ФЭНДОМ


Вторая гражданская война в Испании
Вторая ГВ в Испании
Время 20 июня 1872 — 4 мая 1876
Место Испания
Итоги Победа республиканцев, изгнание династии Бурбонов из Испании
Причина Недовольство политикой династии Бурбонов, провозглашение Испанской республики
Участники
Флаг ФРИ Республиканцы Флаг Королевства Испании Монархисты
Красный флаг Кантоналисты
Командующие
Флаг ФРИ Франсиско Серрано
Флаг ФРИ Николас Сальмерон
Флаг ФРИ Эмилио Кастелар
Флаг ФРИ Мануэль Руис Соррилья
Флаг ФРИ Мануэль Павия
Флаг ФРИ Арсенио Мартинес де Кампос
Флаг ФРИ Хенаро Кесада-и-Матеус †
Флаг ФРИ Рамон Бланко-и-Эренас
Флаг Королевства Испании Карл VII †
Флаг Королевства Испании Хайме III Капитуляция
Флаг Королевства Испании Альфонсо Карлос де Бурбон Капитуляция
Флаг Королевства Испании Хуан Непомусено де Орбэ-и-Мариака
Флаг Королевства Испании Паскуаль Кукала
Флаг Королевства Испании Рафаэль Тристани Капитуляция
Флаг Королевства Испании Антонио Доррегарай †
Красный флаг Хуан Контрерас †
Красный флаг Антонио Гальвес †
Силы сторон
170 тыс. чел. 125 тыс. чел.
Потери
70 тыс. чел. 68 тыс. чел.

Вторая гражданская война в Испании (исп. Segunda Guerra Civil Española), называемая также Войной за республику или Второй карлистской войной — вооружённый конфликт в Испании, вызванный недовольством деспотической политикой короля Карла VII и массовыми народными восстаниями, возглавленными либералами, радикалами и умеренными консерваторами, которые привели к Революции 1872 года и провозглашении демократической Испанской республики в Мадриде. Не признавший республику, Карл VII собирает своих сторонников в северных провинциях и развязывает войну против мадридского правительства.

Гражданская война, продлившаяся четыре года и унесшая жизни почти 140 тысяч человек, закончилась победой республиканских сил и окончательным утверждением в Испании республиканского строя. Итогом войны стало коренное переустройство испанского общества на демократических началах.

Предпосылки конфликта

Гражданская война 1846—1849 гг. привела к свержению ненавистных многим испанцам Бонапартов и возвращению на трон династии Бурбонов в лице Карла V. Однако реставрация Бурбонов не принесла единство в испанское общество — хотя они и смогли завоевать поддержку как консервативного дворянства и духовенства, так и жителей северных провинций, однако их консервативная политика привела к росту недовольства среди либерально настроенных жителей крупных городов. Оно выразилось в череде народных восстаний, самым известным из которых была Викальварада, поднятая уже в 1854 году в Мадриде прогрессивной интеллигенцией и офицерами, и жестоко подавленная.

Сыграла свою роль и крайне неустойчивая, склоняющаяся к консерватизму внутренняя политика испанских королей; более-менее прогрессивные реформы проводились лишь при Карле VI, однако и они были чрезвычайно непоследовательными и половинчатыми. Фактически в Испании установился полуабсолютистский режим, не отвечавший требованиям времени. Сыграла свою роль и неудачная деятельность Бурбонов на международной арене: две войны — с Марокко, окончившаяся позорной ничьёй, и с США, приведшая к разгромному поражению, — всерьёз подорвали авторитет испанской монархии.

Революция 1872 года

Карлос младший

Карл VII

15 июня 1870 года королём Испании стал Карл VII, племянник Карла VI. По своим взглядам он был убеждённым абсолютистом и клерикалом, крайне отрицательно относящимся к либеральным реформам. Однако ультраконсервативная и деспотическая политика нового короля противоречила веяниям времени и вызывала недовольство уже не только жителей крупных городов, но и простых крестьян центральных и южных регионов, и даже части жителей северных провинций, традиционно верных короне.

В декабре 1871 года состоялись выборы в Конгресс депутатов. Несмотря на неравноправное распределение голосов от регионов и репрессивные меры, предпринимаемые правительством против оппозиционных партий, а также, по отдельным источникам, фальсификации при подсчёте голосов, большинство мест в нижней палате кортесов получили оппозиционные либеральные и левые партии — прогрессисты, демократы и радикалы.

Теперь, получив большинство мест в парламенте, оппозиция решила приступить к реформированию страны. Очень многие депутаты открыто призывали к отделению Церкви от государства и изменению конституции, что, естественно, было неприемлемым для Карла VII и его окружения. Понимавший это председатель Конгресса депутатов Франсиско Серрано-и-Домингес, член Прогрессивной партии, по взглядам либеральный консерватор и умеренный монархист-конституционалист, решает, что для начала стоило бы выдвинуть самые умеренные законопроекты — закон о свободе печати, о свободе собраний и реформе избирательной системы. Однако они были отвергнуты консервативным и всецело верным королю Сенатом.

Однако Карлу VII этого было мало: 8 января 1872 года он издал указ о роспуске Конгресса депутатов и назначении новых выборов. Этот указ обострил отношения короля и оппозиции до крайности и вызвал резкое негодование как самих депутатов, так и многих образованных людей столицы и других крупных городов. Франсиско Серрано буквально на следующий день выступил с гневной речью в Конгрессе, призвав к восстанию против монарха.

Испанский Родзянко

Франсиско Серрано, лидер Революции 1872 года

Вчера король вынес указ о роспуске законно избранного Конгресса. Я не стану подчиняться этому преступному указу, и вас призываю поступить так же. Мы не вправе предавать народ, избравший нас, и обязаны защитить его свободы.

Речь Серрано была встречена аплодисментами в нижней палате; лишь депутаты-традиционалисты не выразили ликования по этому поводу — впрочем, их довольно быстро изгнали из Конгресса. Довольно быстро слухи о бунте парламентариев распространились среди мадридцев, которые сразу же встали на сторону Конгресса и вышли на улицы, распевая революционные песни и выкрикивая антиправительственные и антимонархические лозунги. Полиция попыталась препятствовать бунту, однако встретила решительное сопротивление протестующих и быстро разбежалась. Карл VII, находившийся в тот момент в Восточном дворце, отправил на подавление восстания мадридский гарнизон под командованием генерала Арсенио Мартинеса де Кампоса, однако последний перешёл на сторону восставших вместе своим гарнизоном. Единственными, кто верно защищал монарха, были королевские гвардейцы, многие из которых происходили из религиозных крестьянских семей Наварры, Арагона и Басконии — но, несмотря на всю их храбрость, их было слишком мало. Восстание переросло в революцию, перекинувшись на другие города Испании — Бургос, Севилью, Малагу, Валенсию; понимая безнадёжность своего положения, 15 января Карл VII вместе с правительством и приближёнными бежит из мятежной столицы.

Испания потеряна (2)

Жители Мадрида приветствуют провозглашение Испанской республики

Новость о бегстве короля была встречена в Мадриде и многих других городах Испании с восторгом, а депутаты Конгресса восприняли её как свою личную победу. Вдобавок ко всему идея монархии была настолько дискредитирована неудачным правлением Бурбонов, что демократы, радикалы и часть прогрессистов открыто выступили за провозглашение республики. 18 января данная идея была выдвинута на голосование в Конгрессе депутатов, и большинство депутатов высказались «за». Конгресс провозгласил об образовании демократической Испанской республики, а на следующий день, 19 января, сформировал революционное временное правительство, в которое вошли представители трёх крупнейших партий Испании; временным президентом был провозглашён сам Франсиско Серрано.

Однако сразу же вслед за образованием республики в ней началась политическая борьба. Причиной её были как «многопартийность» правительства, так и совершенно разные взгляды на будущее Испании. Часть лидеров республики, таких как Мануэль Руис Соррилья, Николас Сальмерон, Эмилио Кастелар и Кристино Мартос, были твёрдыми приверженцами республиканского строя. Другие же, как Антонио Кановас дель Кастильо, вернувшийся в Испанию эмигрант-хосефинос Мануэль Павия, Пракседес Матео Сагаста и сам президент Серрано, были приверженцами конституционной монархии и считали республику временным явлением; причём в среде них также имелись разногласия насчёт того, кто достоин стать королём: кто-то поддерживал кандидатуру находившегося во Франции Иосифа Бонапарта, кто-то — отца Карла VII дона Хуана де Бурбона, а кто-то — его сына Хайме. Спорными вопросами для революционеров были также вопросы о том, должна ли стать Испания федерацией или унитарным государством, полностью или частично церковь должна быть отделена от государства, и множество других. Наконец, на юге страны активизировались социалисты и анархисты; вдохновлённые Франкфуртской коммуной, они захватывали правительственные и муниципальные здания, ещё больше подрывая стабильность юной республики.

На Мадрид!

Карл VII объявляет о походе на Мадрид

В свете этих событий никто так и не обратил внимание на то, что Карл VII не покинул страну — он укрылся в Бильбао вместе со своим правительством. Политически е распри в стане республиканцев стали для короля неплохим подспорьем: он начал собирать армию своих сторонников — жители северных провинций, напуганные перспективой ликвидации их автономии и старинных вольностей, с радостью присоединялись к нему. 20 июня 1872 года Карл объявляет о том, что мадридское правительство является незаконным и объявляет о походе на столицу.
Этот день знаменует конец республики. Мы с вами свергаем режим, который потворствует разброду. В этот самый момент в Мадриде изменники-республиканцы предают Бога и Испанию, поддерживая безбожников и социалистов. Наша великая армия сметёт ненавистное мятежное правительство, её жалкое войско, вернёт народу, страдающему под гнётом республиканцев, законную власть. Да здравствует Испания! На Мадрид! (Манифест Карла VII)

Ход войны

Поход на Мадрид

Карлуууша

Карл VII со своими офицерами

Призыв Карла VII не остался без ответа: в короткие сроки ему удалось организовать более чем 100-тысячную армию своих сторонников в Наварре, Басконии, Арагоне и Кантабрии, поручив начальствование над ней генералу Антонио Доррегараю, а также Хоакину Элио, Франсиско Сабальсу, священнику-иезуиту Санта-Крусу и прочим. К ней активно присоединялись религиозные крестьяне из северных провинций, басконские автономисты, священники, оставившие службу в церквах ради того, чтобы сражаться «за Бога, короля и Испанию». Ударной силой армии Карла VII стали отряды рекете (от фр. requeté — сигнал псовой охоты), сформированные из юношей моложе 20 лет, которые воспитывались в духе фанатичной преданности Католической церкви, карлистской ветви династии Бурбонов и своим вождям. Основные кадры рекете поставляло крестьянство Наварры.

Поход монархистов на юг шёл успешно: 25 июня 1872 года они взяли городок Бривьеска, а 27 июня — Бургос, не встретив сопротивления: гарнизон города сдался без единого выстрела. Взятие Бургоса стало символичным — точно так же Карл V захватил его в 1847-м — и ещё больше вдохновило верные Карлу VII войска. В течение июля монархисты заняли Лерму, Аранда-де-Дуэро, Риасу, Лосаюэлу и Сеговию, и к началу августа оказались неподалёку от испанской столицы.

Победы Карла VII всерьёз перепугали республиканцев, которые в спешном порядке начали готовиться к обороне. 3 августа у Буитраго-де-Лосои произошла первая серьёзная стычка между республиканской и королевской армиями, закончившаяся поражением республиканцев. Тем временем Карл VII занял городок Сан-Лоренсо, где находился знаменитый Эскориал — монастырь, дворец и резиденция короля Испании Филиппа II. Будучи в какой-то мере «символом» Испании, Эскориал стал весьма значимым местом и для самого короля: именно там он расположил свою ставку.

Руины

Разрушения в Сан-Лоренсо

Понимая, что над столицей республики нависла угроза, Серрано приказал готовиться к удару по королевской армии. 22 августа 1872 года к Сан-Лоренсо выдвинулось большое войско, спешно собранное республиканцами из как профессиональных солдат и офицеров, так и плохо вооружённого городского ополчения; под командование его взяли генералы Павия и Мартинес де Кампос. На следующий день это войско на улицы городка, и завязалась кровавая битва, в ходе которой республиканцам всё-таки удалось выбить армию Карла VII из Сан-Лоренсо, однако при этом они понесли серьёзные потери, несоизмеримые с потерями монархистов. В ходе боёв был серьёзно повреждён Эскориал; значительная часть строений и стен этого монастыря-дворца была разрушена, пострадала и уникальная библиотека, многие бесценные рукописи были утрачены.

Тем не менее, республиканцы праздновали победу, и на волне триумфа захватили Сеговию, которую карлисты защищали подозрительно неохотно и довольно быстро покинули. Однако этим их действия и ограничились; Серрано приказал свернуть наступление и готовить армию для решающего удара по оставшимся в подчинении Карла VII провинциям. На деле же почти никаких приготовлений не производилось — антикарлистские силы вновь погрязли во взаимных политических дрязгах, и это стало их большой ошибкой.

Зимнее наступление

И снова карлисты

Республиканская карикатура на Карла VII и его двор

Тем временем не территориях, занятых монархистами, активно шла подготовка к новому удару. Карл VII вновь приказал пополнить армию, незначительно потрёпанную после боёв при Сан-Лоренсо, свежими новобранцами; кроме того, он пытался организовать поддержку своего движения из-за рубежа. Впрочем, эта поддержка была в разы менее масштабной — прежние покровители карлистского движения в прошлой гражданской войне не посчитали нужным вмешиваться в конфликт — Великобритания давно махнула рукой на столь слабого союзника, коим являлась Испания, а португальский король Мигел II хоть и поддержал Карла VII, однако поддержка эта была исключительно словесной — в Португалии как раз начались народные волнения, и Мигел, опасавшийся революции в своей стране, побоялся влезать в конфликт. По сути, настоящую поддержку Карлу оказали независимые организации клерикалов и монархистов Европы, в особенности французские легитимисты во главе с Анри де Шамбором, от которых карлисты получали помощь в виде денег, оружия и боеприпасов.

В январе 1873 года войска монархистов, занимавшие к тому времени Арагон, часть Старой Кастилии и Кантабрии, двинулись на позиции республиканцев. 15 января они захватили городок Льянес, 21 января — Паленсию, а к началу февраля вышли к линии Хихон — Леон — Вальядолид. Население северо-запада Испании в своё время поддержало дона Карлоса де Бурбона, и в целом симпатизировало монархии, что играло силам Карла VII на руку.

Зимнее наступление

Монархисты в Астурии

10 февраля Хихон пал, а 16 числа того же месяца за ним последовал и Леон. Осташаяся часть Астурии и восточной Галисии — преимущественно малонаселённые, гористые земли — были быстро перешли под контроль монархистов, и к середине марта 1873 года они подошли к Ла-Корунье, Сантьяго-де-Компосстеле и Виго. Городские гарнизоны быстро пали, а галисийцы восторженно встречали карлистов. Вся северная Испания перешла под контроль Карла VII.

Тем временем армия монархистов под командованием Антонио Доррегарая-и-Домингеры успешно захватывала Старую Кастилию. Его войска осадили Вальядолид, взяли Торо, Куэльяр и Риасу. Будучи талантливым командиром, Доррегарай успешно разбивал правительственные войска, однако он, помимо всего прочего, был чрезвычайно жестоким человеком и одобрял самые жёсткие меры против нелояльного королю населения, оправдывая варварскую жестокость своих подчинённых в особых манифестах. Его солдаты и офицеры были под стать своему командиру, и часто устраивали жесточайшие расправы против мирных жителей.

Любитель СИГа

Антонио Доррегарай, наиболее жестокий среди генералов-монархистов

Особенно ярко Доррегарай проявил себя во время взятия Вальядолида 4 марта: сначала изнурённый осадой город в течении нескольких дней бомбардировался артиллерией, а затем, когда карлисты наконец вошли на городские улицы, они устроили массовую резню, не делая разницы между военными и мирными, мужчинами и женщинами, детьми и стариками. Такая жестокость всерьёз настроила кастильцев против Карла VII и вызвала недовольство даже среди многих его сторонников, которые требовали отстранить кровожадного генерала от командования. Одним из итогов зверской жестокости Доррегарая стало поражение его армии в битве у Кантимпалоса, случившейся 6 апреля, где против него выступили многочисленные силы народного ополчения, чьё участие в немалой степени поспособствовало победе республиканцев.

Кантональная революция

Победа при Кантимпалосе воодушевила республиканцев. Более того, наученные горьким опытом командиры начали в спешном порядке реорганизовывать, пополнять и переоснащать республиканские войска. Это принесло свои плоды: 3 мая 1873 года республиканская армия под командованием Хенаро Кесады-и-Матеуса взяла Вальядолид — точнее, то, что от него осталось, — а к началу июля захватила Паленсию и Лерму и подошла к стенам Бургоса. Контрнаступление республиканцев началось также в Леоне и Арагоне; фактически, все результаты «зимнего наступления» были сведены на нет.

И опять взбунтовались

Восстание кантоналистов в Севилье

Однако удар по республиканцам был нанесён совершенно с другой стороны — с бедного рабочего юга Испании, где активизировались недовольные правительством радикальные силы радикального толка. Среди них имели огромное влияние социалисты и анархисты, а само это движение получило название кантоналистов — поскольку они желали видеть Испанию в качестве федерации независимых городов-кантонов. Кантоналистское движение пользовалось поддержкой как рабочих, так и мелкой буржуазии, и стало весьма популярным в Андалусии, Мурсии и Валенсии. 28 июня независимость от республики провозгласила Кордова, 30 июня муниципалитет Севильи провозгласил создание социалистической республики, а 1 июля неуступчивые депутаты оставили Кортесы. Неделей позже, 9 июля, провозгласил себя независимым Алкой.

Это было только начало: вскоре после этого кантональная революция прокатилась по югу Испании, сопровождаясь убийствами офицеров солдатами, линчеванием мэров городов и более чем сотней жертв. 12 июля в кантоне Картахена депутат-федералист Антонио Гальвес Арсе спровоцировал восстание броненосной эскадры, после чего над городом поднялось революционное красное знамя. Это ещё больше воодушевило кантоналистов: красные флаги поднялись на территориях от Уэльвы до Валенсии. Восстание поднялось даже в Мадриде, однако было подавлено силами полиции и армейского гарнизона.

«Немыслимый союз»

Обе силы, выступившие против республики, находились на противоположных идеологических полюсах: карлисты были абсолютистами и традиционалистами, кантоналисты — республиканцами с явными симпатиями к социализму. Однако появление враждебной республиканцам силы на юге страны заставило многих советников Карла VII присмотреться к ним — среди них были премьер-министр Паскуаль Кукала, военный министр Рафаэль Тристани, иезуит Мануэль Игнасио Санта-Крус и младший брат короля Альфонсо Карлос де Бурбон. Помимо наличия общего врага в лице Испанской республики, монархистов и кантоналистов объединял федерализм — правда, они понимали его по-разному: если карлисты выступали за федерацию провинций, то кантоналисты — за федерацию кантонов. Наконец, монархисты понимали, что поддержки северных провинций для победы им будет недостаточно, что, в конечном счете, заставило их пойти на переговоры с кантонами юга.

Топ аниме кроссоверс эвар

Республиканская карикатура на союз монархистов с кантоналистами

14 августа 1873 года в результате совместных действий армии монархистов и ополчения кантона Валенсия был захвачен портовый город Кастельон-де-ла-Плана. После победы состоялась встреча лидеров монархистов генерала Сабальса и Мануэля Санта-Круса, и вождя кантоналистов Хуана Контрераса; фактически она закончилась заключением негласного пакта о совместных действиях против республиканского правительства. Более того, ради того, чтобы завоевать симпатии кантоналистов и привлечь их на свою сторону, Карл VII издал откровенно популистский «Манифест к народу Испании»: в нём он объявил, что после своей победы дарует регионам Испании равное представительство в кортесах, а городам — самую широкую автономию; кроме того, он обещал предпринять меры для улучшения положения рабочих и дать свободу профсоюзам.

Республиканское правительство оказалось в критической ситуации: против них выступили одновременно северные и южные провинции, а бросить все силы на подавление восстания кантонов означало оставить уязвимыми северный фронт и саму столицу. Для того, чтобы пополнить свои войска, военный министр республики Павия решил призвать все резервы, а также провести набор среди крестьян Новой Кастилии: будучи добрыми католиками и стихийными консерваторами по убеждениям, они в то же время не особо симпатизировали Карлу VII. Собрав достаточно крепкую армию, Павия вместе со своими войсками направился в Андалусию, а армия под командой Мартинеса де Кампоса была брошена против Мурсии и Картахены.

Берут Севилью

Взятие Севильи войсками генерала Павии

У кантоналистов были два существенных недостатка — они не имели централизованного руководства и даже не объединились формально, и у них недоставало квалифицированных офицерских кадров. Это привело к тому, что даже поспешно набранная армия республиканцев оказалась намного сильнее ополчения южных кантонов. 2 сентября 1873 года генерал Павия выступил в поход, 5 сентября отряд под командованием Риполя занял Кордову, а 14 числа этого же месяца Павия взял Севилью. Оставив здесь отряд, генерал двинулся на Кадис, который был взят 1 октября. 3 октября пала Малага, а 9 сентября — Гранада. После этого войскам Павии удалось занять Санлукар-де-Баррамеду, Сан-Роке, Тарифу, Альхесирас. К середине октября большая часть Андалусии была под контролем республики.

Мартинес де Кампос, в свою очередь, 8 сентября начал наступление против Мурсии. Город отчаянно оборонялся, но 20 сентября был взят. После взятия Мурсии Кампос двинулся на Картахену, имевшую одну из сильнейших крепостей Испании. Армия Кампоса осадила город, беспощадно бомбардируя крепостные стены и городские кварталы, но осада, увы, была малоэффективна, покуда флот Картахены господствовал на море. Флот Картахены, не имея возможности вновь поднять другие города против Испанской республики, ограничился тем, что, угрожая бомбардировкой другим приморским городам, стал требовать поставки съестных припасов и военной контрибуции монетой; в том случае, если они отказывались, проходила бомбардировка. Эскадру остановило вмешательство французского флота, и 27 ноября Картахена была взята, а Гальвес, руководивший её обороной — расстрелян. К концу 1873 года кантональная революция была подавлена везде, кроме Валенсии, непосредственно прилегающей к территориям, занятым силами монархистов.

Второй поход на Мадрид

Кантональная революция и подавление её республиканскими войсками не только дали монархистам передышку после поражения при Кантимпалосе, но и возможность частично восстановить свои позиции: в течение лета и осени 1873 года они вернули Лерму и Паленсию, захватили Самору, Альмасан и Калатаюд. Новое наступление монархисты запланировали на весну 1874 года: на этот раз они собирались наступать на Мадрид с востока, через Гвадалахару. Они рассчитывали на то, что их армия, успешно восстановившаяся после прошлогоднего разгрома, сможет успешно сломить измотанную подавлением кантоналистского мятежа армию республиканцев; также они ставили на пропаганду, которая благодаря заключению пакта с кантоналистами приобрела отчётливую социально-популистскую окраску.

Последняя из побед

Взятие Гвадалахары войсками монархистов

4 апреля 1874 года карлисты захватили Аркос-де-Халон, 16 апреля — Сигуэнсу, а 22 апреля подошли к Гвадалахаре. Город, открывавший путь на Мадрид, был осаждён огромной армией монархистов под командованием Доррегарая, Сабальса и Тристани; вместе с ней присутствовал и сам король, который поставил пред собою цель контролировать действия своих войск и вдохновлять их на победы. Армия монархистов, хорошо вооружённая и обладающая превосходным боевым духом, была как никогда сильной угрозой. Республиканцы послали на помощь осаждённой Гвадалахаре свой отряд, однако он был разбит значительно превосходящими силами монархистов 5 мая, а 11 мая сдалась и сама Гвадалахара.

К 20 мая войска карлистов подошли к городку Алькала-де-Энарес, находившемуся совсем близко от Мадрида. Правительство в спешке эвакуировалось в Толедо, его примеру последовал и Конгресс депутатов. Фактически дорогу на Мадрид защищала небольшая армия под командованием генерала Хенаро Кесада-и-Матеуса; к городу также подтягивались дополнительные силы, которыми командовали Павия и Мартинес де Кампос, однако они пока находились в достаточном отдалении от будущего места битвы. Тем не менее, Кесада был готов защищать подступы к столице теми силами, которые у него были.

Битва у Алькала-де-Энарес

Битва у Алькала-де-Энарес

Утром 21 мая монархисты ударили по позициям республиканцев у самых границ городка. Последние отчаянно оборонялись, не желая отдавать ни пяди земли врагу, однако армия Карла VII, сражавшаяся с ними почти полдня, в конечном счёте пробила их. В ходе битвы пал сам генерал Кесада, героически сражавшийся против карлистов, и последние уже были готовы войти в Алькала-де-Энарес. Однако тут на помощь республиканской армии пришли подкрепления Павии и Мартинеса. Завязалась новая битва, в ходе которой карлисты сначала были отброшены с прежних позиций, а затем, когда они вновь бросились в атаку — разгромлены. Понесшая огромные потери армия монархистов была вынуждена отступить к Гвадалахаре.

Однако и там монархисты долго не удержались: уже 27 мая армия Павии и Мартинеса появилась неподалёку от города, и Карл VII, понимавший, что его войско не сможет противостоять превосходящим силам республиканцев, приказал покинуть Гвадалахару. Сам же он вновь отбыл в Бильбао, а изрядно потрёпанная армия отошла в Арагон, на прежние позиции. Очередная неудачная попытка взятия столицы всерьёз подкосила карлистскую армию; теперь она была вынуждена окончательно отказаться от наступательных операций и перейти к обороне.

Наступление республиканцев

Валенсия наша

Взятие Валенсии войсками республиканцев

После победы в битве у Алькала-де-Энарес стратегическая инициатива окончательно перешла к республиканцам. Однако под контролем Карла VII по-прежнему оставались большие территории — Страна Басков, Наварра, Арагон, Кантабрия, Астурия, Галисия, Валенсия, часть Леона и Старой Кастилии. Республиканские командующие принялись наступать на позиции монархистов: 5 июля 1874 года генерал Павия захватил Рекену, город неподалёку от Валенсии, 14 июля была взята уже сама Валенсия, а 1 августа республиканцы взяли Кастельон-де-ла-Плану; в ходе сражения пал последний из видных вождей кантоналистов, Хуан Контрерас.

Перешли в наступление республиканцы и на северном фронте: под командованием генерала Бланко-и-Эренаса они очистили от карлистов Лерму, Паленсию, Вильяду и Бенавенту, а 20 сентября взяли Леон. Более того, республиканцы фактически взяли в кольцо Бургос, один из центров карлистского движения во время войны 1846—1849 гг. Продолжалось наступление и в Арагоне, где республиканцы захватили Калатаюд и Каламочу, а 14 сентября отняли у монархистов стратегически важную крепость Кантавьеху, разделявшую Валенсию и Арагон. К ноябрю 1874 года республиканцы вышли к реке Эбро и оказались вблизи Сарагосы, столицы провинции Арагон.

Слабоумие и отвага (3)

Кавалерия монархистов пытается прорвать осаду Бургоса

18 октября армия монархистов под командованием печально известного генерала Доррегарая попыталась прорвать блокаду Бургоса, нанеся удар по позициям республиканцев к северо-востоку от города. Однако благодаря слаженным действиям республиканских войск Бланко-и-Эренаса удар удалось отбить, а сам Доррегарай попал в плен; помня о его былых «заслугах», солдаты подвергли его жестокой казни, заживо заколов штыками. Через некоторое время, 7 ноября, пал и Бургос. Кастилия и Леон были полностью освобождены от монархистских сил.

Вдохновлённые известиями о взятии Бургоса, войска республиканцев, возглавляемые Мартинесом де Кампосом, 22 ноября попытались взять Сарагосу. Однако там они встретили жёсткий отпор монархистов; особенно отчаянно сражались отряды рекете. В итоге войска республиканцев были отброшены от Сарагосы, что вынудило их на время отказаться от планов по захвату города.

В ноябре—декабре 1874 года республиканцы продолжили наступление на севере Испании, взяв Понферраду и Систьерну и продвинувшись на западе до центральной Галисии, однако начавшаяся зима вынудила их прекратить наступление. Возобновили они его лишь в марте 1875 года: 12 марта был взят город Сантьяго-де-Компостела, а 25 марта — Ла-Корунья; в апреле—мае этого же года были взяты Овьедо и Хихон. Июнь 1875 года ознаменовался взятием Сарагосы, в сентябре был взят город Логроньо, а в октябре — Сантандер, столица Кантабрии.

Окончательный разгром монархистов

Республиканская армия в Стране Басков

Республиканская армия в Стране Басков

К концу 1875 года под контролем монархистов остались лишь Наварра и Баскония. Многие сторонники Карла VII были родом оттуда, и превосходно знали местную гористую местность, что давало им немалое преимущество перед республиканцами. Надвигавшаяся зима также осложняла продвижение республиканской армии, а население сочувствовало Карлу VII и готово было воевать за него. Попытки республиканских войск взять города Баракальдо и Витория-Гастейс в ноябре 1875 года окончились поражениями, и наступление пришлось отложить до весны 1876 года.

Однако суровая горная зима ударила и по карлистам; их многочисленная армия была вынуждена довольствоваться весьма скудными запасами провизии, что ставило её на грань голода. Попытки пополнить запасы за счёт местных крестьян привела к тому, что те, первоначально готовые любой ценой стоять за своего короля, начали постепенно отворачиваться от монархистов; многие даже открыто переходили на сторону республиканцев или начинали помогать им, сообщая информацию о боевых позициях монархистов. Это привело к тому, что республиканцы начали одерживать победы: уже 19 февраля 1876 года пала Эстелья, 3 марта — Баракальдо, 7 марта был взят Баракальдо, а 10 апреля пала столица Наварры Памплона.

Альфонсо Карлос

Альфонсо Карлос де Бурбон, младший брат Карла VII

29 апреля 1876 года республиканская армия подошла к Бильбао. Не желавший уступать свою фактическую столицу, Карл VII приказал оборонять её любой ценой. Завязалась жестокая битва, в ходе которой монархисты отчаянно и самоотверженно оборонялись, однако, в конце концов, Бильбао пал, и карлистская армия была вынуждена отступить в Басаури. Карл VII был смертельно ранен в бою и 2 мая, спустя трое суток, скончался, передав престол своему пятилетнему сыну Хайме и назначив регентом принца Альфонсо Карлоса.

Альфонсо Карлос, как и большинство генералов монархистской армии, понимали, что борьба проиграна. Многие монархисты начали массово бежать за границу, однако для самого юного короля и его дяди-регента положение осложнялось тем, что Франция, официально признавшая республиканское правительство, приказала своим войскам на границе отлавливать беглецов и передавать Мадриду. В итоге он пошёл на переговоры с генералом Павией, и 4 мая в Басаури королевская армия капитулировала. Монархистам было дозволено беспрепятственно покинуть Испанию; первоначально Павия добивался того, чтобы Альфонсо подписал отречение от испанского престола за своего племянника, однако тот заявил, что лишён подобного права, и в итоге Хайме отбыл вместе со своей матерью и дядей в Лондон, официально сохранив титул короля Испании.

Итоги и последствия

Победа сторонников республики, защитников свободы и прав граждан в Испании, не может не вызвать отклика в сердце каждого американца. Господин Серрано, я искренне поздравляю Вас с победой и молю Господа Бога, чтобы он защитил Вашу страну от бед и несчастий. (Шайлер Колфакс, президент США)
Испания была потеряна. Вместе с монархией республиканцы отринули Бога и свои древние традиции, и это стало национальной катастрофой. (Шарль Моррас)
Испанская республика - плакат

Плакат, посвящённый провозглашению Испанской республики

Вторая гражданская война закончилась окончательной победой республиканцев и утверждением в Испании республиканской формы правления. После войны монархические идеи в Испании были окончательно дискредитированы, за исключением северных провинций; выборы президента, состоявшиеся в августе 1876 года, окончились победой республиканца Эмилио Кастелара. В том же месяце была принята новая конституция, которая провозглашала Испанию демократической унитарной республикой; установление унитарного строя вместе с лишением регионов прав и привилегий хоть и вызвало недовольство автономистов северных и южных провинций, но способствовало установлению в Испании единой гражданской нации — равно как и введение системы всеобщего образования.

Установление республики не принесло в Испанию покоя и процветания — партизаны-монархисты терроризировали северные регионы вплоть до середины 80-х годов XIX века; росло рабочее движение, а правительства часто сменяли друг друга. В первые десятилетия существования республики Испания также лишилась своей последней заморской колонии — Филиппин, которые были захвачены Японией. И всё же установление республики привело к тому, что в Испании началось бурное развитие экономики, вырос уровень грамотности населения, изменился облик городов страны.

Карлисты, эмигрировавшие из Испании, впоследствии ещё сильнее трансформировали свою идеологию: помимо монархизма, клерикализма и регионализма, важным элементом их доктрины стал социализм — это стало своеобразным итогом сотрудничества с кантоналистами в ходе гражданской войны. Идеология самих кантоналистов также стала весьма популярной и превратилась в своеобразную альтернативу марксизму — движения, выступавшие за построение социалистического общества как конфедерациии независимых городских и сельских общин, возникали во Франции, Речи Посполитой, а впоследствии Индии и Китае; в последнем они стали движущей силой так называемой «войны синдикатов». Наконец, в конце XIX века возникло баскское национальное движение, во став многом реакцией на централизаторскую политику Мадрида; впоследствии оно доставит немало проблем Испанской республике уже в следующем столетии.