ФЭНДОМ


Гражданская война в Испании
Карлистская война
Время 30 августа 1846 — 4 октября 1849
Место Испания
Итоги Победа карлистов, возвращение Бурбонов на трон Испании
Причина Недовольство консерваторов политикой династии Бонапартов, претензии Карлоса де Бурбона на испанский престол
Участники
Флаг Королевства Испании Карлисты
При поддержке:
Юнион Джек Великобритания
Флаг Королевства Португалии Португалия
Флаг Франции Французские легитимисты
Флаг Бонапартистской Испании Хосефиносы
При поддержке:
Флаг Французской империи Франция
Командующие
Флаг Королевства Испании Карлос де Бурбон (Карл V)
Флаг Королевства Испании Томас де Сумалакарреги
Флаг Королевства Испании Рамон Кабрера
Флаг Королевства Испании Рамон Мария Нарваэс (с 1849)
Флаг Королевства Испании Бруно Вильярреал
Флаг Королевства Испании Рафаэль Марото
Флаг Королевства Испании Хосе Боргес
Флаг Королевства Испании Мануэль Карнисер †
Юнион Джек Джордж де Ласи Эванс
Флаг Бонапартистской Испании Иосиф II
Флаг Бонапартистской Испании Шарль Люсьен Бонапарт †
Флаг Бонапартистской Испании Хосе Рамон Родиль †
Флаг Бонапартистской Испании Рамон Мария Нарваэс (до 1849)
Флаг Бонапартистской Испании Бальдомеро Эспартеро Капитуляция
Флаг Бонапартистской Испании Рафаэль де Себальос †
Флаг Бонапартистской Испании Мануэль Гутьеррес де ла Конча Капитуляция
Флаг Бонапартистской Испании Мануэль Павия
Флаг Французской империи Жозеф Бернелль
Силы сторон
165 тыс. чел. 120 тыс. чел.
Потери
62 тыс. чел. 73 тыс. чел.

Гражданская война в Испании (исп. Guerra Civil Española) — династическая война в Испанском королевстве, вызванная недовольством наиболее консервативных и клерикальных слоёв испанского общества политикой короля Иосифа I и его преемника, Иосифа II, и их стремлением свергнуть династию Бонапартов, и возвести на испанский престол дона Карлоса де Бурбона, брата Фердинанда VII. Продолжалась с 1846 по 1849 год. В испанской историографии также известна как Карлистская война (исп. Guerra Carlista).

Гражданская война в Испании, закончившаяся победой карлистов, стала одним из наиболее кровавых вооружённых конфликтов на Пиренейском полуострове в течение XIX века после Пиренейских войн; в ходе неё погибло более 130 тысяч человек. Одним из последствий Гражданской войны стала потеря Испанией последних колоний в Новом Свете — Кубы и Пуэрто-Рико, которые были захвачены Соединёнными Штатами Америки.

Предпосылки конфликта

В ходе Пиренейских войн 1808—1814 гг. в Испании была уничтожена власть династии Бурбонов, а король Фердинанд VII был вынужден бежать из страны. Согласно Парижскому конгрессу Великобритания и Португалия были вынуждены признать брата Наполеона I, Жозефа Бонапарта, коронованного как Иосиф I Наполеон, как легитимного короля Испании.

Значительная часть образованных людей из высших классов Испании, которые искренне симпатизировали некоторым аспектам французской политики, во время войны перешла на сторону нового короля. Они стали известны как хосефиносы (исп. josefinos, в честь короля Жозефа — на испанский манер Хосе) или афрансесадо (исп. afrancesado; офранцуженные). Многие из хосефиносов придерживались либеральных взглядов, а сам Иосиф I при поддержке своего брата активно подогревал эти настроения; так, Байоннская конституция, принятая в 1808 году, была одной из наиболее прогрессивных конституций того времени; она объявляла Испанию конституционной монархией с сенатом, государственным советом, кортесами и с единственно допустимой религией — католической. Байоннская конституция ограничивала майорат, уничтожала внутренние таможни и устанавливала единую систему налогов, ликвидировала феодальное судопроизводство, вводила единое гражданское и уголовное законодательство для Испании и её колоний, провозглашала свободу развития сельского хозяйства и промышленности в колониях. Кроме того, при поддержке французов была упразднена инквизиция, что также вызвало одобрение со стороны людей прогрессивных настроений.

Жозеф второй

Иосиф II Наполеон, король Испании в 1844—1849 гг.

После того, как 28 июля 1844 года Иосиф I скончался, власть перешла к его внуку, двадцатилетнему Жозефу Люсьену Шарлю Наполеону, который был коронован под именем Иосиф II Наполеон. Будучи молодым и неопытным правителем, Иосиф II находился под сильнейшим влиянием своего отца, Шарля Люсьена Бонапарта, человека прогрессивных взглядов, своих французских учителей, а также таких либеральных политиков, как Хавьер де Бургос, Луис Гонсалес Браво и Бальдомеро Эспартеро.

Однако далеко не все в Испании выражали восторг реформами династии Бонапартов. Многие дворяне, верные династии Бурбонов, просто покинули страну, а те, что остались и номинально признали власть Иосифа I, оказались в оппозиции. Недоволен бонапартистским режимом был и ряд представителей католической церкви, тяжело воспринимавших в определённой степени антиклерикальную политику нового короля, выраженную, в частности, в отмене инквизиции. В либеральном лагере также находились те, кто разочаровался в политике новой династии, которая была весьма умеренной и к тому же во многом подражала имперской Франции — среди них были Рафаэль Риего и Антонио Алькала Гальяно. Наконец, всё это накладывалось на патриотические чувства многих испанцев, которые по-прежнему воспринимали Бонапартов как чужеземную династию и выражали неприятие французским засильем в политике, экономике и культуре.

Провинции Испании

Карта традиционных провинций Испании. Показаны районы с разными системами законодательства и налоговые границы.

Одним из наиболее болезненных вопросов для Испании был вопрос о статусе традиционных автономий. Автономии Арагона и Валенсии были отменены в XVIII веке декретами Нуэва-Планта, создавшими централизованное испанское государство. В ходе политики по централизации страны, проводимой Иосифом I, была также отменена автономия Наварры, что вызвало сильнейшее негодование среди населения провинции. Продолжалась также тенденция на ограничение баскских фуэрос, а также происходило перемещение таможенных границ в Пиренеи. Начиная с 1700-х годов начиналось ослабление старой баскской знати и её влияния на торговлю, осуществляемого с помощью ордена иезуитов.

Всё это привело к тому, что в испанском обществе сформировалась серьёзная оппозиция правящей династии. К ней относились как консервативные круги высшего дворянства и духовенства, так и многие простолюдины, в особенности на севере Испании и в баскских землях, которые желали восстановить свои форальные права, утраченные после войны за испанское наследство. Их идолом и вождём стал дон Карлос де Бурбон, сын короля Карла IV и младший брат Фердинанда VII, в котором враги Бонапартов видели легитимного наследника испанского престола. По словам американского историка и политолога Томаса Бьюкенена, «испанская гражданская война велась не из-за династических требований, но потому, что сплочённая группа испанцев одобрила возврат к старым порядкам, что, как они ощущали, защитит их индивидуальные свободы, региональную автономию и религиозный консерватизм».

Ход войны

Восстание Сумалакарреги

Сумалакарреги

Томас де Сумалакарреги

Началом Гражданской войны принято считать август 1846 года, когда поднялось восстание в баскской провинции Гипускоа. Его возглавил Томас де Сумалакарреги-и-Имас, офицер королевского полка, расквартированного в Сан-Себастьяне. Проиходивший из баскской семьи, Сумалакарреги был человеком традиционалистских взглядов, верным династии Бурбонов; как баску, ему резко претила политика Бонапартов, направленная на централизацию страны. 30 августа во время молебна в церкви Сан-Висенте Сумалакарреги обратился с речью, обращённой к соладатам, офицерам и простым прихожанам и направленной против короля Иосифа II и его окружения, и которая впоследствии была опубликована как Сан-Себастьянское воззвание. В ней он обвинил нынешнего короля в антикатолической, антииспанской и антибаскской политике и призвал поддержать дона Карлоса де Бурбона.
Испанцы, наш долг сейчас — защитить нашу веру, нашу страну и наши священные права, и поддержать законного короля нашей родины. Да здравствует дон Карлос, Бонапартов и их прихвостней — прочь из Испании!

Как военные, так и простые горожане поддержали решительно настроенного полковника, и вскоре восстание охватило практически все баскские провинции, а в октябре перешло на Наварру и Старую Кастилию. Сумалакарреги, обладавший организаторскими способностями и недюжинным полководческим талантом, сумел создать из нестройных отрядов дисциплинированную армию, численность которой беспрестанно увеличивалась. Правительственные войска, посланные против мятежников, терпели поражение за поражением, и положение регулярной армии Иосифа II стало весьма неблагоприятным.

Карлос

Дон Карлос де Бурбон

Тем временем в сентябре 1846 года весть о восстании доходит до самого дона Карлоса, проживавшего на тот момент в Лиссабоне. Считающий себя истинным наследником испанского престола и не признающий прав Бонапартов на него, Карлос решает присоединиться к восстанию. Заручившись поддержкой своего шурина, короля Португалии Мигела I, который обещал помочь своему родственнику оружием и добровольцами, дон Карлос публично поддерживает Сан-Себастьянское воззвание, провозглашает себя законным монархом Испании и начинает готовиться к возвращению на родину, чтобы поддержать верных ему повстанцев, которые с этого момента именовались карлистами (исп. carlistas).

Марш на Мадрид

К началу 1847 года восстание карлистов резко разрослось. Восставшие заняли большинство северных провинций Испании: Галисию, Астурию, Кантабрию, Арагон. Войска карлистов под командованием Сумалакарреги и Бруно Вильярреала наносили поражение пытавшимся восстановить порядок хосефиносам, а в феврале осадили Бургос. В этих условиях дон Карлос, наконец, покидает Португалию и прибывает к своим сторонникам. Появление Карлоса в их рядах ещё больше воодушевляет их, и 4 марта Бургос, наконец, пал. Карлос де Бурбон в знак своей признательности присваивает Сумалакарреги и Вильярреалу чины генералов и назначает их командующими своей армии.

Заняв Бургос, дон Карлос решает окончательно легитимизировать свою власть. Он официально коронуется как Карл V, а также дарует занятым карлистами территориям Испании так называемую Бургосскую конституцию, которая также была достаточно либеральной и во многом повторяла положения Кадисской конституции 1812 года — Карлос сознательно пошёл на такой шаг, не желая отталкивать от себя более или менее либерально настроенные элиты. Особенностями этой конституции были признание «особой роли» католической церкви и восстановление традиционной автономии провинций.

В апреле 1847 года армия карлистов начала наступление на испанскую столицу, прозванное «маршем на Мадрид», и в начале мая оказались уже в её окрестностях. Король вместе со двором в спешке бежали в Толедо, а дон Карлос со своими генералами рассчитывали как можно быстрее взять город. В этой связи командующий правительственными силами, опытный и энергичный генерал Бальдомеро Эспартеро решает предотвратить взятие Мадрида в осаду и дать карлистам генеральное сражение на подступах к городу.

Слабоумие и отвага (2)

Атака карлистской кавалерии под Сан-Агустином

11 мая возле городка Сан-Агустин наступающая армия карлистов была встречена хосефиносами под командованием Эспартеро. Расположившуюся в долине дорогу окружали холмы, на которых расположились артиллерийские редуты хосефиносов — тем самым наступающие войска карлистов оказались в стратегически невыгодном положении. Однако выдвинувшиеся вперёд кавалерийские части карлистов под командованием Мануэля Карнисера слишком яро рвались в бой, рассчитывая быстрым рывком разбить вражескую пехоту. Результатом стала самоубийственная атака всадников под перекрёстным огнём артиллерии и пехоты хосефиносов, находившихся на возвышенностях вдоль дороги. Кавалерия была буквально размётана артиллерийским залпами. Отступать пришлось опять под перекрёстным огнём, что ещё больше увеличило количество убитых, среди которых оказался и незадачливый Карнисер. Узнав о произошедшем, дон Карлос произнёс следующую фразу:

Это было великолепно, но это не война, это безумие.

После поражения под Сан-Агустином карлисты были вынуждены отступить на север, к Сеговии, и на время отказаться от планов по взятию столицы. В рядах войск, верных Иосифу II, боевой дух резко возрос: они показали, что могут бить своих, казалось бы, непобедимых противников. Однако о победе говорить было рано — под властью Карлоса де Бурбона по-прежнему находился весь север страны, и Сумалакарреги планировал наступление в Валенсию, с целью отрезать Испанию Бонапартов от своего союзника — Франции.

Вмешательство великих держав

Хитёр

Адольф Тьер

Тем временем вооружённый конфликт на территории Испании начал вызывать обеспокоенность у ряда европейских держав, и в первую очередь — у Франции, которая была основным союзником Испании в Европе. Поначалу Наполеон III не собирался напрямую вмешиваться во внутреиспанский конфликт, поскольку находился в не слишком хороших отношениях с покойным королём Иосифом I и его сыном. Однако у министра иностранных дел Адольфа Тьера было иное мнение: он неоднократно заявлял о вечных интересах Франции на Пиренеях, и в конце концов переубедил императора.
Ваше Величество, Орлиный дом никогда не проигрывал и никогда не уступал врагам. От того, защитим ли мы наших друзей в Мадриде, зависит то, будут ли нас уважать в Европе.

Для Наполеона III эти слова стали весомым аргументом, и заручившись поддержкой парламента, он приказывает готовить войска к отправке в Испанию. Тьер, в свою очередь, направляет депешу французскому послу Райневалю о том, что «великий император не бросит Испанию в беде».

Зуавы

Французские войска в Арагоне

В начале июля 1847 года находившийся в Каталонии корпус Иностранного легиона под командованием Жозефа Бернелля переходит франко-испанскую границу и движется в сторону Арагона. Наступая на Сарагосу, французы сталкиваются с отрядом генерала Рамона Кабреры. Завязалась схватка, в ходе которой погибло множество солдат и офицеров, однако французские войска, под командованием которых находились элитные отряды зуавов, оказались значительно сильнее, и Кабрера был вынужден отступить с большими потерями. Вскоре после этого французы берут уже саму Сарагосу, а к концу месяца захватывают весь Арагон и начинают продвигаться к столице Наварры — Памплоне.

Поражение генерала Кабреры всерьёз обеспокоило Карлоса де Бурбона: ещё чувствовалась горечь от поражения перед хосефиносами, а французы, которые были куда более серьёзным противником, могли окончательно уничтожить надежды дона Карлоса на приходк власти. В связи с этим самопровозглашённый король Испании решает поручить Сумалакарреги оборону Памплоны, которая, с учётом её близости к французской границе, была весьма уязвимым местом.

11 августа французские войска подходят к Памплоне и пытаются взять город, однако безуспешно. Бернелль решает перейти к осаде, однако Сумалакарреги, взявший на себя командование городским гарнизоном, успешно отражает атаки французов и даже совершает дерзкие вылазки, а расположившиеся в окрестных горах карлистские отряды, пользуясь своим знанием местности, периодически нападают на французов. В итоге в октябре корпус Бернелля, порядочно измотанный столкновениями с карлистами, отступает обратно на восток.

Палмерстон

Виконт Палмерстон

Испанские события не могли не привлечь внимание другой державы, имеющей свои интересы в регионе и являющейся традиционым соперником Франции — Великобритании. В особенности жаждал вмешательства в конфликт главный лидер «партии войны» в Лондоне виконт Палмерстон. Будучи человеком либеральных взглядов, он не особо симпатизировал консервативно-клерикальному движению карлистов, однако интересы Британии, которая могла получить нового союзника в лице освобождённой из-под влияния Бонапартов Испании, значили для него куда больше. В своих парламентских речах он яростно бичевал как хосефиносов, «под гнётом которых стонет испанский народ», так и Францию, нагло ввязывающуюся во внутренние дела независимого государства. В итоге британское общество почти единодушно встало на сторону карлистов, и хотя парламент не одобрил непосредственного вмешательства в войну, наиболее неравнодушные граждане приступили к формированию добровольческого легиона, командование которым взял на себя боевой генерал и политик-виг Джордж де Ласи Эванс. Многие проживающие в Великобритании французские эмигранты, сохраняющие верность династии Бурбонов и считающие истинным монархом Франции графа Анри де Шамбора, также собирают небольшой отряд и высаживаются на испанских берегах, желая помочь дальнему родственнику своего короля и отомстить Бонапартам.

Хосефиносы, которым победа у Сан-Агустина и вступление в войну Франции прибавили уверенности, решили начать новое наступление на север. 24 июля они берут Сеговию, а 20 августа пытаются взять Вальядолид — на сей раз безуспешно. Тогда Эспартеро поручает армии под командованием Рафаэля де Себальоса-Эскалеры двигаться в сторону Бургоса, неофициальной столицы карлистов, тем самым рассчитывая тем самым внести панику в их ряды.

18 сентября 1847 возле города Аранда-де-Дуэро разразилось очередное сражение между хосефиносами и карлистами; Себальос снова пытался спровоцировать карлистов на бездумную кавалерийскую атаку, однако генерал Вильярреал разгадал замысел своего противника и не дал своим войскам пойти на столь опрометчивый поступок. В итоге повёл войска в наступление уже сам Себальос, что закончилось плачевно как для армии хосефиносов, так и для её командира, сражённого вражеской пулей.

В бой!

Британские добровольцы в битве у Логроньо

После безуспешной осады Памплоны генерал Бернелль решает прорваться более коротким путём к Бургосу, направив свой удар на Логроньо, и 27 ноября между французским корпусом и присоединившимися к нему отрядами хосефиносов с одной стороны, и карлистами — с другой, завязалась битва. На стороне защитников города сражались также британские добровольцы. Битва продолжалась два дня, и на третий день французам и хосефиносам пришлось отступить с большими потерями.

Поход к морю

Инициатива вновь перешла к сторонникам дона Карлоса: в середине декабря 1847 года Кабрера вновь вторгается в Арагон, и в начале января 1848 года осаждает Сарагосу. Мадридский двор решает предпринять меры: на высших постах армии катастрофически не хватало талантливых и инициативных генералов, если не считать Эспартеро, а на французов после поражений при Памплоне и Логроньо особо уже не рассчитывали. Тогда по совету отца Иосиф II решает назначить главнокомандующим Северной армией герцога Рамона Марию Нарваэса, уже отличившегося в нескольких боях с карлистами, в том числе и во взятии Сеговии.

Хосефиносы

Кавалерия хосефиносов во время «Похода к морю»

Нарваэс решает направить Северную армию не на Вальядолид, а обойти город с запада, и движется на Леон. Проходящие мимо деревень и маленьких городков войска хосефиносов практически не встречают сопротивления, и уже к середине февраля подходят к стенам Леона. Небольшой гарнизон и отряд народного ополчения были совершенно не готовы к атаке столь крупной армии, и в результате 17 февраля город окончательно пал. На этом генерал-хосефинос, впрочем, не планировал останавливаться: его целью было осуществить «Поход к морю» — пробиться к Бискайскому заливу и опустошить морское побережье, отрезав карлистов от Португалии и Англии. 3 марта 1848 года Северная армия захватила Овьедо, а 15 марта — Хихон, окончательно выйдя к морскому побережью. По приказу Нарваэса были затоплены практически все находящиеся в гавани Хихона корабли, а портовые постройки были взорваны.

Новость о победном марше Нарваэса, который зашёл глубоко в их тыл, всерьёз взбудоражила карлистов. По приказу Сумалакарреги была снята осада Сарагосы, и несколько армейских корпусов направились на запад. Тем временем Нарваэс двинулся дальше вдоль северного побережья Испании, и 24 марта взял Сантандер, также уничтожив местный порт. Однако 9 апреля возле Баракальдо его армия столкнулась с парой карлистских армейских корпусов. Битва закончилась ничьей, но Рамон Мария Нарваэс, над армией которого висела реальная угроза окружения и потери снабжения, предпочёл в спешном порядке отступить, и в начале мая Северная армия вернулась в Сеговию.

Стратегический перелом

Несмотря на то, что хосефиносам не удалось удержать ни одного захваченного Нарваэсом города, «Поход к морю» внёс немалый переполох в рядах верных дону Карлосу войск и нанёс занятым ими территориям значительный ущерб. Воспользовавшись этим преимуществом, силы короля Иосифа II и французские войска решили перехватить инициативу. В течение июня 1848 года Бернелль и Эспартеро захватывают Логроньо, а Нарваэс — Вальядолид, и хосефиносы оказались в опасной близости от карлистской столицы. Лишь благодаря своей храбрости, полководческому таланту Сумалакарреги и поддержке британцев карлисты всё ещё держались.

Кроме того, в мае из Французской империи прибыл дополнительный воинский контингент под командованием полковника Жозефа Конрада, полный решимости раздавить мятежников. Казалось, дни карлистов скоро должны были быть сочтены.

Ламартин

Альфонс де Ламартин

Но в ход событий вмешалась политика — по Европе прокатилась череда революционных событий, прозванных «весной народов». Не обошла стороной она и Францию: 15 июня 1848 года на смену консервативному кабинету Луи-Матьё Моле пришли либералы во главе с Франсуа Араго. Ещё недавно всесильного Тьера на посту руководителя французской внешней политики сменил Альфонс де Ламартин, который крайне скептически относился к вмешательству в испанский конфликт — по его мнению, участие Франции в затяжной гражданской войне было бесполезным, ложилось бременем на казну и портило отношения с прочими европейскими державами. Кроме того, в Париже и ряде других городов начались выступления рабочих, а в голландских департаментах начались выступления и под национальными лозунгами. Из-за этого Ламартин, как и многие другие члены кабинета, читали, что в столь неспокойное время французская армия была бы куда полезнее на родине, нежели в Испании. Министру иностранных дел удалось убедить императора и Законодательный корпус в бессмысленности испанской авантюры, и в июле—августе французские войска вернулись обратно в Каталонию.

Вывод французских войск, впрочем, пока ещё не сильно повлиял на положение карлистов, особенно если учесть, что один из союзников Карлоса де Бурбона, Мигел Португальский, также был вынужден отозвать часть добровольцев в связи с революционными выступлениями в Лиссабоне. Однако прямой угрозы взятия Бургоса уже не было. В течение августа—сентября 1848 года обе стороны перешли к обороне и удержанию занятых позиций.

Командующие карлистской армией начинают готовить новое наступление против своих противников. Кабрера собирался ударить по ставшему наиболее уязвимым участку фронта — Арагону, Сумалакарреги — по Северной армии Нарваэса, оттеснив её к горам Центральной Кордильеры, а командующий британскими доровольцами де Ласи планировал атаковать старый университетский город Саламанку, а затем начать наступление в западных провинциях Испании. Их планы были одобрены доном Карлосом, и генералы приступают к их исполнению.

Карлисты нагибают

Наступление карлистов под Сарагосой

10 октября войска под командованием Кабреры отбивают у хосефиносов Логроньо, после чего наступают дальше вниз по долине реки Эбро. Уже 28 октября они оказываются у стен столицы провинции, Сарагосы. На сей раз бои за город продлились недолго — 3 ноября хосефиносы были вынуждены окончательно покинуть его, и Арагон, жители которого встречали Кабреру как освободителя, оказался под контролем карлистов.

Сумалакарреги и Вильярреал начинают наступление против войск Нарваэса в Старой Кастилии. Недостаток личного состава карлистский генерал умело компенсировал использованием тактики сосредоточения сил для нанесения удара, которая была впервые применена ещё Наполеоном I. 23 октября у хосефиносов был отбит Вальядолид, а 16 ноября Сумалакарреги берёт Сеговию, а Северная армия отступает на юг, защищать испанскую столицу.

Де Ласи также приступил к реализации своего плана: 28 октября британский добровольческий корпус, сопровождаемый карлистскими отрядами, занимает Саламанку, практически не встретив сопротивления. Обойдя Центральную Кордильеру с запада, де Ласи успешно захватывает город за городом, фактически повторяя успех «Похода к морю» генерала Нарваэса, и в середине декабря достигает уже юга Испании, захватив Мериду, столицу провинции Эстремадура.

Удар в спину

Поражения всерьёз ударили по хосефиносам, которые ещё несколько месяцев назад были как никогда близки к победе. Однако тяжёлое положение отнюдь не сплотило их — на поверхность вылезли противоречия между их лидерами, и в особенности их личные амбиции: генералы стремились назначить своих соперников «козлами отпущения» и тем самым завоевать ещё большее влияние на короля.

Зрадник

Рамон Мария Нарваэс

Главным инициатором придворных интриг стал командующий войсками Бальдомеро Эспартеро, которому нужно было как-то оправдаться за своё поражение в Арагоне, а ещё лучше — заставить монарха и прочих его приближённых забыть о нём. В связи с этим он через своих доверенных лиц пытается убедить Иосифа II в том, что главным виновником всех бед является Рамон Мария Нарваэс, который организовал авантюрный «Поход к морю», потеряв при этом множество солдат и офицеров, и потерпел поражение от карлистов в Старой Кастилии. Иосиф II внял этим доводам, и с этой целью пригласил Нарваэса в Мадрид, чтобы объявить об его отставке с поста командующего Северной армией и назначить его на новую должность.

Однако вести об интригах Эспартеро не прошли и мимо Нарваэса. Понимая, что побороть своего противника и переубедить короля он не в силах, Нарваэс решает связаться с Сумалакарреги, планируя перейти на сторону дона Карлоса и заодно взять в плен самого короля и высших сановников королевства. Карлос де Бурбон и Сумалакарреги дают добро на путч, и генерал решает приступить к выполнению своего плана.

8 января 1849 года Нарваэс прибывает в королевский дворец в сопровождении верных ему офицеров. Иосиф II объявляет об отставке Нарваэса и назначении на должность командующего Северной армии Мануэля Гутьерреса де ла Кончи. В ответ на это Нарваэс заявил:

Благодарю за оказанную честь, Ваше Величество. Ваше Величество, объявляю, что Вы и присутствующие здесь благородные доны арестованы именем законного короля Испании Карла V. Ваше Величество, призываю Вас отречься от престола — взамен я гарантирую Вам и Вашей семье полную безопасность и право беспрепятственно покинуть страну.

Среди придворных, присутствовавших на церемонии, началась паника, гвардейцы короля попытались схватить дерзкого генерала. Завязалась перестрелка, в которой были убиты отец монарха Шарль Люсьен и генерал Хосе Рамон Родиль. Иосифу II чудом удалось бежать из дворца вместе с выжившими членами семьи и остатками королевского двора, и в сопровождении Мануэля Гутьерреса покинуть объятую хаосом столицу, чтобы направиться в Мурсию — подальше от карлистов и генерала-предателя.

«Сигнал подан, охота началась!»

Переход генерала Нарваэса на сторону карлистов резко переломил расклад сил в их пользу. Испанская столица оказалась под контролем верных Бурбонам сил, а королевское правительство было вынуждено бежать на юг страны; на сторону дона Карлоса перешло множество солдат и офицеров Северной армии Нарваэса. Однако победа оказалась не полной: пленить Иосифа II и заставить его отречься так и не получилось, а хосефиносы даже и не думали прекращать борьбу. Кроме того, убийство, пусть и случайное, Шарля Люсьена Бонапарта могло привести к серьёзному осложнению отношений с Францией, в связи с чем дон Карлос заготовил на день своей окончательной победы официальные извинения перед Наполеоном III. А пока можно было наслаждаться победой: 27 января 1849 года дон Карлос вместе со свитой прибыл из Бургоса в Мадрид, где его торжественно встречает Нарваэс, одевший по такому случаю красный карлистский берет. Собрав верных ему генералов, дон Карлос поручает им как можно быстрее разбить хосефиносов.

Они бежали на юг, словно трусливые кролики, но мы их настигнем, поймаем и вернём Испанию себе. Сигнал подан, охота началась!
На пушки

Битва при Теруэле

Генерал Кабрера, выдвинувшийся из Арагона в сторону Валенсии, 11 февраля подходит к городу Теруэль, где его войска встречаются с армией Эспартеро. На сей раз генерал-хосефинос не был намерен и дальше уступать своему противнику, и решил дать ему генеральное сражение. В ходе разгоревшейся битвы пало множество народу и с той, и с другой стороны, и ни хосефиносам, ни карлистам не удалось достичь перелома в свою пользу. В итоге Кабрера был вынужден отступить на север, однако хосефиносы уже не радовались, казалось бы, достигнутой победе: армия понесла слишком большие потери, и следующий такой бой мог просто её уничтожить.

Новый командующий Северной армии Мануэль Гутьеррес решил не растрачивать понапрасну и так не слишком большие силы, и даже уступил врагу Толедо; его главной целью было вновь собрать способную сражаться армию, чтобы задержать наступление карлистов, а затем, по возможности, повернуть ситуацию в свою сторону. Возле Алькасар-де-Сан-Хуана ему удаётся соединиться с армейскими резервами, пришедшими с юга, и занять оборону. 3 марта состоялось сражение, окончившееся победой хосефиносов, причём на сей раз с относительно небольшими потерями.

Однако в это же время де Ласи, который победоносно прошёлся по всему западу Испании и дошёл до Севильи, разворачивает армию на восток, чтобы помочь своим союзникам. Получивший вести о приближении крупного армейского корпуса, Гутьеррес решает перегруппироваться и отходит на поля Ла-Манчи, к городку Вильярробледо. Там же 7 мая состоялось сражение, в котором поначалу перевес сил был на стороне хосефиносов, однако подошедшие британцы переломили ситуацию в пользу карлистов. Потерпев поражение, Гутьеррес был вынужден отступить на юго-восток.

Последний рывок

Это был триумф. Триумф сил Традиции и Порядка над безбожниками и предателями, поработившими Испанию точно так же, как и Францию. (Шарль Моррас)
ЭТО ИСПААААНИЯЯЯЯ

Рамон Мария Нарваэс в битве под Эльином

К лету 1849 года преимущество карлистов стало очевидным для всех. Единственная надежда Иосифа II была лишь на прямое военное вмешательство Франции в испанский конфликт — либералы уже ушли в отставку, и в Париже вновь воцарился консервативный кабинет — но Наполеон III, похоже, уже махнул на Испанию рукой, а для слишком амбициозного, по мнению императора, Тьера в новом правительстве не нашлось места.

Карлисты продолжали наступать: так, в июле армия Кабреры вновь подходит к Теруэлю, и Эспартеро, понимающий, что очередное сражение просто похоронит его армию, решает оставить город и отступить в Валенсию. Сумалакарреги, в свою очередь, захватывает Альбасете, а генерал Марото — Гранаду. 29 июля состоялась битва возле города Эльин, открывавшего дорогу на Мурсию: войска хосефиносов под командованием Гутьерреса отчаянно защищали город, но в итоге были разбиты; оставшиеся в живых в буквальном смысле бежали с поля боя. Во время сражения особенно ярко проявил себя Нарваэс, сражавшийся против своего бывшего соратника, за что дон Карлос лично наградил его орденом Святого Фердинанда.

Валенсия

Оборона Валенсии

18 августа Кабрера подходит к предместьям Валенсии. Эспартеро, который собрал более-менее приемлемое войско из остатков своей армии, городского гарнизона и народного ополчения, решает, что на сей раз отступать уже некуда. Началось сражение за город, в ходе которого хосефиносы отчаянно сражались против карлистской армии, но в конце концов численный перевес оказывается на стороне карлистов, а защитники Валенсии были окончательно истощены. 5 сентября Эспартеро объявляет о сдаче города, и Валенсия окончательно перешла в руки сторонников дона Карлоса, а один из наиболее талантливых генералов армии хосефиносов был взят в плен.

Произошедшие поражения окончательно убедили как короля Иосифа II, так и его приближённых, в том, что война проиграна. В середине сентября Иосиф вместе со своей семьёй и самыми преданными сторонниками покидает Мурсию и направляется в Картахену, где садится на французский военный корабль — император французов решил напоследок позаботиться о своём незадачливом родственнике — чтобы навсегда покинуть Испанию.

После отъезда короля из страны сопротивление окончательно потеряло смысл. Командующий оставшимися войсками хосефиносов Гутьеррес решает пойти на переговоры, и 4 октября 1849 года между ним и генералом Сумалакарреги было заключено Абаранское соглашение, согласно которому хосефиносы должны были сложить оружие и поклясться на верность новому королю Испании Карлу V, а тот, в свою очередь, даровал им помилование и свободу от преследований. Гражданская война, продлившаяся более трёх лет, окончательно завершилась.

Итоги и последствия

Марш победы

«Марш победы»: триумфальное возвращение карлистов в Мадрид

Главным итогом победы карлистов стало возвращение династии Бурбонов на трон Испании. Часть испанцев восприняла это событие равнодушно, а многие и с восторгом — в особенности жители северных провинций. Причинами столь большой поддержки нового короля стали глубокое влияние на народные массы фанатического духовенства, традиционные стремления отдельных провинций к автономии и поддержанию старинных вольностей; Бонапарты же не пользовались особой популярностью в народе, и их изгнание было воспринято положительно. Наиболее негативно отнеслись к воцарению Карла V люди прогрессивных и либеральных воззрений, не без основания видевшие в нём поборника клерикально-абсолютистской реакции.

Окончательно закрепившись у власти, Карл V установил полуабсолютистский режим, в котором ключевую роль стали играть представители Церкви, дворянства и генералитета, среди которых выделилось условно либеральное крыло во главе с Нарваэсом, и ультраконсервативное в лице Сумалакарреги и Кабреры. Кортесы практически утратили своё значение, превратившись лишь в послушный королевской воле орган; положения Бургосской конституции в большинстве своём не были реализованы на практике. Возвращение старинных вольностей было лишь частичным, однако, к чести карлистских вожаков, свои обещания о расширении автономии они выполнили, рассчитывая, что региональные лидеры станут опорой их режима. По мнению большинства историков, такая политика Испанского королевства привела к революции и новой гражданской войне в 70-х годах XIX века.

Кроме того, в результате возвращения Бурбонов к власти Французская империя потеряла своего основного союзника на Пиренейском полуострове. Режим Карла V и его преемника, Карла VI, установил весьма тёплые отношения с Великобританией и Португалией, которые сохранялись вплоть до окончательного краха испанской монархии.

Свою пользу из испанского конфликта извлекли США: в марте 1848 года эскадра под командованием коммодора Мэтью Перри вторглась на Кубу; их поддержали местные креолы во главе с Хосе Антонио Сако, крайне негативно относившиеся к испанским колониальным властям. В апреле этого же года был захвачен Пуэрто-Рико, и Испания окончательно лишилась последних колоний в Западном полушарии.