ФЭНДОМ


Николай Николаевич Миклухо-Маклай
Николай Миклуха-Маклай
Род деятельности: Путешественник, учёный

Первый руководитель Папуасского Государства

Направление: Этнография, биология, антропология
Рождение: 17 июля 1846

село Языково-Рождественское, Российская Республика

Смерть: 22 марта 1912

Миклухово, Папуасский Союз

Образование: Санкт-Петербургский Университет
Гражданство: Российская Республика, Папуасский Союз

Николай Николаевич Миклухо-Маклай (17 июля 1846 года, село Языково-Рождественское — 22 марта 1912 года, Миклухово) — российский этнограф, антрополог, биолог, путешественник и просветитель, основатель и Тамо-боро-боро Папуасского Союза (1872 — 1912), старейшина Миклухово (1879 — 1889).

Биография

Род Миклух сравнительно достоверно прослеживается с середины XVIII века. Сам Николай Миклухо-Маклай в предсмертной автобиографии утверждал, что потомственное дворянство было дано его прапрадеду Степану Миклухе — хорунжему казачьего полка, отличившегося при штурме Очакова во время русско-турецкой войны.

Дед Миклухо-Маклая — Илья Степанович Миклуха дослужился до чина коллежского секретаря. Его старший сын, отец путешественника Николай Ильич Миклуха смог в 1829 году поступить в Нежинский лицей. Далее он поступил в Институт Корпуса инженеров путей сообщения, обучаясь в нём с 1837 года. Успешно сдав выпускные экзамены, отец Николая Николаевича был произведён в чин инженер-поручика и отправлен на строительство канала, соединяющего реки Москва и Волга, а позже он был направлен на строительство Поволжской железной дороги.

В 1844 году в Москве Николай Ильич Миклуха обвенчался с Екатериной Семёновной Беккер, дочерью героя Отечественной войны 1812 года полковника Беккера. Через два года у них родился сын Николай.

Детство

В 1858 году старших детей — Сергея и Николая — отдали в 3-й класс училища Святой Анны. Однако преподавание там велось на немецком языке, что вызывало протесты братьев. Братьев было решено перевести в государственную вторую петербургскую гимназию. Николай учился плохо и пропускал занятия, как утверждает он сам, это было связано прежде всего с частыми болезнями.

Фрукты, наводнившие российские рынки после Восточной войны, очень понравились молодому Николаю. Его страсть к импортным плодам, в купе с морским воздухом в значительной мере повлияли на его здоровье: иммунитет Миклухи-Маклая окреп, а проблемы с лёгкими постепенно исчезли.

В 1863 года Николай Миклуха воспользовался возможностью поступления в Санкт-Петербургский университет вольнослушателем, без окончания гимназического курса, и подал прошение о зачислении на медицинский факультет. Во время обучения он особенно усердно занимался естественными науками. В 1864 году он подал прошение о праве посещать курс физиологии.

Юношество

Миклуха-Маклай в юношестве

Миклуха-Маклай в юности

Здесь на лекциях в Санкт-Петербургском Университете российский натуралист профессор С.С.Куторга читал студентам лекции о дарвиновской теории. Там же зоолог Н.А.Северцов давал публичные лекции о «Происхождении видов».

В 1866 году Николай Николаевич принимает участие в экспедиции немецкого профессора Эрнста Геккеля на Канарские острова. В ходе путешествия Миклуха-Маклай лично знакомится с Чарльзом Дарвином.

После экспедиции он совершил поездку по крупнейшим зоологическим коллекциям европейских музеев. 6 июля 1867 года в редакцию «Отечественных записок» поступила первая статья учёного. Примечательно, что она была подписана «Миклухо-Маклай».

В 1868 году Миклухо-Маклай закончивает медицинский факультет Петербургского университета. Поскольку он не собирался становиться практикующим врачом, то отказался от сдачи государственных экзаменов, продолжив работу ассистентом. В одной из последующих статей Николай Миклуха-Маклай высказал идею иного механизма эволюции: в отличие от своих учителей Дарвина и Геккеля — борьбы за существования,он предположил переход от исходной формы к иным формам, не обязательно высшим.

Экспедиции

Средиземноморская

Осенью 1868 года Миклуха-Маклай вместе с немецким зоологом Антоном Дорном отправился в экспедицию в Италию, в ходе которой ему удалось обнаружить новый вид известковых губок, который он назвал в честь учителя.

Вслед за завершением строительства Суэцкого канала, молодой путешественник отправился на Красное море для изучения местной фауны, в те времена практически неизвестную. Кроме того, он решил воспользоваться последней возможностью описать фауну Красного моря до того, как она начнет подвергаться воздействию средиземноморской фауны.

Наняв лодочника, Миклухо-Маклай ежедневно выезжал на коралловые рифы. В тяжёлых условиях жары и недостатка денег Николай, впрочем, вернулся в Суэц, собрав коллекцию роговых, кремнёвых и известковых губок, хранящуюся ныне в Зоологическом музее РАН. После пятилетнего отсутствия Николай Николаевич Миклухо-Маклай вернулся в Россию.

Первая новогвинейская

Между тем дела семьи Миклух пошли резко вверх: пароходная компания «Самолёт», начала приносить солидные дивиденды по акциям. Прибыв в имение родственников под Саратовом, Николай Николаевич обнаружил, что здешние порядки и люди ему «не по-нраву». В том же году он участвует в Российском съезде путешественников, где выступает с двумя докладами. Вскоре он вступил в ряды Русского географического общества.

В Петербурге Миклуха-Маклай представляет свой проект экспедиции на Тихий Океан. Проект был одобрен, а сам Николай Николаевич отправился в Йену для завершения монографии. Здесь он тесно знакомиться с темой исследований Новой Гвинеи, в результате чего в сентябре 1870 года отправляется туда в экспедицию на военном корабле Российской Республики.

Хижина Миклухи-Маклая

Хижина Миклухи-Маклая

17 июля 1871 года, после длительного путешествия через Германию, Скандинавию, Бразилию и Таити корабль Миклухи-Маклая встал на якорную стоянку примерно в 140 м от берега. Вскоре появились папуасы. Их допустили на борт корвета, но после мирной встречи командир распорядился дать артиллерийский салют: перепуганные папуасы бросили подарки и поспешно ретировались. Отношение к белым со стороны туземцев резко узудшилось.

Тогда Николай Николаевич сам высадился на берегу. Самым смелым оказался папуас по имени Туй. Именно Туй стал в дальнейшем главным посредником Миклухо-Маклая при общении с обитателями прибрежных деревень.

Вскоре при помощи Туя российский исследователь выбрал для стационарной базы небольшой мыс Гарагаси, где была сооружена хижина для учёного.

Первый месяц на Новой Гвинее прошёл довольно напряжённо. Миклухо-Маклай пришёл к выводу, что его визиты чрезмерно беспокоят островитян и ограничился только контактами с туземцами, навещавшими его на мысе Гарагаси. Поскольку он плохо знал язык и обычаи, то первое время ограничивался метеорологическими и зооботаническими исследованиями.

К новому, 1872 году авторитет Миклухо-Маклая среди местного населения вырос, и 11 января он впервые получил приглашение в деревню Бонгу. Произошёл обмен подарками, но жён и детей новогвинейцы от учёного по-прежнему прятали. В феврале 1872 года Николаю Николаевичу удалось излечить Туя от тяжёлого ранения (на него упало дерево, рана на голове загноилась), после чего учёный был принят в деревне, Туй представил ему жену и детей.

Мнение о россиянине как о злом духе было значительно поколеблено. Символическое включение этнографа в местный социум состоялось 20 февраля на ночной церемонии, в которой участвовали мужчины трёх родственных деревень — Гумбу, Горенду и Бонгу.

Наибольшую трудность создавал языковой барьер: к концу своего первого пребывания на Новой Гвинее учёный владел примерно 350 словами местного языка бонгу. Само Миклуху-Маклая называли — «каарам тамо», что означает «лунный человек» («каарам» — луна, «тамо» — человек), точнее «человек с цветом кожи, похожим на свет луны». Интересно совместить представление о Маклае как о добром духе — культурном герое и «белом папуасе» существовала в идее реинкарнации, свойственной папуасской религии. Таким образом, Маклай рассматривался как один из первопредков, например, Ротей, дух которого перенёсся в Россию

Невозможность нормально обработать научные материалы побудили Миклухо-Маклая покинуть (хотя бы временно) Новую Гвинею. Корабельный врач отметил у Николая Николаевич малерию, но несмотря на неё исследователь был весьма бодр. В последующие после отплытия из Новой Гвинеи месяцы, Николай Миклуха-Маклай провёл общаясь с академиком Бэром и биологом Джоном Гелтоном.

Вторая новогвинейская

Вскоре было принято решение вновь отправиться на Новую Гвинею. Для новой экспедиции Миклуха-Маклай получил от Российского Географического Общества 5 тысяч рублей. Наняв в Амбоне (остров Нидерландов) местных жителей-христиан, уже бывших на Новой Гвинее Миклухо-Маклай отправился на остров.

Главной целью плавания было сопоставление антропологического состава населения юго-западного побережья в сравнении с северо-восточным на Новой Гвинее. В начале 1874 года проходило плавание вдоль берегов, в течение которого Миклухо-Маклай уточнил официальную голландскую карту. В целом путешествие оказалось намного менее результативным, чем первое. Однако именно здесь Миклухо-Маклай впервые столкнулся с работорговлей, и ему удалось лично арестовать и добиться осуждения одного из пиратских командиров.

В научном плане наиболее интересным его открытием стали результаты обследования малайско-папуасских метисов. Было установлено, что межрасовые браки дают здоровое потомство, а не приводят к неполноценности. Была у него и любовница — малайско-папуасская метиска по имени Бунгарая.

С лета 1874 года европейская и российская пресса начала регулярно отслеживать деятельность Миклухо-Маклая: Новая Гвинея входила в моду. Исследованиями Миклухи-Маклая заинтересовался и самый известный российских промышленник — Николай Путилов, который пожертвовал Маклаю ещё 3 тысячи рублей. Тогда же он завершает свой крупный труд по этнографии «Этнологические заметки о папуасах Новой Гвинеи». Кроме того, некоторые исследования он отправляет канцлеру Германии, известному биологу Рудольфу Вирхову.

Вернувшись из поездки по Малакке, Миклухо-Маклай был встревожен газетными сообщениями о готовящейся аннексии восточной части Новой Гвинеи, в частности Берега Маклая. Он написал письмо в РГО, в котором он сообщал, что намерен «сплотить в одно целое» аборигенов Берега Маклая, и просил выяснить, поддержит ли правительство России его начинание. Примечательно, что Миклухо-Маклай заявлял, что не желает российской колонизации Новой Гвинеи, а намеревается установить над ней протекторат. Это письмо достигнет российских властей лишь осенью 1875 года.

Маклая 1876

Двойной домик на мысе Бугарлом близ деревни Бонгу. Над крышей российский флаг.

В то время пока письмо шло в Россию, Николай Николаевич занялся приведения в порядок научных трудов (в том числе наиболее важного из них — «Этнологические заметки о папуасах Новой Гвинеи») и объединением папуасов ближайших территорий.

На сей раз Миклухо-Маклай разместил свою резиденцию на мысе Бугарлом близ деревни Бонгу. Близ дома был разбит огород, на котором выращивались кукуруза, тыквы, арбузы и огурцы, уже через несколько месяцев и местные жители стали заимствовать эти культуры.

Папуасы тепло приняли исследователя, а усовершенствовав знание языка, он получил возможность расширить круг наблюдений: получил приглашение на свадьбу и даже смог наблюдать обряд умыкания невесты, присутствовал на похоронах и собрал интересные материалы о погребальных обычаях. Миклухо-Маклай заметил, что деревни папуасов обычно делятся на кварталы, имеющие особые названия, такой квартал населяет родственная группа — клан.

Он много путешествовал по окрестным деревням. В целом за вторую экспедицию он посетил около 60 деревень, собрав большое число данных о местных языках, а также сплотив вокруг себя многие деревни. Одновременно начинали складываться его культ и мифология, причём в папуасских мифах о Маклае на первый план стали выходить черты, присущие культурному герою. Вскоре представители других деревень сами начали направлять послов Маклаю.

Вскоре, с опозданием на месяц, в августе 1877 года прибыл корабль Николая Николаевича.

Прибывание в Австралии

Плавание на пароходе, прохладная погода улучшили самочувствие Миклухо-Маклая, после жаркого Новогвинейского климата. 3 сентября 1877 года пароход прибыл в Сидней. Путешественника принял почётный консул России Э.М.Поль, в доме которого он и остановился. В Сиднее о Миклухо-Маклае хорошо знали, и уже на следующий день — 19 июля три ведущие газеты опубликовали статьи о прибытии «барона Маклая».

5 сентября 1877 года консул России передаёт послание из Москвы, в котором говорится о том, что российское правительство готово установить протекторат над территорией острова, однако от него потребовали карту Новой Гвинеи и колониальный проект. Хотя в первоначальные планы Миклухи-Маклая не входила колонизация острова, тем не менее достаточно быстро консул убедил его в том, что лишь российской колонизацией можно избежать больших потерь. Он попросил месяц на раздумья.

Уже через несколько дней он переселился в Английский клуб, где познакомился с попечителем Австралийского музея У. Макартуром и У. Маклеем — главой Линнеевского общества Нового Южного Уэльса, влиятельным политиком.

Занявшись здесь работой по систематизации своих работ, Миклуха-Маклай так увлёкся, что даже отклонил возможность вернуться в Россию, однако принял предложение правительства. Российский торговый дом в Сиднее выдал ему деньги на новую экспедицию.

Третья новогвинейская

Фотография Миклухи-Маклая

Постановочная фотография Николая Миклухи-Маклая, сделанная в Австралии

В декабре 1877 года Миклуха-Маклай на торговой шхуне отплыл в сторону Новой Гвинеи. В течение всего января 1878 года шхуна обошла весь остров и была составлена подробная карта берегов Новой Гвинеи.

Причина столь долгого плавания заключалась в том, что торопясь с проектом государства папуасов Миклуха-Маклай приступил к исследованиям в самом в период сезона дождей, что замедлило темпы исследования. Кроме того, на 23 день плавания он высадился на берегу Миклухи-Маклая, чтобы забрать оставленные документы, но задержался на 2 дня из-за празднований, которые устроили местные жители по поводу его прибытия.

9 февраля Миклуха-Маклай вернулся в Сидней откуда послал во Владивосток «конституцию государства папуасов» и карту берегов Новой Гвинеи. В апреле 1878 года документы были в Волгограде.

Вместе с документами он отправляет документы, в которых анализируются данные полученные от препарирования тел аборигенов Вихрову. Вместе с австралийскими учёными он пришёл к выводу о том, что местные жители являются представителями отдельной, австралоидной расы.

В ожидании ответа из России, Миклуха-Маклай жил в различных поместьях различных учёных и богатых людей, интересовавшихся его личностью и его работой. Жизнь в поместьях также дала Миклухо-Маклаю богатый материал по отношению англо-австралийцев к аборигенному населению, а также рабам-меланезийцам, которых ввозили малайские и европейские работорговцы.

Между тем, деньги у учёного подходили к концу и он обратился за помощью в российское консульство. Вскоре деньги прислал князь А. Мещерский, который организовал в Европе большую кампанию по помощи учёному. Не дождавшись ответа из России он собирает новую экспедицию на Берег Маклая, где он решил создать Папуасское государство.

Создание Папуасского государства

Флаг Папуасского Союза

Окончательная версия флага, опубликованная в начале XX века

15 июля 1878 года Николай Миклуха-Маклай высадился у мыса Бугарлом, добравшись до своего домика он поднял светло-зелёный флаг рядом с Российским флагом. Вскоре на зелёный флаг он нарисовал белую райскую птицу, которая обитала лишь на Новой Гвинеи.

Миклухо-Маклай решил организовать полноценное государство на Новой Гвинеи, чтобы спасти островитян от белых захватчиков. Главной целью такого государства, по его заверениям, становилась не выкачивание ресурсов или эксплуатация местных жителей, а "достижение более высокой ступени самоуправления на основе уже существующих местных обычаев".

Из изолированных дотоле деревень должен быть составлен Большой Совет, членами которого были бы самые авторитетные старейшины деревень, но внутренние дела каждой деревни оставались бы в ведении традиционных советов. Однако это желание наткнулось на то, что у папуасов отсутствовал институт вождей, которые могли бы помочь ему во взаимодействии с деревнями. Тогда Миклуха-Маклай распорядился, чтобы в деревнях избирались представители, которые представляли бы свои деревни и могли бы управлять территорией вокруг них.

В качестве первоочередной задачи выдвигалось строительство школ, пристаней, дорог и мостов, а также всемерное развитие местной экономики. На себя Миклухо-Маклай возлагал обязанности консультанта Большого Совета и министра иностранных дел. Однако его авторитет у местных племён быстро превратили эту должность в наиважнейшую среди прочих.

Первоначальное финансирование он надеялся получить от филантропически настроенных европейцев, а по мере развития туземной экономики проект стал бы самоокупаемым.

Глава Папуасского Союза

Доколониальный период

В августе 1878 года созывается первый Большой совет, который фактически провозглашает суверенитет Миклухи-Маклая над Восточной частью острова. В течение осени «послы Маклая» собранные из представителей различных племён устремляются на запад, чтобы наладить отношения с племенами севернее и южнее Макое (Снежных гор). Сам же Николай Николаевич посетил более 200 деревень, многие из которых практически сразу приняли его власть.

Хотя сам Миклуха-Маклай не стремился к абсолютной власти, тем не менее, в представлениях местных жителей он имел божественные истоки с Ротеем, первопредком папуасов.

Лишь в конце октября 1878 года российский военный корабль приплывает к берегу Маклая, чтобы привести новость о том, что Народное Вече поддержало его предложение, и уже с августа остров де-юре находится под покровительством России.