и беспощадно расправлялся со своими противниками: чего стоит хотя бы подавление Александру и Николой Жековым Великого ноябрьского восстания 1920-го. "Железная Гвардия" выучила преподанный монархистам Теодорою урок: она сама стала карать своих противников еще жестче, чем генерал-диктатор. Режим Корнелиу Зеля Кодряну практиковал массовые расстрелы, сожжения на кострах и бросание неугодных на съедение свиньям. В тюрьмах практиковались самые бесчеловечные пытки: заключенных свежевали, отпиливали от человека конечности, насиловали и так далее. Бывший тонким знатоком людских душ, Панки также настаивал на применении психологических методов воздействия на попавших в руки его спецслужбы людей. Исследователям достоверно известно, как в румынских тюрьмах арестантов пытали звуками, бессоницей, однообразностью и так далее и тому подобное. 

Нет никаких точных данных о жертвах легионерского террора. Официальная статистика насквозь лжива; она явно занижала данные по убитым и арестованным. В ней также не отражена информация про смертность в среде "сельских рабочих", которые проходили как "арестанты"; значительная часть легионерских архивов растворилась во время эвакуации Бухареста, когда Михай Юлиу Панки едва ли не самолично взорвал здание Госархива, дабы врагу досталось как можно меньше бумаг с крайне нелицеприятными подробностями его деятельности на оккупированных территориях Третьего Царства. 

Ирредентизм

Плакат

Плакат времен Румынского Государства, демонстрирующий его силу и могущество.

Одной из важнейших причин возникновения "Легиона архангела Михаила" стало крупнейшее национальное унижение румын - Южная Валахия и Молдавия отошли Болгарии и России соответственно, а Северная Валахия стала протекторатом Велико-Тырново, режим в котором отличался особенной степенью лизоблюдства перед Царством. Подобный позор породил естественное сопротивление, выразителем которого и стала "Железная гвардия". Первым же совершенным шагом Корнелиу Кодряну провозгласил независимость Румынского Государства от иноземного влияния: упавшая в экономический кризис Болгария не решилась начать военную операцию, чреватую крупнейшими человеческими потерями. Руководство Третьего Царства ограничилось нотой протеста и усилиением переселенческой политики в Южной Валахии. Свержение марионеточного и насквозь коррумпированного режима Александру Авереску было воспринято населением радостно: они полагали, что началось восстановление единства государства. 

Однако победа "Легиона архангела Михаила" была скорее тактической, чем принципиальной: под господством Кодряну был небольшой кусок земли, а почти все населенные румынами территории входили в состав соседних стран - России, Дунайского Союза и Болгарии. Объединение всех румын мира в едином, мощном и великом государстве являлось важнейшей задачей "Железной гвардии", которую та прямо декларировала во всех программных документах. Корнелиу Зеля Кодряну уже в марте 1930 объявил, что собирается прийти на помощь всем угнетенным братьям и сестрам, что намерен идти ко всем страждущим навстречу с мечом освободителя, откуда бы стон не раздался. Его необычайно длинная и пафосная речь была встречена яростными и длительными аплодисментами всей площади, что внимательно вслушивалась в каждое брошеное Капитанулом с трибуны слово. Стоит, правда, сказать, что окрестные державы не восприняли его слова всерьез: им было и не до того, да и не верилось, что этот "осколок" может представлять собой реальную угрозу. 

Где же ручки 2

Корнелиу Зеля Кодряну на полевых учениях, 1933-й

К сожалению, демократии недооценили чудовищный потенциал, сокрытый в Румынском Государстве; а если быть до конца честным, то в Михае Панки. Державший в своих руках всю внешнюю разведку, бывший террорист немедленно озаботился налаживанием отношений с ирредентистами в окрестностях. Ему удалось привлечь к работе ветеранов, с которыми он взрывал Симеона II и убивал множество болгарских чиновников; установилась прямая связь с мощным движением сопротивления в Южной Валахии. Северная часть поставляла туда оружие, а практически все румынские крестьяне состояли в заговоре против своих болгарских соседей. Консервативные кабинеты той эпохи не могли проводить ту же политику, которой с румынами боролся Александр Цанков; другие же методы приносили лишь половинчатый эффект и никак не могли привести к победе над национально-освободительным движением. В период 1933-1941 значительно возросло количество столкновений на этнической почве, участились теракты, направленные против чиновников и военных. Созданная румынами нестабильность практически убила программу переселения на корню: мало кто хотел жить в подобной атмосфере страха и террора, а многие даже возвращались из Валахии на родные места.

Но в Российской Демократической Республике, правда, успехи румын были куда более скромными. Президент Кондратьев продолжал линию своих предшественников на сохранение территориальной целостности страны в порядке; легионерские кружки и организации здесь встретили достойный отпор со стороны специальных служб России. Новгород мог опереться на бежавших сюда от режима Кодряну людей, бывших самыми рьяными противниками "Легиона архангела Михаила"; также именно русские тиражировали больше всего пугающих новостей и подробностей о Румынском Государстве, намеренно сгущая краски, чтобы отбить у местного населения любую охоту их поддерживать. Например, самые ушлые губернские газетчики обвиняли Михая Панки в содержании гарема из десяти 14-ти летних девочек, а Корнелиу - в натуральном людоедстве. Подобная дешевая пропаганда, однако, оказалась весьма эффективной: в Молдавии не возникло сколько-нибудь серьезного подпольного движения.

Уловимые мстители

"Эскадрон смерти" в Трансильвании, 1937-й

Совершенно иной результат ждал Корнелиу Кодряну и Михая Панки в Трансильвании - этой огромной земле, где процент румынского населения был отнюдь не маленьким. В Дунайском Союзе румыны были самой многочисленной нацией из всех, кто не имел собственной республики: они входили в состав Венгрии напрямую, а не через ассоциацию навроде Словакии. Такая ситуация вкупе с экономическим кризисом вызвала к жизни того самого призрака "Легиона архангела Михаила", которым Кодряну в своей пропаганде запугивал соседей. Глава спецслужб Румынского Государства щедро спонсировал "Эскадроны смерти" оттуда: те не раз покушались на высших официальных лиц - генералов и политиков. В частности, жертвой покушения едва не стал Миклош Хорти, который после того случая стал ярко выраженным румынофобом. Можно сказать, что фактор "Железной гвардии" и ее террористических ячеек стал крупнейшим дестабилизатором Дунайского Союза: мягкая демократическая федерация ничем не могла ответить и Трансильвания ближе к зиме 1940-1941 начала погружаться в управляемый из Северной Валахии хаос. 

Корнелиу Зеля Кодряну занял твердую профранцузскую позицию во время Итальянского дипломатического кризиса ноября 1940. Сразу же после инцидента у Тренто Капитанул обвинил в случившемся итальянских коммунистов и призвал народы Европы объединиться в крестовом походе против социалистической скверны. Тут был свой собственный расчет: Румынское Государство ожидало, что после победы над красной Германией Франция не будет останавливаться, а пойдет дальше и дальше, а Кодряну собирался поучаствовать в дележке Европы и с помощью французских штыков обрести единство румынской нации под своим верховным правлением. Принятое Парижем решение о начале военных действий вызвало восторг в Северной Валахии- оставалось только ждать.

Вход в войну

Влага

"Румыния - наша!" - самый известный плакат режима К. Кодряну, 1941-й

Ждать, как покажет история, пришлось недолго. Хваленая "Народная армия" не выдержала натиска французов с запада и поляков с востока, побежав в первые недели войны: итальянцы Стараче очень быстро покончили с итальянцами Бордига. В конце декабря произошла знаменитая Кельнская резня, в ходе которой Лев Победоносцев сотоварищи практически опустошили этот город. Последний президент Германии не смог ни наладить оборону, ни договориться с капиталистическими державами о помощи - сказалась провальная внешняя политика его предшественника Ульбрихта. Закономерным результатом стало поражение красного блока в первые недели войны и триумф сил Нового порядка в Центральной Европе. Скорая и легкая победа заставила Европу содрогнуться: Скандинавия начала быстро дрейфовать в сторону Оси, Россия начала стремительно готовиться к войне, а Британская республика утонула в затяжном политическом кризисе. 

Корнелиу Зеля Кодряну вместе со всеми своими соратниками старался направить агрессию Франции и ее союзников против Дунайского Союза - богатой и известной своим невмешательством страны в Европе. Расчет Капитанула был прост: с помощью французов и поляков он собирался окончательно закрыть Трансильванский вопрос, к завершению которого он и так был довольно близок. Правительственная делегация отправилась в Париж еще в первых числах января, когда французы гасили последние очаги организованного сопротивления в историческом регионе Пруссии. В ее главе стояли Мирча Элиаде, Великий философ Румынии, и его непосредственный заместитель Эмиль Чоран, бывшие лидерами фракции "элитариев", духовно близких к руководству Французского Государства людей. Встреча посланцев Кодряну и всемогущего Оливье Исидора Мари Фурнье состоялась 3 января - Элиаде произнес горячую хвалебную речь в адрес победоносного полководца, завершив ее одой важности традиций и порядка в социуме. Чоран преподнес Фурнье высшие ордена Северной Валахии, после чего оба просителя перешли к главному пункту: нападению Франции на Будапешт. Гости из Валахии покинули через два дня Францию, унося с собой как наилучшие воспоминания о семье Коннетабля Франции, так и его обещания вскорости расправиться с Дунаем. 


Балканский театр военных действий

Наступление русских и ликвидация государства

Учредительное собрание

Вооруженные силы

Культура