ФЭНДОМ


Бог с теми, кто верит в себя. Я более чем уверен в своих силах - мы обречены на победу.
Великий Император сам был оклеветан и опорочен в глазах своего народа, он не смог выдержать злобного напора всех тех, кто казалось бы, был обязан всячески укреплять и защищать нашу священную монархию. Французский народ в мгновенье ослепления предал помазанника Божия и обрек себя на поражение и позор... (Шарль Моррас)
Этот император не способен вести дело начистоту, а всё стремится ходить окольными путями... Поскольку же его величество не обладает способностями ни Талейрана, ни Тьера, уловки обычно приводят к одному результату: к луже — в лучшем случае помоев, в худшем случае — к луже крови или к луже, окрашенной кровью. (Сергей Витте)
Наполеон VI
Napoléon VI
Лошок

Флаг Французской империи
Император французов
Герб ФИ
5 мая 1904 - 5 октября 1917
Глава правительства: Поль Дерулед (1904 - 1907)

Раймон Пуанкаре (1917 - 1914)

Жорж Клемансо (1914 - 1917)

Предшественник: Наполеон V
Преемник: Титул упразднен; Жорж Клемансо как глава временного правительства
Флаг Итальянского королевства
Король Италии
Герб ИК
5 мая 1904 - 23 декабря 1914
Предшественник: Наполеон V
Преемник: Филиппо Богарне как полноправный король Италии
Флаг КША таки
Лорд-протектор Антильских Островов
Герб ФИ
5 мая 1904 - 4 апреля 1911 (де-юре - 5 октября 1917)
Девиз: Правя волнами!
Предшественник: Наполеон V
Преемник: Титул упразднен; Антильская конфедерация ликвидирована.
 
Вероисповедание: Католицизм
Рождение: 1 декабря 1880
Смерть: 22 октября 1917
Похоронен: Кладбище Пер-Лашез, Париж.
Династия: Бонапарты
Имя при рождении: Наполеон Людовик Шарль Анри
Отец: Наполеон Валентин Кристофер
Супруга: Елена Романова
Дети: Иоахим Мишель, Анна-Луиза Мария, Гораций Антуан.

внебрачные

сыновья: Оливье Фурнье, Жозеф Красинский

дочери: Моника Богарне

Партия: Бонапартистская
 
Военная служба
Годы службы: 1905 - 1917
Принадлежность: Французская Империя
Звание: Маршал Франции
Командовал: Великая Война

Наполеон VI Бонапарт (1 декабря 1880 года, Фонтенбло, Французская Империя - 23 декабря 1917, Париж, Франция) - шестой и последний Император французов (1904 - 1917), шестой король Италии (1904 - 1914), пятый и последний лорд-протектор Антильской конфедерации (1904 - 1911). Казнен по приговору революционного трибунала в Париже при огромном скоплении народа. Его гибель считается кульминацией Второй Французской революции, после которой она пойдет на спад и завершится к февралю 1918-го формированием постоянного кабинета под руководством Жоржа Клемансо.

Старший и единственный сын Наполеона Валентина Кристофера, будущего Наполеона V, от Гизелы Константинопольской - дочери правителя Латинской Империи. Брак был несчастливым, что отобразится на отношениях между отцом и сыном и предопределит второй брак уже ставшего императором Валентина. Всевластная при слабохарактерном императоре мачеха пыталась отодвинуть пасынка от линии наследования, но у нее этого не получилось: и 22 июня 1905, сразу после смерти отца от болезни печени, юноша был провозглашен Сенатом Императором французов и он незамедлительно очистил верховную государственную власть от сторонников мачехи, а саму ее отправил на Корсику в ссылку, подальше от двора и власти. 

Оставил огромный след в истории как человечества в целом, так и Французской Империи в частности. Бытует мнение, что именно его авантюрная политика привела мир к Великой войне, главным виновником развязывания которой современная история полагает именно его. Тем самым он вызвал войну, сгубившую самое государство и практически всю колониальную Империю, занимавшую полмира. В то же время при нем во Франции бурно развивались науки и культура; сам он прославился как покровитель высоких искусств и тонкий ценитель балета. Провел демократизацию политической жизни в Империи, хоть и старался сохранить сильной исполнительную власть а себя, монарха - ее главой. 

После расстрела был похоронен на парижском городском кладбище Пер-Лашез, где его останки до сих пор и лежат. 

Биография

Детство и взросление 

В детстве

Наполеон VI в детстве, 1889-й.

Наполеон Людовик Шарль Анри родился 1 декабря 1880-го года в Фонтенбло - родовом гнезде великолепного "Орлиного дома", откуда его нынешний глава, Наполеон III, диктовал свою непреклонную волю всему (ну, или почти всему) миру. Роды прошли успешно: мать не испытала никаких осложнений, а сам сын родился крепким и здоровым. Его отец, Валентин Кристофер, был вторым сыном царствовавшего монарха, и никогда не пользовался его особой любовью или вниманием: император предпочитал своего первенца, считая, что тот гораздо больше походит на идеал правителя, за который почитался погибший в Африке старший брат Жана Валентина. К тому же Наполеон III все еще отходил от покушения на жизнь его любимой старшей дочери, которая из-за него осталась инвалидом. Таким образом, рождение Людовика Шарля прошло как-то мимо большого двора и самой Франции, занятой обсуждениями предпринятых новым премьер-министром Жоржем Буланже мер против социал-демократов и анархистов. 

Однако позднее Император французов все же обратил свое внимание на первого внука - Людовик рос быстро, опережая сверстников в своем развитии. Уже в 5-7 лет он превосходно читал, проделывал довольно сложные арифметические вычисления в уме и был гораздо выше остальных детей своего возраста. К нему быстро были приставлены хорошие домашние учителя: часть книг, по которым Наполеон III учил своего первенца, после необходимых дополнений и уточнений, были переданы лицам, занимавшимся образованием императорского внука. 

Тома истины

Издание "Отверженных".

Мальчик рос и развивался, внимательно следя за происходящим вокруг него. По воспоминаниям слуг, с самого раннего возраста Людовик был убежден в своем высшем предназначении. Так, однажды, скатившись по перилам лестницы, он больно ушибся правым локтем: но не проронив ни единой слезы, самостоятельно поднялся. В ответ на беспомощный лепет приставленных за ним слуг, он, надменно и грубо, произнес: "Моя звезда не допустила бы моей смерти". Рано пристрастившись к чтению, Людовик поглощал одну книгу за другой; большое влияние на его личность имел роман В. Гюго "Отверженные", повествовавший о жизни низших классов Франции во времена "старого порядка". По мнению ряда историков, именно оттуда идет его желание сделать как можно меньшей разницу между богатыми и бедными во Франции.  Он присутствовал на той самой рождественской службе, когда от рук Луиджи Лучано погиб Наполеон III. Тогда будущему Наполеону VI было всего тринадцать лет; гибель деда, которого от всегда уважал, произвела на него сильнейшее впечатление. Позже оно перерастет в небывалое усиление жандармского корпуса, произошедшее как раз при последнем из "Орлиного дома" на троне Франции. Также, по словам близких к нему во время царствования людей, Наполеон VI будет очень тщательно относиться к своей безопасности и безопасности своей семьи, постоянно увеличивая контингент охранников и устраивая им постоянные проверки на профессиональную пригодность. 

Вошедший на трон Наполеон IV, к тому времени уже отчаявшийся завести детей самостоятельно, пошел на довольно неординарный шаг. Он забрал из-под опеки брата своего племянника и решил воспитать из него действительно лучшего наследника престола во французской истории. Будучи весьма скептично настроенным по отношению к своему младшему брату, Император французов не верил, что под таким надзором сможет вырасти кто-то достойный. Приставив к племяннику лучших учителей, в числе которых были Александр Дюма-сын, отставной премьер Альбер де Брольи, поэт Рене Прюдом и генерал-ветеран Европейской войны Луи Трошю, Наполеон IV велел им приложить все возможные усилия для совершенствования всех качеств наиболее вероятного наследника престола. Знавшие свое дело воспитатели с успехом принялись за дело: за неполные два года кругозор мальчика значительно увеличился, познания стали более глубокими. Под влиянием А. Дюма-сына у юноши формируется собственный литературый стиль, который позднее он часто будет использовать во время своего правления. 

Нехорошая баба

Изабель Бонапарт, вторая супруга Наполеона V (1896 - 1905), мачеха Людовика Шарля.

Однако переворот 20 апреля 1895-го поставил молодого человека в довольно пикантное положение. С одной стороны, его отец стал теперь новым Императором, а он, следовательно, уже гарантированно был его наследником. С другой - из-за разлуки с сыном Валентин Кристофер сделался еще более апатичным, чем был до того, и охочим до выпивки и еды. Последние цепи, сдерживавшие его от безудержного пьянства, спали осенью того же года - умерла его первая жена, пытавшаяся ограничить супруга в выпивке и обжорстве. Сделавшись тем самым самовластным господином над собой, Наполеон V употребил свою власть на удовлетворение своих животных инстинктов, забросив управление государством. Клика, снесшая опасного для нее старшего брата, играла младшим как хотела: в частности, он, по "доброму совету" своих "заботливых" друзей, женился на дочери богатейшего парижского финансиста Изабели Данглар, которая за счет своего волевого характера полностью подчинила мужа своей воле и сделалась почти что на 10 лет всесильной правительницей Французской Империи. Умная, хорошо образованная и талантливая женщина, она, однако, направила свою энергию, свои способности, не на укрепление Империи, а на закрепление собственного статуса всесильной Императрицы, для чего ей пришлось столкнуться с наследником престола... 

Отношения с мачехой у Наполеона Людовика сразу же не заладились. Столкнулись две волевые и властолюбивые фигуры, одна из которых обладала знанием своей правоты, а другая - полностью контролировала каждый вздох Императора. Молодой принц возненавидел Изабель, в которой не без оснований видел причину неудач Французской Империи и ее "застоя" в развитии. Часть ненависти он перенес и на тех людей, которые окружали ее, составляя, по сути, малый двор, обладавший полнотой государственной власти. Императрица французов прекрасно понимала слабость своих позиций в перспективе и старалась забеременить от супруга, но его мужская сила с каждым годом становилась все хилее и хилее, подорванная оргиями и пьянством. В то же время наследника престола в его негласной борьбе поддерживало общественное мнение, настроенное против императорского двора, в котором теперь виделась цитадель разврата и пороков: надежды возлагались на молодого принца, "чистого" от подобных грехов и способного вернуть Империи былое величие. В Фонтенбло же за него были его во всех смыслах старые воспитатели, прислуга и задвинутые на второй план финансовой олигархией военные с патриотами - как видно, совсем небольшое число людей было готово поддержать наследника. 

Матильда3

Мария Кшесинская, 1890-е.

По правде говоря, Людовик Шарль и сам не был примером святости. В 1896-1900-х годах он имел бурный и продолжительный роман с примой-балериной Императорской академии музыки Марией Кшесинской, привлеченный ее красотой и непосредственностью в обхождении. С ней наследник мог пооткровенничать, оторваться за свои унижения при большом дворе, и поделиться своими смелыми мечтами. За время этого романа принц подарил своей пассии драгоценностей на общую сумму до двух миллионов франков - неслыханная щедрость по отношению к балеринам в Париже. Он очень хорошо скрывал факт своих сношений с Марией, понимая, что может произойти, если ненавистная мачеха об этом узнает. Параллельно с этим романом. Людовик завел еще один: второй его любовницей стала обыкновенная работница одной из многочисленных парижских фабрик, Моника Робер. Она привлекла его своим целомудрием, ставшим своеобразным испытанием для молодого принца. Однако эта связь, пожалуй, зашла слишком далеко: Моника понесла и 1 января 1897-го года в Версале родила своему любовнику крепкого и здорового мальчика. Изабель Бонапарт пришла в подлинную ярость: она заставила Людовика отказаться от сына и передать его на руки близкой к Дангларам семье Моро, в которой, в ту же самую ночь, родилась очаровательная, маленькая девочка. Никаких других санкций пока не последовало, но всемогущая Императрица велела своим людям следить за наследником. Так вскрылась и его связь с Марией Кшесинской. 

Разгневанная Изабель смогла на несколько дней зажечь и Кристофера Валентина. Вдвоем они провели жесткую беседу с принцем на тему его морального облика: в конце обвинительной речи Императрица приказала пасынку удалиться из Парижа в путешествие, из которого он должен был вернуться с невестой знатного рода. Понимая, что пока сила не на его стороне, Людовик предпочел покаяться в грехах: он покинул Париж, правда, на прощание еще раз переспав с Марией и вручив ей драгоценный бриллиант из коллекции мачехи, и отправился на поиски своей второй половинки. Вместе с ним поехали человек трое-пять самых преданных слуг и охранники, которых он подбирал сам: в лояльности этих людей принц не сомневался. 

Поиск невесты 

Соблазн

Молодой Наполеон VI, 1900-е.

В январе 1898-го принц с небольшой свитой отправился в свое путешествие, в ходе которого он побывал во всех частях света и в большинстве государств "Антанты". В частности, он посетил, по порядку: Нидерланды, Скандинавию, Польское королевство, Латинскую Империю, Утремер, Египет, Эфиопию, Индию, Австралию, Сегунат Токугава, откуда через Панамский канал добрался на Антильские острова, где был принят особенно торжественно. Оттуда он поплыл в Испанию, где задержался на курортной Ибице. Все это время он честно искал себя супругу, но так и не смог найти дамы, которая целиком и полностью удовлетворяла бы всем его запросам. Тут стоит сказать, что в своем поиске невесты он руководствовался несколькими факторами, среди которых, кроме самоочевидных целей династических браков, был еще один, пожалуй, самый важный: он страшно хотел отомстить своей мачехе, заставить ее пожалеть за оказанное на него давление по вопросу с Кшесинской. Здесь его главным козырем стали ее слова о том, что она согласится на любой его брак: зная, что мачеху с детства учили держать данное слово, Наполеон Людовик собирался на этой ее слабости и сыграть всласть.

Его  любовно-романтические связи за время Кругосветной экспедиции могли бы стать предметом отдельного исследования. Согласно некоторым подсчетам ряда современных историков, всего за это время Людовик имел ту или иную степень близости с 40 женщинами самого разного социального положения. В числе самых веротяных его любовниц такой авторитетный историк как Франсуа Олланд называл: старшую дочь японского сегуна Айяно Токугава, обеих дочерей президента Антильской конфедерации Джона Исидро - Жозефину и Елизавету - и даже нескольких самых аппетитных эфиопок. Другие же исследователи полагают, что большинство этих романов были приписаны Наполеону VI уже позднее, в рамках создания вокруг него негативного образа. В то же время известно, что наследник французского престола действительно старался "оторваться" во время своего путешествия, так сказать, попрощаться с вольной юностью красиво и стоящим образом. На сегодняшний день мы имеем достоверные доказательства его любовной связи только с Айяно Токугавой и Елизаветой Исидро из тех, кого хронисты вообще удостоили своего внимания. 

Святая женщина

Елена Александровна Романова-Бонапарт, императрица Франции с 1905 по 1917.

Но на Ибице Наполеон Людовик задержался явно дольше, чем планировал. Его внимание привлекла Елена Александровна Романова - внучка бежавшего в Европу из революционной России Александра Николаевича по мужской линии. Аристократка на курортах отдыхала, надеясь там же встретить свою дальнейшую судьбу. Привлеченный её весьма экзотической красотой, Наполеон Людовик начал оказывать ей знаки внимания; прильщенная Елена с радостью их принимала. Дело в том, что в 1901-м, когда происходили описываемые события, правительство Феликса Фора пыталось договориться с Россией по ряду щепетильных вопросов в Азии: Изабель Бонапарт всячески старалась отсрочить конфликт между державами. Понимая, как сильно взбесится ненавистная мачеха, Людовик предлагает Елене стать его женой 12 декабря 1901. Посовещавшись с родными, Романова соглашается. Брачный союз между "Орлиным домом" и "Русскими медведями" был заключен на католическое Рождество того же года: венчание проходило, само собой, по католическому обряду. Довольные друг другом и вполне счастливые, молодожены отправились во Францию. 

Стоит ли говорить, какой эффект произвело такое событие? Российское руководство в лице Э. Нобеля и А. Гучкова отказалось продолжать переговоры, посчитав такой жест проявлением недружелюбия и даже агрессии. Все усилия французской дипломатии за последние три года пошли крахом: по вине и прихоти одного наследного принца. Даже больше того: с феврале 1902-го группа российских инженеров возводит на Хоккайдо линию укреплений, направленных против возможного десанта: Нобель дал окончательное добро на формирование Японской Республики, которая сразу же заявила о своих претензиях на весь архипелаг. По России прокатились антифранцузские демонстрации, на которых правые политики требовали от правительства предпринять решительные действия по защиту национального суверенитета. Ни о каких договорах с Россией теперь и речи идти не могло - Новгород отныне видел как в Наполеоне Людовике в частности, так и во Франции в целом угрозу самому своему существованию. Провал дипломатии вызвал правительственный кризис внутри самой Империи: правительство Фора едва-едва устояло под шквалом критики со всех сторон, ему пришлось пожертвовать "головами" глав МИДа и корпуса жандармов. 

Однако своей главной цели Людовик добился: Изабель Бонапарт действительно пришла в безудержную ярость. Она устроила сцену пасынку и его жене при встрече: громогласно проклинала их при собравшихся придворных, едва удержалась от желания ударить ставшего ей ненавистным принца. Закатив истерику на целый час, она удалилась, полная решимости тем или иным путем отстранить наследника от его престола. Началась новая и последняя во Французской Империи подковерная борьба за титул Императора: теперь главными противоборствующими сторонами оказались действующая императрица и грядущий глава государства. 

Борьба с мачехой

Мачеха

Изабель Бонапарт, 1905-й.

На первый взгляд, все шансы на победу были у Изабель. За нее горой стоял премьер-министр Феликс Фор, бывший ее ставленником и, по сведениям Ф. Олланда и некоторых других французских историков, любовником; на ее стороне были симпатии большинства придворных; наконец, за ней находилась та самая клика, узурпировавшая власть де-факто после свержения Наполеона IV одной апрельской ночью. То был цвет французского общества: богатейшие финансисты, влиятельные дворяне и ряд священнослужителей повыше в иерархии. Их поддерживала немая доля депутатов Законодательного корпуса, опасавшиеся передавать власть в руки вспыльчивому и недальновидному юноше, коим Наполеон Людовик себя вдоволь показал женитьбой на Романовой.  Как ни трудно догадаться, все высшие органы государственной власти также прочно стояли за правящую государыню. Казалось, у наследника просто нет шансов в подобном противостоянии и он обречен на поражение в нем. 

Однако на его стороне было два очень могущественных союзника - время и французский народ. Наполеон V плохел с каждым годом все больше и больше: попытки жены его образумить не увенчались успехом, он пил вино литрами  и потреблял практически одно мясо в пищу. Его организм, отличавшийся раньше просто богатырским здоровьем, оказался подточен хроническим алкоголизмом: уже в 1903-м году правитель самого могущественного государства на Земля не показывался на людях, игнорируя все публичные выступления. Было очевидно, что он протянет в лучшем для него случае еще год-два, после чего отправится к праотцам. И тогда Людовик Шарль триумфально взойдет на трон, а всем его ненавистникам придется смириться с разгромным поражением. Таким образом, как видно, время играло исключительно на стороне молодого принца. Было ясно: если все останется как есть, он рано или поздно займет свое законное место, а тогда ему никто не помешает расправиться и с мачехой, и со всем ее окружением. 

  • Феликс Фор, премьер-министр Французской Империи (1895 - 1904)
  • Анна Готьер, горничная Изабели Бонапарт, ее вероятная любовница.
Конечно, всевластная Императрица могла бы поменять законы о престолонаследии. Но тут в игру вступал второй союзник законного наследника - народ. Императорский двор, при Наполеонах II и III бывший объектом поклонения для большинства населения, источником своеобразной благодати и святости, стремительно терял авторитет. Во многом этому способствовали сами "Император-бутылка" и "Императрица-шлюха", как их прозвало благодарное простонародье. Рассказы о образе жизни в Фонтенбло давно стали притчей во языцах и вызывали возмущение уже даже среди членов бонапартистской партии. Пьянство Наполеона V вместе с его полной апатией к делам государства убили любую симпатию к нему; эпатажная, горделивая и наглая Изабель, способная проигнорировать бросившуюся к ее очаровательно царственным ножкам депутатцию парижских нищенок, тоже не вызывала народной любви. По Франции гуляли слухи о том, как весело развлекается императрица со своей горничной Анной, пока император ведет задушевные беседы с бутылками. На глаза был самый настоящий кризис авторитета фигуры монарха, в святость власти которого верить было ну просто невозможно в новой реальности. 

И тут на сцене появляется молодой, красивый, элегантный и хорошо воспитанный Людовик Шарль. Он учтив со всеми окружающими, выказывает уважение к католическим святыням, публично клеймит поведение мачехи и сетует, что из-за нее не может пробиться к отцу, чтобы попытаться образумить его. Наследник престола ищет встреч с простым парижским народом, не чурается здороваться с горожанами, носит скромную одежду, показательно отказывается от принятия самых вычурных почестей. Его показная простота в миг сделала его популярным: пока отношение к царствующей чете становилось только хуже, его своеобразный "рейтинг" только рос и рос. Особую роль здесь играла его красивая, послушная и тихая жена, являющая собой полный контраст с нынешней императрицей: она посещала приюты, носила такие же дешевые и простые платья, как муж - фраки, жертвовала почти все свои деньги на благотворительность. Низовая бюрократия тоже была готова поддержать наследника, рассчитывая с его помощью получить продвижения по службе. Военные, недовольные усилением финансистов-олигархов, в целом поддерживали кандидатуру "решительного" Людовика, настроенного говорить с Россией, Германией и США с позиций силы, а не компромиссами и уступками. Значительная часть депутатов обеих палат парламента видела в нем спасение для французской монархии от кризиса и могла бы помочь ему оказать сопротивление, если Изабель все же решится испытать удачу и поменять законы. 

  • Шарль Моррас в 1900-е.
  • Поль Дерулед, глава ультраправой "Лиги патриотов".
С января 1902 и до апреля 1904-го продолжалась подковерная борьба в Фонтенбло, в которой ни одна из сторон не могла решительно взять вверх. Придворные в массе своей были склонны поддержать Императрицу, но все понимали непрочность ее положения: каждая новость о здоровье царствовавшего Императора прибавляла условных "очков" его наследнику. Несмотря на все старания лучших врачей Европы, Валентин Кристофер плохел все больше и больше, но не останавливался в потреблении алкогольных напитков. Жена, единственный человек, который мог его удержать, не могла находиться при нем неотлучно: а слуги же не мешали своему монарху напиваться. За стенами дворца же поддержку делу легитимного наследника оказывали многочисленные правые политические деятели и депутаты парламента, обеспокоенные падением авторитета за "безвременье". Среди них отдельного упоминания стоят следующие личности, сыгравшие наиболее видную роль в победе партии принца - Шарля Морраса и Поля Деруледа. Первый был видным консервативным автором, в своих публицистических произведениях поносящий ВФР и дореволюционные порядки: он восхвалял времена Наполеона III, которого почитал за идеал монарха, государственного деятеля и человека. Второй же недавно стал депутатом Законодательного корпуса от самим же основанной "Лиги патриотов" - уникальной партии для того времени, которую ряд исследователей называют протонаргосовской. Моррас с 1903-его выступает в поддержку наследника, видя в нем достойного внука "нашего величайшего государя"; еще проще и прямее высказывался Дерулед, организовавший демонстрации в его честь и регулярно произносивший хвалебные речи в парламенте. 4 июля 1903, объединив усилия с Леоном Доде, они образовали легендарную газету "Аксьон Франсэз", ставшую на долгие-долгие годы неотъемлимой частью французской политической жизни. Но особенно она примечательна была тем, что на ее первом выпуске красовалась большая фотография Изабель Бонапарт с подписью: "Гадюка должна уйти! Дорогу орлу!".
Итак, игра началась, и один из них должен победить. Но, чья бы не взяла, Франция уже была обречена - ни "Мелочь", ни похотливая гадюка уже не смогли бы ее спасти. Этот крайне печальный для нас всех факт, читатель, нужно просто принять, и двигаться дальше. (Габриэль Филиппо)
Наконец то умирает

Наполеон V на смертном одре в окружении министров кабинета Фора.

Решительный поворот случился 3 мая 1904-го: Валентин Кристофер не смог подняться с постели. Консилиум врачей постановил, что жить их пациенту осталось совсем недолго, максимум неделю. Тогда Изабель Бонапарт решилась перейти свой Рубикон - призвав к себе Фора, она поручила премьеру подготовить новый проект закона о престолонаследии. Впрочем, у верного Феликса он был уже давно готов: по нему наследницей престола становилась единственная дочь Изабель и Валентина, а до ее совершеннолетия править страной должна была ее мать как регент. Превосходно понимая, насколько опасную игру она задумала, Императрица согласилась пойти на риск, осознавая, что в случае пассивного ожидания ее точно ничего хорошего не ждет. Принц-наследник как раз уехал из Парижа и, казалось, надолго: ему захотелось побывать на курортах Ниццы, как он объяснил свое желание мачехе.

На самом деле Наполеон Людовик с женой проживал на квартире у Ш. Морраса, который почел за честь предоставить своему будущему монарху такое убежище. Наследник знал, насколько опасной может быть мачеха, и решил перестраховаться - а Моррас был только рад. Как только принц 5-го числа узнает от своих агентов в прислуге мачехи о дворцовом перевороте, запланированном на следующий день, он собрал на дому у Шарля круг своих самых доверенных сторонников. Там он снова убедился в их преданности своему делу и убедил их действовать на опережение. На прощание Наполеон пообещал всем своим соучастникам должности и титулы; тогда восторженный Моррас поднялся с места и, поцеловав руки августейшей паре, заявил, что отказывается от поста министра внутренних дел: "Пост Вашего друга - есть высочайший пост на Земле" - завершил свою речь консервативный публицист. По воспоминаниям Елены Бонапарт, ее муж тогда навсегда проникся теплым чувством дружбы к Шарлю; он нередко будет приводить его в пример как образец для подражания своим детям. 

Уже 4-го мая Дерулед громогласно потребовал с трибуны Собрания у правительства опубликовать отчет о состоянии здоровья монарха. Его запрос был поддержан как лояльными наследнику депутатами, так и рядом "изабелистов", не понявших, в чем тут была ловушка. Изабель отказалась этого делать, одновременно уверив газетчиков, что все с ее мужем хорошо. Однако уже вечером того же числа в редакцию "Аксьон Франсэз" поступило подписанное тремя слугами письмо, в котором они клятвенно уверяли Морраса, что Кристофер уже скончался, а смерть держат в секрете нарочно, дабы успеть подготовить законопроект, нужный партии Императрицы. Прочитав полученный документ, Людовик приказал Шарлю немедленно пустить его в печать. 

Деладье

Буйство в Сенате.

Днем пятого мая в Законодательный корпус пришел Феликс Фор, желавший предоставить депутатам новый закон о престолонаследии. Пока премьер-министр добирался до нижней палаты парламента из Фонтенбло, где он получал последние наставления от Изабели, Поль Дерулед уже успел провести Людовика Шарля в корпус, поместив его в старую секретную каморку времен Наполеона III, о сущестовании которой Дерулед, в свою очередь, узнал от старого слуги, подкупленного Моррасом. Это помещенье было пристроено так, чтобы находящийся там смог выслушать все прения в зале, но при этом оставаться абсолютно невидимым для глаз депутатов. Принц сидел там и слышал речь Фора, которую перебивали депутаты - противники правительства; он пытался что-то донести по существу, но, заведенные Полем ультраправые мешали вести заседание. Попытка их удаления не увенчалась успехом: не получилось собрать голосов. Но настоящий цирк начался, когда Фор озвучил свои предложения: Дерулед встал и молча вынес премьера с трибуны под восторженные аплодисменты "людовистов". После этого он сам забрался на трибуну и обвинил императрицу в измене и попытке государственного переворота; произнеся кодовое "Пришло время вернуть Франции былую славу!" он вызвал из каморки Людовика Шарля, триумфально вошедшего в зал. Он произнес короткую, но эмоционально сильную речь: размахивая свежим номером "Франсэз", он убедил депутатов в смерти своего отца и призвал их принять его законные права на французский престол. 

Тем временем в Фонтенбло действительно умер Валентин Кристофер: жизнь во дворце замерла, все ждали известий из парламента. Они пришли в три часа по местному времени: Корпус признал законным Императором французов Наполеона V Людовика Шарля Анри. Он возглавил депутацию, отправившуюся в Сенат: пока Изабель во всех смыслах рвала на себя волосы, достопочтенные сенаторы, здраво поразмыслив, подтвердили права наследника. Таким образом газетная заметка в "Аксьон", опубликованная за полдня до реальной смерти императора, предрешила исход противостояния: от Императрицы вмиг отвернулись все ее сторонники, а те. кто не согласился перейти в лагерь победителей, ничего не могли сделать для своей госпожи. Понимая, что ее главная в жизни война проиграна, Изабель запелась в своих покоях: несколько дней к ней и от нее ходить будет только Анна, которая сохранила свою верность даже проигравшей Изабели. 

Наполеон VI триумфатором вернулся в Фонтенбло 6 мая 1904, предварительно произнеся горячую речь в благодарность поддержавшим его парижанам и депутатам. В тот же день он приказал мачехе покинуть Париж и отправиться на Корсику; с ней уехать было разрешено только Анне Готьер, хотя, впрочем, другие и не горели таковым желанием. Парламентарии же отправили в отставку весь кабинет Феликса Фора; он сам едва-едва избежал уголовного преследования, буквально выкупив свою свободу ценой огромного состояния и публичными покаяниями в газетах. Новое правительство было поручено сформировать Полю Деруледу, сыгравшему важную роль в успехе дела принца.

Император французов

Во дворце

Наполеон VI в Фонтенбло в военной форме.

Именно таким образом верховная власть в государстве перешла в руки Наполеону VI, ждавшему этого часа едва ли не с рождения. Он старательно готовился к этому блаженному моменту, когда сможет возглавить величайшую Империю на бренной Земле. По воспоминаниям современников, Бонапарт превозносил всех своих царствовавших предков кроме отца; считал, что он, не много, не мало, а избран Небесами для восстановления величия и могущества Французской Империи. Когда историки говорят о вере Наполеона VI в свою избранность - они нисколько не врут, этот глава государства действительно полагал себя превыше остальных людей, даже своих "братьев-монархов" по Европе. Об этом могут свидетельствовать многочисленные письма; записи общавшихся с ним людей, вроде Филиппо Богарне, вице-короля Италии, и Поля Деруледа, его премьер-министра в начале царствования. 

Последний император династии "Орлиного дома" был не обделен многими качествами: он обладал неплохим умом, мог быстро принять решение при необходимости, на первых порах обязательно прислушивался к мнениям окружающих его людей. Он был вежлив и учтив с окружающими; оказывал прилюдно знаки внимания и любви к своей супруге, а позднее - и к детям от нее. Со старыми связями было покончено: Император французов демонстративно не ездил в Парижскую оперу, когда там выступала Мария Кшесинская, и старательно избегал общения с послами Антильской конфедерации. И хотя к концу царствования Наполеон VI кардинально изменится, первоначально молодой монарх вызывал к себе исключительно теплые чувства и самые яркие надежды. 

Внешняя политика

"Новая восточная политика"

NNmPNDO409M

Луиза Богарне, императрица-регент (1903-1904)

В январе-феврале 1904-го произошло событие, потрясшее всю французскую дипломатию. Греческие студенты и армия при поддержке остальных слоев общества свергли режим императрицы-матери Евгении Богарне. Бедняжка едва успела сбежать на французском корабле из охваченного огнем Константинополя; там была провозглашена Ромейская Республика, взявшая курс на установление тесных и дружеских отношений с Россией и Болгарией, вчерашними врагами.  Полувековой баланс сил, поддерживаемый изо всех сил Парижем еще со времен Наполеона II, сломался за два неполных дня: важнейший союзник Франции в регионе Малой Азии нанес удар в спину и перешел на сторону главного геополитического соперника. Тот факт, что Изабель Бонапарт и ее партия ничего не могли с этим сделать, внес свой вклад в победу партии законного наследника; но теперь ему предстояло что-то делать с этим направлением, в котором у Франции наметились крупные проблемы. 

Вдохновителем нового курса дипломатии стал Стефан Пишон - новый министр иностранных дел, вошедший в сформированный Полем Деруледом кабинет. Плодом его долгих размышлений стала записка, положенная на стол Наполеона VI 5 апреля. В ней дипломат указал, что Париже пришло время переориентироваться - главным союзником заместо предателей-греков должны стать турки, давно ожидающие часа отмщение за свои унижения прошлых веков. Помимо них, внимание предлагалось уделить румынам, недовольным незначительностью своей территории и желающие расшириться за счет русского сателлита - болгар. Также Пишон предложил совершенно по-новому выстроить отношения с Утремером - французским доминионом в Малой Азии. Если Изабель всячески подавляла его стремление к автономии, то теперь метрополия должна была пойти на уступки ради лояльности местных населения и элит. 

  • Абдул-Хамид II, султан Турции (1876 - 1914)
  • Стефан Пишон, министр иностранных дел Франции (1904 - 1911)
  • Демонстрации в Анкаре по поводу заключения меморандума.
Наполеон VI остался необычайно доволен полученным результатом и решился воплотить его в жизнь. Специальная, необычайно роскошная посольская миссия была направлена 1 мая в Анкару для переговоров с турецким султаном Абдул-Хамидом II. Правивший уже долго, этот человек на фоне унижения своего государства серьезно переосмыслил свои взгляды на жизнь и встал на позиции сторонников модернизации, не отрекаясь в то же время от собственной власти и исламизма. Традиционно нейтральная Турция с радостью приняла французов; султан лично говорил с посланниками и оказывал им многочисленные знаки внимания и уважения; последние также вели себя учтиво и вежливо, делая все, чтобы произвести на турок неизгладимо сильное впечатление. Результатом долгих, но приятных для обеих высокочтимых сторон стал "Меморандум дружбы и единства" - первый значительный договор Турции на внешнеполитическом театре за долгое время добровольной изоляции. Меморандум предусматривал вхождение Анкары в "Антанту": взамен французы поставляли все необходимое для ускоренной модернизации всех сфер жизни турецкого общества. Между домами Османов и Бонапартов заключался династический брак; в договоре тажке были тайные пункты, в которых Франция обещала реставрировать власть Османов над Малой Азией (за исключением Утремера) и Стамбулом с Фракией в случае новой глобальной войны. По Анкаре прокатились широкие и очень торжественные праздненства: в открытом послании Абдулы-Хамида II к Дивану он 
Это был мудрый шаг; один из очень немногих мудрых шагов этого властителя. (Габриэль Филиппо)
Своим договором с турками Наполеон VI Мелкий предал христианство, причем всех ветвей. Он пошел на договор со злейшими врагами любого истинного христианина, а особенно - человека православного. Нет, редакция решительно заявляет: не может быть договора с подобным нехристем! (Алексей Князьков, "Дончанин", статья "Союз Зла", за июль 1904)
  • Мехмет Селим-эфенди, наследник султана, жених.
  • Жозефина Изабель-Анна Луиза Бонапарт, невеста.
Пожалуй, о браке стоит рассказать чуть-чуть подробнее. Министр Пишон и Абдул-Хамид II договорились о браке Жозефины Изабели-Анны Бонапарт и старшего сына султана Мехмета Селим-эфенди. Первая была дочерью Наполеона IV - его единственным ребенком. К 1904-м году ей было всего 17 лет: то была молодая и живая девочка, искренне интересовавшаяся культурами Востока. Мехмет Селим-эфенди пользовался популярностью в Турции: одно время он жил во Франции и получил европейское образование, слыл умеренным либералом и "спокойным оппозиционером" к режиму, установленному его отцом. Ему было уже 34 года, однако, невеста спокойно восприняла новость о браке. Она предпочла сбежать из дворца во Франции, который становился для нее тюрьмой, в Турцию, к культуре и обычаям которой ее тянуло сызмальства. Торжественная свадьба была сыграна 17-го июля 1904 - невеста без особых проблем перешла в ислам и стала первой женой Мехмета Селима-эфенди. Она позднее сыграет еще очень большую роль в истории Турции, но сейчас она стала просто важным скрепливающим элементом возрожденного франко-турецкого союза. 

Реакция на подобный договор с России и граничащих с Турцией странах была однозначно-негативной. В подобном сближении они справедливо увидели угрозу - Анкара окончательно вышла из международной изоляции и угрожающе размахивала оружием у самых границ Ромеи и Армении. Президент Элефтериос Венизелос выбил из парламента кредиты на масштабное реформирование армии; выступая перед депутатами, он прямо заявил о невозможности компромисса с турками и необходимости ликвидации халифата как такового. Армяне придерживались схожей точки зрения, запросив у президента Нобеля очередной кредит на усовершенствование армейского снаряжения. Милитаризм турок способствовал росту туркофобии в соседних странах; ситуация начинала стремительно накаляться. Как кажется большинству военных историков, если бы не "рыбный кризис" в Северном море, то Великая Война началась бы отсюда, из Малой Азии, из-за приграничного инцидента. 

Царь горы

Александру III Куза, король Румынии (1900 - 1912)

Франция предпринимает активные шаги для сближения с Румынией - в 1904-м году Бухарест согласился войти в "Антанту". Румыны получали крупные инвестиции и военных советников, обязавшихся подготовить армию по новому разряду, подготовив ее к войне одновременно и с Россией, и с Болгарией. Дипломатам "Города огней" тут помогли непомерные амбиции Александру III Кузы, собиравшегося установить режим "Великой Румынии" и умеющего претензии на земли всех соседей. Весьма примечательно и интересно, что главным военспецом тут будет Мишель Монури - тот самый человек, который в июне 1909-го потерпит сокрушительное поражение от Народно-освободительной армии Китая и будет вынужден сдаться на милость победителей. Однако пока что его авторитет был крепок, а румынская армия на учениях действительно стала выглядеть много, много лучше. Французский капитал активно проникал в страну, пользуясь практически полным отсутствием тарифов и покровительством правительства Румынии: на деньги французов здесь была отстроена заново оборонная промышленность, которой раньше в стране толком не было. 

Важным элементом "новой восточной политики" стали отношения с Утремером - колоний на юго-западе Малой Азии. Наполеон VI уже в 1904-м разрешил доминиону иметь собственные вооруженные силы, выделив немалые средства на их строительство и обязав премьер-министра Заки Биляля проследить за их целевым расходыванием. Однако туркофильная политика Франции вынудила греческое население покинуть пределы доминиона; на их место пришли турки, которых встречали довольно радостно - но не многочисленная армянская диаспора. Эти люди гораздо больше тяготели к Армении, находившейся в сфере русского влияния. Впоследствии армяне Утремера сыграют важнейшую роль в его внутренней дестабилизации, которая приведет к выходу доминиона из Великой Войны. 

Отношения с Россией

  • Эммануил Нобель, президент РДР (1900 - 1910)
  • Александр Гучков, премьер-министр РДР (1900 - 1917)
  • Александр Нелидов, министр иностранных дел РДР (1904 - 1910)
Наполеона VI c Российской Демократической Республикой связывали давние отношения. Еще в свою будущность наследником престола, он пошел на брак с Еленой Александровной Романовой, представительницей старшей линии сбежавшего из России императорского рода. В свое время это было расценено как настоящий вызов: Э. Нобель свернул переговоры с французами по поводу разграничения сфер влияния в Китае и увеличил контингент войск на Хоккайдо. Александр Гучков пригласил нового министра иностранных дел, которым стал его тезка Нелидов - пожилой, но опытный дипломат, настоящий патриарх российской внешней политики, стоявший строго на позициях противостояния с Францией. Он будет возглавлять ведомство до самой смерти: именно при нем отношения с Францией станут самыми отвратительными за всю их историю. 

Победа кронпринца в борьбе за престол была встречена в России негативно: симпатии интеллигенции были скорее на стороне Изабели, а патриотично настроенная общественность не без оснований полагала в нем обрести злого, опасного, сильного врага, опирающегося на могущество раскинувшейся на весь мир Империи. Российская элита же прекрасно помнила, на ком был женат новый Император французов; в среде депутатов ГосДумы и министров правительства пошел слух, что Наполеон VI собирается реставрировать Романовых на российском престоле. Уже в своей коронационной речи Бонапарт заговорил об опасности, исходящей от РДР всей европейской цивилизации; он призвал страны "Антанты" сплотиться в борьбе со старой угрозой "нашествия кочевников-варваров". Новое французское правительство возглавил ярчайший шовинист и крайний милитарист Поль Дерулед, прославившийся своими русофобскими памфлетами в печати и выступлениями - в Законодательном корпусе. Первым же законом. которое разработал реакционный кабинет, стал проект увеличения финансирования войск, стоявших в азиатских колониях огромной Империи.

Балы красавицы лакеи Дерулед

Бал в Париже "а-ля рюс", 1906-й.

Позднее Французская Империя предприняла еще ряд шагов, которые никак нельзя назвать дружественными по отношению к Российской Демократической Республике. Они скорее все больше и больше убеждали россиян в справедливости подозрений о готовящейся реставрации Романовых. Например, 5-го мая 1906-го Наполеон VI подписал указ, предоставивший льготное жилье двум сотням человек - потомкам эмигрантов из РДР, представителям видных аристократических фамилий. Эти люди стали желанными гостями при дворце; их старательно обхаживали. Елена Бонапарт с разрешения супруга постоянно подчеркивала свое происхождение; своего первенца в полуофициальном общении Император французов прозвал "Медвежонком", что было вскоре растиражированно всеми печатными изданиями мира. Затем, воспользовавшись российским вмешательством во внутренние дела Китая, Наполеон VI выставил вон из страны русского посла. разрешив новому приехать лишь через полгода, причем в новое здание - старое было занято "посольством" Юаня Шикая. Наконец, 7-го января 1910-го мэрия Парижа велела посольству РДР приспустить государственный флаг - это оскорбление Нобель из последних сил стерпел, лишь увеличив объем оборонного заказа. 

Сама Россия также предпринимала многочисленные шаги для нагнетания конфликта. Здесь достаточно упомянуть Вторую гражданскую войну в Китае, которая лишь чудом не переросла в Великую войну на несколько лет раньше положенного срока. Впервые за продолжительное время российские граждане и французские подданые убивали друг друга лицом к лицу; Россия и США оказывали поддержку Сунь Ятсену, а Франция и Скандинавия пытались сделать Ю. Шикая правителем всего Китая. Победа осталась за легитимным правительством; таким образом президент Нобель эффектно унизил ФИ перед всем цивилизованным миром. Следующей "болевой точкой" стала Малая Азия - выступавшая гарантом независимости Армении, Курдистана и ставшая другом Ромеи Россия очень тревожно отнеслась к активности французов в Турции и наращивала свое присутствие в регионе. При робкой попытке уже нового премьера, Пуанкаре, начать переговоры об окончательном разграничении Малой Азии А. Гучков презрительно ответил, постаравшись, чтобы ответ стал известен прессе: "Русское трехцветное знамя не будет спущено перед позолоченной курицей". Печать в России восхвалила подобный ответ главы правительства; стало ясно, что 

Сын Мелочи

Гораций Антуан Бонапарт, младший сын Наполеона VI, 1911-й.

Отношение самого Наполеона VI к Российской Демократической Республике всегда было негативным, а ближе ко второй половине царствования негатив перерастет в неприязнь, впоследствии ставшую обыкновенной ненавистью. Он не мог принять сложившийся в ней государственный строй; ее деятели вызывали в нем отвращение, которое в нем невольно подпитывала жена. По свидетельствам самых близких к нему людей, последний Император французов действительно нередко задумывался о реставрации: он желал видеть своего младшего сына правителем Русского Царства, хоть и признавал трудность исполнения столь амбициозного и даже наглого плана. Никогда не признавая в российских политиках себе равных, он презрительно отозвался об избрании Василия Шульгина: "Меня не интересует, кого банда разбойников сегодня считает своим атаманом. Куда важнее - сколько нам, французам, потребуется пуль, чтобы расправиться с шайкой преступников". В кругу близких людей Наполеон VI часто называл режим РДР "презренной плутократией", считая свое призвание в том числе в том, чтобы раз навсегда покончить с Россией как великой державой - довершить дело Наполеонов I и III, одним словом. 

В самой же России Наполеон VI стал излюбленной мишенью для журналистов и карикатуристов. Они высмеивали его манию величия, попытки сравниться с великим предками, пугающе развитую наклонность к самовластию, придурковатость и любовные похождения. С легкой руки Алексея Ивановича Князькова последний Император французов именовался "Наполеоном Мелким", или, проще, "Мелочью"; несмотря на политическую направленность, любое крупное издание считало своим долгом пройтись по политике Наполеона VI, показывая его читателям глупым, недалеким, но жестоким, порочным и злобным человеком. 

Китайская авантюра

  • Сунь Ятсен, первый президент Китая, 1909-й.
  • Юань Шикай, последний самопровозглашенный император Китая
Французская Империя во многом способствовала падению Империи Цин. В обмен на помощь, тайпинские лидеры предоставили капиталу Парижа прямой доступ в страну: в течение очень долгого времени, французы оставались единственными европейцами на рынке Китая. И хотя Наполеону II пришлось смириться с тем, что Россия также получила определенные дивиденды, навроде Маньчжурии и Уйгурии, главным выгодополучателем оставался Париж. Согласно некоторым исследованиям, именно факт обладания столь огромным рынком сбыта дал неимоверный толчок развитию французской промышленности во всех отраслях. 

Ситуация начала меняться в негативную сторону при Наполеоне V - пользуясь ослаблением Франции, в Китай начали проникать русские и американцы, главные геополитические соперники Парижа. Президенты Витте и Мак-Кинли открывали собственные концессии и предприятия, пользуясь благоволением нового пекинского руководства - Сунь-Ятсена и его сторонников. В конце концов, когда новый глава Китая задумал реформы, он обратился за помощью именно к Соединенным Штатам Америки и Российской Демократической Республике, что уже говорит о многом. Наполеон VI, однако, не желал уступать столь богатый рынок сбыта кому бы то ни было, полагая, что с России хватит Маньчжурии с Уйгурией, а США вообще не имеют права куда-то лезть вне Нового Света: с апреля 1908-го французский посол обхаживал генерала Юаня Шикая, подбивая его и других военных на выступление против Пекина. Слова лести и франки возымели действие и заговор сформировался; но работающая контрразведка вскрыла его, и Шикаю с товарищами пришлось бежать на Юг, откуда начинать полноценную Гражданскую войну. 

Крейсер-2

Линейный крейсер "Наполеон" в водах Южно-китайского моря.

С самого начала вооруженного конфликта Наполеон VI и правительства Раймона Пуанкаре спонсировали Императорскую армию, не желая ни денег, ни вооружения. Используя скандинавский Тайвань как перевалочную базу, французы и скандинавы регулярно поставляли Шикаю и его генералам все необходимое для ведения войны, даже с избытком. Однако здесь вмешивался огромный фактор коррупции, которую имперцы так и не смогли (или не захотели) изжить из своих рядов; установлено, что из 10 переданных франков на целевые нужды тратилось менее 2,5. Остальные расходывались полевыми командирами по их усмотрению; газеты писали о некоем полковнике Суне, личный гарем которого состоял из 50 женщин со всего света, на нужды которых он растратил казну полка и вымогал деньги уже из местных торговцев и триад. Помимо поддержки деньгами и боеприпасами, Наполеон VI отправил свой флот к берегам Китая - поставки из США прервались, а республиканский флот оказался заперт в Порт-Артуре, под надежной защитой русского Андреевского флага, нападать на который французские моряки не решались. 

Первоначально имперцам сопутствовал успех: им удалось выбить республиканцев за Хуаньзэ. Но уже с января 1909-го в войне случился перелом. Восставшие рабочие и триады в Шанхае подали пример остальному Южному Китаю, население которого порядком устало от поборов и насилия со стороны императорских чиновников. Контроль за тылом стал условным; этим воспользовалось Пекинское правительство, отдавшее приказ о начале решительного наступления. Все попытки имперцев их сдержать оканчивались поражениями; даже разгром "Шанхайской администрации" толком не смог изменить ситуацию. В апреле того же года генерал Чжан Цзолинь связался с Сунь Ятсеном и согласился сдать тому и Императора, и Нанкин, столицу мятежа, в обмен на жизнь и амнистию. Но уже 6 мая 1909 самопровозглашенный император скончался от инфаркта, передав власть "Регентскому совету", который, впрочем, никогда не будет собран. 15 мая Чжан Цзолинь выпустил манифест о прекращении сопротивления центральному правительству, а в первый день лета бывший второй генерал Китайской Империи сдался на милость У Пэйфу, тем самым окончательно прекратив централизованный мятеж. 

Пытался да

Мишель Монури, глава экспедиционного корпуса в Китае.

Но Наполеон VI не собирался просто так сдаваться. Загодя он готовил прямое вмешательство в дела Китая самой простой интервенцией; только хищения и природные условия привели к отставанию по графику: когда командующий Мишель Монури доложил о своей готовности, Китайской Империи уже не существовало. Страна быстро возвращалась под контроль пекинского правительства, а сопротивление Народно-освободительной армии оказывали лишь разрозненные банды, утратившие всякое подобие организации. Впрочем, М. Монури и его офицеры были убеждены в своей неизбежной победе и послали своему Императору бравурные телеграммы, в которых обещались "перебить ноги глиняной армии" и "порадовать Императрицу набором лучшего фарфора". Впечатленный их единодушием и свято веривший в превосходство белой расы над азиатской, Наполеон VI, по старой традиции не обращая внимания на отчаянные возражения парламентской оппозиции, санкционировал экспедицию Монури. Известно, что телеграмма, отправленная Монури из Парижа, завершалась фразой: "Да поможет Вам Бог и тень Нашего предка, Наполеона Великого!". 

Но экспедиция Монури вошла в историю как крупнейшее унижения Французской Империи в колониальной политике, оставив позади даже трагическую гибель старшего сына Наполеона II в африканских песках. Русско-китайский флот разбил французский 3 июня в легендарной "Битве в тумане", оставив корпус Мишеля Монури без связи с островами, один на один со свежемобилизованными ордами НОАК и "Русским корпусом". И хотя первоначально посланцы Парижа разбили авангард китайской армии, прибытие основных сил и русских наземных войск переломило ситуацию в их пользу. После череды тяжелых сражений, в которых французы дрались храбро и отчаянно, генерал Монури пошел на капитуляцию 15-го июня.  Европейская великая держава, сохраняющая все еще мировое господство, лидер крупного военно-политического блока - и оказалась совершенно бессильна против ополчения китайцев. Китайская Республика одержала не просто военную, но моральную победу: как позднее заявит Сунь Ятсен: "Победа над французами в прямом бою стала тем камнем, на котором зиждется китайская нация. Впервые азиатское государство победило европейское - событие, навсегда изменившее мир"

Девчонка

Феличи Валери Брижит Гортензия, служанка Анну-Луизы Бонапарт.

Весть о капитуляции и поражении произвела в Париже и Фонтенбло эффект разорвавшейся бомбы. Наполеон VI был в страшном бешенстве: он в приступе гнева подписал приказ о лишении Мишеля Монури всех наград, почестей и званий, после чего удалился в комнату своей супруги Елены. Новость дошла до Императора утром 16-го июня; и только самым поздним вечером, мертвенно-бледный, с трясущимися руками, он вернулся к своим придворным, объявив, что извиняется перед ними за свою горячность. Он хладнокровно выслушивал их слова соболезнования, после чего распустил двор. На следующий день Император французов вообще не появлялся на людях; также никуда не выходила Елена Бонапарт, официально утешавшая супруга. О методах "утешения" публика узнает много позже: окажется, что царственный супруг всячески истязал свою жену, в частности, исполосовав ей всю спину своим ремнем. Присутствие детей не останавливало Императора, который и на них мог запросто отвести свою душу. Так, старший, Иоахим Мишель, после папиного "поучения" еще неделю не сможет спать на спине, а коса Анны-Луизы будет отрастать еще полгода. Все эти ужасные подробности стали известны благодаря Феличи Гортензии - девушке, бывшей доверенной служанкой при Анне-Луизе, с которой дочка Наполеона делилась всем, что с ней происходило. Это помогало Наполеону VI прийти в себя и успокоиться, хотя бы на время. Все тяготы непосредственного управления он сложил на Раймона Пуанкаре; глава государства не принимал никакого участия в эпохальном и ожесточенном споре между Ж. Жоресом и П. Деруледом в Законодательном корпусе. 

Наполеон VI отошел от шока только в начале июля, но все равно отказался заниматься китайским вопросом, полностью его передоверив своему премьер-министру Пуанкаре. Императрица отмалчивалась, ни слова не сказав придворным дамам о своем состоянии; дети следовали ее примеру - внешне семья Наполеона оставалась любящей и крепкой. Глава государства подписал предложенный ему 7-го января 1910-го мирный договор с Китайской Республикой, храня абсолютное молчание. Для него воспоминания о Китае стали необычайно больной темой, при одном лишь упоминании или даже намеке на которые он мгновенно становился злым и начинал ругаться. Это обидное поражение возымело неслабое действие на характер последнего Императора французов, который стал более злопамятным, истеричным и нервным. Также он впервые за долгое время проявил свои садистские наклонности по отношению к близким - нужно сказать, что ему это пришлось более чем по душе. 

Внутренняя политика

Выборы в Законодательное собрание - 1904 

Слышь заседай

Зал заседаний Законодательного корпуса, 1900-е

Одержав победу в противостоянии с мачехой, Наполеон VI одним из первых своих указов распустил Законодательный корпус и избираемую часть Сената, объявив о досрочных выборах. Таким образом Император французов надеялся окончательно вычистить "изабелистов" из публичной политики, лишив свою ненавистную мачеху малейшей надежды на возвращение в игру. Его решение было поддержано большинством представителей законодательной власти, многие из которых не без оснований рассчитывали на переизбрание при поддержке исполнительной власти. Временным премьер-министром же Наполеон VI назначил Поля Деруледа - своего верного сторонника и родоначальника ультраправого бонапартизма. Кабинет был составлен из ему подобных: например, должность вице-премьера получил Эдуард Дрюмон. бывший в свое время главой правительства в последние годы Наполеона III. 

Новшеством кампании стало разрешение в ней участвовать Социал-демократической партии Франции - крупной левой партии, ориентированной на многочисленный рабочий класс и радикальную интеллигенцию. В свое время левые во Франции пережили очень непростое время и регулярно не допускались к выборам; теперь же Наполеон VI торжественно возвестил о начале новой эры, эры свободного обмена мнениями и свободной критики. Такая риторика, переданная в массы с помощью правительственной печати, только способствовала укреплению позиций лояльных "Орлиному дому" партий - ведь Наполеон сам, без давления со стороны, вводил демократические реформы! Так или иначе, но СДПФ приступила к своей избирательной кампании.

Церковь

Предвыборное собрание консерваторов в католической церкви.

Впрочем, последний Император французов просто умело играл в демократа, понимая, что ему нужно закрепиться на своем троне. Он не допускал и мысли о компромиссе с той частью консерваторов и либералов, которые раньше поддерживали его мачеху; ему казалось вполне логичным выходом опереться в своей борьбе против них одновременно на вернейшего, преданного лично ему Поля Деруледа, и на восходящую звезду французской политики от левых Жана Жореса. С их помощью он собирался очистить государство от тех, кто еще мог сопереживать делу "Корсиканской затворницы" - и все. Позднее, как он неоднократно говорил своей супруге, с которой тогда еще обсуждал важные вопросы, он собирался тем или иным способом изгнать социал-демократов и править страной, подобно его деду, Наполеону III, который прославился своим абсолютизмом и наплевательским отношением к парламентаризму в любой его форме.

Доказательством истинности таких слов может служить та тайная поддержка, которую получили на этих выборах проправительственные кандидаты, причем от самых разных партий. Зачастую критерием для оказания помощи служил факт личной преданности избирающегося к фигуре Наполеона VI - партийная принадлежность здесь отошла на второй план. Также, пользуясь отсутствием контроля со стороны парламента, глава государства выделял немалые денежные средства из казны на финансирование издательств, подобных "Аксьон Франсэз", доносивших до населения более чем конкретные и понятные установки на грядущий день голосования. В то же время партийная печать СДПФ подвергалась проверкам, мешавшим работе. 

Французы пришли к урнам 6 ноября 1904.  Голоса распределились так:

Результаты выборов в Законодательное собрание-1904
Название партии Количество голосов в процентах
Бонапартистская партия 27,7%
"Конституционная партия" 20,2%
"Лига патриотов" 20,2%
Социал-демократическая партия Франции 8,7%
"Франция за справедливость" 8,4%
"Католический союз" 5,2%
Беспартийные 1,2%
Дерулед

Поль Дерулед, 11-й премьер-министр Французской Империи (1905 - 1907)

Результаты давали ясно понять, что в обществе есть большой запрос на дальнейшее реформирование системы, которая застряла где-то в середине 1890-х, и никак не желала меняться. За либеральных конституционалистов, левую СДПФ и левоцентристскую ФзС было отдано в общем 38% с небольшим - самый лучший на тот момент результат оппозиционных партий. Расчет Наполеона VI на двухпартийную коалицию бонапартистов и "патриотов" не оправдался, у такой коалиции не хватало поддержки в парламенте. Поэтому Поль Дерулед 12-го ноября заявил о намерении создать трехпартийное правительство - к двум вышеназванным партиям по его плану прибавился клерикальный "Католический союз", вместе с которым у кабинета получалось устойчивое большинство. Деятели КС без особых раздумий согласились на такое выгодное предложение, хотя и понимали, какую роль им предстоит играть. 

Известие о формировании такого кабинета несколько отрезвило депутатов от Социал-демократической партии, прекрасно понимавших, каких "реформ" им стоит ожидать от Деруледа. Впрочем, они ничего не могли сделать: большинство выбрало его главой правительства, а Наполеон VI поспешил утвердить в должности своей росписью. Начиналась новая эра в истории Французской Империи.. 

Волей французского народа моим соперником на завершающей стадии Игры стал этот очаровательный, но слабоумный мужчина. (Сергей Юльевич Витте, министр иностранных дел)

Военная реформа

Брутальный Фош

Фердинанд Фош - военный министр Французской Империи.

Военным министром в кабинете Поля Деруледа стал генерал-лейтенант Фердинанд Фош, до того момента работавший в Генеральном штабе и изучавший воинскую тактику. Этот военный был сторонником радикальных мер во внешней политике и членом "Лиги патриотов"; с 1904-го же года он даже вошел в состав Правления Лиги, получив там звание "рыцаря Франции".  Он был недоволен политикой компромиссов и уступок, которую в свое время пытался проводить по отношению к России и Соединенным Штатам Феликс Фор, считая ее предательством коренных национальных интересов. В свое время Фош же обеспечил невмешательство вооруженных сил в конфликт между мачехой и пасынком, которое на практике же означало одобрение заговора Наполеона VI и ему сочувствующих. Одним словом, эта кандидатура целиком и полностью устраивала как премьер-министра, так и главу государства, ожидавшего от кадрового военого толковой политики на посту руководителя столь важного ведомства, каким во Французской Империи традиционно считалось военное - ее основа и достояние.

Заняв свой пост, Фердинанд Фош провел жесткую ревизию нового имущества, вскрыв факты массового хищения при своих гражданских предшественников. Скандал нанес еще больший урон партии "изабелистов"; свидетельницей по делу, недалекой до превращения в обвиняемую, по нему проходила даже Анна Готьер - единственный человек, все еще бывший подле Изабели Бонапарт и сохранявший ей верность до гроба. Раздуваемый ультраправыми СМИ резонанс, по мнению современных исследователей, имел своей главной целью привлечь внимание народа к деятельности нового правительства. Согласно данным Франсуа Олланда, историка, глубоко изучавшего период конца Империи, 


Вопрос региональных элит

Статус Папы 

Культурная жизнь

Выборы в Законодательное собрание-1909

Результаты выборов в Законодательный корпус-1909
Название партии Количество голосов в процентах
"Лига патриотов" 28,3%
Бонапартистская партия 26%
Конституционная партия 15,6%
"Католический союз" 14,4%
"Франция за справедливость" 7,5%
Социал-демократическая партия Франции 4,2%
Беспартийные 3%

"Рыбный кризис"

Оливер Кромвель

Лидер эсминцев "Оливер Кромвель" в 1911.

Час, о котором Наполеон VI и его министры так давно молили Бога, настал ранним утром 8 марта, когда английский эсминец "Оливер Кромвель", патрулируя территориальные воды Английской Республики, натолкнулся на скандинавский траулер "Северный ветер". Причин было много: в то утро Северное море штормило, видимость была нулевой, а траулер шел с явно большей, по воспоминаниям капитана эсминца, скоростью, чем полагалось бы, не давая боевому судну и шанса увернуться. Но англичане показали себя с лучшей стороны, вытащив с тонущего корабля всех, за исключением капитана, отказавшегося покидать "Ветер" и ушедшего вместе с ним на дно. Капитан "Кромвеля" принял взвешенное и логичное решение вернуться раньше запланированного на базу, дабы высадить на берег скандинавских матросов.

Экипаж "Северного ветра" почти что в полном составе вернулся на землю, благодаря своих спасителей за вовремя оказанную помощь. Непосредственное начальство отметило моряков различными наградами; но поспешность таких шагов стала очевидна 10 марта, когда недавно избранный президент Герберт Асквит получил от Фредерика IX гневную ноту, в которой правитель Скандинавии в грубой форме требовал компенсаций: государству, фирме, которой принадлежал "Северный ветер", и семье погибшего капитана, вместе с формальными извинениями. Английский парламент, подебатировав, согласился выплатить деньги, но отказался приносить извинения и обязал президента также не совершать подобного шага специальным обращением. 

Нехороший император

Наполеон VI, весна 1911

Но Наполеон VI увидел в этой ситуации великолепную возможность раскачать международную обстановку и заодно проверить крепость вражеского союза. Оскорбленный до самой глубины души своим поражением в Китае, он, как и его кабинет, ждал только момента - казалось, что дальше ждать уже попросту невозможно. 13 марта посол Франции в Англии вручил Герберту Асквиту ноту, в которой Французская Империя обвиняла Англию в систематическом вторжении в чужие воды - к заявлению присоединилась и Ирландия, бывшая верным союзником Парижа в регионе. В составлении документа глава Франции принял непосредственное участие, следя за подбором максимально уничижительных формулировок, он будто провоцировал Асквита на немедленный ответ. Почувствовав за своей спиной такое мощное плечо, Скандинавия решилась пойти дальше, выдвинув Лондону список из заранее неприемлимых условий, исполнение которых могло бы серьезно ущемить суверенитет Англии. Герберт Асквит отказался даже обсуждать "отрыжку дипломатии", призвав на помощь союзников - Василия Шульгина, Теодора Рузвельта, Людвига Эннекцеруса. Русско-американско-немецкие послы подключились к защите точки зрения Лондона, показывая тем самым свою готовность подкреплять единство альянса конкретными действиями. 

Пока "чернорабочие" внешней политики забрасывали друг друга протестами, заявлениями и прочими бумагами, Наполеон VI проводил как никогда роскошные приемы и балы, на которых, о чудо, являлась под руку с ним даже его жена. Конечно, Елена Бонапарт оставалась безмолвной мебелью в зале, но даже сам факт ее присутствия говорил придворным о "крепости" брачного союза в подобный момент. Заметно выросло число военных при дворце: дамы так и тянулись к их великолепным мундирам, стройным осанкам и горделивым взорам, устремленным в скорую победу. Они же достали свои лучшие наряды: в марте 1911 императорский дворец сиял от величия, излишества и вычурности. В стены Фонтенбло не допускались, впрочем, те сановники, которые призывали к осторожности в момент международного кризиса: правящий монарх позволял записывать за собой резкие высказывания, в одном из которых прямо назвал главу России "Бесноватым и самовлюбленным идиотом", а лидера Британии окрестил "Сказочным слепым глупцом". Нетрудно догадаться, что такие шаги вряд ли способствовали  разрядке - скорее наоборот, французские послы с каждым днем вели себя все наглее и наглее, поверив в собственную неуязвимость. 

Один злой хохол

Василий Витальевич Шульгин в 1911-м

К развязке этот грандиозный спектакль начал двигаться 18 марта 1911 - французские послы, нанеся последнее оскорбление президенту Англии в лицо, покинули Лондон по приказу Наполеона VI. Жалким днем ранее президент Финляндии Пер Свинхунд добился от своего российского коллеги подтверждения гарантии независимости Страны Озер от агрессивных амбиций и поползновений ее западного соседа. Тогда же, по предложению премьер-министра Раймона Пуанкаре, все еще надеявшегося отсрочить вооруженный конфликт масштабов еще не виданных людьми в их истории, убедил Наполеона сесть за письменный стол и написать Василию Витальевичу Шульгину - глава правительства был убежден, что ему удалось уговорить своего монарха отправить предложение о взаимных уступках. Но не тут-то было: Бонапарт предпочел направить в Новгород Великий послание, переполненное оскорблениями и нападками, уничижительное по своей сути и смыслу. Причем Наполеон VI поносил не только своего непосредственного визави, но и весь русский народ, применяя к нему самые отвратительные и русофобские описания. Пришедший в тихую ярость от подобного тона Шульгин с треском выгнал французского посла из российской столицы и на ближайшем заседании правительства поручил его членам "готовиться к войне", тем самым признав ее неизбежность и неотвратимость. Заодно он предоставил письмо в распоряжение Алексея Ивановича Князькова, того самого журналиста, одарившего Наполеона VI уже легендарной кличкой "Мелкий": напечатав его в "Дончанине" с необходимыми пояснениями, вызвал целую патриотическую бурю в среде читающей публики и простого населения. 

Уже 19 марта на тот же злосчастный "Кромвель" открыто  напали два французских корабля - судно спаслось только благодаря своим передовым характеристикам, выучке экипажа и мастерству капитана. Теперь стало ясно, что Французская Империя банально устала играть в "дипломатию" и перешла к ничем не прикрытой агрессии. Стерпеть такое было невозможно: Герберт Асквит объявляет всеобщую мобилизацию, а уже через час ему самому объявляет войну Париж. Об этом решении Наполеон VI объявил на всю Землю, стоя вместе с семьей на балконе Фонтенбло, встречаемый аплодисментами толпы и придворных. Менее чем через сутки после этого войну объявят все и всем: Великая война началась, и первыми в ней курок спустили именно французы, как позднее с ехидством будет писать Шульгин в собственных мемуарах. 

Великая Война

Мелочь

Наполеон VI в солдатской форме, 1911-й

Именно так началась Великая война - самая масштабная в истории человечества, где военные действия велись во всех частях света и по всем материкам, затронув большинство регионов. Профранцузской "Антанте" противостоял "Аккорд", где главными движущими силами были Россия, США, Германия, Британия и Бразилия: бои будут идти долго, будут стоить множества жизней, а их главным результатом будет крушение установившегося миропорядка и создание нового, который, в свою очередь, падет в 1941, когда французские танки триумфально въедут в Фогельсбург и Берлин.  Война, которая замышлялась французской элитой как единственный способ сохранить мировую гегемонию, завершилась окончательною ее утратой и падением Французской Империи, простоявшей чуть более века - с 1804 и по 1917 года. 

Наполеон VI был одним из главных ее вдохновителей, человеком. искавшим любой повод для обострения отношений с государствами-лидерами "Аккорда". Он, искренне уверенный в своей звезде, стремился доказать себе и окружающим, что является достойным потомком Наполеонов I и III - великих полководцев, военных-триумфаторов, выигравших свои ключевые войны. Последний Император французов игнорировал любые попытки либерального правительства Нобеля пойти на договор: сознательно нагнетал обстановку вокруг Кита; наконец, дождавшись "Рыбного кризиса", он довел ситуацию до пата - все ради начала вооруженного конфликта. Людовик Шарль был счастлив и доволен собой: ему казалось, что теперь дело осталось за малым, и его имя будет окончательно вписано в историю. Как будет иронично писать о нем Жорж Клемансо: "Император уже видел себя принимающим парад в поверженном Новгороде на белом коне". Как покажет реальность, мечтал сюзерен рановато, уж очень рановато: Франция проиграет, а он войдет в историю как последний монарх единой Франции и самый ее плохой правитель. 

План 11 из 10

Наполеон VI в генеральном штабе

Мнивший себя равным как минимум маршалам великого предка, Император будет регулярно вмешиваться в военное планирование, что нередко будет приводить к плохим последствиям. В частности, его руководство привело к снижению темпов продвижения в Германии и не дало Франции возможности выбить Регенсбург из войны еще до разгрома Польши Россией: теперь Фердинанду Фошу пришлось иметь дело с объединенными силами и Германии, и России. Попытавшись управлять войсками первый год войны, Император французов все же перешел на дипломатию и внутреннюю политику. Его усилиями удалось сохранить Скандинавию в войне аж до 1915, когда из-за вторжения русских в Швецию Гетесборг пошел на сепаратный мир. Дабы сохранить за собой Ближний восток Наполеон VI пошел на шаг, который еще аукнется европейцам позднее: он согласился сотрудничать с радикальными имамами, сформировал отдельную армию из подданных арабов и так далее. И хотя эта армия действительно практически поставила Ромею на колени, а ее поражение было вызвано внутреними интригами, она создала прослойку опытных солдат и офицеров, исповедующих ислам в радикальных формах - это скоро аукнется по всему региону.

Радикальный консерватор, убежденный шовинист и крайний милитарист, Наполеон VI всеми фибрами души ненавидел "идиотов" социалистов, "святош" гуманистов и "слабаков" пацифистов - а если они соединялись в одном человеке, то он был готов собственноручно убивать. Например, большинство французских историков уверено, что именно монарх стоит за убийством в спину Жана Жореса 8 февраля 1911: смерть такой яркой и колоритной фигуры повернула социал-демократию "лицом" к властям, ведь оставшиеся в живых превосходно поняли намек. Неудачи на фронтах, впрочем, способствовали лишь утяжелению внутренней политики: так, 3 мая 1915 в парижском кафе убивают писателя Ромена Роллана, а еще месяцом ранее Социал-демократическая партия Франции, вышедшая из коалиции, была объявлена вне закона. Весной-летом 1915 по Империи прокатилась волна политических убийств лидеров оппозиции и женского суфражистского движения, за которыми, как свято убежден Франсуа Олланд, стоит самолично Наполеон VI, использовавший в неблаговидных целях темных членов "Лиги патриотов". 

И-ди-от

Шарль Моррас, в 1917-м он стал "серым кардиналом" Французской Империи.

Однако вся его дипломатия оказывалась бесполезна. Год за годом поражений было все больше, а "Аккорд" подбирался все ближе и ближе к метрополии. Война Ниваля в Британии окончилась катастрофой, в Германии фронт катился на запад, а контроль за колониями становился все более и более условным. После провала очередного наступления, в декабре был арестован, осужден и казнен премьер-министр Раймон Пуанкаре, обвиненный в госизмене: на его место пришел Жорж Клемансо. Примерно с этого момента Наполеоном овладевает страшная паранойя: он постоянно ищет врагов и предателей в своем окружении, становясь все менее и менее выносимым. Даже такой верный монархист как Шарль Моррас в личном общении неохотно признавал, что "Наполеон VI, да дарует ему Господь наш еще век счастливой жизни, стал слишком вспыльчивым" - легко представить, что на самом деле должно было случиться с Императором, если так начал говорить его вернейший из подданных. Карикатуры стран "Аккорда" того времени изображают Наполеона VI больным и опустившимся человеком, истерично требовавшим исполнять его очевидно глупые приказы. Пропагандисты были не так уж и неправы в своем изображении, хотя, конечно, они нередко перегибали палку: так, Алексей Иванович Князьков в "Дончанине" описывал оргии Наполеона и его любовницы на военных планах генерального штаба. 

Так как ситуация с каждым годом только ухудшалась, Людовику Шарлю пришлось идти на небывало крупные жертвы - чаще всего за счет других окружавших его людей. Он сократил финансирование своего двора, максимально ужимал цивильный лист, относящийся к его жене и детям: по свидетельству слуг, принцам и принцессе приходилось спать в зашиваемых их матерью одеялах. Если же верить Феличи Гортензии, уже знакомой читателю служанке Анны-Луизы, то царственная девочка была вынуждена есть два раза в день и практически исключительно холодные блюда. Даже содержание своей последней любовницы Лалит Шуклы он ужал, хоть и не так серьезно, как поступил с собственной семьей. Но самого себя, впрочем, Наполеон VI пытался не ограничивать: он ел что обычно, спал как обычно, и никуда не девались его многочисленные ордена с медалями, присужденные самому себе за различные "заслуги".  С середины 1916 весь императорский двор перешел на режим строжайшей экономии: были распроданы все драгоценности, в ход пускалось все, благодаря чему можно было заработать хотя бы еще один несчастный франк. Окончательная потеря контроля за колониями и поражение в морских битвах привели к резкому ухудшению социально-экономической ситуации от последней парижской ночлежки и до Фонтенбло, где прекратилось круглосуточное освещение, а Елену Александровну нередко видели на импровизированном огороде за грязной и неблагодарной работой. 

Отречение, суд и смерть

Ба дум тсс

Наполеон VI в сентябре 1917-го.

К осени 1917 всем на планете Земля стало очевидно поражение Французской Империи в Великой войне - всем, кроме самых упертых патриотов Империи, к лику которых принадлежал, разумеется, и ее последний глава. Наполеон VI с каждым годом все святее и крепче верил в свою избранность и непобедимость: проблемы и поражения объяснялись происками предателей и диверсантов, в которые умудрилось попасть уже свыше 8 министров не считая несчастного Раймона Пуанкаре. Ослепленный своим самомнением и лестью из уст Шарля Морраса и Шуклы, он верил в скорый развал Соединенных Штатов и "красную революцию" в России: все негативные новости из его собственного тыла как-то проходили мимо сюзерена Франции. По воспоминаниям Жоржа Клемансо, 1 октября 1917, практически перед самым началом революции, Наполеон VI на торжественном приеме провозгласил неизбежность победы и свою веру в будущее величие Парижа. В беседе с вице-премьером он даже допустил, что именно он будет крестным отцом наследника российского престола после победы дела реставрации. 

А уже на следующий день начались те самые события, которую будут названы Великой Октябрьской Французской революцией. Пока Жанна Пикар сотоварищи и социал-демократы поднимали департамент за департаментом в столице и формировали собственные органы власти, Наполеон был на фронте и пытался организовать последнее, победоносное наступление. Когда же утром 4 октября новости о бунте достигли монарха, то власть в Париже была поделена между леворадикальным Комитетом Общественного Спасения и Парламента, которым из-за тени руководил Жорж Клемансо, уже с сентября состоявший в антимонархическом заговоре. Разгневанный и разъяренный монарх отправил всю гвардию на подавление мятежа, тем самым начав кровавые, но бессмысленные бои: малочисленные гвардейцы ничего не могли поделать с гарнизоном столицы и мятежным населением. 

Вагончик

Вагон, в котором произошла описанная сцена.

Но еще не получив известий об исходе операции, Наполеон VI приказал кабинету министров и верхушке армии прибыть к нему в вагон-штаб. Приказ был исполнен в полвосьмого по местному времени: под ясные очи монарха предстали Жорж Клемансо, Фердинанд Фош, Анри Петен, Жозеф Кайо и депутат парламента Поль Дешанель. Тогда Наполеон попытался отдать приказ: повернуть стоящую перед Парижем армию против него и применить против мирных кварталов осадную артиллерию. Сладострастно он описывал своим, как он думал, верным подданым страдания, мучения и смерти мятежников: он всячески давал понять, как же сильно он хочет этого акта. Поставив задачу, он попросил всех оставить его в одиночестве, ни капельки не сомневаясь в скорейшем исполнении приказа. 

Однако никто, ни единая душа не покинула помещения. После минутного молчания удивленный Император французов повторил свое приказание, но в ответ получил только переданную ему Клемансо бумагу: загодя подготовленное за него отречение от престола Французской империи и отказ от всей высшей государственной власти в пользу Учредительного собрания, которое должно будет заключить мир с "Аккордом" и выбрать форму правления, оптимальную для развития страны. Шокированный, потрясенный до глубины души Наполеон три раза перечитал документ, после чего от испытанного шока присел, будучи не в силах стоять перед таким ударом. Он попытался найти поддержку; он пытался уговорить, он пытался убедить, он истерил и срывался; он умолял Фердинанда Фоша "Спасти Империю от безумцев-предателей!", после чего тонким, срывающимся голосом обращался с той же тирадой к Жоржу Клемансо, к Кайо, Дешанелю, Петену - всем и каждому. Министры и военные, онемев, слушали и смотрели на эту сцену, не в силах ее прервать: они сомневались, что перед ними стоит тридцатисемилетний мужчина, его поведение было скорее похожим на 14-15-ти летнюю девочку. Весь в слезах, рыдая, он просил своих врагов "одуматься" и обещал "их простить": никто из здесь собравшихся не мог и представить себе, насколько же жалким и слабым может быть их Император. Наконец раньше всех устал Жозеф Кайо, молча направивший на Людовика Шарля револьвер: зачарованный его дулом, тресясь и хныча, Наполеон VI подписал свое отречение от престола. Так закончилась история Наполеона VI, Императора французов и Короля Италии - началась история "Гражданина Бонапарта", которая будет короткой, но очень яркой и характерной. 

Дид

Шарль Александр Дюпюи, председатель Революционного трибунала.

Исполнив свое предприятие, Жорж Клемансо направился в революционный Париж, а Анри Петен остался охранять монарха. Ночь после исторического отречения бывший глава государства провел в слезной истерике: он не мог поверить в случившееся, требовал созвать гвардию, которую раньше сам и отправил на убой в кипящую столицу, грозился, проклинал и умолял. Караулившие его инвалиды беззлобно смеялись, опираясь на свои винтовки заместо костылей - они были выше того, чтобы издеваться над подобным существом, ради которого теряли кто ногу, а кто - руку. Экс-император никак не мог принять объективную реальность и через несколько дней, когда его уже везли в одну из парижских тюрьм: причем "Национальной гвардии" пришлось доставлять арестанта в тайне, так как иначе толпа бы учинила свой собственный суд. Уже 7 октября, когда Людовика Бонапарта привезли в Париж, Клемансо сформировал Революционный трибунал под председательством Шарля Александра Дюпюи, который пользовался уважением даже у леворадикалов из числа сторонников Комитета Спасения. Судьями были как ветераны юриспруденции, так и представители социал-демократии, имевшей счеты с бывшим правителем Франции.

Весьма показательно, что Людовик ни разу не спросил никого о судьбах своей семьи - жены и трех детей, которые были убиты толпой, возглавленной Жанной Пикар в день его вынужденного переезда в революционную столицу. Свободное время бывший всемогущий Император проводил в одиночестве под бдительным наблюдением охранников: Клемансо и Бриан опасались "необдуманных шагов" со стороны отчаявшегося человека. Но они слишком плохо знали гражданина Бонапарта: он до последнего верил в скорое освобождение и реставрацию, поэтому и не задумался о самоубийстве ни на одну минуту. Свой редкий досуг он занимал изобретением все новых и новых проклятий по адресу "предателей" из правительства и парламента, да неумелыми попытками подружиться с охранниками, обещая тем златые горы и почести после своего успешного побега. Охранники же только смеялись про себя, сопоставляя пленника с мифологическим образом из правых газет: сравнение, как легко можно понять, было совсем не в пользу вторых. Представители социал-демократической и республиканской прессы охотно брали у солдат интервью, тем самым еще более способствуя разрушению "сказочного" образа вокруг бывшего главы государства.

Ессе Мелочь

Митинг у стен Трибунала.

В его осуждении были заинтересованы абсолютно все мало-мальски влиятельные политические фигуры Франции в октябре 1917: от казавшегося всемогущим премьер-министра Жоржа Клемансо и до руководителей опального и вскоре разогнанного Комитета Общественного Спасения. Даже погибель леворадикалов не отсрочила вынесения приговора: по этому вопросу на французское руководство оказывали давление элиты стран "Аккорда": как минимум Теодор Рузвельт, Георгий III и Герберт Асквит прямо обратились к главе временного правительства с требованием казнить преступника и губителя миллионов невинных жизней. Есть мнение, что к их демаршу также присоединились Шульгин и Эннекцерус, просто у нас не сохранилось достоверных сведений об этом. У здания Революционного трибунала ежедневно собирались огромные демонстрации, во главе которых неизменно стояли Ж. Пикар и К. Блюм, бывшие в те дни лидерами всесильной уличной стихии Парижа, могущей повернуть события практически в любую сторону. Их присутствие сказывалось на работе всего судебного органа, они придавали решительности колебающимся и уверяли в успехе сомневающихся. Слабые попытки престарелых и убеленных опытом юристов, некоторых из которых подозревали в монархических симпатиях растянуть дело успеха не имели: и уже 21 октября Шарль Дюпюи дрожащим от осознания историчности момента голосом объявил единогласное решение трибунала: признать гражданина Буонопатрэ виновным в многочисленных преступлениях против человечества, установлении тирании и  государственной измене и приговорить того к смертной казни через гильотинирование. 

Оглашение приговора окончательно надломил Людовика Бонапарта. Вернувшись в свою камеру он сперва разбил всю свою немногочисленную посуду, после этого перешел к рыданиям и стенаниям вперемешку со страшнейшими проклятьями, когда-либо произнесенными человеком по отношению к другому человеку. Припадок ужасного бешенства длился до глубокой ночи, когда несчастный экс-император все же смог уснуть. Ранним утром 22-го числа его исповедовал Лев Победоносцев, которому, в частности, уже отчаявшийся Наполеон рассказал о своих романтических увлечениях и "ребенке г-жи Монро" - его слова в свое время будут использованы Победоносцевым во благо народно-государственнического движения и в его личное. После короткой исповеди бывшего монарха в открытой телеге привезли на площадь Тампля, где в стародавние времена осуществлялась смертная казнь. На месте его уже ждала многотысячная толпа Пикар, Блюма, Бриана и Дешанеля. Под ее задорное улюлюканье отчаянно сопротивляющегося и хнычущего Людовика едва ли не закинули на эшафот, где он в последний раз в своей жизни смог расплакаться. Наконец, финал тяжелой драмы настал: пихающегося из последних сил Людовика положили под лезвие карательной машины, которое и опустилось на него ровно в полдень 22-го октября 1917 - так бесславно погиб последний французский Император. 

Память и наследие

Личность

Личная жизнь

Отец семейства

Я люблю свою жизнь. У меня замечательная семья, за которую я готов умереть и которая готова умереть за меня! (Наполеон VI)
Я бью женщин и детей потому что я красавчик

Потому что я сильней

И они не могут сдачи дать мне

Женщин и детей бить не правильно я знаю

Но бью женщин и детей

И я самоутверждаюсь О-о-о!


(Валерия Аркова, "Наполеон Мелкий")
Платье два

Свадебное платье Елены Романовой.

С декабря 1901-го года наследный принц стал семейным человеком, сочетавшись законным браком с Еленой Александровной Романовой - наследницей российского императорского рода, в свое время бежавшего от событий Великой Русской революции. Женившись во многом под давлением ненавистной мачехи, он сделал такой выбор невесты, который максимально бы ее разозлил вместе со всеми ее сторонниками: в разгар удачных переговоров с Российской Республикой было очень умным, благоразумным и своевременным шагом брать в жены наследницу беглого претендента на престол. Церемония прошла довольно скромно, по меркам обычных для того момента во Французской Империи торжеств и праздненств, на которые тратились круглые суммы из государственного бюджета. Позднее Наполеон VI будет с гордостью вспоминать, мол, подвенечное платье его жены обошлось французам в рукав вечернего платья действовавшей Императрицы французов. Уже тогда самые дальновидные и проницательные люди сулили этому браку одни лишь беды: так Алексей Иванович Князьков писал в "Дончанине" о невозможности построения семьи "в досаду" кому-либо, даже ненавистной мачехе. 

Однако первые несколько лет замужества были более чем счастливыми: супруга во всем слушалась воли мужа, а последний был чуток к ее желаниям и просьбам. Их трогательный, нежный союз выглядил выигрышно на фоне давно уже развалившейся семьи Наполеона V и Изабели Бонапарт, где супруг променял жену на вино, а супруга заменила мужа властью и, по некоторым сведениям Ф. Олланда и мнениям современников, служанкой. Поведение Елены было одним из тех факторов, которые помогли Наполеону заручиться поддержкой ультраправых и правых в борьбе с мачехой за французский трон - им куда больше импонировала такая императрица, чем надменная и самодовольная Изабель. Во время коронации Людовик Шарль был с ней ласков и предупредителен: можно даже больше сказать, по просьбе Елены, сама церемония почти во всем копировала ту, которая разыгралась в 1804-м году, когда на трон восходил Наполеон Великий. Весь императорский двор был без ума от жены нового главы государства; Шарль Моррас открыто и самозабвенно пел ее моральные достоинства, а бульварная пресса нахально восхваляла куда более земные прелести Елены Бонапарт, доходя в упоении до откровенных пошлостей. 

Императрица

Елена Александровна Романова, 1906-й

Еще в 1902-м, в бытность Людовика только наследником престола, у них рождается первенец, прозванный экстравагантным отцом Иоахимом Мишелем Евгением - в честь, соответственно, Мюрата, Нея и Богарне - трех верных сподвижников своего легендарного родственника. Через два года Елена рождает двойню: очаровательную хрупкую девочку Анну-Луизу Марию Жозефину и мальчика Горация Антуана Мориса - династия, казалось, была создана "с запасом". Наполеон VI сперва искренне интересовался воспитанием детей, подыскивал им лучших учителей и воспитателей, старался проводить с ними как можно больше своего свободного времени и так далее и тому подобное. Разумеется, на содержание своих родных Император денег не жалел, удовлетворяя любую прихоть супруги - стоит отдать ей должное, она никогда не просила невозможного и слишком многого. Многие предрекали паре счастливую и долгую семейную жизнь, навроде той, которая была у Наполеона III и Елизаветы Болгарской - ведь даже переход Третьего Царства на сторону России в "Великой игре" никак не отразился на их взаимоотношениях, и пара была примером добропорядочности и любви.

Но Наполеон VI ни в коей мере не походил на своего великого деда - ни дарованиями, ни умом, ни личными качествами. Так, в отличии от последнего, он был увлекающейся натурой, не способной сфокусировать свою любовь на одном объекте. К тому же, как известно современным историкам, к 1905-м году ему откровенно говоря надоела супруга. Ему надоели ее чопорность, целомудренность и холодность: ему, впервые  познавшему любовный мир с Марией Кшесинской, был в корне противен даже ее подход к уединению мужчины и женщины как таковому. Постепенно он начинает отходить от семейной жизни; уклоняться от жены и детей, снова поглядывает в сторону привлекательных актрис и великосветских дам, благо в этот период во Франции продолжалось процветание явления "великосветской проституции", а, безусловно, он был самым завидным любовником во всей Империи.

Учить

Карикатура на придворных учителей детей Наполеона VI, "Киевлянин", 1908-й

Разумеется, охлаждение отношений с женой не могло не сказаться на отношении Наполеона к своим детям. Раньше оказывавший им внимание и уважение, теперь он отстранился от их воспитания и образования. Больше того: подпав под влияние трактатов ультраконсервативных священников, посвященных проблеме воспитания подрастающего поколения, Наполеон VI дает полное разрешение на использование телесных наказаний. Здесь против этого попыталась выступить Елена Александровна, но после длительной семейной сцены, закончившейся для нее крайне болезненными побоями, ей пришлось смириться с волей супруга. Непослушный Иоахим Мишель чаще всех бывал бит; доставалось и чрезмерно любознательному Горацию, который постоянно лез в недозволенные места и стремился познать жизнь своих возможных будущих подданных в ее истинном виде. Но целительные розги и благословенный веник не миновали и Анну-Луизу: с каждым годом все вернее и вернее превращавшийся в домашнего тирана Людовик Шарль настаивал на применении телесных наказаний, дабы его детям сызмальства привили должную дисциплину. Он постоянно ссылался при этом на опыт Наполеона III, который также мог использовать розгу для стимуляции своих детей: но при этом последний Император французов скромно забывал добавить - его дед никогда не бил дочерей и другим не позволял, а двоих сыновей - крайне редко и исключительно самостоятельно, дабы не усугублять унижений.

Примерно с 1908-го года похолодание в семейной жизни стало заметно уже совершенно всему двору, за исключением все того же вечного Ш. Морраса, искренне уверовавшего в идеальный образ Наполеона VI семилетней давности, заменившего ему реального человека. Аристократы-придворные перестали раскланиваться перед Императрицей, как делали это загодя; теперь вниманием, почитанием и симпатиями овладевали общеизвестные любовницы Императора французов, которые даже не стремились сохранять свои интимные отношения с главой государства в тайне. Отчаянные попытки самых разнообразных средств массовой информации донести правду о ситуации при дворе натыкались на жестокое сопротивление правительственного аппарата, который оперировал положением из Кодекса, запрещавшим клевету в печати против фигуры Императора. Императрица ощущала себя как никогда одинокой: окруженная формальным почитанием, она легко чувствовала его фальшивость и поддельность; будучи с детства натурой впечатлительной, Елена не могла спокойно относиться к смешкам за своей спиной - но поделать с этим она ничего не могла.

Девчонка

Феличи Валери Брижит Гортензия, служанка Анну-Луизы Бонапарт.

Очередным камнем в эту ячейку общества стала "Экспедиция Монури" - попытка французов прямо вмешаться во Вторую гражданскую войну в Китае путем интервенции целого корпуса в окрестностях Пекина. Совместными действиями русские и китайцы окружили генерала Монури и принудили его к капитуляции: впервые в новом веке и вообще за продолжительное время азиаты нанесли поражение европейцам, причем Империи-гегемону. 16 июня, ранним утром, до Наполеона VI, измученного ожиданием, дошла окончательная и неутешительная новость о катастрофе. Попрощавшись с министрами, он их оставил и уединился с семьей: в "Аксьон Франсэз" сообщали, мол, Император в трудный час решил искать поддержки у близких. Но как станет известно историкам со слов Феличи Валери Гортензии, служанки Анны-Луизы Бонапарт, методы "соискания" были уж очень специфичными. Еще с порога Наполеон VI, ни капельки не стесняясь присутствия в этой же комнате детей, начал бить свою жену: повалив на кровать, он, едва-едва прикрыв постель занавесками, ее фактически изнасиловал, пользуясь впервые за долгое время своим супрежским правом.  Потом он дотянулся до своих детей - в приступе бешеной ярости он избил сопротивлявшегося Иоахима Мишеля, который на свою беду попытался помочь матери; выдернул роскошную русую косу Анны-Луизы; разбил нос Горацию Антуану. Неистовствуя и сокрушая все вокруг, он смог прийти в себя и, успокоившись, уйти спать - он отвел душу и смог прекрасно провести время. 

За время политического кризиса, разрозившегося во Франции после поражения Монури, Наполеон еще минимум раз пять избил жену, дабы прийти в душевное равновесие. Побои были серьезными, иногда вплоть до крови,  но, главное, чрезвычайно оскорбительными для императрицы, к которой с детства не прикасались подобным образом. Что еще хуже - Наполеона VI никогда не смущало присутствие детей, которых он даже иногда заставлял смотреть на избиения их матери, не обращая внимания на их просьбы и мольбы. Когда же его первенец и наследник, Иоахим пытался защитить Елену, то он также становился жертвой домашнего насилия. Из-за подобной буйной семейной жизни, ни наследники, ни жена Императора французов не показывались на публике вплоть до зимы следующего, 1910-го, года: но даже тогда придворные сплетники с интересом отмечали враждебность между Императором и его детьми и отстраненность Елены Александровны от реального мира, ее некоторую заторможенность в принятии непосредственных решений. 

Перейдя к любовницам на стороне, Людовик в то же время не собирался оставлять свою собственную, законную семью хотя бы в относительном покое даже на некоторое время. Он принялся старательнее следить за учебой детей: советовал их учителям как можно чаще прибегать к взысканиям, ссылаясь в этом вопросе на Библию. Также он тщательно контролировал самую программу и заставлял воспитателей следить за "идеологической верностью" даваемых ответов. Так, когда Иоахим попытался защитить перед учителем учение либерализма, то он получил линейкой по лбу с полного благословения отца. Анна-Луиза Мария же с каждым годом все больше превращалась в затюканную и замкнутую девочку, которая бывала откровенна только с Феличи Гортензией и старшим братом, в котором полагала свою единственную защиту во всем мире. Гораций, с рождения бывший созерцательным человеком, еще больше ушел в себе; регулярные домашние сцены превратили его в нелюдима, чурающегося общества и предпочитающего проводить как можно больше времени наедине с игрушками в детской. 

По свидетельствам некоторых аристократов и слуг, в дни "Рыбного кризиса" Наполеон VI нередко навещал жену - есть мнение, впрочем, не совсем надежное, что он снова и снова вымещал на ней свои сомнения и волнения. Но с началом войны Елена Романова-Бонапарт снова появилась на публике, сопровождая супурга при объявлении войны России и остальным странам "Аккорда". Наблюдательные парижане, однако, быстро отметили ее безразличность ко всему происходящему и совершенную инертность. Иоахим Мишель же показательно держался как можно дальше от родителей, настолько далеко, насколько в его положении было возможно, и смотрел на отца с уж очень явным чувством ненависти. Но это не мешало ушлым журналистам, возглавляемым "Аксьон Франсэз", дружно писать о "Трогательном единении Императорской фамилии", "Сыновьей почтительности" и "Женской верности" - в патриотическом угаре первых лет Великой войны было слишком мало охотников критиковать эти строчки.

Но, действительно, первоначально Наполеон VI попытался снова сблизиться с семьей. Он временно прекращает контакты со всеми любовницами и пытается избегать домашнего насилия.  Показательно мирится с женой и детьми при самых ближних аристократах, полагаясь на их навыки и умения в разносе сплетен. Ему даже удалось улучшить отношения с женой, которую он уже успешно превратил в безвольную куклу, и близнецами, еще мало что понимающими в реальной жизни; только Иоахим Мишель сохранял свое отношение к отцу неизменным. 

Романы

Наполеон Людовик Шарль Генрих был очень любвеобильной личностью, начавшей увлекаться противоположным полом еще с шестнадцати лет и не прекращавший до самой своей казни. По воспоминаниям близких с ним людей, Людовик обладал уникальным магнетизмом, привлекая к себе самых разных женщин - от скромной, наивной созерцательной Робер и до пылающей, страстной и деятельной Кшесинской; от благочестивой и послушной Романовой до распутной и бесцеременной Шуклы. Очень уж многие вспоминали, как появление Наполеона VI на горизонте сводило с ума великосветских красавиц; как его приветствовали простые парижанки, и как его радостно встречали представительницы колониальной элиты в той же Японии. Действительно: воспитанный и обходительный, физически сильный и крепкий мужчина привлекал к себе взгляды многих женщин, а его "магнетизм", который признавала даже ненавидевшая его Изабель Бонапарт, позволял ему быстро и легко добиваться желаемого.

Но сам последний Император французов еще с конца 1890-х совершенно перестал интересоваться чувствами партнерш: последней женщиной, которой хоть как-то, хоть на время удалось удержать его интерес, была законная супруга: но и эта потеряла его расположение ближе ко второй половине нулевых годов XX века - после этого он сразу же возобновил свои походы по любовницам. Многие современные исследователи считают, что причиной такого изменения его характера была гибель Моники Робер, к которой, судя по всему, он питал возвышенные чувства, хотя бы их подобие, во время родов; это сделало его циничным и самоуверенным человеком, убежденным, что так называемая "прекрасная половина человечества" едва ли стоит его, поистине прекрасного и идеального, мизинца. Такое потребительское отношение отмечали практически все современники, допущенные ко двору: единственным заметным исключением был Шарль Моррас, убежденный в непогрешимости и святости своего кумира, некогда удостоившего его чести называться другом.

Здесь будут рассмотрены только те романы, имеющие под собой документальные и иные подтверждения; именно продолжительные романы, а не случайные встречи, вроде однодневного рандеву с дочерью президента Антильской конфедерации Еленой Исидро. Все приведенные здесь связи действительно имели место быть в жизни Наполеона VI, последнего Императора французов. 

Мария Кшесинская

Моника Робер

Франческа Богарне

Лалит Шукла

Цитаты

Интересные факты

В культуре