ФЭНДОМ


Германская Социалистическая Республика
250px-Red flag.svg ИДЕАЛЬНО
Leftist Germany
Год основания: 1918
Официальный язык: Де-факто немецкий.
Гимн: "Интернационал"
Столица: Фогельсбург
Форма правления: Президентская республика (де-юре)

Тоталитарная диктатура (де-факто)

Глава государства: Первый в должности - Карл Фогель (1918 - 1925)

Последний - Альфред Гугенберг (194. - 194.)

Глава правительства: Первый в должности - Генрих Либкнехт (1918 - 1925)

Последний - Ганс Глобке (1942 - 194.)

Правящая партия: Коммунистическая партия Германиии
Государственная религия: Атеистическое государство
Территория: {{{Территория}}} км²
Население {{{Население}}} чел.
Валюта: Соцмарка
Германская Социалистическая Республика (нем. Die Deutsche Sozialistische Republik)  - государство в Центральной Европе, созданное во время Гражданской войны в Германии и де-факто ликвидированное в январе 1940. Юридически ГСР прекратила существование в апреле 194., после решения Учредительного Собрания установить новый, демократический режим.

Было первым в мире социалистическим государством. В ГСР были проведены многие социальные реформы, которые в последствии будут заимствованы остальными странами мира. Являлось самым леворадикальным государством мира из относительно долго просуществовавших. 

История

Правление Карла Фогеля 

Карл Фогель был избран президентом Германской Республики 10 августа 1917 с минимальным перевесом. Тогда он еще верил в то, что при сложившихся обстоятельствах ему удастся мирно перевести страну на социалистический путь развития. Но проигранные антисоциалистическому "Альянсу за Республику" парламентские выборы лишили его этой возможности. Относительно мирное, хотя и чрезвычайно напряженное, противостояние между рейхспрезидентом и рейхстагом продлилось до 6 октября того же года, когда депутаты от АзР в Мюнхене не провозгласили о создании нового правительства и об импичменте Фогелю. Таким образом началась Гражданская война в Германии , шедшая с осени 1917 до конца весны 1919 и закончившаяся победой красных.

О создании же самой Германской Социалистической Республики было объявлено в первый же день 1918 с целью поднять боевой дух солдат. На подвластных ему территориях Карл Фогель проводил политику "тотального коммунизма", подразумевавшую сплошную национализацию и принудительное изъятие продовольствия у крестьян по заниженным расценкам. В условиях гражданской войны и экономического эмбарго эти жесткие меры позволили ГСР содержать свои вооруженные силы и худо-бедно прокормить рабочие руки на заводах. Победы же на фронте позволяли затыкать оппозицию и обеспечивать поддержку населения. На вновь отвоеванных землях Фогель проводил чистки, направленные против контрреволюционных сил. Под ними в первую очередь подразумевались богатые, священнослужители, аристократы и зажиточные крестьяне. Но президент ограничивал пыл служб, не желая перегибать и без того натянутое до предела жесточайшей экономической политикой правительства терпение народа. 

Еще до того, как белые силы в самой Германии были окончательно повержены, Фогель начал экспортировать революцию в соседние с собой государства. Ударные части "Народной армии" в конце 1918 пришли на выручку голландским коммунистам, поднявшим восстание на северо-востоке страны. Совместными усилиями им удалось одержать победу и захватить власть в Нидерландах. Была осуществлена попытка вторжения в Польшу, но Дмовский, опираясь на поддержку России и национальное объединение, успешно отразил атаку, выбив к 22 декабря 1919 года последние немецкие силы на запад. К тому моменту Германия почти без сопротивления оккупировала Чехию и готовилась к полноценному вмешательству в итальянские дела . Но по каналам дипломатии Фогелю было сделано предупреждение об ответных мерах со стороны Лондона, Вашингтона и Новгорода на вторжение в Италию. Это, вкупе с экономическими проблемами внутри страны и ростом недовольства, убедило президента ГСР остановиться на достигнутом. 8 января 1920 он официально объявляет о начале периода мирного сосуществования между его государством и соседями. 

За несколько лет "тотального коммунизма" в стране выросло недовольство сложившейся экономической ситуацией. Изъятие у крестьян продовольствия было еще оправдано при военных действиях, но, когда "Экспорт Революции" прекратился и в сельскохозяйственных регионах участились антиправительственные выступления, руководство ГСР стало перед вопросом необходимости в корне менять методы управления экономикой. Шаг к этому был сделан на IV съезде Коммунистической партии Германии, проходившем в Регенсбурге в феврале-марте 1920. На нем Генрих Либкнехт, по поручению президента, представил делегатам проект изменений, названный планом "Люксембург-Либкнехта" по именам его разработчиков. Суть заключалась во временном отходе от принципов уравнения и полной опеки правительства над экономической сферой жизни общества. В целом,этот план был аналогичен реальной "Новой экономической политике", проводимой большевиками в 20-х годах. Принятие плана было сопряжено с трудностями: группа наиболее ортодоксальных коммунистов во главе с полковником Шольке воспротивилась ему, но после долгих переговоров Фогелю удается восстановить единство КПГ. Торжественное объявление о переходе к "плану Л-Л" состоялось 13 марта на закрытии съезда партии.   

Этот план действовал с 20 по 26, принеся известные плоды. Экономика Германии смогла ожить после продолжительной гражданской войны и вернуться в более-менее привычный ритм жизни. Монополия КПГ позволила обеспечить тяжелую промышленность ресурсами и работой, а частная инициатива позволила наладить снабжение людей товарами народного потребления. При сохранении всей власти в руках коммунистической партии и ее центрального комитета, были созданы хоть минимальные условия для ведения собственного дела. В августе 1922 Фогель разрешил иностранным гражданам иметь концессии на территории Германии, но на практике инвесторы опасались вкладывать капиталы в "страну победившего пролетариата". За все время действия "плана Люксембург-Либкнехта" весь объем иностранных инвестиций не составил и двух миллионов долларов, что было просто ничтожной суммой. Был отменен уравнительный принцип распределения заработной платы, на местах всячески поощрялось соревнование рабочих за увеличение норм выработки в день. 

Торжественно была принята Конституция Германской Социалистической Республики. Подписание ее президентом произошло 7 марта 1920, она стала первым подобным документом в истории мира. В ней провозглашалась высшая цель ГСР - пройти первые стадии коммунистического строительства, стать настоящей "крепостью" революции и маяком надежды для всех угнетенных и обиженных во всем мире. Страна была определена как социалистическая федеративная республика с президентской формой правления. Согласно ей, президент ГСР избирался на партийном съезде, вместе с ним мог быть обновлен и состав центрального комитета. Парламент - Фолькстаг - избирался всеми гражданами, достигшими 18 лет и не лишенными избирательного права. Пассивным же правом обладал каждый гражданин старше 25, не судимый, не относящийся к какой-либо категории "лишенцев" и имеющий высшее образование. Главной функцией парламента, по конституции, было обсуждение и принятие законопроектов, но на практике Фолькстаг всего-навсего послушно голосовал по указу  исполнительной власти за нужные ей инициативы. Судебную власть представлял так называемый "Народный суд", на практике также подчинявшийся президенту. 

Буквально понимая учение о революции, Фогель всячески способствовал ее появлению в других странах. Еще в разгар Гражданской войны дома 5 июня 1918 в Берлине созван учредительный съезд международной революционной организации, названной Коммунистическим Интернационалом и сокращенной в российской прессе до звонкого - Коминтерн. Первым его председателем стала Марта Люксембург, получившая таким образом в свои руки связь КПГ с остальными радикальными политическими силами в мире. Коминтерн принял самое непосредственное участие в экспорте победившей революции, во многом обеспечив победу в Чехии крепкими связями с местными марксистскими группами и партиями. За оставшееся время правления Фогеля Люксембург наращивала вес и авторитет в движении, старательно присматриваясь к социальным экспериментам в России. В то же время организация обрастала новыми членами, быстро становясь настоящим центром всемирного революционного движения. 

Успехи товарищей в Коминтерне радуют и меня, и всю партию. Скоро не останется такой страны, члена которой не было бы в Интернационале. Именно поэтому я рассматриваю Коминтерн, точнее, его Исполнительный Комитет, как ядро будущего всемирного социалистического правительства. - Из письма К. Фогеля к Г. Ульянову, 1921-й. 

Но Фогель был очень стар. Напряженная и полная переживаний жизнь подорвали здоровье вождя первой успешной социалистической революции. Он с 1923 года все реже появляется на публике, избегает публичных выступлений и постепенно передает решение большинства задач на плечи возглавившего правительство Либкнехта. В августе 1924 консилиум врачей установил, что Карл очень тяжело болен. На тот момент он уже перенес два инфаркта и даже клиническую смерть: по общему мнению, только чудо и помогло Фогелю вообще дожить до того момента. Осознавая приближение смерти и с каждым днем все слабея и слабея, президент начинает работу над письмом к V-му съезду КПГ, назначенному на февраль 25-го. По свидетельствам охраны и адъютантов, он каждый день минимум час проводил над его написанием. Многие полагают, что в этом, к сожалению, не дошевшем до нас документе, Фогель называл имя своего приемника; другие же считают, что он в нем лишь просил не возвеличивать себя до уровня Божества.

В январе 1925 состояние его здоровья стремительно ухудшается. Он ослеп; не доверяя охране, он не мог продолжать работу над решающим письмом. Понимание собственного бессилия, когда, казалось, все еще имеешь всю силу, только усугубляло ситуацию. Каждый день в газетах Германии печатались сообщения о состоянии здоровья "отца революции". И вот, 21 января, Карл Фогель скончался, перенеся третий инфаркт. Таким образом закончилась первая эпоха в истории ГСР, за которой последовала куда более длинная вторая.

Борьба на V-м съезде

Смерть Фогеля способствовала углублению идеологических противоречий внутри КПГ. Личная неприязнь её высших руководителей друг к другу, их честолюбивые амбиции и стремления, разница в теоритических взглядах и подходах к делу построения социализма - все то быстро выплыло наружу. В партии сложились три основные группировки, претендовавшие на то, чтобы поставить своего человека на пост главы первого социалистического государства.

  • Конрад Ульбрихт, глава "левой оппозиции" правительственному курсу.
  • Генрих Либкнехт, глава правительства и "правого крыла" КПГ
  • Марта Люксембург, председатель Коминтерна и лидер "центристов".
"Левую оппозицию" возглавил Конрад Ульбрихт, бывший комиссаром народной безопасности. Он объединил усилия с генералом Гансом Вайсом, одним из самых авторитетных военных того времени. Совместно они, опираясь на мощь "Народной армии", спецслужбы и симпатии наиболее радикальной части КПГ, планировали провести значительнейшие изменения в обществе и политике молодой страны. В первую очередь предполагалось отменить "План Л-Л", подрывавший сами основы социалистического уклада экономики. Затем планировалось провести невиданную по размаху индустриализацию, направленную на создание достойной армии, готовой сражаться  с любыми контрреволюционными силами. Коминтерн должен был стать проводником революции по всему миру, решительным орудием в руках революционных сил. Упоминалась концепция "Арсенала социализма", по которой ГСР должна была снабжать оружием все марксистские организации, готовые к совершению революции у себя на месте. Ульбрихт также собирался ввести сверхплановую экономику, дабы обеспечить все эти грандиозные начинания нужными ресурсами, в том числе и денежными. Справедливо указывая на неприязнь соседей к ГСР, он призывал готовиться к вооруженному противостоянию с ними всеми, для чего требовалось многократно укрепить армию и связи с местным революционным  подпольем. О планах по социальной перестройке общества он предпочитал не говорить, отделываясь самыми общими фразами.

Ему противостоял глава правительства Генрих Либкнехт. Он опирался на поддержку своего кабинета и "правого крыла" в Коммунистической партии Германии. Он предлагал расширить и углубить план имени себя, видя в нем залог для будущего процветания страны. Открыто с его стороны раздавались призывы по отношению к крестьянам, в которых Генрих призывал тех обогащаться и становиться собственниками, на которых новый режим сможет достойно опереться. Признавая важность реформы армии, он призывал не тратить на неё все силы и приоритетом сохранять благосостояние граждан новой Германии. Либкнехт был противником коренного и поспешного ломания традиционного сознания людей, рассчитывая здесь на эволюционные, гораздо более спокойные методы, чем те, которые предлагал его главный соперник. Он выступал за налаживание отношений с зарубежными странами и переход к "мирному соревнованию" двух систем, в котором социализм должен был естественным образом, по причине большей прогрессивности, победить капитализм. Такие заявления давали повод упрекнуть его в оппортунизме и даже "грехопадении" с высоты учения марксизма, которое отрицает подобную возможность в принципе. 

Позицию центра занимала группа, возглавленная Мартой Люксембург. Лидер Коминтерна в первую очередь опиралась на него и на свой авторитет за границей. Внутри же страны её поддержка была гораздо скромнее, чем у двух её главных соперников. В экономическом плане она была более близка позициям Либкнехта, но не одобряла его веры в необходимость наращивания темпов денационализации и снятия государственной монополии на внешнюю торговлю. Согласно её мнению, план "Л-Л" работал как раз так, как надо. В то же время она не разделяла убежденности Либкнехта в возможности "мирного соревнования", поддерживая инициативу Ульбрихта о необходимости перевооружения армии и недопустимости сокращения финансирования Коммунистического Интернационала. В социальном плане она считала, что общество нуждается в дальнейшем реформировании, но некоторые его столпы должны быть сохранены. Как видно, её сторонниики и она сама были практически равноудалены от двух оставшихся "центров силы".

Помимо трех выше перечисленных группировок, в КПГ сложились ещё более меньшие объединения на местном уровне. Так, например, в Гамбурге местные коммунисты создали "Рабочую группу", требовавшую передачи большей власти пролетариату. В Словении "национальная оппозиция" выступала за подлинную федерализацию ГСР и создание на её базе "Союза Социалистических Республик" на добровольной основе. Мюнхенская ячейка объявила о возможности пересмотра роли христианства в деле построения социалистического общества. Не играя значительной роли на V-м съезде, они вынуждены были выбирать между оставшимися кандидатами того, кто, по их мнению, был бы наиболее приемлим. 

Из-за смерти Фогеля съезд открылся раньше запланированного срока - уже 31 января 1925. Проходил он в Дрездене, на исторической родине отца революции. Комиссаром Саксонии тогда был Курт Ландау, бывший одним из лидеров "левой оппозиции". Он обеспечивал поддержку "массовки", которая неизбежно бы заинтересовалась подобным мероприятием. Соседними воинскими частями командовали выдвиженцы Вайса, лояльные лично ему. Все это делало диспозицию чрезвычайно выгодной для Ульбрихта и компании, настроенных только побеждать. 

Даже чисто церемониальная речь Либкнехта, носившая сугубо формальный характер, пришлась не по душе его оппозиции. Доклад же о состоянии немецкой экономике вызвал бурю споров, растянувшихся на целый день. На следующий день Ландау обеспечил прибытие своих сторонников  на заседание, регулярно прерывавших выступление главы правительства. Тому с трудом удалось довести ее до логического конца, она произвела очень скомканное впечатление на делегатов. После него на трибуну полез Ульбрихт, громогласно потребовавший отмены экономического плана и создания "Комиссии по Индустриализации", тем самым он объявил о собственных намерениях во всеуслышание. Генрих в ответ заявил о невозможности подобных изменений, обстановка на съезде с каждым часом накалялась. 2 февраля ситуация едва не дошла до драки прямо на съезде. Тогда Марта Люксембург и ее сторонники, совместно с мелкими фракциями, потребовали срочно провести выборы президента. Но, так как был уже поздний вечер, голосование было решено перенести назавтра. Судьбоносное голосование окончилось победой Конрада Ульбрихта с минимальным перевесом. Его поддержала "центристская" группа, "левая оппозиция" и ряд более мелких ультралевых объединений. Пользуясь административным ресурсом и армией, новый президент буквально протолкнул на съезде выгодные ему решения и сместил Либкнехта со всех постов. Так и началось его правление, самое долгое в истории Германской  Социалистической Республики.

Правление Конрада Ульбрихта 

Весь оставшийся 1925-й год ушел на кадровые перестановки и "добивание" оппозиции курсу нового президента. По обвинению в связях с французской разведкой был арестован Либкнехт: 9 августа того же года он казнен. Через три месяца пришли за лидером Коммунистического Интернационала Мартой Люксембург, убитой в ходе задержания. По всей Германии прокатилась волна чисток, в основном, правда, задевшая партийный и управленчкие аппараты. Многократно возрасло влияние Ганса Вайса и вообще военной верхушки времен Гражданской войны на принятие обыденных решений, в правительстве 3 поста принадлежало военным, которым, судя по всему, Ульбрихт доверял больше, чем гражданским управленцам и специалистам. За это время не произошло особенно крупных потрясений в общественной жизни, зато следующий, 1926-й, был торжественно объявлен "годом великого перелома". 

Действительно, в 1926-м в Германской Социалистической Республике произошло много интересного и нового. Например, началась яростная и ожесточенная борьба с религией, заключавшаяся, помимо антирелигиозной пропаганды на всех уровнях, в арестах и насилии над духовенством, изъятии у него помещений, ценностей и имущества. Позднее последовал государственный запрет на церковные венчания и крещения младенцев. ГСР стала новатором в половой жизни, первой в мире страной признав возможность однополых пар вступать в брак и и обладать ровно теми же правами, какими пользуются обычные семьи. Конрад способствовал деятельности организации, поставивших своей главной целью коренное изменение сознания рядовых немцев - самой мощной и многочисленной из них всех стало "Долой стыд!" (нем. "Weg die Scham!"), созданное студентами "Революционного института марксизма-фогелизма". Также за этот год началось окончательное превращение Карла Фогеля в новоявленного великомученика новой веры, признанной единственно верной для всех граждан новой Германии. Ему возводят памятники, его сочинения раздаются молодоженам, его труды (точнее, угодные новой партии выдержки из них), проходят в школах и университетах, его портреты висят в каждом кабинете каждого чиновника. 

Не стоит, однако, думать, что на 1926 социальные эксперименты в ГСР были прекращены. Просто, этот год был самым насыщенным на них, как бы ставившим "точку невозврата", по мнению Ульбрихта и его правительства. Премьер Ландау требовал более решительных мер по "искоренению буржуазных общественных предрассудков"; его пыл министрам приходилось сдерживать, а то он мог в каждую минуту проговориться и выдать какие-то новые планы "постепенного наступления". Именно в доктрине "постепенного наступления" и действовал Конрад, считавший, что остальные меры можно будет принимать и медленнее, давая населению время на принятие уже случившегося. В 1937-м году произошла "вторая фаза": наименования "муж" и "жена" были признаны "буржуазными" (следовательно, их употребление строго-настрого запрещалось) и заменены на "партнер 1" и "партнер 2", с правом каждого брачующегося самому определять свой номер в этой паре. Через три года Ульбрихт в торжественной обстановке открывает уникальный памятник, возведенный в честь... Иуды Искариота, названного президентом "первым бойцом с религиозным туманом". Согласно опубликованной уцелевшей части архива Коммунистической партии Германии, планировалось в 1943-м объявить о ликвидации института семьи, а с 1950-го провозгласить "Das Gesetz der Freiheit" (Закон Свободы"), по которому каждый гражданин имел сексуальное право на каждого гражданина. Об остальных планах мы можем только догадываться: колоссальная часть бумаг, особенно относившихся к теоритическим заготовкам, была уничтожена французскими войсками при оккупации, солидная их часть бесследно пропала  после освобождения Фогельсбурга.

Внешнеполитическая линиия Ульбрихта была направлена на создание в Европе "революционной ситуации", которая позволит его партии и государству перейти к действию и создать, как он мечтал, Социалистический Европейский Союз. В то же время публично он декларировал приверженность мирным договорам и курсу на сожительство, избранному ещё своим предшественником: это было необходимо, так как иначе мог окончательно сложиться витавший в воздухе "Антисоциалистический пакт" между Второй Республикой, Англией и Россией. Поэтому поддержкой международного революционного движения продолжал заниматься формально независимый от Фогельсбурга Коминтерн, подчинявшийся только своему Исполнительному бюро. Именно через него получали деньги, оружие и даже специалистов политические силы навроде "Революционного альянса" (Россия), "Польского социалистического действия", "Коммунистической партии единого народа" (Италия) и многие другие. Но подобная маскировка была, что называется, "шита белыми нитками": все в Европе прекрасно понимали, "откуда ветер дует", и с крайним подозрением относились к Германии, в которой справедливо видели источник многих своих бед и трудностей. 

Jaan Anvelt 1925

Ян Анвельт, лидер КПЭ и председатель "Эстонской коммуны"

Чашу терпения европейских держав переполнила попытка коммунистического переворота в Эстонии, совершенная при непосредственной поддержке Коммунистического Интернационала и Германии, Мятежникам даже удалось овладеть столицей и парой городов помельче, правительство бежало на границу с Россией, но на этом счастье КПЭ закончилось: из глубин страны подошли сформированные по немецкому образцу ландверы, подкрепленные российским контингентом, стоявшим как раз на этот случай на территории Эстонии. За неделю ожесточенных боев руководство страны вернуло себе Таллин с окрестностями: Центральному комитету Коммунистической партии Эстонии пришлось констатировать провал революции и призвать своих сторонников бежать из страны. Попытки левых коммунистов в России собрать массовые митинги в поддержку "народного бунта" провалились и поставили "Революционный альянс" под угрозу запрета. Президент РДР Злобин подтвердил свое намерение жестко отстаивать национальные интересы своего государства и начал вести переговоры о формировании антинемецкой коалиции, призванной реставрировать дореволюционные порядки в Германии и навсегда обезопасить Европу от "красного зверя". 

Самым прямым последствием кровавых эстонских событий стала почти всеевропейская торговая блокада Германской Социалистической Республики, которая была лишена доступа к практически всем ресурсам, необходимым для нормального функционирования экономики. Также по большинству стран Старого Света прокатилась волна репрессий против коммунистов: националист Вильфор во Франции запретил КПФ, Злобин заставил РАР зарегистрироваться как "иностранного агента", англичане выгнали из правящей коалиции левых лейбористов, а Дмовский расстрелял всех пойманных боевиков "Польского социалистического действия" и нарастил темпы репрессий. Избиратели, потрясенные ужасным бунтом в Таллине, поддерживали правые партии, обещавшие обеспечить безопасность простых граждан и проводить жесткую политику по отношению к Германии. Таким образом, можно говорить, что вся внешняя политика Ульбрихта была провокационной: Германия выступала против всей Европы, и, как естественный итог, осталась без защиты и поддержки в час французского нападения. Больше того: для многих европейских политиков режим Французского Государства начал казаться более представительным, адекватным и договороспособным, чем правительство, сидевшее в Фокельсбурге, но видевшее себя, по словам Шульгина, "На троне Божьем". 

После сворачивания "Плана Либкнехта - Люксембург" экономике Германии пришлось быстро перестраиваться на плановое ведение хозяйства, включавшее в себя коллективизацию крестьянства и наращение темпов роста промышленности за счет открытия новых заводов, чаще всего направленных на обеспечение военно-промышленного комплекса, вынужденно изолированного от остальной Европы. Такая изоляция крайне негативно сказалась на развитии всего немецкого ВПК: он был отрезан от достижений главных конкурентов

Вторая Европейская война

28 ноября 1940 года французские войска без объявления войны вторглись на территорию Германии, приступив к исполнению операции "Чудо" . Внезапная комбинированная атака на всех направлениях и умелая работа диверсантов в тылу вкупе с технологическим превосходством войск Франции над силами красных - все это способствовало быстрым разгромам "Народной армии" на границах. Истеричный приказ Ульбрихта о начале массированного контрудара по всей линии фронта, датированный 1 декабря того же года, повлек за собой воистине ужасные последствия: из четырех танковых армий страны за полтора дня было разбито две с половиной на полях Вюртембурга и рейнских землях. Множество пленных, армейское снаряжение, самые различные припасы - французы стали обладателями поистине колоссальных трофеев, и все это за первую неделю войны! Под ударами железной шпаги Франции хваленая мощь мирового пролетариата с каждым днем все отступала и отступала, теряя оружие и машины. Под влиянием подобных успехов в войну быстро вступила Польша, нанеся болезненный удар в тыл воюющей Германии.

Военные поражения стали поводом для высупления сложившейся к тому моменту оппозиции президенту. 9 декабря, когда французы закончили захват Амстердама, прямо на заседании Центрального Комитета КПГ был застрелен Ульбрихт. Временным главой государства стал Конрад Шенгель - глава прусского комиссариата, известный в определенных кругах своим "правоуклонизмом". Он немедленно обратился к нации, впервые с 1924 употребив в официальном обращении "религиозные" и "семейные" термины, вроде "брат" и "сестра". Был обновлен состав "Комиссии по защите страны", сформированной еще в сентября того года. Теперь в него вошли молодые офицеры, зачастую взятые прямо с академической лавки, недовольные официальными методиками ведения боя и готовые проявлять инициативу. Но подобные меры были предприняты слишком поздно - по мнению большинства историков, занимавшихся той войной, ГСР не имела уже никаких шансов выстоять, лишь оттягивая неизбежное. Главная вина за это лежит на правительстве, составленном Конрадом Ульбрихтом, и на нем лично. Именно они приняли в корне неверные решения, разложившие боеспособность страны и лишившие ее возможности дать хоть какой-то адекватный отпор неприятелю.

К концу года франко-итальянские силы вышли на следующую линию: Куксхавен-Ферден-Ганновер-Падеборн-Кассель-Гота-Хоф-Табор. Продвижение было осложнено сопротивлением в тылу агрессоров окруженных частей "Народной армии", сражавшихся со всей храбростью обреченных. Необходимость подтянуть снабжение и разделаться с оставшимися противниками заставила Петена приостановить наступление на несколько дней. За это время солдаты Германии окапывались на занятых рубежах, намереваясь сражаться за каждый оставшийся метр родной земли. Ситуация осложнялась почти полной утратой техники и хронической нехваткой снарядов, которая заставила Шенгеля 31 числа отдать приказ о нормировании их расходов: не больше 3 выстрелов на орудие в обороне и 7 - в атаке. В то же время французы готовились еще до десятых чисел нового года покончить со своим врагом. Все было готово к наступлению, оставалось лишь применить оружие устрашения. Местом был избран Кельн, взятый совсем недавно. 

Отголоски чудовищной бойни, устроенной в этом городе Победоносцевым и его пособниками, мгновенно разлетелись по стране. В пропаганде французов вина сваливалась на местных, дескать, воспротивившихся "Новому порядку". Каждая листовка подчеркивала это, призывая военных немедленно сдаваться. Уже 2 января армия ФГ перешла в решительное наступление, буквально смывая жалкое сопротивление себе. В отличии от немцев, они не испытывали нужды в припасах, позволяя себе любые траты, если они приводили к значимому для кампании  успеху. Подорванные известиями из Кельна и лишенные значимых запасов топлива, снарядов, даже ружей,  солдаты Германии массово сдавались или бежали партизанить. С каждым часом кольцо вокруг Фогельсбурга все сужалось и сужалось, а контроль над все еще остававшейся у правительства Шенгеля территорией стал сугубо условным. Наконец, вечером 1 января Конрад приказал готовить город к обороне: разведка донесла о приближении польско-французских частей с востока, севера и юга. Только тогда жители города и поняли всю глубину своей обреченности. Настроение мгновенно упало: практически все отчаялись в возможности оказать сопротивление: среди пессимистов бродил лозунг: "Зачем умирать за партархив?".

Воспользовавшись этим, полковник "Народной армии" Генрих Шольке провел путч: уже в 4 утра 2 января он арестовал всю партийную верхушку, которую на весь мир обвинил в поражении ГСР, и сам назначил себя президентом Германии. Выступив по радио, он объявил Фогельсбург "открытым городом" и призвал солдат по всей стране прекратить сопротивление. Трудно сказать,  чего рассчитывал он добиться, отдавая подобные указания. Многие исследователи утверждают, что единственными его мотивами были стремление сохранить собственную жизнь и желание выслужиться перед новой властью. Этой точки зрения придерживается подавляющее большинство историков, в особенности немецких. Другие же указывают на неприязнь Шольке к сложившемуся строю: дескать, он искал хоть какого-то союзника в деле "исправления" немецкой нации. 

В обед того же дня союзники вошли в капитулировавший город. Первым из главных действующих лиц последовавшей трагедии в него въехал диктатор Польши Рокоссовский, разместивший в Дворце Комиссарий конюшню и поставивший солдатскую уборную в центральном зале "Музея Революции". Позднее, в 15:40, к нему присоединились Оливер Фурнье и Лев Победоносцев. Втроем они приняли безоговорочную капитуляцию Германской Социалистической Республики, которая должна была положить конец немецкому сопротивлению. Шольке с легкостью подписывал всё, что ему предъявляли, по воспоминаниям дочери Фурнье, ее отец слышал от Генриха нецензурные высказывания в адрес лиц нетрадиционной ориентации и безбожников. Наконец, когда с подписанием документов было завершено, Победоносцев с максимально серьезным и торжественным лицом вручил Шольке пару французских медалей и, главный приз - бумагу, подписанную президентом Петеном, согласно которой Генрих становился главой протектората Батавии. С радостью принявший грамоту и расцеловавший подавшую ее руку, Шольке с разрешения Фурнье удалился. Если верить дочери последнего, то ее как только Иуда XX века удалился, Оливер произнес: 
Горе побежденным - но особенное горе побежденным проигравшими. Мы вернулись, и теперь мы взыщем с немцев все, что они нам должны.

Учредительное собрание

Руководители Германии

# Фотография ФИО Начало полномочий Конец полномочий Должность 
1
Сверхразум 1
Карл Фогель 1 января 1918 21 января 1925 [1] Президент ГСР
2
Сверхразум главный
Конрад Ульбрихт 3 февраля 1925 9 декабря 1940 [2] Президент ГСР
3
Пытался
Конрад Шенгель 9 декабря 1940 [3] 2 января 1941 [4] Президент ГСР
4
102271193 PiletGolaz1
Генрих Шольке 2 января 1941 [5] 2 января 1941 [6] Президент ГСР
                      Правительство в изгнании и Немецкое правительство (1941 - 1944) 
5
Bundesarchiv Bild 102-12940, Ernst Thälmann (scrap)
Зигмунд Тельман 14 января 1941 [7] 3 июня 194. Глава "Свободной Германии" 
6
Человек нормальный
Альфред Гугенберг  Глава "Свободной Германии" и Немецкого правительства. 

Экономика 

Общество 

Коммунисты, как известно, главнейшей своей задачей считали переустройство общества и воспитание "нового человека". Как только в сентябре 1920 года остатки белых сил были выгнаны в Дунайский Союз, Карл Фогель поспешил объявить о начале "великой трансформации".  IV-й съезд КПГ приветствовал его речь аплодисментами, тем самым положив начало крупнейшему леворадикальному эксперименту. 

Именно в эпоху Фогеля началось массовое создание нового типа земледельческих хозяйств, названных "социалистическими". В них, формально добровольно, включались жившие на местности крестьяне. Однако, добровольцев было совсем немного: чуть менее 7% от всего сельского населения страны. Применив административный ресурс и подавив восстания 1923/24, Фогелю удалось создать прочную систему нового владения землей, подходившего новому государственному строю Германии. Национализация предприятий и подчинение их профильным министерствам прошла еще во время ГВ и полностью окончилась к зиме 1923. Но, так как Карлу пришлось решать более насущные вопросы, он не успел воплотить в жизнь большую часть задуманного.

Зато его приемнику, левому коммунисту Ульбрихту, удалось развернуться во всю мощь. Выступая на V-м съезде (1925), он торжественно назвал грядущий год "Годом великого перелома". Действительно, 1926-й был богат на социально-общественные преобразования. 4 февраля Ульбрихт подписал указ, отменивший на территории Германской Социалистической Республики институт семьи как таковой.. Одновременно были запрещены "пережитки темного буржуазного прошлого", коими наречены оказались церковное венчание и справление свадеб. Взамен этого в паспорт соответствующими органами ставился штамп о совместном проживании гражданина такого-то с гражданкой такой-то - на этом контроль государства практически завершался. Дети, рожденные в парах, оставались на попечении родителей, что было одной из немногочисленных уступок ненавистному "старому порядку".  За этим последовало наступление государства на все традиционные ценности общества, возглавленное министром  "новой нравственности" - XXXXXXX YYYYYYY. Под его руководством были созданы различные молодежные общесвенные организации, обеспечивающие поддержку партийного курса. По столице и городам регулярно устраивались парады нудистов и лиц нетрадиционной ориентации, участились погромы церквей с их участием. Шла активная пропаганда сексуального раскрепощения: наиболее радикальные коммунисты предлагали в конце 30-х ликвидировать семью и создать вместо нее общинные коммуны. Но все это было в планах, пока же шло более "ползучее" наступление. Под конец 20-х годов из официального лексикона пропадают все религиозные и большинство "семейных" слов, оставляя зияющую дыру в нем. В 1937-м году немецкое руководство внесло очередную поправку в закон о сожительстве, разрешив сожительствовать одновременно трем людям вне зависимости от пола и возраста. 

Одновременно с этим шла активная, ожесточенная антирелигиозная пропаганда. Обе основные конфессии Германии открыто поддерживали белое правительство во время Гражданской войны и отказывались признавать новый режим. К тому же, церковь явно принадлежала к "строму миру", который требовалось уничтожить для перехода человечества на новую ступень морального, умственного и физческого развития. Это все служило причинами для начала жестоких гонений. С весны 1926 массовой практикой становятся аресты священнослужителей, снос церквей или перепрофилирование их зданий. Достаточно часто они отдавались новосозданным обществам сожительствующих коммун, чтобы подчеркнуть иронию. Прихожане, напуганные репрессиями и злостью государства, в подавляющем большинстве не пытались отстоять своего прихода, понимая неравенство сил. В то же время им не удалось сломить духовенство, продолжавшее свою деятельность даже в застенках. История знает много примеров подлинного героизма, выказанного ими в своей вере и несгибаемости. Масштабы и охват антирелигиозной истерии позволили Ульбрихту объявить об окончании ее первого этапа. Летом 1940 года президент Германии торжественно открыл первый (и единственный в своем роде) памятник Сатане  в Фогельсбурге, торжественно нареча его "первым бойцом с религиозным туманом". На открытии присутствовали послы всех стран, имевших дипломатические отношения с Фогельсбургом: по возвращении в посольства, они немедленно сели писать отчеты, выставившие в самом негативном свете как президента, так и его ближайшее окружение. Подобная мера всколыхнула общественное мнение по всем странам Европы, окончательно "прославив" Ульбрихта как невменяемого и недоговороспособного человека.

Вместо "рабского культа креста и трупа" новая власть насаждала собственное, как она считала, единственное истинно верное вероучение. Марксизм-фогелизм в его левой редакции был провозглашен государственной идеологией, остальные политические взгляды были объявлены "буржуазными" и официально запрещены, за их пропаганду или разделение полагались года упорного и тяжкого труда в исправительных лагерях. Через печать правительство действовало на умы граждан, старательно убеждая тех, что они строят лучшее будущее для внуков и правнуков, для последующих поколений людей социализма. В условиях изоляции от внешнего мира и постоянного нагнетания истерии, им это вполне удалось. К осени 1940-го большинство граждан было уверено в справедливости сложившегося строя и режима, с трудом представляя иную, отличную от этой, жизнь. Пропаганда "Мировой революции" также приносила результат: рабочие Германии, начитавшиеся ужасов о существовании в Англии, США, РДР и Франции, всячески поддерживали идею освобождения населения вышеуказанных стран от капиталистической эксплуатации. Зарегистрировавшим сожительство парам торжественно вручали "Краткую историю КПГ", написанную Ульбрихтом в 1927-м.

Об этой книге, положенной в основание всего немецкого общества во времена Интербеллума, пожалуй, стоит сказать отдельно пару слов. В ней Конрад излагал свое уникальное виденье марксизма-фогелизма, умышленно заменяя многие места своими дополнениями. Зачастую он не стеснялся прямо цензурировать речи и письма Фогеля, подгоняя их к собственному политическому курсу. Ниже приведены примеры подобного: 

Борьба марксистов с угнетением подразумевает борьбу против любого угнетения. Но стоит понимать момент, когда и что именно нужно и можно делать. Помимо прочего, не стоит забывать об основах морали, которые естественно заложены в человеке. - Письмо К. Фогеля Г. Либкнехту, июнь 1917.

Борьба марксистов с угнетением подразумевает борьбу против любого угнетения. Лишнее оправдывать бездействие буржуазной "моралью" или "несвоевременностью". Требуется отбросить ложную мораль тем, кто доблестно взял на себя роль спасителей человечества. - Оно же в "творческой переработке" Ульбрихта. 

Это горестно признавать, но революция припаздывает. Конечно же это не значит, что мы должны смириться с "вечностью капитализма" и реставрировать его у себя - это значит, что, ради интересов той же революции, мы должны наладить мирное сосуществование с рядом капиталистических стран. - Письмо К. Фогеля к М. Люксембург, 1919.

Считать, что революция опаздывает - это значит встать на путь контрреволюционера, откуда недалеко до разговоров о реставрации капитализма у нас, в Германии. Мир между нами и капиталистами невозможен по определению: поэтому мы должны всегда быть начеку и ждать нападения отовсюду, а при возможности и бить первыми. - "Творческая переработка". 

Причем, стоит отметить, что это - еще умеренная ложь. Ульбрихт был способен безбожно завираться, подгоняя даже книги признанных классиков марксизма под сиюминутную политическую ситуация и ни капельки этого не стесняясь. Те же, кто помнил истинные мнения отца революции, внезапно для самих себя оказались контрреволюционерами с дореволюционным стажем и отправлялись на расстрел. Такая судьба, например, постигла Либкнехта, возглавлявшего первое социалистическое правительство мира и осужденного в 26-м за шпионаж в пользу Второй Республики .

Но из самого Фогеля был раздут потрясающий воображение культ. Многие исследователи уверены, что Французское Государство куда более тонко славило своих руководителей и обходилось меньшими затратами на поддержание их имиджа. Через неделю после смерти первого президента, его именем была названа столица страны, раннее известная как Регенсбург. В каждом городе были установлены памятники и скульптуры, восхваляющие деяния Фогеля и его личность. В учреждениях массово ставились гипсовые бюсты его и прочих деятелей революции, в основном, правда, Конрада Ульбрихта, Ганса Вайса и Генриха Шольке. В школах и университетах раздавалась литература, рассказывающая о подвигах "величайшего немца" в деле освобождения мирового пролетариата. Конечно, чаще всего это были произведения, называемые "однодневками" и служащие лишь цели дня нынешнего. Подавляющее их большинство было ликвидировано тем или иным путем за время оккупации ГСР войсками Оси. 

Вся историография Германии была подвергнута тщательному переосмыслению в духе нового времени и его требований. По президентскому указу от марта 1926 новый год было приказано считать с 29 апреля, когда было окончательно подавлено последнее сопротивление белых сил в Австрии. Одновременно вводилось новое летоисчисление: 1918 год от Рождества Христова стал I-м годом Революции, а время до нее было официально прозвано "Темной ночью". Согласно новым  концепциям, выдвинутым агитационным отделом Коммунистической партии Германии, ведущая роль в истории отводилась противостянию высших и низших классов общества между собой. Роль личности преуменьшалась, а сама возможность личных мотивов под тем или иным поступком практически отрицалась. Любые исследования должны были вестись в духе левого течения марксизма-фогелизма, иначе они объявлялись буржуазными и воспрещались, а сами авторы рисковали быть привлеченными к уголовной ответственности по обвинению в распространении антисоциалистической пропаганды. В университетах обязательно создавались кафедры "научного атеизма" и "научного коммунизма": по авторитетному мнению Конрада Ульбрихта, эти познания были необходимы каждому гражданину социалистического общества даже в обыденной рутине.  Школьные учебники были превращены в орудие крайне топорной агитации: с их помощью юным жителям Германии пытались внушить любовь к партии, делу коммунизма и интернационализму. Эти книги были полны обвинений в адрес церкви, патриотизма, буржуазной демократии; под сомнение ставились некоторые моральные ценности. Но даже иные предметы не миновала чаша быть ареной агитации: например, в учебнике биологии за старшие классы содержалось описание однополых отношений, а на алгебре детям предлагалось высчитывать необходимое количество винтовок на 1000 народоармейцев. 

Вооруженные силы

Вооруженные силы ГСР делились на "Народную армию" и "Красный флот", которым отводилась главная роль в грядущей мировой революции. На их всяческое расширение и укрепление правительство не жалело ни денег, ни человеческих жизней, создав к 1940-му году, как оно считало, одну из сильнейших армий в Европе. 

Культура 

  1. Скончался во время пребывания на посту
  2. Убит во время пребывания на посту
  3. Назначен на пост ЦК
  4. Свергнут Шольке и убит во французском плену
  5. Самопровозглашённый
  6. Покинул пост за ликвидацией государства
  7. Самопровозглашенный