ФЭНДОМ


Конституционный кризис - Историографическое название политического кризиса, который разразился сразу после Мартовского путча и Распада СССР в 1991 году и продолжался вплоть до 28 февраля 1992 года, когда Президент России Соколов распустил по решению всенародного референдума о доверии Президенту и о конституции России 25 декабря 1991 года, и арестовал Председателя Верховного совета Бориса Ельцина, а так же поддержавших его депутатов и заместителей, ранее объявивших импичмент Соколову в связи с принятием указа №1400 "Об особом порядке управления страной, до досрочных выборов Президента России, и Парламентских выборов", принятого 7 января 1992 года, в ответ на действия Верховного совета. 

Это был первый крупный политический кризис постсоветской России, который разразился менее чем через год после событий Мартовского путча ГКЧП. Решение этого кризиса в пользу Соколова и его правительства реформ считают отправной точкой для начала рыночных реформ, а противники Соколова считают события 1991-1992 года предвестником будущего авторитарного стиля правления Соколова. При этом в историографии России события конституционного кризиса всегда отличались полярностью, официальная точка зрения властей, принятая при Президенте России Прохорове в 2017 году, трактует события как ответ на реакционные настроения проигравшей в результате путча партийной номенклатуры, которая имела власть на местах. 

Соколов и люди из его правительства, которые участвовали в этом политическом кризисе тогда, обычно избегают обсуждения темы, связанной с ним, и редко дают интервью по поводу этого. Кроме этого, несмотря на многочисленные просьбы оппозиции как левой, так и либеральной о проведении всестороннего расследования тех данных событий, уже представитель оппозиционной к Прогрессивному фронту партии Правое дело Михаил Прохоров жестко отградил ключевых и второстепенных лиц тогдашних событий. И, в особенности, событий 28 февраля 1992 года, приняв официальную трактуовку тех событий, из-за чего и по сей день в тех событиях множество неясностей, что даёт повод для различных кривотолков, и к созданию теорий заговора.

Предпосылки к кризису, ситуация после Путча

После Мартовского путча, прогремевшего в 1991 году, что было реакцией союзного руководства на постепенный процесс разрушения СССР, и сопротивления, которое организовало руководство РСФСР, стало ясно, что СССР движется к распаду, а экономика разрушена окончательно из-за отсутствия необходимых реформ. Работавший в правительстве Премьер-Министра Черномырдина Григорий Явлинский ещё ранее совместно с Шаталиным разработал план быстрых реформ, который получил название 500 дней, и на котором настаивало руководство РСФСР во главе сначала с Председателем Верховного Совета РСФСР, а после с Президентом РСФСР Валерием Соколовым. Тем не менее принятие программы замедлилось, а после все усилия реформаторов были сведены на нет союзным руководством. После путча ситуация изменилась, Соколов по прежнему настаивал на проведении шоковой терапии по совету экономистов, в числе которых были Явлинский, и будущий министр экономики Егор Гайдар.

Ельцин, ставший главой Верховного совета РСФСР после избрания Соколова президентом РСФСР, занял выжидательную позицию. Примечательно, что после избрания Соколова председателем Верховного Совета РСФСР, и во время первых демократических выборов в истории России в президенты, Ельцин был главным конкурентом Соколова в борьбе за власть, однако потерпел сокрушительное поражение во втором туре президентской кампании. После победы над ГКЧП, Ельцин, как глава парламента, опираясь на большинство, стал пытаться влиять на администрацию Президента и на правительство. При этом Соколов не желал сотрудничать с ним и Верховным советом, где было множество противников реформ. Ситуация осложнялась запущенными путчем процессами выхода союзных республик из состава СССР, а также процессами выхода из РСФСР, Соколов занял крайне жёсткую позицию по поводу возможного парада суверенитетов внутри РСФСР, при этом Ельцин занял так же жесткую позицию, однако в этот раз по отношению к Президенту и Правительству, во многом из-за того, что на Съезде Депутатов, и в Верховном совете было сильное лобби со стороны национальных автономий. В частности, Ельцин не поддержал введение режима Чрезвычайного положения в Чечено-Ингушской АССР, из-за чего сорвалась силовая операция в Грозном по аресту Джохара Дудаева. Это был первый саботаж со стороны Ельцина в отношении администрации Соколова, когда Ельцин воспользовался конституционными полномочиями и через Верховный совет заблокировал решение администрации.

В последующем Ельцин пытался заблокировать ратификацию Беловежских соглашений, однако стремительно развивающиеся события поставили Верховный совет РСФСР перед неприятным фактом того что СССР прекратил своё существование, и многие депутаты, избранные от КПСС, те что не были под следствием по делу ГКЧП, несмотря на своё коммунистическое прошлое, проголосовали за ратификацию. По итогу развала СССР, Григорий Явлинский, будучи противником данного процесса, принципиально покинул правительство Рыжова, созданное Соколовым для реформ, и ушёл в оппозицию. Уход одного из главных экономистов, на которого возлагались надежды на успешные скорые рыночные реформы, привел к критике со стороны Верховного совета, однако в то же время уход Явлинского обеспечил продвижение Егора Гайдара. Однако после критики в адрес администрации Соколова относительно ухода Явлинского и развала правительства, Верховный совет стал постепенно рубить инициативы правительства, как и не одобрил назначение Егора Гайдара на пост министра экономики.

Отдельно стоит упомянуть о неприязни, которую питали Соколов и Ельцин к друг другу, обострённой различными взглядами на будущее России обоих, и действий против друг друга. По воспоминаниям многих, кто тогда работал в аппарате президента, и в Верховном совете, когда оба оказывались в одном кабинете, стало крайней редкостью что бы не случалось взаимной перепалки. Ельцин, много лет работавший первым секретарём Свердловского обкома КПСС, пытался влиять на администрацию путём интриг, разваливая правительство изнутри, в частности, он надеялся переманить на свою сторону Старовойтову, а так же Рыжова, ставшего Премьер-министром после назначения Черномырдина Премьер-министром СССР после путча. В частности, по воспоминаниям Рыжова, Ельцин старался переманить его тем, что Соколов стремиться сам возглавить правительство, а после публикации проекта конституции, где упор делался на исполнительную власть, и, главное, на американскую модель, он пытался переманить его тем, что должность Премьера собирались отменить, а его отправить в отставку. Рыжов также упоминает о том, что Ельцин использовал весь арсенал своей лести, чтобы переманить его. Однако Юрий Рыжов не был заинтересован в своём Премьерстве, как и не желал вначале вообще быть Премьер-министром, однако Соколов уговорил его, затем что Рыжов по тем временам был одним из его союзников, и Рыжов, более того, знал об Проекте конституции, и, более того, участвовал в разработке конституции, и согласился на пост Премьера лишь затем, чтобы помочь провести до принятия новой конституции и новых выборов часть реформ и перестроить государственный аппарат.

Старовойтова также не была заинтересована в том, чтобы поддержать Ельцина, так как Соколов дал ей обширные полномочия для проведения национальной политики, а так же процесса департизации(От термина декоммунизация отказались из-за того что Соколов в отрез отказался запрещать коммунистическую партию и идеологию из-за принципов), и люстрации членов КПСС, поддержавших путч. Фактически Соколов и Старовойтова делили президентские полномочия поровну, потому она не была заинтересована стать первым лицом, кроме того, саботаж Верховного Совета в ряде вопросов по делу национальных меньшинств настроил её против Ельцина.

Не желая больше тормозить реформы и постоянно согласовывать с комитетами Верховного совета и Съезда свои планы, и сглаживать углы для бывшей партийной номенклатуры и красных директоров, против чего резко выступал Гайдар и его команда реформаторов, Соколов, который так же понимал что полуреформы хуже их отсутствия, опубликовал проект новой конституции и выступил на Съезде, представив проект и предложив принять новую конституцию, а Съезд и Верховный совет распустить и провести повторные выборы уже по новой конституции. На это Верховный совет ответил резким отказом, и конфликт перешёл в новую фазу.

Раскол между исполнительной и законодательной властью

В ответ на издание Соколовым проекта конституции, где приоритет делался в сторону исполнительной власти, Верховный совет выдвинул свой проект конституции, где приоритет делался в сторону законодательной. Проект Ельцина, по сути, являлся небольшой переработкой действовавшей конституции РСФСР от 1977 года, за исключением того, что там было чётко обозначено, что приоритет власти именно у законодательной, а президент является, по сути, английской королевой. В проекте Верховного совета предполагалось, что кабинет министров и Премьера назначает Верховный совет, и то, что тот же Верховный совет может снимать любого министра в любой момент. Такой вариант категорически не устраивал администрацию Президента и весь кабинет министров во главе с Рыжовым. В проекте конституции Соколова, как упоминалось ранее, приоритет делался в сторону исполнительной власти, и, по сути, копировал американскую конституцию, за некоторыми исключениями. Так, в частности, в отличие от американского аналога, Президент мог снимать с должностей губернаторов областей, как и мог назначать их, в отличие от США, где Губернаторов избирали, и президент не обладал полномочиями для того чтобы снимать их и назначать. Второе отличие было в том, что Президент сам мог создавать необходимые министерства, и только он мог выбирать членов своего кабинета. Структура власти походила на американскую, а именно Президент, кроме функций главы государства, выполнял функции и главы кабинета министров, по сути Президент и Премьер в одном лице. Однако, как в случае с американским аналогом, было прописано, что министров, выдвигаемых Президентом, должны утвердить большинством в Сенате - верхней палате Парламента.

Парламент должен был стать двухпалатным, а кандидаты избираться не Съездом, а прямыми демократическими выборами. Верхняя палата в проекте конституции, как и американский аналог, называлась Сенатом, и именно там выдвигались законопроекты на голосование в нижней палате - Собрании Народных Депутатов. В случае, если не удавалось с первого раза протащить законопроект через нижнюю палату, имелась возможность выдвинуть его повторно, однако после очередного отказа, как в случае с американским аналогом, проект ложился на полку. Но, как и в США, Президент имел право вето и мог ветировать законы которые он считает не нужными. Кроме того, президент имел право ограниченной ответственности, принять указ в форме закона, в случае возникновения на то необходимости, как, например, в случае введения чрезвычайного положения, и других подобных кризисов. В целом проект конституции, выдвинутый Соколовым, был намного более проработанным, чем проект Верховного совета, по причине того, что готовился он достаточно долго, и в разработке принимало участие огромное количество специалистов. Причина выбора именно такой модели конституции, с приоритетом в сторону исполнительной власти была в том, что Соколову необходимо было сосредоточить в своих руках огромную власть для контроля над страной при проведении рыночных реформ и закрыть собой реформаторов.

Пункт о назначении Губернаторов крайне сильно рассердил представителей Верховного совета из регионов, которые хотели получить для своих регионов больше прав и иметь выборного главу той или иной области. А так же то, что Президент по конституции имел право диктовать регионам, какую политику им проводить, и мог руководить кадровыми назначениями. Это было невыгодно старой партийной номенклатуре, которая в регионах, благодаря десятилетиям коррупции и контроля над хозяйственным механизмом, имела власть, и чьи представители были в Верховном совете. Ельцин, уловив волну настроений, стал мерять на себя роль защитника прав регионов, и сумел получить огромную поддержку от многих глав региона, в частности, от Тулеева, Башилова, и других бывших первых секретарей, ставших лоббистами в Верховном совете и первыми лицами регионов. В то же время Ельцин и Верховный совет старались заручиться поддержкой армии, учитывая политику Соколова на военную реформу и на вывод войск из восточной Европы, и, в частности, из бывшей Восточной Германии, по договору с канцлером Гельмутом Колем. Против данной политики выступали как ярые националисты из генералитета вместе с коммунистами, вроде Альберта Макашова, который позднее оказался втянут в скандал, связанный с его деятельностью в Приднестровье, Игоря Родионова, ранее принимавшего участие в событиях в Тбилиси, прозванных "Ночью сапёрных лопаток", и против которого Соколов вёл расследование в бытность депутатом СНД СССР, и будущего кандидата в Вице-президенты России в 1997 году, и Дмитрия Язова, бывшего министра обороны СССР, подавшего после Чёрного января в Баку в отставку с данного поста, а ныне члена Коммунистической партии РСФСР.

Реакция на политику Соколова после развала СССР была достаточно сильной, и Ельцин пользовался этим для получения поддержки себе и Верховному совету. Соколов же опирался на иные силы. Поддержка президента была после путча сильна в простом народе и в демократической общественности, как и в СМИ, после серьёзной чистки кадров после путча, так как все ещё помнили путч и кровавые события марта и Соколова во главе защитников белого дома. Во многом благодаря событиям путча и ранее, Соколов был для народа живой иконой, и потому львиная доля поддержки была именно за ним. В армии, несмотря на недовольство сокращением, и выводом войск из Германии, и прочим, также возобладала линия Соколова, во многом благодаря связям Соколова с генералами Афганцами, которые заняли руководящие должности, с такими как Борис Громов, Павел Грачёв, и остальными, министерство обороны возглавил Константин Кобец поддержавший защитников Белого дома, и бывший достаточно лояльным Соколову. Спецслужбы были также под контролем Соколова, внешнюю разведку возглавил Леонид Шебаршин, а контрразведку со всеми органами бывшего КГБ и всей агентурой внутри Виктор Иваненко, также поддержавший Соколова в дни путча. Министром внутренних дел был назначен вполне лояльный Соколову Виктор Баранников. Поэтому, кроме поддержки большинства народа, у Соколова было преимущество и в силовом блоке.

Ельцину оставалось же манипулировать региональными элитами и кричать о установлении диктатуры Соколова, что он и делал. Во время своего интервью в ноябре 1991 года он открыто заявил, что Соколов желает свернуть все демократические преобразования и установить жестокую диктатуру, приняв конституцию, которая бы оградила его от возможности импичмента. Другим рычагом воздействия на администрацию Соколова был сам Верховный совет России, где Ельцин имел преимущество, так как многие депутаты были представителями региональных элит и красных директоров, недовольных Соколовым, и которым реформы были не нужны. Немногочисленный Демократический блок, избранный СНД из фракции сторонников Соколова, не мог занять большинства, более того он и на Съезде был малочисленным, а Съезд народных депутатов мог, по сути, принимать законы выше президентских. Через свои старые связи, а также через противников Соколова, Ельцин манипулировал Съездом. Тем не менее, на действия Съезда и Верховного совета Соколов отвечал "презрительным молчанием" и зачастую продолжал издавать указы, которые противоречили желаниям Верховного совета, которые ещё больше злили его противников, в частности Ельцина, и провоцировали их на ответные действия. Тем не менее администрация Соколова и правительство Рыжова оказались абсолютно едины во мнении что Верховный совет, его председатель Ельцин, и действовавшая хоть и с поправками конституция не дадут возможности перестроить экономику России и всю страну, а значит реформы будут частичные и кризис не будет преодолён.

В то же время Ельцин и часть депутатов СНД и Верховного совета были уверены что реформы можно провести не шоковым а планомерным вариантом как в Китае и в некоторых других странах. Ельцин поддерживал группу экономистов которые настаивали на этом варианте во многом из-за того, что в более обширной перспективе это могло оказаться более полезным для личного рейтинга. И собственно по мнению ряда политологов и специалистов в этом и заключалась логика действий Ельцина который желал свалить Соколова и занять его место. Соколов же тем не менее был готов идти на непопулярные реформы, и главное реформы могли существенно повлиять на позиции региональных элит и красных директоров как было сказано ранее, из-за чего в долгосрочной перспективе это могло оказаться полезным для Ельцина, если бы Соколов не пошёл на силовой разгон, на который как полагал Ельцин, и остальные из Верховного совета Соколов не пошёл бы боясь средств массовой информации на западе. Однако Соколов с самого начала рассматривал данный вариант, и слухи об этом дошли до Ельцина, и через лояльных журналистов стала вестись кампания против Соколова якобы он по причине того что служил в КГБ, и был воспитан той системой не потерпит парламентаризм, и собирается существенно снизить стандарты свободы слова, и политического плюрализма.

Тем не менее пропаганда шла зачастую только в лояльных газетах, а телевидение и радио были под контролем Соколова, и действия развивались достаточно быстро, как и быстро действовала администрация Соколова, и правительство Рыжова. Попытка Ельцина заручиться поддержкой Виктора Черномырдина, бывшего премьер-министра России оказалась безуспешной во многом из-за того что Черномырдин уже был главой Газпрома, и в администрации Соколова как и в правительстве он был крайне влиятельным, и поддерживать Ельцина ему было не выгодно. Конфликт постепенно углублялся.

Попытки урегулирования

Как уже упоминалось ранее Соколов занял довольно таки непримиримую позицию в отношении Ельцина и Верховного совета, собираясь создать конституцию при которой исполнительная власть имела абсолютный приоритет. А Верховному совету было не выгодно после реформы только утверждать кандидатов администрации на должности, и по сути играть роль только создателей законов. Депутатам Съезда Народных Депутатов и Верховного совета хотелось играть более весомую роль в политике, а именно формировать правительство. В частности многие депутаты резко воспротивились тому что в проекте конституции Соколова нет должности Премьер-министра, и кабинет министров зависел исключительно от Соколова.

Явлинский, ранее ушедший из правительства, и видевший что всё ведёт к второму путчу, и штурму уже здания Госплана(Верховный совет временно разместился там связи с ремонтом Белого дома) со стороны Соколова и его силовиков, выступил с компромиссным предложением. Создание в стране не американской системы, а французской. Суть Французской системы была в том что там Премьер куда более важная политическая фигура чем Президент, Премьера назначает как и правительство парламент. В случае если пропрезидентское большинство выдвигает своего кандидата, Президент мог достаточно просто вести свою политику, и реформы, в случае если ситуация обратная, и Премьера назначили оппозиционные силы, Президент оказывался изолированным.

Явлинский считал что это будет приемлемым компромиссом, и вёл переговоры как с Ельциным так и с Соколовым. Ельцин был заинтересован в варианте Явлинского и его конституционного совещания, так как он мог бы получить больше власти, и манипулировать уже лояльным не президенту а ему правительством, однако в случае даже такой реформы потребовалось бы провести перевыборы, и в этом случае Ельцин понимал, что большинство будет на стороне Соколова, и он не сможет стать главой парламента. Потому всячески отказывался идти на переговоры, имея явное намерение воспользоваться Явлинским для того что бы продвинуть реформу конституции по французскому варианту, при этом без новых перевыборов, на которых Ельцин и поддержавшие его директора и регионалы могли крупно проиграть, из-за сверхпопулярности Соколова после путча, и создания им мощной политической силы.

Как раз тогда же 27 октября в годовщину избрания Соколова Президентом РСФСР, Объединённая Демократическая Партия, Республиканская Партия, Партия Экономических свобод, Март-91, Русская Демократическая Лига, Демократическая Россия, Демократический выбор, Женщины России и ещё больше десяток мелких появившихся в результате развала СССР, и либерализации процесса регистрации политический партий, организации на объединённом съезде демократический партий и организаций приняли решение об объединении в одну политическую партию, которая получила название Прогрессивный фронт. Спустя почти полгода после путча и запрета деятельности КПСС, Соколов создал фактическую замену КПСС, опираясь на свою популярность и на огромный запрос населения России на реформы во многих областях жизни государства. В декларации об объединении указывалось, что объединение партий в одну, под предводительство Объединённой Демократической, обусловлено желанием всех представленных партий и общественно-политических организаций провести глубокие реформы в России и защитить завоевания демократии от посягательств консервативной реакции. Причина, по которой остальные партии были объединены под предводительством именно Объединенной Демократической партии, была в том, что ОДП была первая легальная политическая партия в СССР после КПСС, и первая оппозиционная таковая в СССР в годы перестройки, созданная из деятелей Межрегиональной Депутатской Группы. В будущем Прогрессивный фронт станет мощнейшей политической силой в истории новой России, а пока он только создавался как цельная организация, которая должна была обеспечить агитацию, и пропаганду опираясь на превосходство СМИ на местах что бы содействовать переизбранию президента, и избранию в депутаты и сенаторы людей от этой партии, которых продвигал Соколов и его администрация.

Явлинский знал об этом и вёл переговоры с Соколовым, который уважал Явлинского как экономиста. В качестве своих аргументов Явлинский использовал именно это. Что Соколов имеет преимущество в рейтинге, преимущество в СМИ, и созданную и оформленную им хоть и очень молодую но всё же мощную политическую силу которую поддерживали другие политические партии и организации, а КПСС была запрещена и её преемница КПР по сути только начинала подниматься с колен, и создавать собственную организацию. Тем самым создавался перевес в сторону пропрезидентской партии и коалиции, которым в парламенте Соколов мог воспользоваться для продвижения лояльного Премьер-министра. И хоть Явлинский не говорил об этом открыто он давал понять что хочет стать Премьером после Рыжова. Соколов интересовался его мнением и мнением конституционного совещания, однако был настроен против такой схемы создания государственной власти в России куда более агрессивно и негативно по воспоминаниям Явлинского чем Ельцин.

Суть была в том что Соколов, известным своим стратегическим мышлением понимал, что в этом случае даже если его партия создаст коалицию с беспартийными активистами чьё количество ожидалось достаточно большим по итогу выборов в Парламент, и сможет выдвинуть лояльного премьера, фактически в результате крайне жёстких реформ и крайне непопулярных повредят его рейтинг, и рейтинг партии, и в результате на следующие выборы ожидаемым итогом было бы выдвижение оппозиции на первые роли, и в этом случае реформы могли быть спущены на тормозах на следующие выборы. Это было невыгодно Соколову как и то, что Премьер обладал бы большими полномочиями чем он будучи Президентом. Что представляло опасность в случае возникновения серьёзного кризиса, а как показала история в будущем Россию ждало огромное количество кризисов.

Из-за этого Соколов был крайне негативно настроен на построение системы аналогичной французской, хоть некоторые люди в администрации включая Старовойтову которая по тем временам была Вице-президентом с интересом относились к проекту Явлинского. Надежды на то что окружение Соколова из МДГ сумеет повлиять на него что бы он принял данный вариант для построения подлинного демократического общества, у Явлинского сохранялись до того момента когда Ельцин основываясь на проекте Явлинского и конституционного совещания заявил что готов принять проект конституции и создать Премьер-Президентскую республику, без перевыборов, как он сказал для достижения согласия, и разумного компромисса для будущих реформ. После этого Соколов уже перестал слушать Явлинского, и принимать во внимание его наработки по конституции. Возможность урегулировать конфликт была упущена.

Были и другие варианты урегулирования, в частности Шахрай предложил так называемый нулевой вариант. Перевыборы в парламент и президента, после референдума о доверии президенту и его социально-экономическому курсу реформ. Идея приглянулась Соколову, и Бурбулису в ту пору первому Вице-премьеру правительства Рыжова, и Государственного секретаря России, так как это решало несколько проблем. Первое это был компромисс который мог бы ослепить Верховный совет который включился бы в предвыборную кампанию на референдуме, стараясь убедить народ что Соколов отошёл от курса на строительство демократии и грубо попрал конституцию, надеясь получить на референдуме достаточное количество голосов против своего переизбрания, но за переизбрание Президента. Второе полагаясь на волю народа в таком случае в соответствии с действовавшей конституцией РСФСР 1977 года, всенародный референдум и его результаты имели высшую степень законности, а значит Президент получал огромный простор для манёвра, а именно мог на основании решения референдума попросту упразднить Верховный совет и вплоть до досрочных выборов принять на себя диктаторские полномочия, необходимые для решения многих внешнеполитических, и внутреполитических вопросов.

Выступая на внеочередном Съезде Народных Депутатов Соколов предложил вынести вопрос о доверии власти на всеобщий референдум. Ранее через Бурбулиса проект проведения референдума был передан в секретариат Ельцина и лично ему, и после обсуждения с остальными, было принято решение о проведении референдума. Ельцин рассчитывал опереться на свой рейтинг и известность которая была у него в перестройку, как борца за демократию, и на административный ресурс при проведении предвыборной по сути кампании, перед референдумом. В частности Ельцин и его окружение видя вопросы посчитали что можно будет нанести поражение Соколову, если снизить уровень поддержки, и добиться его перевыборов. Сами вопросы были заданы в таком ключе что выглядело это, как и то с какой быстротой связи с развитием кризиса, Соколов согласился на это, больше слабостью и последним шансом Соколова, который желал опереться на свой рейтинг.

Чуть ранее на совещании, была разработана стратегия действий и заранее написана речь Соколова которую он должен был произнести на Съезде, с явной задачей создать ощущение у Ельцина и его сподручных что Соколов в отчаянии. В итоге решение было принято, и был объявлен референдум, который был назначен на 25 декабря.

Референдум 25 декабря 1991 года, указ №1400

Назначенный на 25 декабря 1991 года референдум, был единственным решением администрации Соколова, которое поддержал Верховный совет после развала СССР. Благодаря верно выбранной стратегии, Соколов получил преимущество. Вопросы референдума были следующие:

  1. Одобряете ли вы социально-экономический курс реформ Президента?
  2. Считаете ли вы необходимым конституционную реформу, и создание новой конституции, которая в полной мере бы гарантировала права и демократические свободы каждого человека?
  3. Считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов Президента России?
  4. Считаете ли вы необходимым досрочные парламентские выборы?

Вопросы были одобрены Верховным советом, и потому началась кампания. Соколов, имея суперрейтинг после путча, тем не менее не стал сдерживаться в рамках и решил не полагаться на свой рейтинг, а включиться в активную борьбу. Бурбулис как и раньше в 1990 году руководил кампанией. Однозначным лозунгом кампании был да-да-да и ещё раз да!. При этом некоторые из штата Соколова предлагали лозунг да-да-нет-да, от которого Соколов пренебрежительно отмахнулся, по причине того что ему важно было показать свою демократичность и готовность идти на досрочные Президентские выборы. Был составлен план кампании и программа. По инициативе Гайдара был создан информационный трест, занимавшейся пропагандой рыночных реформ, который успешно действовал. Ко всему добавился административный ресурс, и созданная Соколовым партия Прогрессивный фронт, которая объединила многие партии и общественные движения поменьше, и многие группы политических активистов, и была достаточно свежей политической силой, которая имела все атрибуты политической партии, а не скелета государства и госаппарата как КПСС.

В случае с Ельциным была избрана иная тактика, постоянные атаки на Соколова и его инициативы. В особенности Ельцин достаточно сильно затрагивал тему создания Прогрессивного фронта, который объединил демократические и либеральные партии под своим предводительством, заявляя, что вместо того, чтобы вложить рейтинг в реформы, Соколов вкладывает её в создаваемую им новую КПСС. Как и в прошлый раз, Ельцин доверил работу своего избирательного штата своему однокашнику Ильюшину, что существенно отразилось на стандартах работы штаба, который проедала коррупция, и, самое главное, был крайне заторможен, и не реагировал должным образом на Соколова, и нападал не с той стороны. Отдельно поднимался вопрос Ельциным о свободе слова, и о репрессиях против членов ГКЧП говоря что необходимо простить их и амнистировать.

Особенностью кампании было то что агитировали в этот раз различные газеты, журналы, телеканалы, и политические активисты. Сами лидеры не участвовали в агитации, за исключением интервью и встреч с народом. Однако в этом смысле Соколов опережал соперника так как имел поддержку со стороны собственной партии, и лояльных ему общественных организаций, и СМИ. В частности от НТВ которое в те годы поддержало Соколова. Центральные телеканалы доставшиеся в наследство от СССР, после проведенных чисток по делу ГКЧП так же поддерживали Соколова со всем их ресурсом. Для агитации, и влияния на массы Соколов пошёл на то что нанял специалистов по политконсалтингу и пиар менеджеров из медиа-компании Хилл и Нолтон, которая всего год назад занималась демонизацией режима Саддама Хуссейна перед операцией Буря в Пустыне. Подробности этого стали известны только в 2014 году за три месяца до отставки Соколова с поста Секретаря Совета Безопасности России. Был создан соответствующий имидж, и соответствующие слоганы, и информационные плакаты. Активно эксплуатировалась тема равноправия женщин, в чём принимала участие Галина Старовойтова, Вице-президент России, и Алевтина Федулова которая вместе со своей партией Женщины России вступила в Прогрессивный фронт в октябре.

Благодаря преобладанию в информационном блоке, Соколов сумел эксплуатируя свой образ, повлиять на выборы, так как сам по себе Соколов был достаточно активен и часто приезжал в разные города и сёла, и в школы и университеты. Дополнительным плюсом было то что народ помнил Путч, и Соколов по прежнему ходил с повязкой на руке, из-за полученного ранения. Сам Соколов заявлял что его пытался убить снайпер КГБ во время неудачного штурма, однако проведённые исследования в 2015 году прояснили что рана была получена в результате попадания шальной пули. Тем не менее это действовало на народ. Плюс активная пропаганда реформ.

Ельцин и его штаб и лояльные организации и газеты реагировали вяло и атаковали не в тех местах где Соколов был слаб, сместив свои удары в сторону стандартов свободы слова, и построения демократического общества. Однако по мнению политологов куда уместнее и правильнее было бы бить исключительно по внешнеполитическим шагам Соколова, и созданными проблемами с автономными республиками которые фактически были независимы. Тем не менее время было упущено, как и работавшая пропаганда со стороны генпрокуратуры России в отношении лидеров Верховного совета в соучастии в путче ГКЧП. И в особенности политики дискредитации Ельцина в СМИ, где использовалась "папка Бурбулиса".

Итогом всенародного референдума о доверии власти, стало унизительное поражение для Верховного совета России, и лично для Ельцина. На первый вопрос - Одобряете ли вы социально-экономический курс реформ Президента? 65% избирателей ответило за. На второй - Считаете ли вы необходимым конституционную реформу, и создание новой конституции которая в полной мере бы гарантировала права, и демократические свободы каждого человека? 53% ответило за. На третий - Считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов Президента России? 52% ответило за. И на четвёртый - Считаете ли вы необходимым досрочные парламентские выборы? 68% ответило за.

По итогу референдума, Соколов выступил с обращением к Верховному совету 27 декабря 1991 года где ясно заявил, что решение всенародного референдума по конституции России являются абсолютным законом, и СНД и Верховный совет не могут воспрепятствовать решению референдума, так как это будет антиконституционным. По итогу речи он открыто в грубой форме потребовал добровольного самороспуска СНД, и Верховного совета России.

Ельцин, поняв что он проиграл, не собирался сдаваться и через группу лояльных ему депутатов, в частности через Юрия Скокова, подал иск в верховный суд о том, что референдум сопровождался прямыми правонарушениями и необходим пересчёт голосов. Верховный суд не удовлетворил иск. В течении следующих двух недель продолжалось противостояние. Соколов не желавший больше мириться с таким положением дел обратился к нации 8 января 1992 года, где объявил о подписании на основании решения референдума указа №1400, о роспуске Съезда Народных Депутатов, и Верховного совета, и об особом порядке управления страной до досрочных Президентских и Парламентских выборов:
Здравствуйте дорогие сограждане, сегодня я в 10-й раз обращаюсь к вам по телевидению, со времени моего избрания президентом России в октябре 1990 года, когда вы своим голосом возложили на меня ответственность за нашу страну, за её политику, за будущее нации, и за курс по коренному, и подлинно-демократическому реформированию нашего государство во благо всех наших сограждан, и будущего наших детей.

Как вы вероятно знаете 25 декабря 1991 года, был проведён всенародный референдум, о доверии к моему правительству, и мне как Президенту. На референдуме были заданы конкретные вопросы, согласованные с представителями Верховного совета и Съезда Народных Депутатов, членами законодательной власти. Вопросы касались вашего доверия курсу реформ, доверию конституционной реформе, доверию мне и моей администрации, и доверию Верховному совету. Выполняя свои предвыборные обещания, и свою клятву данную вам на следующий день после штурма Белого дома, я пошёл на единственно верный путь - демократический путь, с целью решения возникшего кризиса между моей администрацией и правительством и Верховным Советом, вынеся этот вопрос на всеобщее обсуждение, из закрытых дверей где раньше власть решала за вас как вам жить. Я, и представители Верховного совета верные своим словам задали конкретные вопросы касающиеся будущего нашей с вами страны. И мы получили однозначный ответ.

Я очень рад что вы мои дорогие сограждане, граждане России, потребовали не только продолжение реформ, но и потребовали не ограждать меня и старый Верховный совет от этих реформ, ясно дав понять что вы желаете сами выбрать ту власть которая поведёт Россию дальше по этому пути. Мы получили этот необходимый нам ответ. И теперь мы вынуждены выполнять его требования, так как согласно действующей конституции, решение Всенародного референдума является высшим законом, так как является волей народа. Я готов идти на досрочные выборы, о чём ясно заявил ранее. Однако Верховный совет и Съезд Народных Депутатов нарушили данные им обещания о самороспуске, и не только не признали результат референдума, но и против проведения досрочных выборов.

Это является грубейшим нарушением действующей конституции которую по словам Председателя Верховного совета России Ельцина, его заместителей Силаева, Абдулатипова, и остальных они оберегают от несуществующей моей диктатуры. Верховный совет, и Съезд Народных Депутатов злоупотребляет своими конституционными полномочиями и по факту не признаёт мнение большинства народа высказанного им на референдуме. Развитие конфликта зашло слишком далеко, связи с чем я подписал сегодня утром Указ №1400 "О роспуске Верховного совета, и Съезда Народных Депутатов, и об особом порядке управления страной до проведения досрочных выборов в Президенты и выборов в новое Законодательное собрание народных представителей". Полномочия власти переходят администрации Президента, и кабинету министров во главе с Премьер-министром Рыжовым. Указ вступает в действие в полдень завтрашнего дня. Верховному совету и Съезду Народных Депутатов предписывается до обозначенного срока объявить о самороспуске. При этом за депутатами Верховного совета и Съезда Народных Депутатов сохраняется депутатская неприкосновенность, и им гарантируется моя личная защита от преследований.

Данный шаг продиктован мне вашим волеизъявлением мои дорогие сограждане. Я твёрдо выступаю за конституционную реформу, которая будет гарантировать ваши права, и свободу в гораздо большей мере чем раньше. Но я так же твердо и непоколебимо стою на стороне закона. Согласно действующей конституции, решение всенародного референдума являются законом. Референдум проведён, и на основании результатов, я принял это решение, так как это потребовали от меня вы, на этом референдуме. И в соответствии со своими предвыборными обещаниями и своей клятвой, я буду продолжать защищать демократию, и ваши права, и свободы, в той мере в которой мне укажете вы, в соответствии с действующей, и в соответствии с конституцией которую мы собираемся принять. А лично я с сегодняшнего дня вступаю в предвыборную гонку, на досрочные выборы в Президенты. Я пришёл раньше с твёрдым намерением начать реформы, и довершить их до конца обеспечив вам, и вашим детям будущее, и я не отступлю, как не отступил в Марте прошлого года, когда по нашей стране, и нашим свободам попытались нанести сокрушительный удар.

А теперь я хотел бы вам пожелать спокойной ночи, успеха в труде, и счастья в личной жизни, мои дорогие сограждане, друзья, и соратники. Я верю в вас, и верю в Россию, как и вы вместе со мной, в чём я никогда не сомневался. - Телеобращение Валерия Соколова к народу по поводу подписания Указа №1400
Объявление об указе который предусматривал роспуск Верховного совета, и Съезда Народных депутатов, по телевидению, и без предупреждение вызвало гневную реакцию Ельцина, который понял что его по сути обвели вокруг пальца, так как Верховный суд отклонил иск, по причине того что выявленные на референдуме правонарушения были незначительны, и не могли быть спланированными акциями со стороны Администрации Соколова и Кабинета министров. В этом случае Соколов полагался на положение конституции 1977 года, о референдуме, и потому был защищён. По сути он был загнан в угол. Однако Ельцин сдаваться не собирался. И принимал меры по сопротивлению. На совещании представителей фракций Верховного совета России, и своих сторонников, велось жаркое обсуждение данного вопроса. И тут последовал новый удар. Несколько фракций, и заместитель Ельцина Владимир Шумейко согласились с требованием Соколова, и покинули Верховный совет. Ранее весь Демократический блок во главе с Афанасьевым членом Прогрессивного фронта объявил о сложении с себя депутатских мандатов, в соответствии с решением всенародного референдума. Абдулатипов остался вместе с Ельциным. Однако большая часть депутатов осталась с Ельциным, и продолжала стоять на своих позициях. На пресс-конференции Ельцина и оставшихся с ним заместителей, Ельцин заявил следующее:
Мы не признаём легитимность указа Президента №1400, так как он противоречит конституции. Референдум сопровождался с многочисленными нарушениями, однако Верховный суд отверг наш иск, о проведении повторного голосования. Я со всей ответственностью вынужден заявить что Президент Соколов стремиться к установлению в России диктатуры, о чём свидетельствует создание мощной партии подчинённой только ему, по сути аналог КПСС, где разве что только идея иная. И издание указа об особом порядке управления страной. Это означает по сути что Президент полагаясь на сомнительные результаты референдума, по сути принял на себя диктаторские полномочия, и стремиться использовать их для достижения на объявленных досрочных выборах абсолютного большинства, для закрепления своей личной власти. Демократические завоевания Марта 91-го года под угрозой того кто ещё недавно был лицом сопротивления путчу ГКЧП. Соколов служил в КГБ, он работал на КГБ, у него психология КГБ, которая как мы теперь видим превалирует над его обещаниями, клятвами и лживым как и все остальное покаянием которое он принёс тогда на заседании Сталинско-Брежневского Верховного совета. Самое ужасное что демократическая общественность поддерживает его, что приведёт к очень большим последствиям. Мы не для того боролись с диктатурой КПСС, что бы настала демократическая диктатура. Свобода слова это фундаментальная ценность за которую мы выступаем, и которую Соколов хочет уничтожить. Мы оппозиция, в свободных и развитых демократических странах оппозиция существует и обязана существовать. Сейчас же, мы видим что Соколов как КГБшник не станет терпеть оппозицию, как ещё не терпел Андропов, сажая людей в тюрьмы и в психиатрические больницы. Я призываю граждан России, задуматься над тем что произошло вчера, и опомниться, не позволяйте себя одурачить, Соколов предал демократическую революцию. - Борис Ельцин.
Вскоре после пресс-конференции, Ельцин подал иск в Конституционный суд. В иске было указано что указ №1400 противоречит конституции, и является антиконституционным, и именно по этой причине он должен быть отменён. Другой иск касался опять таки этого, и требованием начать процедуру импичмента Соколова. Конфликт окончательно вышел из под контроля.

Возгорание конфликта

После проведённой проверки и вердикта конституционного суда в пользу Соколова, так как по конституции, как было сказано ранее, решение референдума являлось законом, Указ №1400 был признан законным. Тем не менее, Ельцин и группа депутатов объявили о высоком уровне коррупции и давлении на Конституционный суд со стороны Соколова и не признали вердикт. Началась планомерная эскалация конфликта. Огромное множество людей, не согласных с политикой Соколова, вышли на бессрочный митинг у бывшего здания Госплана, где заседал временный Верховный совет, из-за ремонта Белого дома.

На очередном заседании Верховного совета, подавляющим числом голосов, в связи с тем, что лояльные Соколову депутаты ушли и сложили полномочия с сохранением депутатской неприкосновенности, была принята резолюция об импичменте Соколова, с переходом верховной власти к Борису Ельцину как Председателю Верховного совета, по причине того что Старовойтова Вице-президент однозначно поддержала Соколова, как и следующий за ней по иерархии наследования полномочий Премьер-министр Юрий Рыжов. Тем самым Ельцин становился следующим в иерархии как Спикер, и потому принял присягу Президента России на заседании Верховного совета, что однако не было признано ни одним из глав региона, во многом из-за боязни реакции Соколова. Многие при этом главы регионов к тому моменту уже были заменены лояльными Соколову, так как по конституции он имел на это право. Те что не были заменены, заняли выжидательную позицию, что было обусловлено привычкой со времён Советской власти, когда первые секретари зная о том что на верхах готовиться переворот занимали выжидательную позицию с тем что бы поддержать победителя. В данном случае главы регионов, выходцы из КПСС попросту надеялись сохранить должности при начале реформ. При этом Соколов и члены администрации вместе с отделом по связи с общественностью специально не публиковали планы административной реформы, которая должна была уменьшить количество областей, и создать губернии. Это было сделано по воспоминаниям Бурбулиса с той целью что бы запудрить глаза главам регионов, что бы они не знали что в скором времени они лишаться власти над своими областями по причине их слияния.

Так как силовики поддерживали Соколова, как и армия с большей частью народа, Верховный совет поддерживало крайне мало людей. Но и этого хватило что бы начались февральские беспорядки. Соколов опираясь на массовую поддержку, и на поддержку новосозданной Национальной гвардии, приказал разогнать митинги, силами милиции и Московской бригады Национальной гвардии. Однако указ был саботирован Мэром Москвы Гавриилом Поповым, который отменил его. Согласно принятому ранее закону, главы регионов по аналогии с губернаторами в США могли сами использовать части Национальной гвардии. Тем самым Попов предотвратил возможность разгона митингов, мотивируя своё решение тем что свобода слова и собраний должна соблюдаться, по сути поддержав Ельцина. Вскоре это стало одной из причин того что Попов был отправлен в отставку.

Разгонять митинги стало МВД, силами ОМОНа и Милиции. Кроме того Баранников вновь как и во время путча организовал переброску курсантов милицейских школ в Москву, теперь однако с формулировкой - "Для обеспечения поддержки сил Милиции, в наведении общественного порядка". В разгонах участвовал и Российский Корпус Спасателей, чей глава Сергей Кужугетович Шойгу перешёл на сторону Соколова ранее в марте 1991 года, обеспечив с РКС поддержку силам защитников Белого дома, предоставив 1000 единиц стрелкового оружия из резервов Гражданской обороны подчинённых ему, для добровольческий сотен. Отряд "Россия" созданный после события Путча из бойцов добровольческих сотен, после Путча занимался обязанностями дружинников, и потому так же обеспечивал помощь. В разгоне митингов 14 и 15 февраля применялись дубинки и водомёты, при сильном холоде. Порядок удалось навести на неделю. Однако основная часть митингующих сторонников Верховного совета по прежнему стояла у здания Госплана где разбили палаточный городок, с полевыми кухнями. Тогда же было отключено теплоснабжение, електроснабжение, водоснабжение, и прочее в этом здании. На протяжении последующих недель Депутаты работали в холоде и в темноте.

События развивались стремительно. Однако стало очевидно что для подавления митингов у сторонников президента мало сил, без прямой помощи армии. Однако Соколов наотрез отказался от возможности использования Армии, так как не хотел рушить свой рейтинг. Оставалась возможность использования Национальной гвардии, однако мэр Попов наотрез отказывался одобрить указ Президента, и саботировал это, при этом предложив использовать здание Моссовета как площадку переговоров. На итоговом совещании Силовиков, которое проходило на Медвежьих озёрах, было решено действовать по плану Виктора Иваненко, а именно принять предложение Попова, и постепенно выманить Ельцина из его цитадели для переговоров. Ситуацию усложняло то что к защитникам Белого дома присоединились военные, и часть генералов которые были не согласны с линией Соколова на вывод войск из Германии, в частности Альберт Макашов. Среди протестующих появились вооруженные люди. Однако оружия у них было мало, и первоочередной целью штурма был захват склада с оружием, без потерь среди протестующих, и арест руководителей обороны Верховного совета. Операция тщательно готовилась, а для штурма предполагалось использовать группу Альфа, которая была переподчинена напрямую Президенту после Путча. Под видом добровольцев, множество агентов КГБ РСФСР проникли в ряды митингующих, и вступили в добровольческие дружины передав информацию о местонахождении складов, и центра где готовили бойцов. Стрелкового оружия было достаточно мало, около 100 единиц, с боекомплектом, и потому можно было легко захватить его. В дальнейшем предполагалось использовать ОМОН, и силы милиции для разгона и ареста, а Альфа должна была удалиться. Проникнуть в здание должны были со стороны подземных коммуникаций.

Удачей стало то что Альберт Макашов, наиболее опасный по мнению Иваненко человек среди военных, сторонников Верховного совета, который мог организовать оборону, уехал в Приднестровье, во время затишья и переговоров. После предварительных переговоров между представителями администрации Соколова, Правительства, и представителей Верховного совета, при посредничестве Попова, Соколов объявил о приостановлении указа №1400.
Здравствуйте дорогие мои сограждане. Как вы знаете конституционный кризис крайне затянулся. Верховный совет и Съезд народных депутатов России отказались принимать результаты референдума, на котором население высказалось однозначно за конституционные, административные, и социально-экономические преобразования проводимые в жизнь моей администрацией и правительством. В последние три дня, по столице и за её пределами в результате этого неподчинения народной воле растет волна насилия, которая может вылиться в кровопролитие. Я как президент признаю что моя позиция по данному вопросу была крайне принципиальной, и безкомпромиссной, что возможно и послужило данным действиям со стороны Верховного совета и Съезда Народных Депутатов. Но все что я делал и делаю идет на благо России, и нашего народа. Я верю в демократию, и верю в демократический процесс. Я верю что мы можем найти разумный компромисс. Связи с чем я открыто заявляю что приостанавливаю действие указа №1400 об особом порядке управления страной, и готов провести переговоры с Председателем Верховного совета России Борисом Николаевичем Ельциным и представителями фракций Верховного Совета России и Съезда Народных Депутатов, для выработки разумного компромисса, который позволит нам избежать кровопролития и крушения всего что мы завоевали во время противостояния ГКЧП. Я надеюсь что в скором времени получу положительный ответ от представителей Верховного совета России, и Съезда Народных Депутатов России. А пока я бы хотел обратиться к вам с просьбой оставаться дома, и воздержаться от провокаций и ответа на них, так как данные действия могут привести к непоправимым последствиям которые мы надеемся избежать. Доброй вам ночи дорогие сограждане. - Валерий Соколов.
Через посредников Соколов передал Ельцину что он готов встретиться для переговоров, которые были назначены на 28 февраля. Было восстановлено електроснабжение, и тепловое снабжение с водоснабжением в здание Госплана, кроме того журналистов допустили в Верховный совет. Ельцин решил что Соколов зашатался, и решил отправиться на переговоры вместе с главами фракций Верховного совета на переговоры.

За день до этого, Соколов получил доклад от Генерала Александра Лебедя, назначенного командующим 14-й армии в зоне Приднестровского конфликта, который своими силами и, что ещё важнее, силами МВД Молдавии, провёл расследование и выяснил, что Альберт Макашов переправляет оружие из Приднестровья в Москву, вместе с бойцами Гвардии ПМР, при этом упомянул множество фамилий таковых кто участвует в обороне Верховного совета и создании целых незаконных парамилитаристских подразделений, на основе радикальных ультраправых и ультралевых экстремистов. Этот доклад как сейчас считается во многих либеральных кругах, фальшивым, и стал спусковым крючком для Соколова, для ареста Ельцина, глав фракций поддержавших его, военных отправленных ранее в отставку, и Гавриила Попова и начала процесса под названием ГКЧП-2. Однако основные события были впереди.

События 28 февраля 1992 года

Объявленное Соколовым перемирие, и главное назначенные переговоры, дали своё, Ельцин посчитал что Соколов под шквалом критики уступил, и не желает портить рейтинг перед выборами. В итоге за сутки до назначенных переговоров, многие депутаты вернулись по домам, впервые за многие дни. В самом здании Госплана оставался административный персонал, и часть депутатов, а так же добровольцы. Без жесткого командования Макашова многие не имея чётких инструкций расслабились. Создалась довольно таки удачная ситуация. После объявления Соколовым перемирия, и приостановления действия указа №1400, и состоявшегося шествия и празднования победы демократии, большинство протестующих из Москвы разошлись по домам. И в палаточном городке оставалось мало людей, как и тех кто стояли на площади.

В 11 часов дня Соколов отдал прямой письменный приказ о начале штурма, начались приготовления к операции. В 12 часов Ельцин прибыл к зданию Мэрии, бывшему Моссовету, где его встретила толпа его сторонников Москвичей. После пресс-конференции данной Ельциным, состоялся телефонный разговор с Соколовым где последний извинился за то что отсутствует в Моссовете, прикрывшись тем что возникли проблемы связанные с национальной безопасностью которые требуют его участия. Ельцин успокоился, так как о том же сказал прибывший туда же Явлинский, который вскоре уехал, что после вызвало множество кривотолков. Прибывший в Москву генерал Романов, выбранный Соколовым в числе прочих, как начальник генштаба Национальной гвардии, снял с поста командира Московской бригады Национальной гвардии, и лично принял командование. Степашин, глава Совета НГР при Президенте России, подтвердил его полномочия письменным указом. Московская бригада начала развёртываться в Москве. В эфир по телеканалам был пущён вышедший год назад фильм Терминатор 2, который перекрыл возможность сообщать о событиях в Москве для всех каналов. Ещё раньше чем Ельцин понял что произошло, дорога впереди Моссовета была расчищена и перекрыта ГАИ, после чего Моссовет окружил ОМОН, при посредничестве Отряда "Россия". В результате потасовок и пары предупредительных выстрелов, ОМОН ворвался внутрь вместе с агентами КГБ России, и арестовал Ельцина, сопровождавших его глав фракций, и, что ещё важнее Гавриила Попова, что стало прецедентом.

Одновременно с этим по Москве была отключена полностью телефонная связь, люди были лишены возможности дозвониться друг другу, благодаря чему Милиция провела крупные аресты депутатов Верховного совета и депутатов СНД поддержавших Ельцина. Лояльные депутаты не были затронуты. В нескольких случаях оказывалось сопротивление.

Штурм Госплана состоялся в 15 часов, благодаря саботажу изнутри агентов КГБ и МВД, было ранено несколько вооруженных боевиков Макашова, в основном легко, и один сотрудник Альфы. Оружие было захвачено, вместе с первым этажом здания. Практически весь маленький арсенал оружия, которое пронесли Приднестровцы Макашова, был захвачен, и в итоге защитники Верховного совета были разоружены. Одновременно с этим, усиленные отряды Милиции вместе с курсантами и дружинниками, при поддержке Московской бригады Национальной гвардии, которая закончила развёртывание, начали операцию по разгону митинга у Госсовета. Спустя два часа, толпа была оттеснена от Госсовета и во внутрь здания вошёл ОМОН. Оставшиеся внутри на верхних этажах, понимая что бежать некуда и они проиграли, попросту сдались властям. Толпа была оттеснена и рассеяна.

В то же время по набережной к Московской мэрии начал стекаться народ, там же находился Белый дом. После того как трансляция возобновилась, было объявлено что в стране произошла попытка государственного переворота со стороны Верховного совета, и экстремистов из армии, и Президент отдал распоряжение об аресте замешанных в этом людей. Сам Соколов обратился к нации:
Дорогие мои сограждане. Сегодня с тяжелым сердцем я должен сказать вам что мои попытки прийти к разумному компромиссу и избежать крайних мер провалились. Сегодня я получил информацию что Ельцин и часть депутатов Верховного совета и Съезда Народных Депутатов разрабатывали план государственного переворота совместно с группой генералов наших вооруженных сил. Данная информация пришла из министерства обороны и лично от Министра обороны России Константина Кобца. Моя попытка прийти к согласию, и выработать разумный компромисс была использована противоположной стороной для агрессивного решения в свою пользу. Связи с чем я не имею другого выхода, кроме как возобновить действие указа №1400 об особом порядке управления страной, и издать новый указ №1432 об окончательном прекращении деятельности Верховного совета России, и Съезда Народных Депутатов. Так как некоторые депутатские фракции по имеющимся данным входили в преступный сговор с группой генералов Вооруженных сил России, я вынужден издать указ №1433 о лишении депутатской неприкосновенности бывших депутатов Верховного совета и Съезда Народных Депутатов России, с целью проведения тщательного расследования их деятельности, и выявление преступных связей. Я не хотел этого, но меня, и администрацию вынудили к данному шагу люди желавшие воспользоваться данной ситуацией. Я заявляю что с этого момента больше не будет никаких компромиссов, реформы запущены, решения приняты, задачи определены. Мы взялись за это дело, и довершим его до конца, во благо нашей великой нации, и во имя процветание нашего народа. И я не отступлю от своего пути, как и моя администрация. Надеюсь что в этот нелегкий час вы меня поддержите мои дорогие сограждане, в это тяжелое время все что нам нужно для того что бы войти в новую эру, это единство и согласие. Я надеюсь на вас, и верю в вас, я как и вы верю в Россию. - Валерий Соколов.
Так же было объявлено об аресте Ельцина и Попова. Толпы москвичей, сторонников Верховного совета, Ельцина, и главное Попова, стали прорываться к мэрии и Белому дому, однако были остановлены силами милиции. Вечером на усиление милицейского отряда была отправлена колонна бронетехники с десантом Гвардейцев. В итоге произошёл неприятный инцидент на садовом кольце. В результате потасовки, с применением коктейлей Молотова, был сожжен один БМП, и было ранено двое солдат, и Гвардейцы были вынуждены открыть огонь на поражение. Погибло три человека со стороны протестующих. В итоге разгона который продолжался всю ночь, было ранено до 200 человек из них больше половины случайные прохожие и зеваки. 56 человек было отравлено слезоточивым газом, 8 получили огнестрельные ранения. Толпа была заблокирована там же, и постепенно в сражении с подавляющими силами милиции была рассеяна и большая часть людей была арестована, при этом они были жестоко избиты. Новостные телеканалы на протяжении всей ночи вели телепередачу в прямом эфире, на садовом кольце, включая и CNN. Кроме коктейлей Молотова, со стороны протестующих применялась нарезная арматура, дубинки, камни, кастеты, и колющие-режущее оружие. 18 сотрудников правоохранительных органов были тяжело ранены, пятеро остались калеками но были спасены.

События напоминали о путче произошедшем год назад, однако количество погибших было в разы меньше, всего три человека, что стало возможно благодаря своевременно оказанной помощи со стороны медицинской службы. Участники протестов были арестованы, из-за их огромного количества СИЗО были переполнены. И пришлось создавать фильтрационные изоляторы из подмосковных армейских казарм. Ельцин и остальные фигуранты кризиса со стороны Верховного совета были арестованы, и переправлены в Матросскую тишину, где и содержались в последующем во время суда, и до объявления приговора.

Дело ГКЧП-2, суд над лидерами Верховного совета

Сразу после ареста лидеров Верховного совета, и лояльных им военных, ранее уволенных в запас связи с сокращением, и лидеров парамилитаристских организаций ультраправого толка которые защищали Верховный совет с оружием, Генпрокурор Степанков публично заявил что берёт дело под свой личный контроль, при этом не закончился процесс над ГКЧП. Сам Степанков перед началом операции выдал ордера на арест Ельцина, Попова, руководителей фракций Верховного совета которые поддержали Ельцина, множества депутатов, а так же бывших генералов. Так же был выдан ордер на арест Альберта Макашова, однако связи с тем что он находился в Приднестровье, которое не было признано, арестовать его не представлялось возможным. Тем не менее множество участников сопротивления Соколову было арестовано, по обвинению в организации попытки государственного переворота, по сути Путча. В прессе данное событие тут же назвали ГКЧП-2, и вскоре само дело Ельцина и Верховного совета стали называть так официально и на верхах.

Через день после силового разгона митингов, и разгона Съезда Депутатов и Верховного совета, Соколов созвал обширную пресс-конференцию, где представил доклады Эдуарда Воробьева главы миротворческого контингента в Молдавии, и генерала Александра Лебедя командующего 14-й армией, о создании в Приднестровье генералом Макашовым при посредничестве политических деятелей Верховного совета и Съезда Депутатов защищённых депутатской неприкосновенностью, отрядов добровольцев, которых активно готовили и вооружали, а после переправляли с оружием через Украину и Грузию в Россию, и в Москву для создания для начала обороны Верховного совета, а после с учётом количества заготовленного оружия, и подготовленных добровольцев с явным намерением захватить власть. При этом Соколов подчеркнул роль Гавриила Попова который будучи Мэром Москвы злоупотреблял должностными полномочиями не позволяя Московской бригаде Национальной гвардии провести развёртывание и оказать посильную помощь милиции в наведении порядка, что позволило сторонникам Верховного совета вооружиться, и вести подготовку к организации массовых беспорядков. В целом Соколов не оправдывался, и признавал свою ответственность за разгон предъявив свой личный приказ, и назвав выступление Верховного совета "Фашистским мятежом сравнимым с походом на Рим Чернорубашечников Бенито Муссолини".

Ельцин стал главным фигурантом дела, и главным обвиняемым. Ему инкриминировались следующие обвинения: 1) Организация попытки государственного переворота направленного на свержение конституционного строя. 2) Нарушение конституции, и превышение должностных полномочий. 3) Организация на ровне с Макашовым незаконных вооруженных группировок. Попову мэру Москвы инкриминировалось следующее: 1) Активное содействие в организации государственного переворота. 2) Превышение должностных полномочий. 3) Нарушение статьи конституции о Национальной гвардии. Остальным фигурантам инкриминировались похожие обвинения. В целом было очевидно что Соколов не простит никому из них попытки государственного переворота.

Следствие по делу затянулось до конца 1992 года, когда в России уже прошли перевыборы, и начались реформы. После окончания Приднестровского конфликта, в мае 1993 года в результате спецоперации, был похищен из Приднестровья и экстрадирован в Россию Альберт Макашов, который предстал перед судом. Вскоре состоялся суд над ГКЧП-2. На суде присутствовало множество свидетелей, включая Эдуарда Воровьева который стал главой сухопутных войск России после Молдавии, и командующий 14-й армией генерала Лебедя. На суде в качестве свидетелей присутствовал и Владимир Шумейко, ставший Спикером Собрания Народных Депутатов. По мнению ряда историков, и противников Соколова, практически все свидетели были политизированы, и были явными сторонниками Соколова. И имели от последнего определённую задачу - посадить обвиняемых за решётку. Большая часть обвиняемых по делу ГКЧП была в итоге посажена на крупные тюремные сроки.

Ельцин был осуждён на 25 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в тюрьме строго режима, где скончался в 1996 году. Руководители множества фракций которые остались тогда в оппозиции к Соколову, так же были посажены. Гавриил Попов был приговорён к 10 годам лишения свободы но уже через два года был оправдан после нового суда. Другим повезло меньше. Альберт Макашов поддержавший Верховный совет и организовавший его оборону, и главное поставку оружия в Москву был приговорён на 25 лет лишения свободы с отбыванием наказания в тюрьме строго режима, где скончался в 2003 году. Мало кто из обвинённых и посаженных в тюрьму по делу ГКЧП-2 вышел на свободу, так как большая часть в итоге скончалась. Суд над ГКЧП-2, и над ГКЧП-1, стало на долгий 1992 год огромным телешоу, собравшим всю зрительскую аудиторию по России и за её пределами. По итогу суда, действия Соколова были признаны правомерными с точки зрения действовавшей тогда конституции 1977 года, благодаря чему Соколов избежал возможности преследования в последующем и смог баллотироваться в Президенты в 1992 году.

Последствия

После разгона Верховного совета и Съезда Народных Депутатов, Соколов продолжил управлять страной в особом порядке до следующих выборов, которые были проведены одновременно с Президентскими в мае 1992 года. Как и ожидалось, полагаясь на рейтинг Соколова, Прогрессивный фронт с поддержкой административного ресурса благодаря агрессивной пропаганде, добился огромных успехов, заняв первое место по количеству мест, образовав коалицию с мелкими партиями, и беспартийными фракциями. Фактически был создан лояльный Соколову парламент, где на протяжении последующих 4 лет принимались важнейшие законы необходимые для реформ Соколова, которые проводились группой экономистов во главе с Егором Гайдаром, и Борисом Фёдоровым. По результатам выборов было создано новое правительство теперь подотчётное только Президенту, Премьер-министр Рыжов не собиравшийся ранее становиться Премьером, был назначен послом России во Францию, и вплоть до 1996 года оставался им, когда выступил с резкой критикой политики Соколова в отношении Чечни и Крыма. Обеспечив себе лояльный законодательный блок, Соколов без проблем продвигал нужные законы. Получив уже конституционные полномочия, Соколов вскоре снял нелояльных ему региональных лидеров, и объявил о начале Административной реформы уменьшив количество областей и краёв, губернаторы стали назначаться указами Президента. Исключение составляли главы автономий которых по конституции должны были избирать.

Демонстрация силы 28 февраля 1992 года, при разгоне митингов и Верховного совета стала предупреждением для противников Соколова, что он готов вести реформы до конца, и не пойдёт на уступки никому. Процесс над ГКЧП-2 стал предвестником других политических процессов которые происходили во время Президентства Соколова, такие как дело Ковалёва, дело Борового, дело Лимонова, и другие. Не избежали следствия и министр экономики Егор Гайдар, после того как в 1994 году ушёл с должности и стал оппозиционером выступая против войны в Чечне, который в дни конституционного кризиса поддерживал Соколова. Политическая ситуация в стране после конституционного кризиса едва ли напоминала демократическое правление, учитывая все проблемы доставшиеся России в наследство от умершего СССР. Новая конституция гарантировала Соколову приоритет исполнительной власти, и право окончательного решения, что привело к тому что от него ушли многие его соратники по МДГ, включая Вице-президента Галину Старовойтову. Инициировавший суд над ГКЧП и люстрацию деятелей КПСС, пусть очень урезанную и ограниченную, Соколов по сути уничтожил влияние старой партийной номенклатуры, и партийных организаций КПСС на хозяйственный аппарат, административный аппарат, и на СМИ, на которое полагался Ельцин во время конституционного кризиса, по сути образовав вакуум, который стремительно заполняли новые директора.

По итогу кризиса, и перевыборов, Соколов начал реформы по плану Гайдара и Бондарева, по шоковому варианту, аналогичному тому что был в Польше чуть ранее. Началась приватизация к которой допустили так же и иностранные кампании, в бюджет началось активное поступление денег, которые направлялись на перестройку хозяйственного управления, и экономики. Процесс реформ сопровождался кризисами недоверия ко власти, так как сами реформы были непопулярны, и вводили слишком много новых правил, множество людей в России оказались проигравшими, что стало толчком к тому что Коммунистическая Партия России, а так же праворадикальные движения стали набирать популярность. В целом оглядываясь на то что было после конституционного кризиса, именно конституция которую продвигал Соколов, и главное именно более широкие полномочия исполнительной власти помогли России пройти весь путь от начала реформ до конца. Данную оценку этому процессу дают не только отечественные, но и зарубежные политологи и экономисты, благодаря чему через лояльные Соколову в прошлом СМИ, ныне лояльные Прогрессивному фронту сформировали общественное мнение относительно конституционного кризиса 1991-1992 года, что Ельцин и остальные были на стороне коммунистической реакции, и при их проекте конституции невозможно было бы осуществить реформы которые должны были быть осуществлены. Учитывая участие в кризисе на стороне Ельцина одиозных личностей вроде Макашова, оценку действиям Верховного совета России и Съезду дают как "Фашистскому мятежу". Обсуждение и попытка пересмотра данного мнения которое закреплено в учебниках по истории ныне в России не приветствуется.

При 4-м Президенте России Михаиле Прохорове велись попытки дать правовую оценку тем событиям, однако Прогрессивный фронт который со временем от либерализма в идеологии перешёл к Социал-Консерватизму и Неоконсерватизму, жестко заблокировал возможность пересмотра официальной оценки данному событию.

Интересные факты

  • За год до разгона Верховного совета, Валерий Соколов и Борис Ельцин главные действующие лица конституционного кризиса, вместе боролись против ГКЧП, и были союзниками.
  • События 28 февраля 1992 года стали первым случаем применение войск Национальной гвардии после их создания, и первым случаем применения их против общественных беспорядков.
  • После ареста Гавриила Попова бывшего тогда мэром Москвы избранным менее чем за полгода до этого, Попов продолжал оставаться мэром, вплоть до итогового голосования в Моссовете которое привело к его отставке 8 апреля 1992 года. При этом снимали с поста уже арестованного мэра. Аналогичная ситуация была с Геннадием Янаевым Вице-президентом СССР после путча, когда он арестованный продолжал оставаться Вице-президентом.
  • Не смотря на всю свою неоднозначность и спорность, указ №1400 был признан законным и нынешние историки признают его полную законность и обоснованность по действовавшей тогда конституции 1977 года.
  • Альберт Макашов организатор обороны Верховного совета был пойман в Приднестровье благодаря совместной операции с местным МВД только уже в 1993 году, и экстрадирован в Россию. В последствии был осуждён на 25 лет лишения свободы, и скончался в тюрьме.
  • Крайне маргинальной и признанной экстремистской религиозной организацией Катакомбная церковь истинно-православных Христиан Борис Ельцин был причислен к лику святых великомучеников, примечательно что данная организация причислила к лику святых и Адольфа Гитлера за что и была запрещена а её члены арестованы.
  • Так же маргинальной средой русской оппозиции, Борис Ельцин и депутаты Верховного совета России считаются жертвами режима Соколова. Ежегодно представители либеральных маргинализированных кругов, проводят акции протеста у Садового кольца где погибло трое сторонников Верховного совета. Примечательно что Ельцин и сторонники Верховного совета во время протестов кричали демократические лозунги и заявляли о своей приверженности демократии, и что они защитники демократии. Это по факту является единственным аргументом у данных кругов, при проведении данных акций. Данные акции зачастую государственными органами не санкционируются, и ежегодно с 1996 года происходят мелкие потасовки с Милицией и демонстрантами.
  • Соколов так и не прислал официальных соболезнований семьям погибших на бульварном кольце молодых людей.
  • После событий 28 февраля 1992 года, самопровозглашенный президент Чеченской республики Ичкерия, Джохар Дудаев, после провальной попытки свергнуть его в ноябре прошлого года, прислал поздравления Валерию Соколову связи с подавлением контрреволюции.
  • Дочь Ельцина Татьяна Дьяченко стала видным оппозиционером второй половины 90-х годов, и так же была посажена в тюрьму в 2001 году за коррупцию в собственном фонде.