ФЭНДОМ


Операция "Капкан"
Основной конфликт: Вторая Европейская война
Строганофф
Флагман "Строганов" у Стокгольма
Дата

5 - 9 января 1941

Место

Балтийское море, Готланд, Стокгольм.

Причина

Стремление России сохранить нейтральный статус Скандинавии.

Итог

Успех России; падение военного режима в Стокгольме.

Противники
Флаг Скандинавии Скандинавия

Флаг Скандинавии Королевская армия

Нацсоюз Национальный союз Севера

Нацсоюз "Северные викинги"

Флаг Скандинавии Сторонники правительства из гражданских

Andreevski-flag Балтийский флот

Flag of Russia.svg Министерство иностранных дел России

_________

Красный флаг Скандинавская рабочая партия

Красный флаг Скандинавская коммунистическая партия

Красный флаг "Рабочие батальоны"

Герб Скандинавии Королевская гвардия (7 января)

Командующие
Герб Скандинавии Фредерик X #

Флаг Скандинавии Аксель Перссон-Брамсторп

Флаг Скандинавии Ялмар Фриссель #†

Нацсоюз Мартин Экстрем #†

Нацсоюз Кристиан Крюссинг #†

Andreevski-flag Александр Колчак

Andreevski-flag Игорь Смирнов

Andreevski-flag Николай Кузнецов

Flag of Russia.svg Иван Майский

Flag of Russia.svg Марсель Розенберг

________

Красный флаг Пер Альбин Ханссон

Герб Скандинавии кронпринцесса Маргарета Глюксбург

Силы сторон
4 эсминца

Береговая охрана

Полиция

Балтийский флот:
  • 1 авианосец
  • 5 линкоров
  • 7 крейсеров
  • 18 эсминцев
  • 25 меньших кораблей

Военно-воздушные силы РДР

  • 100 истребителей
Потери
 ? Нет
Операция "Капкан", также Принуждение Скандинавии к миру, Рейд на Стокгольм, в скандинавской историографии "Красный поворот" - операция Балтийского флота Российской Демократической Республики против Скандинавского королевства, имевшая своей целью заставить последнее придерживаться заключенного в 1915-м году Хельсинского мирного договора. Единственная операция военных сил времен Второй Европейской войны, которая обошлась без единой человеческой жертвы со стороны нападавших, при этом закончившаяся для них абсолютным успехом. 

Выдвижению русского флота предшествовала тонкая и долгая дипломатическая игра в 1930-х, которую вели послы Франции и России в Гетеборге с королевским двором и военным правительством. Сперва Новгород взял вверх, но скорая победа реваншистов над Германией, в которой принимали участие крупные добровольческие соединения скандинавов, наклонила общественное мнение в поддержку радикалов из числа хунты. 

Приказ об атаке был подписан президентом Николаем Кондратьевым; последние же шаги совершались во время смены руководства в России. Именно принуждение Скандинавии к миру является первым осознанным шагом России в сторону вступления в европейскую войну.

Скандинавский авторитарный режим пал по итогу "Капкана", дав начало полноценному демократическому устройству общества.

Предыстория

Скандинавия после войны

Скандинавская Империя вышла из Великой войны в 1915, подписав запрошенный ее монархом "Мир с честью" в Хельсинках. По нему, союзники по "Аккорду" отказывались от раздробления метрополии, а Скандинавия, в свою очередь, уступала все свои колонии и протектораты, чью дальнейшую судьбу должна была решить мирная конференция; также на Гетеборг накладывались суровые ограничения по размеру флота и армии - хоть и не такие крупные, как потом будут на Франции. Сперва мирный договор вызвал исключительно положительную реакцию в среде мирного населения, уставшего от проигранной войны. 

Однако уже в 1921-м году Империя снова столкнулась с вызовом - с юга в ее пределы вторглись немецкие коммунисты, собиравшиеся устроить Мировую революцию. Им удалось занять юг Дании; только храбрость солдат добровольческих отрядов, воинский талант Ялмара Фрисселя и международная конъюктура позволили Гетеборгу удержать за собой одно из трех своих королевств. Тогда же военные и ультраправые сблизились: их сроднило выступление против "красных с юга"; там же звание полковника получил Мартин Экстрем, в том же году создавший Национальный союз Севера - практически классическую фашистскую партию. 

Либеральное правительство Карла Теодора Сахле не могло справиться с покрывающим страну финансово-экономическим кризисом. Лишение всех колоний оставило предприятия Скандинавии без источников дешевого сырья и надежных рынков сбыта; многие фабрики приходилось заново переделывать под нужды мирного времени, а репарации в пользу Финляндии, России и Британии висели тяжелым ярмом. В подобной обстановке монарх Густав V постепенно начал отходить от дел, разбитый как поражением в решающем конфликте в истории человечества, так и неспособностью что-либо сделать с нарастающим недовольством народа. Некогда популярный император, теперь оказался отщепенцем: началась борьба между кронпринцем Фредериком и его сестрой, Маргаретой.

  • Фредерик X с гостьей из Румынии, Илеаной Кузой, 1924-й
  • Принцесса Маргарета, 1923-й
Первый был сторонником Национального союза Севера и ему подобных ультраправых организаций. Доблестно сражавшись в Великой войне, Фредерик на всю жизнь усвоил психологию кадрового военного; на этой почве, уже во время подавления Датского восстания, он сошелся с полковником Экстремом и генералом Фрисселем. Такой высокий друг оказал неоценимую помощь НСС: в его ряды начали вступать богатые аристократы и предприниматели, искавшие выход из складывающейся ситуации народного бунта любой ценой. Из организации маргиналов-фронтовиков Союз Севера стремительно превращался в респектабельную политическую партию, обладавшую и деньгами, и людьми, и проработанной идеологией: парламентские выборы 1923 принесли Союзу 27% мест в Фолькетинге. Только тяжелая, хрупкая договоренность социал-либералов и социал-демократов помешала фашистам, заключив коалицию с консервативно-клерикальными силами, сформировать кабинет уже тогда. Но главной надеждой националистов была скорая смерть короля Густава V, который чувствовал себя с каждым годом все хуже и хуже. Его законным преемником был Фредерик, сам состоявший в организации и никогда не скрывавший своих политических взглядов.

Сестра будущего короля была его полной противоположностью. Умная и чувственная дама, Маргарета возмущалась самим фактом применения насилия в политике: она приветствовала решение отца заключить "почетный мир" с "Аккордом": в своих публичных выступлениях она агитировала за социал-демократов, популяризуя их повестку в глазах рядовых скандинавов. Принцесса активно занималась благотворительностью: на глазах у пол-Стокгольма она зимой 1922 пожертвовала все свои личные украшения сиротскому дому для детей героев прошедшей войны. Ее сперва теплые отношения с братом ухудшились после парламентских выборов, когда Фредерик открыто заявил о своей симпатии к НСС и принял участие в торжественном митинге ультраправой партии.  

Победитель (нет)

Фредерик X, король Скандинавии и диктатор.

Закончилось все противостояние довольно банально: в 1925-м северные фашисты осуществили "Марш на Гетеборг" и тем самым заставили Густава V назначить премьер-министром их ставленника - Акселя Перссона-Брамсторпа, который радикализовался под влиянием поражения страны в Великой войне. Его ближайшими помощниками были кронпринц Фредерик, военный министр Ялмар Фриссель, партийный идеолог  и министр госбезопасности Союза Экстрем и министр труда Карл Яльмар Брантинг, после Великой Германской революции повернувшийся вправо. Приход к власти фашистов знаменовался гонениями на инакомыслящих: в тюрьмы и колонии отправились деятели Скандинавской рабочей партии, Коммунистической партии Севера и ряда либеральных организаций, некогда формировавших повестку дня. От преследований не была спасена даже сестра кронпринца, Маргарета: с 1925 по 1932 она содержалась под строгим домашним арестом, а после коронации брата в мае 1932 условия ее содержания стали еще жестче, чем раньше. По воспоминаниям единственного слуги, который остался с ней, Маргарету насильно будили в четыре утра, при этом ей было запрещено покидать маленькую детскую, ставшую ее темницей на долгие девять лет.

В отличии от Болгарии, где родственный режим пал довольно быстро, Скандинавская система отличилась стабильностью. Брантингу и Перссону-Брамсторпу удалось побороть как инфляцию, так и прочие симптомы экономического упадка: в десять раз увеличился экспорт леса из страны, который позволял обогащать ее население и, тайком от восточных соседей, проводить политику ремилитаризации. Правда, она касалась в основном армии: для восстановления флота во всем его могуществе у Гетеборга не было возможностей и мощностей. К тому же, за скандинавским флотом куда более внимательно следили из Новгорода - российские власти не желали уступать никому своей гегемонии на Балтийском море. В остальном режим существовал успешно: Фредерик X установил настоящий культ монаршьей власти, который сочетался с "народностью" в пропаганде: впрочем, в силу его тяжелого характера, о котором слагались легенды, он никогда не пользовался подлинной любовью масс. 

ЕРЖ

Марсель Израилевич Розенберг, посол России в Скандинавии.

Во внешней политике "Национальный союз Севера" пытался балансировать между Французским Государством, к которому его тянуло слишком многое, и Россией, которая привязала Скандинавию кабальным мирным договором. Двор Фредерика X никогда не скрывал симпатий к народно-государственникам, подчеркивая идеологическую близость и "вековую дружбу" двух великих стран. Французы инвестировали в экономику северного союзника немалые средства; Оливер Фурнье и Мартин Экстрем были личными друзьями, а Шарль Моррас выпустил немало статей в поддержку "последнего монарха старой Европы". Учитывая, что главной задачей Скандинавии была ревизия решений Версальской конференции, более глубокий альянс с реваншистской Францией был для нее совершенно очевидным выходом. Но тут стоит учитывать активную деятельность посла России в королевстве - Марселя Розенберга, умелого дипломата и хитрого интригана. Даже находясь в изначально враждебном окружении, он приложил все возможные и невозможные усилия для сохранения нейтрального статуса Скандинавии. Так, во многом благодаря его интригам, Скандинавия уклонилась от участия в подписании "Антисоциалистического пакта" Парижа-Рима-Варшавы в 1936; впрочем, после Варшавской резни его позиции ослабели. Фредерик X, видя, что Россия никак не наказала устроивших резню ее граждан лиц, убедился в слабости вечного врага; только осторожность некоторых министров его кабинета вкупе с остатком влияния Розенберга удержала Скандинавию от прямого вмешательства в войну между реваншистами и коммунистами. 

Но успехи реваншистов впечатляли кого угодно. За считанные дни "Народная армия" покатилась назад, очень скоро перестала существовать "Красная Италия", вперед двигались даже слабо оснащенные поляки, не говоря уже о танковых клиньях Франции. В атаках принимала участие "Армия севера" - 25-ти тысячный добровольческий корпус фашистов из Скандинавии, которые отличились при взятии под контроль Рейнланда. Стоит также сказать, что после достопамятных событий в Кельне, скандинавские печатные издания всячески отстаивали точку зрения французов и компании на случившееся; после капитуляции Берлина перед батальоном польских разведчиков Фредерик X вызвал к себе Розенберга и на его глазах порвал копию мирного договора, объявив, что его надлежит исправить в большинстве позиций.

Ответный удар

Сидит

Александр Колчак в штабе Балтийского флота.

Посол сообщил о демарше короля Скандинавии 2 января, ранним утром. Уже скоро собрался кабинет Николая Кондратьева: на заседание был приглашен избранный президент Василий Шульгин и адмирал Балтийского флота Александр Колчак. Всем собравшимся была очевидна необходимость скорого ответа на подобный "тонкий" намек о враждебности северного соседа; тогда Александр Васильевич изложил министрам и без пяти минут новому президенту страны план по умиротворению Скандинавии, разработанный еще в годину Георгия Злобина группой военно-морских специалистов под его непосредственным руководством. Суть плана, изложенная им для гражданских лиц, была такова: группа кораблей Балтийского флота отправляется к побережью Скандинавии; там, пользуясь полным и безраздельным господством на море, эскадра берет на прицел ключевые города и порты неприятеля, после чего подключается линия Министерства иностранных дел. Если же Фредерик X не будет вразумлен, предполагалось открыть огонь по заранее намеченным благодаря разведке военным целям; но коли деспотичный монарх и дальше будет отрицать объективную действительность, требовалось расширить огонь и перейти к открытым боевым действиям. Николай Николаевич Кондратьев под давлением решительно настроенной части кабинета и избранного президента пошел на военную авантюру, одобрив предложенный военными план действий за неимением ничего лучшего.

В Клайпеде, этой передовой базе Балтийского флота России, куда уже к ночи с 2 на 3 января прибыл А.В. Колчак и куда заранее были переведены линейные корабли, началось формирование ударной группировки, которая должна была произвести неизгладимое впечатление на врага. По этой причине сюда в первую очередь включались передовые линейные корабли передового типа "Прага" - всего их было четверо, "Прага", "Измаил", "Або" и "Карлсуэ". Каждый из этих линкоров обладал огромной огневой мощью и толстым бронированием, делавшим их практически неуязвимыми для атак надводных судов. Помимо современных "Праг" в экспедиции принял участие старый флагман "Пестель", который ассоциировался у скандинавов с их крупнейшим поражением на море у Або в годы Великой войны. Но даже теперь, в 1941-м, этот корабль, с учетом многих модификаций и изменений, все еще представлял собой угрозу эсминцам и прочим маленьким кораблям, бывшим на службе у Гетеборга. Вместе с линкорами шла гордость балтийского флота - новенький авианосец "Грозный", несший на себе 100 самолетов прикрытия. Помимо "Грозного", прикрытие обеспечивали семеро крейсеров типа "Енисей", построенных в начале 1930-х годов. Для сопровождения линейных кораблей взяли 18 эсминцев разных типов и 25 кораблей поменьше, на которых лежала задача разведки, патрулирование и противолодочной борьбы.

Бить морды

Авианосец "Грозный" на марше.

Приказ двигаться был отдан в обед 3-го числа. Экспедицию возглавил сам Александр Колчак, находившийся на борту флагмана Балтийсого флота, "Або". Довольно быстро адмирал понял нерациональность бросать весь флот на один лишь Стокгольм - он решил разделить свои силы на три ударных отряда. Первый, во главе с ним самим (авианосец, три линкора, три крейсера и восемь эсминцев с 13 кораблями сопровождения) как и было задумано. отправился на Стокгольм. Второй отряд, во главе которого встал Игорь Викентьевич Смирнов (два линкора, три крейсера, пять эсминцев и 10 малых кораблей) двинулся на Копенгаген, чтобы таким нехитрым маневром изолировать вражейский Атлантический флот от Балтики. Наконец, оставшиеся суда (крейсер, пять эсминцев и два малых корабля), отданные под начало молодого, но талантливого офицера Николая Герасимовича Кузнецова, двинулись на Готланд. 

Первыми своей цели добились Кузнецов и компания, которые уже к утру 4-го января вошли в воды Готланда. Быстро обогнув остров, Николай Герасимович вошел без сопротивления местного гарнизона в порт Висбю, бывший одновременно столицей региона. Стоявший в этот момент на рейде скандинавский эсминец предпочел сдаться без боя при виде современного крейсера, столь уверенного идущего к гавани. Штурмовые отряды из моряков спокойно заняли самые важные места в городе - телеграф, почту, ратушу. Аппарат власти был парализован, а сухопотный гарнизон предпочел капитулировать: де-факто Готланд перешел под российский контроль. Позднее, за блестящую операцию по захвату острова Кузнецов будет представлен к высшей воинской награде - Золотому кресту республики и внеочередному повышению в звании. 

Красиво

Линкор "Або" у Стокгольма.

Еще до того, как в Гетеборг поступили надежные известия о случившемся в Готланде, эскадра адмирала Александра Колчака подошла к Стокгольму. Городские власти начали мобилизацию: но попытавшийся прорваться флот из пятерых устаревших эсминцев был принужден к сдаче - с моря столица Шведского королевства была совершенно открыта. Ближе к вечеру 4 января между Колчаком и мэром Стокгольма состоялись первые переговоры, на которых военный требовал от городского главы официально сдаться. В рамках устрашения, несколько самолетов с "Грозного" сделали пару кругов по небу - сбивать их как-то не решались, да и нечем было - основные противовоздушные укрепления делались южнее Стокгольма, в районе Дании. Шведский визави Колчака пытался затянуть разговор, но после первых, пока что холостых, залпов немедленно сдался и пустил русскую эскадру в гавань: по всему Стокгольму немедленно начались боестолкновения, но о них подробнее будет рассказано в другом разделе. 

Наконец, к своей собственной цели подошел и Игорь Смирнов: уже утром 5 января русские корабли оказались в видимости Копенгагена, который уже пылал изнутри. На появление врага здесь отреагировали достаточно резко: к Смирнову устремилась вражеская эскадра из семи эсминцев, но после предупредительных залпов с линкоров "Карлсуэ" и "Прага" те поспешили ретирироваться обратно, в доки. Осторожный Игорь Викентьевич, видя, как в городе горят здания, не решался выставить кому-либо собственный ультиматум, поэтому его корабли продолжали тихо-медленно курсировать в видимости, ощетинившись орудиями в сторону столицы Дании. 

Кризис: малая война и смена руководства

Малая война

Северный кардинал

Мартин Экстрем, глава "Национального северного союза".

Первые подозрения о том, что что-то идет не совсем по плану, появились у Гетеборга в обед 4 января. Именно тогда Мартин Экстрем  донес своему сюзерену. что с Готланда поступают тревожные сигналы неизвестной природы. Король Фредерик X, поглощенный, если верить воспоминаниям самого Экстрема, курением кальяна, не вник в его сообщение как следует и отослал подальше с глаз. Тогда М. Экстрем решил подождать; авось он действительно слишком резко отреагировал на ошибку пограничников, какие они уже допускали и не мало. Но примерно в полвосьмого вечера все того же дня он получил паническую телеграмму из Стокгольма, в которой прямым текстом сообщалось о вторжении русских кораблей в городскую гавань и о том, что градоначальник шведской столицы предпочел сдаться, а не сражаться. Взбешеный подобным предательством Мартин в одностороннем порядке выдвигает в Стокгольм ударные отряды Национального союза, которые подчинялись в первую очередь ему лично. С подобными печальными новостями он снова приходит к королю, который теперь был на удивление спокоен: он меланхолично выслушал Экстрема и одобрил все его шаги по наведению в стране порядка. В конце аудиенции Фредерик X настоял на том, что контроль за Стокгольмом и Готландом должен быть восстановлен как можно скорее.

Однако сделать это оказалось не так-то просто. В Стокгольме в нужный момент оказался Пер Альбин Ханссон - ключевой деятель подпольной Скандинавской рабочей партии, боровшейся против режима фашистов терактами и акциями саботажа. Воспользовавшись параличом властей, шокированных явлением Александра Колчака и его флота, Ханссон с группой товарищей захватил центральный районы города в ночь на 5 января. Тут ему самовольно предложил поддержку Колчак: без предварительных консультаций с Новгородом, чтобы не терять драгоценное время, он передал в распоряжение Пера Ханссона вооружение городского гарнизона и балтийской эскадры. В семь утра П.А. Ханссон провозгласил о начале демократической революции в стране и поставил цель: свержение Фредерика X, его правительства и созыв Учредительного собрания. 

Уполномочен

Пер Альбин Ханссон объявляет о начале революции.

Первые боестолкновения между силами революции и лоялистами произошли уже в 09:30 по местному времени. Боевики НСС продвигались осторожно и боязливо, опасаясь реакции стоявшей на рейде русской флотилии. Пользуясь их пассивностью и глупостью командования, уступавшие им числом революционеры успешно отражали все робкие атаки, не стесняясь самим переходить в контратаки. Николай Кондратьев же благословил подобные действия со стороны своего адмирала и посоветовал ему усилить поддержку революционеров, в которых увидели проводников российских интересов. Под самый конец дня от Фредерика X и его сторонников была освобождена территория в тридцать пять километров вокруг Стокгольма, который стал столицей восстания. Число сторонников "Кабинета свободы" росло поминутно: под ружье Пер Альбин Ханссон поставил практически всех, кого только мог.  Брожение началось по многим крупным городам: даже в Копенгагене русские офицеры фиксировали возгорания и звуки выстрелов из личного оружия. Скандинавия быстро скатывалась в состояние хаоса, а на ее восточной границе, по просьбе Кондратьева, копились войска финского фельдмаршала Маннергейма. 

Экстренное совещание правительства собрал Аксель Перссон-Брамсторп уже в восемь утра 6-го. Он внимательно выслушал тревожные сообщения с фронтов; министр иностранных дел Рикард Сандлер честно, убитым голосом признался, что не может добиться встречи с Марселем Розенбергом, который сидит в своем посольстве, будто в крепости, а Новгород хранит упорное молчание. Генерал Ялмар Фриссель, мрачнее полярной ночи, сообщил о скоплении финнов на границах и невозможности перебросить флот на восток из-за блокады проливов в Дании. Свыше часа продолжалось заседание, пока на него не ворвался, одетый в свой парадный мундир, сам Фредерик X. Король Скандинавии поздравил собравшихся с победой, которую они, по его мнению, достигли, пока он спал, и предложил перейти к обсуждению плана войны с Россией - так его приход описывают все бывшие на совещании люди. Здесь его ошарашили истинным положением дел, куда более печальным: Стокгольм поднял мятеж, Готланд - у России, Копенгаген блокирован с моря и тоже падает в состояние анархии. Выслушав сообщения от подчиненных, монарх потребовал немедленно перейти в наступление: он показательно отказался от предложения Сандлера запросить помощи у французов, считая, что и сам справится "с кучкой предателей". 

Screenshot 3

Регулярные войска у Стокгольма, 5 января.

Ялмар Фриссель приказал регулярной армии двинуться на штурм Стокгольма в 09:00 по местному времени. Они исполнили приказ и заняли позиции рядом с истощенными днем боев батальонами Национального Северного Союза. Собравшись с силами и подтянув новенькие барели, военные пошли в атаку через полчаса. Тут их уже ждали: получившие боевой опыт революционеры за ночь укрепили достигнутые ими рубежи и были готовы драться за них. Продвижение лоялистов шло очень медленно и тяжело; войска несли большие потери. Тут сказывался целый ряд факторов: как и плохая связь между войсками, неумелое использование артиллерии, так и решительность их врагов стоять до самого конца. Только к 16:23 передовые отряды лоялистов доходят до южных предместий шведской столицы, где их поджидал не самый приятный сюрприз, в конец спутавший все возможные карты для Фредерика X и его режима. С борта "Грозного" взлетели российские самолеты, которые нанесли точечные бомбовые удары по ключевым железнодорожным пунктам, штабам полков и артбатареям. Неожиданная атака остановила наступление лоялистов на Стокгольм: только в восьми часам вечера они снова перешли в наступление, но за это время революционеры смогли подготовить надежную оборону, о которую разбивались полки Фредерика X. 

Открытая война  в Стокгольме вызвала цепную реакцию по всей Скандинавии - сторонники Скандинавской рабочей партии взяли власть на севере страны, где получали поддержку со стороны финнов, и в крупных промышленных центрах - Мальмё, Осло и Тенсберг. Копенгаген окончательно пал в руки повстанцев, которые пригласили в город стоявшую рядом русскую эскадру для обороны и покровительства. В столице единой Скандинавии шли самые ожесточенные бои, но в них, при помощи гвардейцев, одержали победу лоялисты - большой ценой, разрушив многие городские фабрики и убив свыше тысячи рабочих, не все из которых поддерживали революционное выступление. Обстановка гражданской войны вынудила французов идти на определенные меры: Шарль де Голль по поручению Высшего совета  встретился с послом Скандинавии во Франции Видкуном Квислингом и предложил тому вмешательство в обмен на окончательное вхождение в ось реваншистов. Опасавшийся за свою карьеру, Квислинг не решился ответить положительно; по мнению некоторых специалистов, тем самым подписав приговор фашистскому режиму в государстве, который уже не мог тогда самостоятельно справится с восстанием.

Смена руководства

Зрада

Аксель Перссон-Брамсторп, премьер-министр и организатор переворота.

Момент истины для режима настал утром 7 января. Тогда на собрании министров Фредерик X объявил о своем желании провозгласить военное положение, чтобы в его условиях разобраться с повстанцами. Фриссель пытался донести до своего сюзерена одну печальную мысль: без иностранного вмешательства победить революцию разлагающейся на глазах армией вряд ли возможно, особенно, когда революционеры прямо получают помощь от Новгорода. Но правитель Скандинавии оставался непреклонен: он требовал разобраться с мятежом своими силами, игнорируя, например, тот факт, что крупнейшие промышленные центры уже в руках повстанцев, а без них снабжать армию будет чрезвычайно трудно. После получения приказа о военном положении Ялмар Фриссель удалился; но в дело вступил ранее пассивный наблюдатель премьер-министр, тайком встречавшийся с Марселем Розенбергом накануне. Посол прямым текстом предложил главе правительства организовать переворот против короля, которого прямо называл влюбленным во власть безумцем, гарантируя взамен А. Перссону-Брамсторпу жизнь, безопасность и свободу. Теперь Фредерик X отказался от привлечения силы, могущей урегулировать кризис - сомнений в его слабоумии у министра не осталось. 

Ялмар Фриссель объявил о военном положении Скандинавии в 9 утра по местному времени; синхронно началось последнее, но самое масштабное и разрушительное наступление сил лоялистов на Мальмё, Осло и Стокгольм. Повстанцы, впрочем, доблестно сражались и смогли отбить противника на его изначальные позиции уже через минут двадцать-тридцать после начата атаки.  И уже в 10:00 гвардейские полки вступили в договоренность с Перссоном-Брамсторпом: он смог сыграть на презрении аристократов к фашистам, которым удалось их подчинить своей воле. За жалкие десять минут Перссон арестовал и короля, и Мартина Экстрема, "серого кардинала" фашистской Скандинавии: с городского радио он объявил о низложении Фредерика X, отмене военного положения и начале мирных переговоров с "Кабинетом свободы" и его сторонниками. По линиям фронтов начались "братания" бывших лоялистов и мятежников: батальоны "Национального союза севера" разоружались совместными усилиями солдат и повстанцев; те же, кто пытался оказать вооруженное сопротивление, довольно быстро пали. После консультаций с адмиралом Колчаком, который окончательно вошел в роль полноправного представителя Великой державы и ее не менее великого президента, Пер Альбин Ханссон согласился на переговоры с Перссоном.

Батя прибыл

Пер Альбин Ханссон направляется на переговоры.

Встреча премьер-министра Скандинавии и вождя восстания состоялась в 6 вечера по местному времени в относительно нейтральном Эребру, равноудаленным от мятежных городов и лоялистских поселений: к тому моменту армия Скандинавии вся ушла по домам, ударные батальоны НСС, бывшие опорой режима, так или иначе прекратили свое существование - а вот рабочая милиция, которая была сформирована "Кабинетом свободы" в начале противостоения, сохраняла боеготовность на случай различных непредвиденных обстоятельств. Скандинавская рабочая партия в лице своего председателя сразу выдвинула список условий, при которых она готова пойти на соглашение с остатками действующего правительства:
  1. Обязательный созыв Учредительного собрания для переосмысления государственного устройства страны.
  1. До его созыва Скандинавией управляет Совет народных уполномоченных во главе с П.А. Ханссоном.
  1. Фредерик X отрекается от престола в пользу своей сестры, кронпринцессы Маргареты; УС должна определить судьбу монархии. 
  1. Все ключевые деятели фашистского режима (М. Экстрем, Я. Фриссель и остальные) передаются в руки суда, которому надлежит решить их дальнейшую судьбу.
  1. Все политические заключенные немедленно получают свободу и компенсации в денежном эквиваленте: уголовные дела подлежат обязательному пересмотру.
  1. Публикация архивов спецслужб для опознания провокаторов и агентов. 

Акселю Перссону-Брамсторпу пришлось согласиться на все выставленные социалистами требования, в обмен ему и его семье гарантировалась полная неприкосновенность. В подписании "Акта национального примирения и единства" участвовали как бывшие министры кабинета из тех, кто наименее запачкался в репрессиях, так и важнейшие лидеры "Кабинета свободы"; претензии А. Колчака на участие в церемонии были учтиво отклонены, а В.В. Шульгин запретил адмиралу настаивать на этом пункте, не желая злить скандинавов еще больше. 

Красная

Маргарете II.

Днем 9 января состоялась торжественная коронация Маргарете II: в своей речи худая и бледная, но решительная женщина обязалась сохранить нейтралитет Скандинавии во всех грядущих конфликтов, отказаться от использования силы в дипломатии как таковой и добиться возрождения демократических традиций в едином государстве. Также она объявила о разрыве дипломатических отношений с Французским Государством в любой форме; из ее уст раздалась угроза: если скандинавские подданные не покинут т.н. "Армию севера" до 1 февраля, то они будут объявлены государственными изменниками и по возвращении встречены "справедливым судом". Она официально извинилась перед немецким народом за слова своего брата о Кельне, признав, что тут цивилизованный мир имеет дело с актом варварства от французов. В завершении выступления Маргарете II поблагодарила присутствовавших в церкви русских офицеров (А. Колчака, И. Смирнова, Н. Кузнецова) за посильную помощь в свержении режима и возвращении Скандинавии ее настоящего облика. Более того: по настоянию П.А. Ханссона Александра Васильевича наградили орденом Слона - высшей государственной наградой Скандинавии, вручаемой до того дня только подданным Гетеборга. По возвращении, А.В. Колчак будет рассказывать о потрясающем впечатлении, каком на него произвела новая королева: "Во всем ее теле жили только яркие, синие глаза цвета беспокойной волны - остальное казалось мертвым". С ним одинакового мнения были почти все свидетели коронации: Маргарете едва перемещалась, медленно реагировала на происходящее вокруг нее и крайне плохо выглядела. 

Сразу же после коронации Маргарете II повелела привести армию в боевую готовность в Дании: на границах с занятыми реваншистами землями собирались войска французов и поляков. Недовольные подобным геополитическим провалом члены Высшего французского совета активно обсуждали планы интервенции в Скандинавию: однако победили в итоге те, кто склонялся к нападению на восток - Россию и Болгарию. По мнению некоторых современных историков и специалистов в области военного дела, только это и спасло Скандинавию как таковую: выстоять против танковых клиньев Государства у нее не было ни единого шанса; впрочем, другие вполне логично считают, что враги смогли бы занять только часть Дании за неимением у них достаточного для десантирования флота. 

Договоренность

Суровый май

Иван Майский, министр иностранных дел в кабинетах Савинкова (1936 - 1941) и Пепеляева (1941 - 1945), выдающийся дипломат.

Вся эта хитрая и многоходовая комбинация проводилась русскими в первую очередь для того, чтобы гарантировать нейтралитет Скандинавии в грядущей масштабной войне. Сразу же после падения Фредерика X и Мартина Экстрема можно было бы вздохнуть с облегчением: остальные скандинавские политики отличались умеренностью и куда большим геополитическим реализмом. Выступление Маргарете II успокоило Новгород еще больше: на трон взошла убежденная пацифистка, а без воли правящего монарха Скандинавия никогда не сможет войти ни в какую войну. Но министр иностранных дел России Иван Михайлович Майский полагал совершенно иначе, и собирался добиваться от социалистического кабинета письменных гарантий и подтверждений всех прошлых обязательств. В этом начинании его поддерживал недавно ставший главой Содружества Алексей Щедров, никогда не доверявший простым словам в политике и дипломатии. Им обоим тут на руку играл опыт Марселя Розенберга в Скандинавии: знавший местные реалии и деятелей, он имел к многим из них собственный подход и "отмычки", позволявшие добиваться как можно большей эффективности в ходе переговоров. 

Уже с 11 января И.М. Майский начал отправлять в Гетеборг телеграммы, требуя скорой и личносй встречи с премьер-министром Временного правительства и королевой. Его только подстегивал Шульгин: ситуация на Западном фронте ухудшалась, и ему требовалось как можно скорее получить окончательный результат на северном направлении. Важным козырем тут стал русский балтийский флот, который совсем не торопился покидать ни Стокгольм, ни Копенгаген, ни Готланд: желая поскорее избавиться от захватчиков и тем самым заработать очки для своей партии перед выборами в Учредительное собрание, Пер Ханссон согласился встретиться 17 января на борту могучего линкора "Або", все еще стоявшего в гавани Стокгольма - на этой детали русская делегация настояла особо, так как ей хотелось напомнить визави о возможных последствиях промедления и упрямости. 

Пишу

Иван Майский подписывает "Абоскую" декларацию.

Встреча в формате двое на двое (И. Майский и А. Колчак - П. Ханссон и Маргарете II) состоялась как и было задумано. На ней министр иностранных дел предложил вниманию своих гостей новый проект мирного договора взамен того, который, по мнению Фредерика X, "устарел". Вопреки пессимистичным ожиданиям Пера и его королевы, его условия не были особенно обременительны или унизительны для Гетеборга: русская дипломатия извлекла некоторые уроки из прошлых лет, которые можно выразить в одной цитате Алексея Щедрова, курировавшего всю внешнюю политику при Шульгине: "Повалив своего врага с ног, не пинайте тело: лучше протяните ему руку и помогите встать". Так, Россия отказывалась от взимания каких-либо денежных средств со Скандинавии; повышался лимит призывников, которые могли бы служить в национальной армии. Особенным пунктом было вынесено обязательно России передать Скандинавии всех военнопленных со скандинавским подданством. Взамен Маргарета II подтвердила обязательства своей страны по сохранению вечного нейтралитета и право для всех кораблей под русским флагом на переход через все подвластные ей проливы - тем самым Россия получила гарантированный выход в Атлантический океан. Военно-морская база в Готланде сдавалась РДР в аренду на 25 лет по сниженной цене; взамен И. Майский согласился возместить половину нанесенного действиями флота ущерба и проинвестировать до двух миллионов рублей в развитие скандинавской лесной промышленности - разумеется, не на безвозвратной основе. 

Подписание "Абоской декларации" состоялось 17 января в восемь вечера по местному времени. Во время торжественного банкета, последовавшего за этим, Майский отметил, что королева старательно прячет свои руки, да и вообще всю себя от чужих глаз: она выглядела самой чопорной из всех дам, хотя многие стокгольмские аристократки сюда пришли вообще в полутраурных платьях. Изловчившись подсмотреть, Иван Михайлович, с его слов, смог различить веревочные следы на кистях Маргарете: больше ему ничего увидеть не удалось. 

Итоги и последствия

  • Скандинавские солдаты, 1941-й
  • Видкун Квислинг, глава "Северного ветра"
Первым и самым главным итогом "Капкана" стало сохранение нейтрального статуса Скандинавии в целостности и сохранности. Страна, которая все 1930-е дрейфовала в сторону альянса с реваншистами из Франции и Польши, за одну неделю оказалась снова возвращена на свое место, на котором оказалась после подписания "Мира с честью". Теперь Россия могла не беспокоиться за сохранность своих северных рубежей: скандинавская армия не пойдет бодрым стровым шагом через Страну Озер к Новгороду, исполнять нежную мечту Фредерика X, его отца и его же деда. Французы остались без поддержки страны, на которую надеялись и которую все прошедшее десятилетие старательно, шаг за шагом, привлекали ко все более тесному сотрудничеству, полагая, что уже очень скоро смогут вовлечь ее в непосредственный военный союз. Одновременно с коронацией Маргарете II в далеком Гетеборге, Видкун Квислинг, прекрасно понимавший, что его ждет после возвращения на Родину, решился на прямое предательство страны: с разрешения А. Петена он выступил по радио, призвав скандинавов бороться за "истинное правление", а бойцов "Армии севера" оставаться на фронте. Уже 3 февраля он создает организацию "Северный ветер" - фашистское движение сопротивления, которому формально подчинялась "Армия севера". Вплоть до самого конца Второй Европейской войны "Ветер" продолжит существовать: по ее окончании, Квислинга выдадут правительству Скандинавии, которое и казнит его через повешение 9 мая 1946 года - последнее применение смертной казни в истории государства.

Нейтралитет Скандинавии позволил снять все войска с северных границ, которые были так нужны на западе страны: доброжелательность нового правительства позволила заполучить удобные базы в Балтийском море, с которых терроризировали побережье Польши и протектората Батавии. Финляндия, где на момент Второй Европейской войны правил Карл Маннергейм, подтвердила верность союзническому долгу и также отправила в Прибалтику один из трех своих военных корпусов: он сыграет свою роль во время боев за Ригу 1941 года, которые закроют альянсу реваншистов прямую дорогу на Новгород.

  • Пер Альбин Ханссон позирует для плаката.
  • Бертиль Олин, лидер либералов в Собрании.
Для самой Скандинавии операция "Капкан" также имела огромные последствия. Она послужила поводом для выступления всех антифашистских сил общества, которое свергло режим Национального союза Севера. На трон взошла "гетеборгская пленница" - Маргарета II, которая за считанные месяцы восстановила авторитет монархии, пострадавший из-за действий ее брата, Фредерика X. Ей в этом помогло множество факторов: собственная слава мученицы, прирожденная харизма, инстинктивное уважение к монархическому строю, в котором старые поколения видели залог процветания и величия страны; участие во множестве акций, посвященных национальному примирению и так далее. Народная любовь к была такой, что всем ведущим партиям - Скандинавской рабочей партии, Фермерской партии и национал-либерелам - пришлось включить в свои программы сохранение монархии как формы правления. В Учредительном собрании "против" голосовали только депутаты от коммунистов и некоторые беспартийные, что не составило в общей сумме и 14%. 

При Маргарете II Скандинавия окончательно превратилась в парламентскую монархию: из рук главы государства были изъяты последние рычаги влияния на исполнительную власть, какие у него еще оставались; даже главнокомандующим вооруженными силами теперь являлся премьер-министр, а у монарха осталась только его собственная гвардия, сокращенная в численности волевым решением СРП. Впрочем, согласно новой редакции Конституции, монарх оставался символом единства четырех наций (шведов, норвежцев, датчан и исландцев) в одной - скандинавской; за ним оставались многочисленные церемониальные функции, которые все еще считались крайне престижными в государстве, ностальгирующем по временам былого Имперского величия. По настоянию П. Ханссона, королева вышла замуж за представителя высшей скандинавской знати: брак был санкционирован парламентом, поэтому их дети все равно имели все права на престол. 

Пожалуй, стоит пару слов сказать о тех, кто проиграл в результате операции "Капкан" - Фредерике X и его близких сподвижниках. Суд, за которым общественность наблюдала очень внимательно, состоялся 8 мая 1941. Подсудимые обвинялись в самых разных преступлениях, но общими были обвинения в преступлениях против человечности, нарушении "Зимней конституции" и устроении военного переворота. Помимо прочего, Фредерик X обвинялся в насилии над сестрой и провоцировании кровавой бойни "малой войны" - тяжесть последнего обвинения он разделял с Экстремом. Оглашение составленного приговора заняло целые сутки; вот к каким выводам в итоге пришли самые квалифицированные и лояльные победителям судьи Скандинавии:

  1. Бывшего короля Фредерика X приговорить к смертной казни через отрубление головы.
  2. Бывшего "государственного министра" Мартина Экстрема приговорить к смертной казни через повешение. 
  3. Бывшего вице-премьера Вильхельма Бюля приговорить к пожизненному заключению без права на амнистию и помилование.
  4. Бывшего военного министра Ялмара Фрисселя приговорить к смертной казни через повешение (было заменено на пожизненное заключение в счет признание его заслуг времен ВВ).
  5. Бывшего министра иностранных дел Рикарда Сандлера приговорить к пожизненному заключению без права на амнистию и помилование.
  6. Бывшего министра труда и социальных гарантий Торвальда Стаунинга приговорить к пожизненному заключению без права на амнистию. 
  7. Бывшего посла Скандинавии во Франции Видкуна Квислинга приговорить к смертной казни через повешение. 
  8. Бывшего полковника королевской армии, командира отрядов "Национального союза севера" Кристиана Крюссинга приговорить к смертной казни через повешение. 
  9. Бывшего подполковника королевской армии, командира отрядов "Национального союза севера" Кнуда Мартинсена приговорить к смертной казни через повешение.
Под замком

Кронпринц Фредерик Глюксбург.

Осужденные спокойно отнеслись к своим приговорам, которые были для них вполне ожидаемы: только Фредерик X позволил себе громко ругаться в зале суда и обвинять его председателя в сговоре с "мировой закулисой" и "русско-еврейскими" финансистами, которые, по его мнению, и проплатили переворот в стране. Гораздо большее удивление на публику произвела реакция королевы Маргарете II на приговор, который вынесли ее брату, и который, по логике вещей, должен был ее полностью устроить. Она обратилась ко все еще заседающему Учредительному собранию, обладавшему всей полнотой государственной власти, с просьбой об изменении меры наказания со смертной казни на домашний арест, обещая позаботиться о своем брате. После долгих сомнений, депутаты согласились на уступку королеве, о коей та просила так слезно и приниженно. 

Фредерик Глюксбург действительно будет содержаться под домашним арестом до конца своих дней: причем, на удивление всех придворных, Маргарете отказалась от любой "мести" ему: кронпринц жил в более чем приемлимых условиях, окруженный двумя-тремя верными слугами и имея доступ ко многим развлечениям, которых сама Маргарете в бытность узницей детской была лишена. Подобные меры возымели действие, несмотря на весь скептицизм окружающих королеву людей: в 1943-м Фредерик окончательно переосмыслил всю прожитую им жизнь, смог прийти к сестре лично и попросить у нее прощения за все многое, что было между ними: Маргарете согласилась и их примирение состоялось. Хотя особых послаблений не последовало, теперь душа Фредерика была спокойна: а в 1950-м, когда он спокойно умер в своей постели, он был захоронен рядом с отцом и другими предками по особому настоянию королевы. 

В культуре

  • Кирилл Смирнов, исполнивший роль Фредерика X
  • Альфред Юнссон, исполнивший роль Пера Ханссона.
  • Юрий Хабаров в роли адмирала Колчака.
  • Тильда Лайне, исполнившая роль Маргарете
Самой заметной кинолентой, освещающей события операции "Капкан" до сих пор является совместный русско-скандинавский фильм 2012 года "Ловушка для льва", снятый "Топ-кадром" (РДР) и "Королевской студией имени Кристиана IX". Режиссером стал Анатолий Витальевич Серебряков - ведущий кинорежиссер России и лауреат многих престижных премий, ранее снимавший такие ленты, как триллер "Кровь на снегах" и мрачная драма "Софья". Ему удалось выбить хороший бюджет, которым он завлек на площадку многих звезд первой величины - например, Кирилла Смирнова (Россия) и Альфреда Юнссона (Скандинавия). Но, оставаясь верным самому себе, он также присматривался к молодым актерам: именно с "Ловушки" началась карьера Юрия Николаевича Хабарова, который позднее будет сниматься почти в каждом проекте Серебрякова. 

Серебряков, как и обычно, подошел к проекту кропотливо. Он штудировал различные справочники: устраивал встречи с историческими консультантами, не скупился на требуемые костюмы и декорации. Сами съемки проходили на Готланде и в Стокгольме: декорации королевского дворца Гетеборга был отстроен чутка в отдалении от столицы Швеции.