ФЭНДОМ


Лев Константинович Победоносцев
Lion Savvaitov (фр.)
2853682 640px

Лев Константинович, 1938.

Тампль
Высший капеллан Государственной Гвардии
Blason fam FRA de Chambes.svg
Тампль
"Его святейшество брат капеллан"
Blason fam FRA de Chambes.svg
4 апреля 1930 - 6 марта 194.
Девиз: "Tibi, soli" (Тебе, единому)
Президент: Анри Петен
Предшественник: Должность учреждена
Преемник: Должность упразднена
Глава охраны: Оливер Фурнье
Магистр Гвардии: Говард Хорриган (до 2 января 1940)

Франсуа Реми

DhRx9NUpfKY
Майордом Русского Царства
Герб Насти
8 февраля 1942 - 6 марта 1944
Девиз: "Tibi, soli" (Тебе, единому)
Монарх: Анастасия I Романова
Предшественник: Должность учреждена
Преемник: Должность упразднена
Глава Франции: Анри Петен (до 4 марта 1944)

Оливер Фурнье (4-6 марта 1944)

Глава РОА: Он сам.
Глава Святейшего Синода.: Он сам.
Глава МИД: Эдуард Глазунов
Майордом - должность, равнозначная премьер-министру.
Флаг Французской Империи
Член комиссии по разработке поправок в уголовный кодекс
Le cartouche de l'État Français.svg
5 марта 1930 - 3 января 1931
Президент: Анри Петен
Предшественник: Должность учреждена
Преемник: Должность упразднена
Магистр Гвардии: Оливер Фурнье
 
Гражданство: ФИ - ВР - ФГ
Вероисповедание: Католицизм
Рождение: 4 мая 1884
Смерть:  ?
Похоронен: Прах развеян по ветру
Династия: Победоносцевы
Имя при рождении: Лев
Отец: Константин Петрович Победоносцев
Мать: Аврора Победоносцева
Супруга: Нет
Дети: Анастасия, Изабель, Мария, Виктория, Максим, Шарль. (Спорно)
Партия: Народно-государственная партия Франции (с 1928)
Образование: Самообразование, семинария
Профессия: Священник
Деятельность: Священнослужение, управление духовным аппаратом ГГ, дипломатия.
 
Военная служба
Годы службы: 1930 - 194.
Принадлежность: Государственная Гвардия
Звание: Высший капеллан
Сражения: Резня в Кельне
 
Научная деятельность
Научная сфера: Теология, расология.
Место работы: Париж, Вторая Республика/Французское Государство
Известен как: Автор работ, посвященных идее превосходства духовного над телесным, католицизма над прочими религиями и французов перед другими народами.
 
Награды:

Орден Почетного Легиона (1930)

Я иду к Бессмертию. На своем пути я сокрушу всё, что преградит его. Сотни, тысячи, миллионы - все, кто будет мне противостоять, падут. Ради высшей награды нет невозможной цены.
Во многом его можно упрекнуть, Кристин, кроме одного. В вопросе веры он чист и свят. Если верить и любить - то фанатично, ненавидить и презирать - тоже так. Никаких полумер и компромиссов. (Оливер Фурнье)
Я отправлю это чудовище в Ад, откуда оно и вылезло.(Василий Шульгин)

Лев Константинович Победоносцев (4 мая 1884 - 1946) - французский политик, философ, священник и военный, епископ Парижа (1929), Высший капеллан Государственной Гвардии (1930 - 194.), посол Французского Государства в Республике Италия (1935 - 1939). Всю жизнь вел борьбу против Российской Демократической Республики в той или иной форме, выпустил 15 сочинений на различные религиозные, политические и антропологические темы, теоритически обосновывал необходимость преследований и уничтожения не-католиков. Был одним из важнейших сановников Французского Государства с его основания и до падения. Наиболее известен руководством Резней в Кельне - одним из самых кровавых событий в истории Германии и геноцидом на ее территории. Осужден Лионским Трибуналом и казнен за многочисленные преступления против человечества. В России является одним из самых непопулярных политических деятелей в истории, был проклят и отлучен от римской католической церкви в апреле 194. 

Биография

Детство 

Лев Константинович Победоносцев родился 4 мая 1884 года в семье главы русской эмиграции Константина Победоносцева на окраине Парижа, бывшего тогда столицей мира. Его отец последовательно занимался борьбой со сложившейся в России республиканской формой правления, опираясь на поддержку императорской Франции. Во время Европейской войны (1869-1871) он был готов возглавить  правительство РИ в изгнании и, согласно документам Фонтенбло, действительно рассматривался на этот пост. И хотя до этого не дошло, Победоносцев оставил след в истории той войны как создатель батальонов из русских мигрантов, воевавших против "неправильной" Родины. По ее окончании, Константин вернулся к издательской работе,  выпуская объемный журнал "Колокол", бывший рупором так называемой "радикальной" миграции. С помощью французских агентов печатное издание распространялось по РДР: таким образом Наполеон III желал посеять смуту во враждебной стране. 

Вечная война с огромным врагом без видимых результатов серьезно повлияла на психическое состояние Победоносцева. Помимо крайней озлобленности на все человечество и, особенно, на народы России, он получил "в награду" желчность, скупость в повседневной жизни и бесконечную самоуверенность. Чем дальше, тем больше он верил в собственную ценность и свою великую миссию, которую он видел в возврате Родине "истинной власти" в лице рода Романовых. Ради исполнения этой цели Константин Петрович считал возможным прибегнуть к любым методам, став тем, что называется в РИ "профессиональным революционером", только в обратном смысле - "профессиональным реакционером". Обивая пороги богатых и знатных домов Парижа, он везде искал помощи и поддержки в своем крестовом походе против ненавистных республиканцев. И, нужно сказать, не безуспешно: многие французские дворяне были настроены повторить "Поход на восток" - искали лишь повод и достойных предводителей.  

Мама Левы

Аврора Броссан, мать Льва Победоносцева.

Матерью же мальчика была французская аристократка Аврора Мария Адель Эфрази Броссан. Она принадлежала к старой аристократии еще более старых времен: ее отец бежал от революции и ее ужасов в 1790, вернулся же только по повторной амнистии Наполеона I в 1813, уже с собственной женой. Брак между Константином и Авророй был заключен не от большой любви: это был тактический ход еще Наполеона II, желавшего получить еще более надежные гарантии верности главы эмиграции.  Но затем семейные узы скрепились той ненавистью к новым порядкам в любой их форме, какую они оба испытывали.  

Пик влиятельности и успешности Константина Победоносцева при французском императорском дворе пришелся на период 1869-1872, когда Французская Империя и Российская Демократическая Республика сошлись в первом вооруженном противостоянии, из-за масштабов получившем название "Европейской войны". По инициативе стареющего, но крепкого разумом и волей Наполеона II К.П. Победоносцев формирует "Батальоны славы" - отряды русских эмигрантов, отправлявшихся воевать на стороне Парижа с ненавистным "новым строем". Вокруг Победоносцева случилось непродолжительное сближение всех антиреспубликанских элементов - ему удалось отправить на фронт 3400 человек, из которых, правда, более половины предпочло дезертировать на сторону Новгорода и служить своей настоящей Родине. Воспользовавшись разрешением правителя Франции, в мае 1871, когда французские полки одерживали победы, лидер эмиграции выпускает "Манифест об установлении", который стал последним программным документом миграции. Его основные положения:  

  • Республика была установлена нелегитимно и, следовательно, она антинародна.  
  • После победы РДР будет упразднена, на ее месте будет создано "Русское Царство", где на трон вернутся представители дома Романовых, точная кандидатура в документе названа не была, для ее определения предполагалось созвать Земский собор.  
  • РЦ будет верным союзником Франции, которая, в свою очередь, возвращала "русскому народу утраченную им государственность".  
  • Будет проведена полная реституция собственности.  

Нетрудно понять, что этим крайне трудно было привлечь сторонников внутри России. Примерно тогда же "Принц-регент", взявший на себя полноту власти в стране пока его отец медленно умирал, начал серьезно сомневаться в полезности для себя столь неординарной фигуры, какой был Константин Петрович.

Мальчик Лева появился на свет в период, когда  у семьи начались трудности. Николай Чернышевский, успешно одолев внутреннюю реакцию, провел демократизацию режима. В сентябре 1880 он издает указ об амнистии для всех бежавших из страны людей и их семей и приглашает вернуться обратно. Значительная часть эмигрантов во главе с Толстым не приминула последовать этому приглашению, нанеся "удар в спину" Победоносцеву и его радикальному лагерю. Отток в РДР все набирал масштабы, а агитация внутри страны прекратила давать хоть какой-то результат. На этом фоне Наполеон III постепенно начал сокращать финансирование "Колокольцев" и им подобных групп. Деньги оказались нужнее  в колониях, а не у печатных станков Победоносцева. 

Все это Константин переживал как личное унижение. Он не мог поверить, что его патрон бросил его на произвол судьбы и намеревается торговать с Россией. Его статьи за период 1882/6 становятся с каждым месяцем все истеричнее и злее, он начинает утрачивать малейшее чувство реальности. Жена пыталась помочь, но все заканчивалось лишь семейными ссорами, еще более подорвавшими психологическое здоровье пары. В качестве последней меры Аврора умудрилась забеременеть: роды, прошедшие очень тяжело, состоялись 4 мая 1884. Удручающее состояние семейных финансов не позволило пригласить толковых врачей, что, вкупе с физическими особенностями тела Победоносцевой, почти что убило несчастную. Самое главное - утративший в ходе своей великой войны все человеческие чувства Константин так и не смог, а, точнее, и не захотел полюбить сына. С самого раннего возраста Лев чувствовал стену между собой и отцом, которая каждый день все росла и росла. 

Тяжелые, поздние роды в отсутствии квалифицированной медицинской помощи подорвали и без того слабое здоровье Авроры Победоносцевой. Она не смогла кормить мальчика сама, а муж отказывался давать хотя бы франк из семейной кассы для этой цели. Матери пришлось таскаться по многочисленной родне, в унижениях выбивая деньги на найм кормилицы. Ей удалось найти кормилицу для сына, но те злосчастные дни буквально угробили её. Аврора умерла 9 июля 1884, оставив Леву одного с бездушным отцом и чужой женщиной. Похороны были более чем скромными, кроме трех сестер покойной с их семьями никто больше на них не пришел, включая самого вдовца. Он был занят.

0 994f4 70e42f09 XL

Победоносцев в старости, последний портрет.

Он пил. Не получив даже приглашения на бал в честь  дня рождения Наполеона III, он осознал, что стал никому не нужен. С трудом до него доходила простая мысль, что все эти года он самоотверженно и достойно носил воду в решете, и, похоже, переносил целый океан. Признать же, что прошлое было ошибкой - означало признать, что вся сознательная жизнь прошла напрасно и впустую. Не имея мужества согласиться с этим, Победоносцев-старший нашел поистине достойное утешение - вино. В нем он топил остатки своего разума, с радостью погружаясь в сладостные грезы алкоголя. Он пил один, боясь выходить к людям: не хотел, чтобы кто-то из посторонних видел его падение. С каждым месяцем коллекция бутылок все росла и росла, кошелек отощал и все знакомые отказались дальше знаться с Победоносцевым. Недолгие минуты сознания превращались в пытку, самую невыносимую, которую человек может устроить самому себе. Порой Константин пытался остановиться, но он постоянно срывался: он не мог устоять перед чарующими ароматами дешевого пойла, гордо именуемого соседним трактирщиком вином. Целый год он гробил свое здоровье, пока, наконец, не очнулся ранним утром 6 мая 1885. В его насквозь проспиртованный ум смогло пробраться подобное разящей молнии осознание всей той мерзости, в какую он попал и какой из себя ныне представляет. Разум нашел единственный выход - Константин Петрович выбросился из окна, разбившись насмерть. 

Няня, успевшая полюбить чрезвычайно милого и спокойного мальчика, отнесла его к родственникам умершей матери. Ее отец, Генрих де Броссан, согласился приютить внука у себя из-за любви к дочери. Но, на свою огромную беду, Лева был  очень,  даже слишком, похож на покойника-отца. Здесь стоит сказать, что отношения между зятем и тестем даже в лучшие дни первого особо не сложились, а когда Константин "покатился по наклонной", то Генрих стал первым, кто от него отвернулся. Аристократ де Броссан от всей души презирал опустившегося мужчину, допустившего смерть его любимой дочери. Принимая Льва Константиновича к себе, дед рассчитывал таким образом искупить некоторые собственные прегрешения. Но с каждым месяцем он все больше и больше не любил внука, нередко вымещая на нем злобу и раздражение от своих придворных неудач. 

3011380021 6

Супружеская чета де Броссан, 1880-е года.

Бабушка же, Адель Жозефина Мария Кристина, была достойна своего мужа. Бывшая роялистка, она на дух не переносила никаких новых веяний, в том числе и в воспитании. Она искренне полагала, что побои, оскорбления, принуждение к тяжелой работе и регулярные унижения идут мальчику только на пользу, что все это заставит его нравственно и морально совершенствоваться. В шестилетнем возрасте (1890) Лев начинает исполнять работу по дому наравне с остальной прислугой. В его обязанности входило стирать пыль с полок, мыть пол в большой гостиной и чистить хозяйскую обувь: при малейшем ослушании или шалости незамедлительно следовало жестокое наказание. Сам Победоносцев затем будет рассказывать о том, какие побои были ему причинены за попытку дотронуться до старинной шпаги, примерно XVIII века. Согласно его словам, после того черного дня, он более двух недель не мог сидеть и толком не мог разогнуть спины. Впрочем, вид его раболепия и послушности более чем устраивал старческую чету, пресыщенную уже всем, что мог тогда дать целый свет.

Об образовании молодого человека никто и не думал, кроме него самого. В редко случавшееся свободное время Лев пытался приобщиться к классической французской литературе, но её от мальчика старательно прятали. Тогда ему в руки попадает старая, потертая Библия; чтение этого труда в 15-ти летнем возрасте круто перевернуло его сознание. Он будет говорить в дальнейшем, что тогда-то на него и снизошло Божественное Откровение, которому он следует всю свою жизнь. Большинство же исследователей склонны считать, что в духовной жизни он увидел всего лишь способ бежать от деда и бабки, которых искренне ненавидел за обращение с собой. Когда же в 1978 году Фантина Фурнье, умирая, раскрыла все известные ей тайники Народно-государственной партии, в одном из них нашли дневник Победоносцева. В нем нашлись прямые подтверждения общепринятой теории.  

Так или иначе, когда юноше исполнилось 16, он бежал к жившему рядом священнику. Сострадательный падре принял молодого человека у себя, дал ему кров и хлеб. Он с радостью посвящал его в таинства католического культа,  




Юность 

Священник 

Точка перелома 

Настоящий перелом в судьбе 46-ти летнего мужчины произошел в декабре 1929 года. Тогда по всей Франции, охваченной глубоким кризисом, прошли досрочные парламентские выборы, принесшие 47% Народно-государственной партии. Она, так и не получив большинства, создала самую крупную фракцию в Национальном Собрании. Формальный лидер ультраправых - Марсель Деа - начал искать контакты с руководством второй правой организации - Французской национальной народной партии, которую возглавлял Анри де Кериллис. Но здесь была загвоздка: ФННП была в целом куда более аристократичной структурой, отображавшей интересы высших кругов французского общества. Они были настоящими консерваторами, не принимавшими социального популизма, процветавшего в НГПФ и её дочерних партиях. Во время избирательной кампании обе организации обменивались агрессивными выпадами друг против друга, что, вкупе с программными противоречиями, делало их объединение если не невозможным, то крайне трудным. Именно поэтому, действуя по совету О. Фурнье, находившегося в Алжире, но имевшего связи с большой землей благодаря про-наргосовскому премьер-министру доминиона, Деа пошел на контакт со Львом Победоносцевым.

Он был вхож в аристократические клубы, где обыкновенно и собирались высшие руководители ФННП. Отдельные отношения его связывали с Кериллисом: Лев был духовником его жены, что давало тому ещё больший авторитет в глазах мужа. Также, как обнаружится позднее, Победоносцев также состоял в ещё более интимных отношениях с мадам Кериллис, которая родит от него двух дочерей, что удастся скрыть от внимания мужа, поглощенного партийной работой, отнимавшей у него практически все время. Кроме связей с этой четой, к голосу Льва прислушивались и многие другие деятели консервативно-католической ориентации, так как его репутация настоящего борца с коммунизмом, атеизмом и другими "болезнями современного общества" приносила ему очки в их глазах. Частые его проповеди, в которых Лев провозглашал необходимость сохранения капиталистического уклада жизни и частной собственности, приходились очень даже по душе лидерам Французской национальной народной партии, так как не давали повода обеспокоиться о его связях с какими бы то ни было социалистами.

Лев начал действовать немедленно. Используя все свои навыки и умения, он достаточно быстро убеждает Кериллиса и других, менее авторитетных в партии людей, в необходимости предпринимать немедленные и кардинальные шаги. Он оправдывает союз с народными государственниками необходимостью защитить Францию от "Движения за Республику", которое куда как в большей степени угрожает сложившимся порядкам, чем НГПФ. Он взывает к авторитету, которым обладал в глазах правых Анри Петен, "последний маршал Империи", неоднократно заявлявший о симпатиях к выше упомянутому ультраправому движению. Так или иначе, но его убеждения возымели эффект: Кериллис согласился от имени всей ФННП встретиться с Марселем Деа 23 декабря для обсуждения возможной коалиции.Лев Константинович присутствовал при их встрече и практически обеспечил её удачный исход, подавая знаками полезные советы Марселю, который без него скорее всего только ухудших бы отношения НГПФ и ФННП. Но, с его помощью, правые силы смогли найти общий язык: на следующий же день Кериллис, выступая в Национальном собрании, объявил о вхождении своей партии в состав коалиции, сформированной Деа. Именно так были запущены события "Бешеного января", приведшего ко власти во Второй Республике ультраправых.

Однако участие Победоносцева-младшего отнюдь не ограничивалось ролью посредника. Во-первых, перевороту требовалась мощная поддержка  "извне", исходящая не от публичного политика. Епископ Парижа, видный священнослужитель, обладавший солидным авторитетом среди прихожан, как раз мог её обеспечить. Во-вторых, сама натура Льва протестовала против роли "закулисного интригана". Он жаждал активной деятельности, которая позволит ему после победы мятежа претендовать на значительно большую награду. К тому же, он всегда ощущал в себе могучий инстинкт разрушения: он видел себя на поле брани, победоносным и могучим, несущим... нет, не "истинную веру", а смерть. Уже тогда Л.К. Победоносцев разочаровался в христианстве, как и в самой идее Бога. Но, ему требовалось во что-то все равно верить, чему-то служить, что-то почитать и восхвалять. Нового идола искать долго не пришлось - Лев искренне, всей душой полюбил Власть и Историю. Он решил во что бы то ни стало войти в неё, стать Бессмертным, прославиться на все время существования человечества. И вот эту веру он сохранит до конца своих дней, и именно ради неё будет предпринимать все последующие действия, хотя на людях будет декларировать приверженность идеалам христианства, государственности, патриотизма и так далее и тому подобное. 

Он приходит в Национальное Собрание, где служит торжественную мессу о "Даровании победы нации над всеми её врагами", вызывая тем самым последний в истории Второй Республики парламентский скандал. Принял участие в обструкции поднявшегося было на трибуну Даладье, пытавшегося призвать депутатов к порядку и законности, лично вынес его из здания. Выпустил обращение ко всем парижанам, в котором прямо призывал их выйти на улицы и поддержать парламент в его противостоянии с президентом и правительством. Руководил возведением баррикад, благословил прибывшие на защиту Собрания войска во главе с Шарлем де Голлем. Участвовал в совещаниях "Совета национальной обороны" как наблюдатель, укреплял моральный дух защитников НС. В кульминационный момент - прибытие Оливера Фурнье из Алжира - он встречал героя-полковника в аэропорту имени Наполеона I во главе восторженной и экзальтированной толпы. Лев шел в первых рядах тех, кто отправился в Фонтенбло за отставкой Камиля Блюма. Вместе с Оливером, он был принят самим президентом и сыграл важную роль в его запугивании. После того, как Блюм отказался от борьбы и сдался, когда победа стала очевидна всем, пришло время обсудить положенную ему, Льву, награду. Фурнье обещает тому высокий пост в некоей важной структуре... 

Высший капеллан 

1 февраля 1930 года Оливер Исидор Мари Фурнье создал "Государственную Гвардию", в которой и нашлось место Льву Константиновичу Победоносцеву. Эта военизированная структура действительно отражала главные стороны характера Л.К. Победоносцева, давая ему полную возможность для самореализации. Не стоит удивляться, что он согласился занять должность Высшего капеллана в ГГ. 6 апреля он был официально приведен к присяге, хотя обязанности начал исполнять гораздо раньше. С этого момента он окончательно занял место в высшем свете Французского Государства. Нужно сказать, что, в отличии от того же Фурнье, он смотрелся достаточно органично в среде декадентов-дворян и промышленников, ставших новыми элитами новой страны. Он знал то, о чем в их среде полагалось говорить, что осуждать, что поощрять и, главное, он обладал в их глазах бесприкословным авторитетом подлинного праведника, добровольно отрекшегося от благ жизни во имя служения Богу и Нации. В нем А. Петен видел пример для подражания подрастающему поколению французов, нередко упоминая о нем в своих обращенных к нации речах.

Однако сначала куда как больше сил у Льва Константиновича уходило на работу в составе Комиссии, призванной отредактировать действующий Кодекс Наполеона. Президент прямо поставил перед всеми членами группы задачу: создать базу для проведения "национальной чистки", подвести теорию под практику террора и, главное, замутнить все это формулировками, в которых смогут разобраться исключительно верные специалисты. Победоносцев, не имевший юридического образования, был привлечен к работе именно с целью недопущения каких-либо послаблений со стороны "чрезмерно либеральных" юристов, допущенных до членства в Комиссии. В Льве немедленно проснулся дух великого законотворца: он больше всех времени уделял работе, с головой залезая в дебри юриспруденции, серьезно намереваясь навсегда войти в историю своей работой. С каждым месяцем он все больше разбирался в тонкостях науки правосудия, быстро поняв, как быстро Фемида может стать несправедливой и жестокой, как легко государству, а, точнее, его верхушке, вертеть так называемыми "гуманистическими ценностями" - и ему это понравилось. Именно тогда он полноценно ощутил себя творцом человеческих судеб. вершителем приговоров и могущественным, беспристрастным судией, вольным казнить и миловать по своему усмотрению. Для Л.К. Победоносцева с того дня поблекли все наслаждения: он не мог получить удовольствие в чревоугодии, карточной игре, приятной интриге, дружеском разговоре; все это было слишком обыденно, привычно и, главное, скучно. Взамен в нем развилась другая страсть, поглотившая всю его натуру: страсть повеливать чужими жизнями, распоряжаться ими по собственной воле, решать вопросы жизни и смерти других людей: одним словом, он полюбил быть Богом. Его работа в комиссии оказалась чрезвычайно плодотворной, судя по отзывам коллег: точно известно, что он принимал участие в той или иной мере в следующих статьях, принятых в итоге в "Кодекс Франции":

  • Порог уголовной ответственности был снижен и теперь начинался от 12 лет. 
  • Члены семей преступников-уголовников также привлекались к ответственности вместе с преступником. 
  • Был значительно расширен список преступлений, за который могла назначаться смертная казнь: к уже существующим добавились грабеж, разбой, изнасилование, подлог, саботаж, хищение и многое другое.
  • Вводился термин "Антигосударственная деятельность", включавший в себя следующие действия/бездействия: недоносительство, совершение а равно и подготовку террористического акта, применение а равно и хранение взрывчатых, ядовитых, наркотических и др. веществ, сокрытие оружия, "антигосударственная пропаганда", богохульство. За неё судья был волен назначать срок от 15 лет до расстрела с полной конфискацией.
  • Законными признавались только браки, заключенные в католической церкви. 
  • Вводился термин "Враг Государства", полностью идентичный РИ "Врагу народа".
  • На родственников "Врагов Государства" налагались все те же ограничения что в РИ, но они были обязаны также носить одежду с красной кокардой на плече/головном уборе. 
  • Членство в коммунистической партии равнялось смертному приговору.

Когда же Л.К. Победоносцев вместе с остальными членами Комиссии представил общую работу президенту и премьеру, он был чрезвычайно рад услышать в ответ от А. Петена всего одно единственное слово: "История". Это могло значить лишь то, что работа вышла превосходной и Маршал остался доволен её результатами. Именно так продолжилось восхождение Победоносцева-младшего по лестнице власти и влияния в новом, прекрасном Государстве, в рождении которого, как мы помним, он принял самое непосредственное участие.  Только в новом, 1931 году, Лев смог вернуться к своей прямой деятельности на посту Высшего Капеллана Государственной Гвардии. В первую очередь он озаботился собственной охраной: для этой цели он где-то нашел Говарда Хорригана: устрашающего англичанина маленького роста, полного животной злобы и удивительной силы. В его верности никто не сомневался, сила мускулов была превосходна, а скудность разума поражала. Редкие таланты объединились в одном - именно такой человек и мог заниматься охраной самого ужасного из руководителей "обновленной Франции". Затем стараниями Победоносцева ГГ получила для своих надобностей Храм Парижской Богоматери, где с 1932-го проходили самые важные торжества этой организации. 

Обезопасив себя и приобретя постоянное местожительство на новом месте работы, Лев Константинович немедленно взялся за порученное ему дело. Формально не входя в Круг "Государственной Гвардии" и оставаясь рядовым братом нового Ордена, он обладал колоссальным влиянием на ее лидеров, во многом благодаря статусу священника. Неизменно присутствовал на каждом заседании Высшего Круга, где его голос имел такой же вес, как и у остальных его членов: стоит сказать, что Л.К. Победоносцев был единственным не чистокровным французом, получившим доступ в столь высокие эшелоны власти Французского Государства и "Государственной Гвардии". 

Сироты Победоносцева 

Пожалуй, отдельно стоит упомянуть историю "Сирот Победоносцева", которая чрезвычайно точно передает всю суть Французского Государства и людей, стоявших там у власти. Идея о подобном социально-медицинском эксперименте появилась у Победоносцева ещё в конце двадцатых годов, но ресурсы и возможности для реализации столь амбициозных планов у него появились только в 1934. Тогда он представил правительству план, названный "Новые орлы Империи", где за пафосным названием, как то всегда и случается в тоталитарных режимах, таилась ужасающая суть.

ГСШ-1

Малолетний воспитанник ГСШ № 15, связанной с ВМС ФГ.

Согласно принятым поправкам в Кодекс Наполеона, законными с января 1932 года на территории Франции признавались исключительно браки, заключенные по католическому обряду. По плану "Новых орлов" предполагалось теми или иными путями изымать "незаконнорожденных" детей из их семей и воспитывать в специализированных школах для того, чтобы обеспечить государство надежным поколением. По мнению Победоносцева, полагалось разделить спецшколы для мальчиков и девочек в две разные структуры. В первых должны были воспитывать идеальных воинов и управленцев; вторые же должны были послужить местом воспитания идеальных матерей. призванных поставлять новых и новых жителей стране. В те же школы предполагалось отправить маленьких детей людей, признанных "Врагами Государства" - в возрасте от 0, до 10 лет, когда человеческое сознание можно легко изменять. В исключительных случаях разрешалось отправлять детей от 10 до 15 - если у тех обнаруживались необычайные дарования, могущие пригодиться государству. Идея изъятия детей у всех "неграждан" Государства пришлась более чем по душе его верхушке: Лев получил карт-бланш на реализацию своего замысла.

В период с 1934 по 1943 было создано 140 "Государственных специальных школ" по всей Франции, через которые прошло более двух десятков тысяч молодых людей. Победоносцеву. по мнению многих психологов и иных специалистов, удалось создать практически идеальную фабрику, превращавшую людей в роботов - послушных воле вышестоящих, не рассуждающих и готовых на любое действие по приказу начальства. Именно к этому эффекту привела ежечасная пропаганда, проникшая в этих заведениях куда только возможно. Учителя, учебники, воспитатели, сами здания - все это вбивало в неокрепшие умы подростков и детей несколько простых мыслей, здорово облегчавших их существование и поэтому легко принимаемых на веру. Их можно свести к следующим постулатам: "Начальство знает лучше", "За Родину и смерть не страшна", "Высший долг мужчины - сражаться, женщины - рожать", "Сомнения идут от недостатка веры и потому греховны". Помимо этого, в ГСШ велась ожесточенная и оголтелая пропаганда шовинизма и расизма, буквально превращавшая детей в монстров, горевших желанием убивать, калечить и побеждать, побеждать, побеждать за Францию. Весьма показательным может считаться случай, произошедший в декабре 1940: 90 учащихся "Государственной специальной школы №17" под одобрительные крики окружавших взрослых забили до смерти 15 пленных немок, предварительно поиздевавшись над ними. Не стоит, однако, думать, что учащиеся-девочки были милосерднее своих ровестников-мальчишек: они с едва ли меньшей радостью наблюдали за казнями "Врагов Государства", искренне ждали момента свадьбы с "избранным партией молодым человеком" дабы продолжить род и укрепить генофонд французского народа, вышивали теплую одежду для офицеров-регуляторов в концлагерях... Пользуясь тем, что в молодом возрасте из человека можно вылепить практически все что угодно, Победоносцев занялся производством "Идеальных представителей нации", и, кто знает, чем бы все это закончилось, если бы Французское Государство не пало бы во время Второй Европейской войны.

Стоит немного рассказать о распорядке дня в этих заведениях и о том, чему же там учили подрастающее поколение. "Государственные специальные школы" для мальчиков представляли собой де-факто учреждения казарменного типа, готовившие будущих солдат и офицеров. Это определяло круг занятий: технико-математические науки и физическая подготовка чередовались с историей и естественными науками, задвигая далеко на задний план все оставшиеся предметы, которые были признаны Победоносцевым "ненужными" и даже "вредными" для молодых людей. Занятия шли 10 часов, прерываемые завтраком, обедом и небольшими переменами. По воскресеньям было обязательное посещение соседней церкви или, если школа была в пустынном месте, собственного алтаря; затем с учениками проводились "Уроки любви", где их обучали любви к Родине во всех её многочисленных проявлениях. Сквозь каждое занятие, каждую тему, буквально через щели в здании текла пропаганда. Она заключалась даже в учебниках по математике: самым маленьким предлагалось посчитать, сколько потребуется немцев для рытья рва. Что уж говорить об истории, которая всегда давала и дает простор для работы пропагандиста. Достаточно всего лишь упомянуть, что соавторами книги являлись Моррас и Фурнье дабы понять, насколько "непредвзятым" и "честным" будет курс истории. Чем старше становились ученики, тем больше им дозволялось узнать об окружающем мире: в последних классах они уже проводили больше времени в действующей армии, осваиваясь с ее бытом и правилами, готовясь к службе. Примерно к 18-ти годам, когда разум человека был уже полностью отравлен, ему сообщалась правда об его родителях; в 99 случаях из 100 затем следовало яростное отречение от них и заявление о собственной готовности принять участие в их аресте и расстреле.  Тогда в личное дело выпускника ставилась памятка о его верности, и он выходил из школы с направлением в ту или иную воинскую часть/академию для среднего офицерского состава, если у него обнаруживались задатки лидера и командира. Женские школы отличались только своим "мирным" уклоном в образовании и воспитании подопечных, хотя методы и суть оставались теми же. Девочкам и девушкам внушалось, что их главная задача - рожать как можно больше детей, желательно, мужского пола, для укрепления французской нации. Были созданы целые "Уроки материнства" и "Уроки верных жен", посвященные целиком этим направлениям. 

ГСШ-2

Фото с реконструкции сражения под Орлеаном: лучшая ученица ГСШ №69 исполняет роль Жанны.

Нужно также сказать пару слов про столь важный аспект жизни детей и подростков, как развлечения. Лев Победоносцев и сотрудничавшие с ним эксперты в области педагогики прекрасно понимали, что невозможно заставить молодое поколение работать 24 часа в сутки и получить от этого хороший, пригодный для Государства результат. В то же время нельзя было позволить, чтобы дети сами могли выбирать свой досуг, сами решали, чем им больше нравится заниматься: это перечеркнуло бы если не все, то очень многое в самой сути Государственных специальных школ. Именно поэтому отдых, досуг и развлечения школьников регулировались едва ли не сильнее, чем сам образовательный процесс: по мнению Победоносцева, когда человек отдыхает, он становится еще более доступен полезному нравоучению со стороны воспитателей. В школах, предназначенных для мальчиков, развлечения строились вокруг военно-полевой тематики: реконструкции известных боев, встречи с ветеранами былых войн, местный аналог РИ "зарниц", физические упражнения и так далее. Стоит отметить, что столь узкий круг возможных развлечений крайне редко вызывал протест: воспитанные в соответствующем духе мальчики приходили в восторг от возможности продолжать заниматься "войной" и в "свободное" от уроков и нравоучений время. Большинство же женских школ предлагали куда более спокойные. целомудренные и размеренные виды досуга: игры в "дочки-матери", молитвы, чтение угодной воспитателям литературы, познавательные беседы учениц с друг другом и "уважаемыми" людьми. 

Для облегчения управления этой разношерстной толпой, собравшейся в одном здании, Победоносцев придумывает систему рангов. Согласно ней, полагалось делить учащихся на пять разрядов:

  1. Первый ранг или "Орлики" - лучшие воспитанники, делающие успехи как в учебе, так и в воспитании. Им полагались значительные поблажки: лучший пайки, сладости, возможность прогулок по относительно свободному графику, послабления казарменного режима, особое отношение учителей и так далее. Из них же формировался корпус "дежурных" - тех детей, кто был призван помогать воспитателям в деле поддержания порядка в школах. Ребенок, желавший попасть в заветный для большинства первый ранг, помимо успехов в учебе и спортивной подготовке, должен был отличаться "национальным сознанием": говорить то, что хотят слышать воспитатели, верить в то, во что приказано, и делать то, что нужно для Государства. 
  2. Второй ранг - "относительно привилигированный" класс школьников: они не подвергались каким-либо серьезным взысканиям со стороны воспитателей, но и доступа к самым привлекательным "благам земным". Им разрешены прогулки чаще, чем по графику, они получают пайки выше средних, по праздникам им выдают сладости и etc. Для такого возвышения требуется не иметь дисциплинарных взысказний за определенный период, делать успехи в учебе и, само собой, не выражать крамольных мыслей. 
  3. Третий ранг - школьный "средний класс", чья жизнь идет именно так, как заведено распорядком. Первоначально каждый имеет именно третий ранг, что дает определенную свободу выбора в дальнейшей жизни. Эти дети живут в строгом соответствии с внутренними правилами: к ним довольно часто применяются наказания, а вот по части "пряников" дела обстоят хуже: они питаются стандартным пайком, крайне редко едят сладкое, выходят на прогулки строго по расписанию. 
  4. Четвертый ранг - "штрафники" - дети, так или иначе оступившиеся, но при этом недостаточно для зачисления в нижеследующий разряд. К ним применяются строгие воспитательные меры, которые начинаются с запрета прогулок, урезания пайков и могут дойти до заключения в школьном карцере. Дети, попавшие сюда, стараются как можно скорее восстановить свою репутацию в глазах учителей и подняться хоть на ранг выше: если им это не удается за полтора года, то они включаются в пятый разряд. 
  5. Пятый ранг или "Лишние" - в этот печальный разряд включались многократные злостные нарушители дисциплины, инакомыслящие, больные и те дети, кто хронически не успевал учить программу. Вместо нормальных, хоть и сокращенных пайков предыдущего ранга они получали в свое распоряжение помойку. Прогулки были под строгим запретом, жили они отдельно от массы остальных детей, которым в то же время постоянно внушали ненависть к "лишним". Выйти из этого статуса было крайне непросто, а те несчастные, кто в него попал, навсегда получали клеймо в личное дело, даже если впоследствии смогли подняться в иерархии. Ну, а те, кто вплоть до окончания ГСШ не смог покинуть пятого ранга, по окончании школы немедленно отправлялись в концентрационный лагерь. 

В целях воспитания отдельных личностей, так или иначе нарушавших предусмотренный распорядок, Победоносцев разрешил применять целый спектр наказаний, начиная от лишения завтрака на столько-то дней и заканчивая двумя месяцами карцера на хлебе и воде. В младших классах наказания применялись регулярно практически по любому, даже самому надуманному поводу, и имели собой единственную цель: раз навсегда вбить в маленького человека бесприкословное послушание и повиновение старшим. Чем же старше становился такой воспитанник, тем реже возникала надобность использования даже устного выговора, настолько глубоко удавалось вбить в человека правильную линию поведения. Помимо официальных наказаний за проступками обязательно следовали гонения со стороны одноклассников, которые-то как раз и были самым тяжелым испытанием для всех, подвергнутых дисциплинарному взысканию. Известны случаи, когда воспитанники насмерть забивали кого-либо за "плохое" поведение или низводили человека постоянными преследованиями до состояния животного: вторых зачастую отправляли в лагеря для проведения над ними различных медицинских экспериментов. Очень и очень немногие из числа тех, кто решил так или иначе выделяться из толпы "идеальных граждан" или иметь собственное мнение хоть по какому-то вопросу, могли выжить и сохранить себя в подобных условиях.

Лев Константинович всю свою жизнь считал "Государственные специальные школы" одной из лучших своих идей, которые точно войдут в историю мира и сделают его известным. Он любил навещать ГСШ, находившиеся недалеко от столицы Французского Государства: устраивать смотры, находиться на уроках, вести службы по воскресениям и вести опросы контингента воспитателей. Особыми симпатиями Победоносцева пользовались ГСШ №3 и №69: первая была мальчишеской, вторая - девичьей. Именно сюда он ездил чаще всего и проводил здесь солидную часть собственного времени. 

Битва за культуру

.......

Настоящему французу, братья и сестры, не нужна отрыжка цивилизации, которую русские гордо зовут "литературой" - на самом деле это извращения, которые бесталанные придурки выплескивают на бумагу. Ему не нужны также "произведения" немецких и английских писак, которые от русских отличаются лишь мелкими деталями.

Отныне я, Лев Победоносцев, провозглашаю: настоящему французу нужны лишь Библия и "Аксьен Франсэз". Да будет по сему навечно!

(Завершая церемонию сожжения "Дамы в шляпе", январь 1934)

Лев Победоносцев среди высшего руководства Французского Государства прославился как наиболее яростный противник "чуждым" французскому искусству веяниям. С самого начала существования нового государства он последовательно выступал за "очищение" его от "ненужных", по его мнению, вещей - но у президента и правительства были более спешные и срочные дела по состоянию на 1930-1933 года, поэтому предложения Победоносцева оставались только предположениями. Проходившие тогда акции по сожжению неугодной литературы, чаще всего марксистского или левого толка, были "инициативами снизу" и не особо поощрялись власть имущими. 

Гори гори ясно

Сожжение книг, 1934.

Но к концу 1933, когда самые насущные вопросы были решены, а народно-государственники прочно въелись во власть, недавно ставший кардиналом Лев переходит в решительное наступление. После своего посещения в октябре того же года Рима и разговора с новоизбранным Папой, он применяет все свое влияние, дабы ускорить рассмотрение этого вопроса. В результате кабинетных переговоров, Оливер Фурнье выносит данный вопрос на рассмотрение Высшего Французского Совета: решающие дебаты состоялись 29 декабря. Обсуждение длилось недолго, так как все члены Совета были в целом согласны с необходимостью принятия определенных мер для спасения национальной идентичности и отечественной культуры: вопрос был лишь в радикальности допустимых методов и списке неугодных культурных явлений. ВФС единогласно голосует в поддержку доработанного Победоносцевым и Кериллисом проекта: с этой даты началась "битва за культуру", как ее одиозно назовет народно-государственническая пропаганда. 

От слов к действиям перешли скоро, уже 5 января следующего года. Прочитав проповедь перед бойцами "Государственной Гвардии" и собравшимися зеваками, Победоносцев в торжественной обстановке придает огню роман Достоевского "Дама в шляпе", отрывая от книги страницу за страницей и отправляя их в пламя. Призвав всех французов отказаться от литературы, чей авторитет он не признавал, кардинал открыл настоящий "сезон охоты" на подобные произведения. По всем государственным школам, университетам, библиотекам, прокатилась волна изъятия "антигосударственных" книг, которые потом сжигались. В церемониале зачастую принимали участие и студенты с профессорами, придававшие огню свои вчерашние учебники и тетради, которые, как оказалось, были полны самых страшных ересей. Причем данные события происходили с исключительной торжественностью и пафосом: оглашали список прегрешений авторов принесенных книг, обходя по кругу костер бросали туда неугодную литературу, сопровождая процесс пением государственного и церковных гимнов. Результатом развернутой деятельности Победоносцева и компании стало сокращение библиотечного фонда Франции на 30%: в список попадали книги и французских авторов, придерживающихся левых политических убеждений.  

Громко славя французское наследие, они сжигают философские трактаты признанных всем человечеством философов - Вольтера, Руссо. Бесноватый Победоносцев с кафедры провозглашает, что французам вредно читать, а официальная пропаганда ему вторит, но, самое страшное - у народа это вызывает одобрение и понимание. Франция с каждым днем все больше сходит с ума, а мы ничего не можем с этим сделать. (Александр Щедров, посол РДР в ФГ)
Эээх

Робер Бразийак, глава "Треста" с 1930 по 1944-е года.

Но борьба с книгами была лишь первым шагом в задуманном Л.К. Победоносцевым плане. Теперь, когда с содержимым библиотек было закончено, настало время полномасштабно заняться кино, которое было провозглашено "Первейшим из искусств". Этому помогла произведенная еще в 1930-м году национализация всех частных кинематографических студий и объединение их в монструозный "Французский кинематографический трест".  Согласно принятым Высшим Советом планам, кино отводилась почетная роль главного пропагандиста, которое будет объяснять людям все, что им необходимо знать и понимать. Трест, возглавленный креатурой Победоносцева Робером Бразийаком, ръяно принялся за очищение фильмов от "излишних" элементов и актеров, запятнавших себя иной политической ориентацией. В то же время Французское Государство увеличивает траты на кино, что позволяет добиться небывалых раньше эффектов и поднять качество съемки на новый, никогда раньше не достигаемый, уровень. В рамках же "Борьбы за культуру" из французского кинематографа было изгнано русско-американско-английское влияние, гораздо больше фильмов стало посвящаться героическому прошлому (особенно - Карлу Великому и Наполеону I), появилось специальное направление, специализирующееся на пропаганде католицизма и христианских ценностей и так далее. 

Также "Борьба" коснулась живописи. 


Великий поход 

Майордом Русского Царства 

Последние дни 

Лионский Трибунал

Смерть, память и наследие 

Библиография

Лев Константинович вошел в историю не только своими одиозными поступками, но и не менее одиозными произведениями, направленными на оправдание этих самых поступков. За свою жизнь как писателя он создал 13 сочинений различного объема и направленности. Помимо крайней ожесточенности, их объединяет язык: эпический, броский, надолго откладывающийся в памяти, даже если самые тезисы совсем не пришлись по нраву. Во времена Французского Государства книги Л. Победоносцева печатались массово, а вот в современной Третьей Республике они под тотальным запретом, а за хранение предусмотрен значительный административный штраф. Они приведены здесь с кратким пересказом:

  • "Величайшая ложь нашего времени" (1927) - первый опубликованный им в массовой печати памфлет, направленный против атеизма, столь жестко насаждаемого в Германии и все больше проявляющегося во Франции. Автор отстаивает необходимость осознанной веры для нормального функционирования человеческого общества, ядовито сожалея, что все, кто забыл Бога, были им в скорости покараны.
  • ."Зачем нужно ружье" (1929) - после значительного успеха предыдущего произведения, Победоносцев решил попробовать свои силы в качестве писателя на политические темы. В этом короткой книжке он объяснял, почему Франции совершенно необходимо воссоздать полноценную регулярную армию и, с  помощью передовых технических образцов, добиться ее превосходства над всеми силами Европы. Но, под самый конец брошюры, от спокойного размышления Лева переходит к яростному обличению правительства Блюма, обвиняя последнего в окончательном развале вооруженных сил и "сдаче" Франции Германской Социалистической Республике. 
  • "Послевкусие победы" (1930) - первое произведение, написанное после победы ультраправого переворота во Франции. В нем автор поздравляет французов с достигнутой победой, но предупреждает, чтобы они не вздумали успокаиваться. Как писал сам Победоносцев, "Мы победили в первой из предстоящих нам баталий, нельзя думать, что выиграна вся война за французскую нацию". Позднее он давал список "баталий" и свое виденье, как в них надо побеждать: в частности, были разобраны проблемы юриспруденции, экономики, морального облика нации и строительства вооруженных сил. Также целая глава была отведена в память жертв "Кровавой Бури": Лев приводил их в пример подлинного героизма, жертвоприношения. 
  • "История Жанны д'Арк как пример для поколения" (1931) - Столь благая тематика, как жертвование собой во имя блага нации и государства, получила продолжение в следующей книге. Теперь ею стала биография французской национальной героины Жанны д'Арк: Победоносцев прославлял ее подвиги за Францию и, особенно, мученическую смерть от рук мерзких предателей и еще более мерзких англичан. В эпилоге автор делает вывод о необходимости пропаганды ее героического образа среди молодежи и дает пару практических наставлений в этом деле. 
  • "О различиях французской и немецкой наций" (1931) - первое произведение, написанное с откровенно расистких позиций. Автор, как и заявлено в названии, проводит анализ французов и немцев, находя в первых исключительно положительные стороны, а во вторых - только отвратительные. Единственный плюс, который Победоносцев видит в немцах - их работоспособность, которую он предлагает "направить в нужное Франции и ее народу русло". После публикации наполненной пещерной ненавистью книги, Лев получил отставку из правительства Ф. де ля Рока, не желавшего осложнять отношение с другими странами в мире. 
  • "Сила веры" (1933) - второе произведение из разряда теологических, написанное пером Левы. В ней он подробнее останавливается на сущности католического обряда, постоянно сравнивая его с "заблуждениями" других народов - ветвями протестантизма, православием, исламом. ЛКП провел анализ влияния католицизма на культуру французов, делая вывод, что это влияние было сугубо-положительным и привело к "духовному богатству" французов по сравнению с другими окружающими их народами. В это же время в  "Силе" прослеживается мысль о богоизбранности французов даже среди собратьев-католиков, но полноценного развития она пока не получила. 
  • "Государство как воспитатель" (1933) - книга, которая подвела теоритическую базу под создание "Государственных специальных школ" по всей Франции. В ней Победоносцев подробно излагает свое собственное видение того, как должно работать и на что должно быть направлено образование и воспитание молодого поколения. Автор составил огромную инструкцию, как должны будут функционировать школы будущего, дал четкие формулировки потребных терминов и так далее. В дальнейшем именно "Государство как воспитатель" станет настольной книгой всех директоров ГСШ, которые в своих действиях будут руководствоваться именно советами такого авторитета, как кардинал Победоносцев. 
  • "Не нравятся" (1934) - столь бойкий заголовок как нельзя точно отображал суть произведения: в нем кардинал обрушился с еще большей ненавистью на "немецких свиней" - эта замечательная формулировка французской пропаганды берет начало именно из данной брошюры. Перечисляя все "грехи" немецкого народа перед французским, Победоносцев считает, что урон, нанесенный немцами Франции, не может быть выражен в денежном эквиваленте. Есть, по мнению автора, только один способ восстановить справедливость: поработить Германию. Выпуск данной книги стал поводом для Ульбрихта отозвать германское посольство из ФГ и вывести антинаргосовскую пропаганду на новый уровень. 
  • "Отвечая на клевету" (1935) - тот редкий случай, когда Л.К. Победоносцев удостоил своего оппонента обращением. Этим "счастливцем" стала Лариса Рейснер, тремя месяцами ранее опубликовавшая "Великого экзекутора", в котором главным антагонистом выведен сам кардинал. Победоносцев с негодованием отвергает в "Ответе" все обвинения в свой адрес, а в самом же конце он любезно приглашает "Дорогую Рейснер" в Париж для диспута. 
  • "Феникс" (1936) - произведение, которое прямым текстом восхваляет сложившиеся в современной дате написания Франции порядки. Название выбрано неслучайно - по мнению автора, его страна воспряла из праха, подобно указанной мифической птице. Несмотря на хвалебно-слащавый тон практически всей книги, в конце Победоносцев не смог удержаться от очередной порции проклятий в адрес русских и немцев, которые, по его мнению, "ждут только случая, чтобы отнять у нас грядущий Рай". 
  • "Последний бой" (1936) - по мнению ряда авторитетных эксперов, эта художественная книга, если не считать "Историю..", является наиболее человеконенавистнической из всех, выпущенных за жизнь Льва (его дневник - вне конкуренции). В нем автор подробно описывает захват французским отрядом "последнего свиного города": никаких топонимов в произведении нет, но исследователи склонны считать его Новгородом. Автор, смакуя каждую деталь, описывает победоносную поступь сверхлюдей-французов, сокрушающих орды дикарей, которых, для максимального отторжения, он наделил свиными мордами. Завершает книгу убийство Большой Свиньи и торжественный пир в честь окончательной победы "Французского порядка". Последнее предложение таково: "Наступил французский порядок - и пришел Рай". 
  • "Будущему" (1937) - единственное в своем роде футуристическое произведение Льва Константиновича, которое в самых восторженных тонах описывает то, что произошло после "Боя": будущность избранной расы показана светло-радужно. Назван даже точный год - 1989 от Рождества Христова, он же 25-й от Нового Порядка. Однако, кроме оптимистических прогнозов, книга полна описаний ужасающих мучений "прямоходящих зверей", как назвал Лев множество неугодных ему народов. Специальный раздел посвящен, например, их "дрессировкам"; для лучшего уяснения сути книги, стоит сказать, что во многом ею вдохновлялись авторы художественного цикла "Вечная ночь" .
  • "История Государства Российского" (1941) - magnum opus, апогей творчества Льва Константиновича. Произведение задумывалось как учебник по истории для будущих оккупированных территорий экс-России: в нем вся история России была освящена в сугубо-темных и мрачных тонах. Для создания своей "нетленки" Лев использовал практически все русофобские мифы, какие более-менее походили на правду и не разили за милю вымыслом. Кроме государственных деятелей, свой ушат помоев получили и деятели культуры, общественные активисты - словом, все. Сквозь книгу проходит одна мысль, повторяемая из раздела в раздел с минимальными изменениями: "Россия - самая отсталая, отвратительная и ничтожная страна. Только благодаря французам у вас, несчастных, есть минимальная надежда когда-нибудь стать европейцами". Согласно распространенной городской легеде, Шульгин слег на три дня после прочтения данного произведения, которое получил, дескать, от самого автора. Подробнее - в отдельной странице


Личность 

Романы

Всю свою сознательную жизнь Лев Константинович принадлежал к духовному сословию, что, по идее, должно было навсегда похоронить его для личной жизни. Согласно принятым на себя в юности обетам, он обязался воздерживаться от тесного общения с женщинами, не жениться, не прелюбодействовать и так далее. При вступлении в "Государственную Гвардию", где он стал высшим капелланом, он снова повторил свои клятвы - теперь уже перед лицом магистра Фурнье. Ведь на своем посту он должен был наблюдать за моральной чистотой остальных братьев по этому новому рыцарскому ордену, а для этого он сам должен был быть образцом французской морали и воплощением "Устава Славы". Однако, по воспоминаниям дочери магистра Фантины, во время принесения этих клятв ехидная улыбка не покидала лица Победоносцева - он явно несерьезно относился к своей клятве, не считая ее чем-то действительно важным и имеющим значение.

Конечно же, Лев никогда серьезно не относился к обязательствам по хранению целибата. Скорее наоборот - их всех руководителей Французского Государства он был самым развращенным в сексуальном плане. Найденный в XXI веке его дневник только подтвердил догадки, строившиеся раньше на основе разрозненных записок да случайных фраз - и немедленно вызвал рост числа исследований, посвященных его персоне. Из них ученым-психиаторам удалось установить, что для Л.К. Победоносцева половые отношения были очередным способом поднять свою самооценку и испытать любимое им чувство власти над другим человеком. Из этого можно сделать вывод, что партнером он был довольно-таки своеобразным, всегда играя в отношениях главенствующую роль. По мнению некоторых уважаемых в своей области экспертов, женщин (а иногда и не только их) в Победоносцеве, помимо его внешности, привлекал животный магнетизм, сила, исходившая от него буквально во все стороны. Отдельно специалисты подчеркивают силу, которой обладал его взгляд - мало какая парижанка из высшего света могла перед ним устоять, какой бы она ни была набожной или верной мужу. 


Елена Дубова 

Вах

Елена Дубова в 15 лет, раскрашено.

Примерно в 1935-м году Лев Константинович начал часто наведоваться в "Государственную специальную школу №69" - это было одно из заведений, предназначенных для обучения исключительно девочек и расположенное, к удобству для различных проверяющих, за 50км до столицы Французского Государства. Официально все его визиты туда являлись ничем иным, как проверками: иногда комплексными, иногда частными, но с каждым годом их число все росло и росло. 

Во время одного из первых визитов туда он, среди остальных воспитанниц, обнаружил 15-ти летнюю Елену Анатольевну Дубову - наследницу дворянского рода, бежавшего из России во время Гражданской войны между претендентами на престол и республиканцами-якобинцами. Им удалось захватить с собой драгоценности старинного рода и по началу жить безбедно. Но каждое поколение Дубовых все больше кутило, пока это не закончилось окончательным разорением дома и его распадом: большая часть уехала обратно в РДР, а меньшая, во главе с дедом Лены, осталась во Франции и жила случайными заработками. Основанием для изъятия дочки из семьи стало ее крещение по православному обряду - по закону о "Сиротах Победоносцева", как он был прозван в народе, она считалась незаконнорожденной и, следовательно, попечение о ней переходило в обязанности государства. На момент их встречи ей было 15 лет, и вся ее жизнь прошла в стенах "Шестьдесят девятой", где Лена считалась ученицей "средних способностей". Елене попался тоже русский воспитатель, и он вырастил её в духе монархизма и истовой веры в Бога. Девушка жила надеждой на то, что при поддержке Франции в России будет наконец-то реставрирована монархия, столь печально исчезнувшая из нее. Простодушная и не следившая за окружающей её реальностью, Елена искренне верила, что Фурнье, Петен, Де Ля Рок и Победоносцев – мудрые и справедливые правители, ведущие Францию к процветанию и духовному возрождению, и полюбила Победоносцева «за глаза» ещё до знакомства с ним, видя в нем того человека, который восстановит «истинную Россию». Когда она попалась на глаза Льву и тот забрал её в свой «эскорт», Елена, в отличии от некоторых других женщин и девушек, которых Победоносцев вынуждал делить с ним ложе, не спрашивая согласия, сочла случившееся испытанием от Бога. Она полагала, что «вождь праведных» Победоносцев вправе распоряжаться её телом, а её долг – «поддерживать» его всеми силами, выполняя в постели все его желания, даже самые противоестественные.

Согласно тематическим исследованиям, Е.А. Дубова занимала в своеобразном "гареме" Л.К. Победоносцева последние места, не пользуясь абсолютно никакими привилегиями или иными правами, стоя ниже даже "восточной рабочей" с Украины О.К. Голодовой, что уж говорить об этнических француженках. Главными ее обязанностями, помимо, разумеется, удовлетворения похоти Льва Константиновича как только ему вздумается, были готовка, уборка и стирка белья. Ее покладистостью, доверчивостью и склонностью уступать малейшему давлению умело пользовались и остальные любовницы Победоносцева, легко перекладывая на нее достававшуюся им грязную работу. Это не вызывало протестов у Елены, искренне полагавшей все происходящее с ней "испытанием с небес" и предпочитавшей делать все, что ей говорят. Известно, что ее качества как любовницы не вызывали у её "Героя" большого восхищения: он держал ее больше для работ "по хозяйству"; также ему было приятно слушать пышные оды от Дубовой в свой адрес, понимая, что это идет от чистого сердца. Помимо прочего, по воспоминаниям близко знакомых с Л.К. Победоносцевым людей, он любил слушать ее пение - у Лены был прекрасный, мягкий тенор, под который можно было приятно провести время в расслабленном состоянии. Когда приходило время распределять в "гареме" традиционные "подарки" вроде наборов косметики, духов или ювелирных украшений, Дубова стояла первой с конца и ей крайне редко что-либо доставалось существеннее поцелуйчика и насмешек "любимых подруг". 

Закат карьеры Дубовой пришелся на 1944, когда крах Французского Государства стал очевиден подавляющему большинству населения Земли, хоть сколько-то следившим за конфликтом. Озабоченный самосохранением и ликвидацией всех возможных улик и свидетелей, Лев Константинович аккуратно избавлялся от своих любовниц, причем делая это максимально аккуратно, размеренно и спокойно, никому не давая поводу усомниться в собственной честности. Так в случае с Еленой все вышло следующим образом: 3 февраля 1944 года он увез ее из Парижа, дескать, навестить родную школу №69: о таком праве она действительно часто просила Победоносцева, и это объяснение не вызвало бы подозрений со стороны оставшихся в живых на тот момент "жен". Вернулся он уже без нее, машины и водителя, заявив, что они попали под бомбардировку и только ему удалось уцелеть. Однако на Лионском Трибунале Победоносцев вспоминал, как собственными руками убил водителя, после чего, предварительно изнасиловав, убил и саму Дубову. Таким образом ее судьба окончательно прояснилась для потомков. 

Цитаты

Примечание: цитаты без пояснений относятся к дневнику Л.К. Победоносцева.

Я иду к Бессмертию. На своем пути я сокрушу всё, что преградит его. Сотни, тысячи, миллионы - все, кто будет мне противостоять, падут. Ради высшей награды нет невозможной цены.
Если в обмен на Величие и Бессмертие я должен буду убить миллионы - я сделаю это. Это будет, к слову, мизерной ценой за воистину единственные вещи, ради которых стоит жить.
Да минуют нас все мирские утехи... кроме карт, шлюх и доброго вина!
Доброта устарела, честь и совесть - пустые звуки, мораль и сострадание лишены малейшего смысла. Что нам остается? Служение Нации. (Заседание Высшего Круга, 1934)
Есть Бог? Нет Бога? Господи, да какая разница!? Мне пофиг, что потом. Важно, что здесь и сейчас, Оливер. А здесь и сейчас я хочу быть великим, и я нашел путь. Во имя Христа я вырежу всех несогласных и да стану я равен Петру!
.......

Настоящему французу, братья и сестры, не нужна отрыжка цивилизации, которую русские гордо зовут "литературой" - на самом деле это извращения, которые бесталанные придурки выплескивают на бумагу. Ему не нужны также "произведения" немецких и английских писак, которые от русских отличаются лишь мелкими деталями.

Отныне я, Лев Победоносцев, провозглашаю: настоящему французу нужны лишь Библия и "Аксьен Франсэз". Да будет по сему навечно!

(Завершая церемонию сожжения "Дамы в шляпе", январь 1934)
Оливер, я делаю это, потому что люблю это. Мне нравится смотреть на их унижения перед "клерикальной сволочью", видеть их кровь и муки. Я делаю это, потому что хочу это делать. Я бы только этим и занимался, но мне надо служить Богу и другими путями.. (О вопросе его личного участия в пытках молодых коммунисток)
Свобода - химера. Люди никогда не научатся быть свободными, но это и ненужно. Воля Государства, Величие Нации, Вера в бога - вот ценности, что будут стоять века в основе нашей страны.
Только переживший ужасающие страдания имеет право учить других, как им жить. Только испытавший нужду имеет право говорить о ней; только голодавший имеет право жаловаться на пустой желудок. Иначе - вы атеист, болтун, социалист, анархист - словом, кто-то очень нехороший.
Рабство угодно Церкви и мне. Я бы не отказался от тройки-петерки рабынь помоложе.. желательно, совсем помоложе. Если и есть путь искупления не через смерть - то он заключен в труде. Каждому - свое.
Я не буду убивать и обижать немцев, если немцев не будет. Чертовски логично, да?
В нашей истории были две отвратительные демократии, устаревшее и отсталое королевство и опозорившаяся Империя. Только в января 1940 наш народ получил шанс на возвращение. Мы вернулись. Орел проснулся; вся Европа должна пасть в его когтях.
Русским придется долго страдать и работать, чтобы отплатить нам за позор Первой Империи.
Бог, конечно, помогает, но, как я заметил, он помогает лучше большим батальонам. (Январь 1930)
Я сделал ему предложение, от которого просто невозможно отказаться. Или я шпигую его свинцом, или он идет с нами. (О переговорах с лидером ФННП)
Перед тем, как мы, французы, начнем все сначала, недостойные нации должны исчезнуть с лица Земли. (Протоколы собраний Высшего Круга ГГ, 1934)
Люди, ставящие памятники Дьяволу, как бы сами признаются, на чьей стороне они в вековом противостоянии добра и зла, Бога и Дьявола. Они сгнили, разложились на физические оболочки и духовную плесень. Пришло время прийти лекарю. (1 декабря 1940)
Давайте внесем ясность в термин. Это не "рабы", это "слyжащие". Мы даем им дома, работу, еду, цель. Мы даем им Жизнь. (В интервью английской "The Guardian", январь 41)
Разумеется, это отличный, даже превосходный план. Я редко хвалюсь своими идеями, но, право, это гениальное решение нашей исторической проблемы. (Заседание Круга от 28 декабря 1940)
Никакой пощады. Все грешники должны умереть. Богу угодна медленная смерть всех жителей этого городишки. (В приказе по "Святому войску")
Из Кельна из любовью. Гори. Мечись. Страдай. (Открытка, приложенная к посылке Шульгину, которую оътот получил 10 января. Помимо письма, в нем было распятие с тела Л. Рейнсер и амулет с ее волосами).
Кажется, что-то пошло не по плану. (8 марта 1944)

Цитаты о нем

Правильный русский. (Оливер Фурнье)
Сын превзошел отца, уж точно. (В. Шульгин)

Интересные факты 

  • Согласно общепризнанному мнению, послужил прототипом для персонажа Великого Экзекутора в одноименном рассказе за авторством Л.М. Рейснер. 
  • Вел дневник, который был опубликован после смерти Ф. Фурнье и послужил возрастанию интереса к его фигуре в истории.
  • Ближе к концу войны подсел на кокаин, о чем свидетельствовал проведенный в тюрьме медицинский осмотр. 

В культуре 

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.