ФЭНДОМ


Операция "Чудо"
Основной конфликт: Вторая Европейская война
Коллаж
Дата

28 ноября 1940 - первые числа января 1941

Место

Германия, Италия, Бенилюкс

Причина

Стремление реваншистов как можно скорее покончить с Германо-итальянским альянсом, очевидная слабость "Народной армии".

Итог

Оперативный: полный разгром ГСР и ИСР, их выход из войны; создание правительств в изгнании, оккупация территорий ГСР и ИСР.

Стратегический: начало войны в Европе, вступление России и ее союзников в войну.

Противники
Ирония судьбы 3 Французское Государство

Флаг Польши злой Третья Речь Посполитая

Флаг Стараче Италия

Flag of the United Kingdom "Британский добровольческий корпус"

Флаг Скандинавии "Армия Севера"

Красный флаг Германская Социалистическая Республика Капитуляция

Итальянская Советская Республика Итальянская Социальная Республика Капитуляция

Командующие
Le cartouche de l'État Français.svg Анри Петен

Ирония судьбы 3 Оливье Фурнье

Ирония судьбы 3 Максим Вейган

Ирония судьбы 3 Шарль де Голль

Герб ТРП Константин Рокоссовский

Флаг Польши злой Владислав Малашинский

Флаг Польши злой Юзеф Сореток

Герб Стараче Акилле Стараче

Флаг Стараче Петро Бадальо

Flag of the United Kingdom Георг Эмери

ИДЕАЛЬНО Конрад Ульбрихт †

ИДЕАЛЬНО Конрад Шенгель Капитуляция

Красный флаг Ганс Вайс †

Красный флаг Ханс Сект †

Красный флаг Эрвин Роммель

Итальянская Советская Республика Амадео Бордига †

Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно
Операция "Чудо" (фр. L'Opération "Miracle", нем. Die Operation "Wunder") - операция вооруженных сил Французского Государства, Третьей Речи Посполитой и Италии по "молниеносному" разгрому социалистических Германии и ИСР, задуманная в 1930-х и успешно осуществленная в декабре 1940. Послужила началом Второй Европейской войны, окончилась полной победой оси Париж-Рим-Варшава и ликвидацией "красного блока" как такового.

Планы

Реваншистов

Для современных историков известно, что к войне Французское Государство начало готовиться  с самого своего образования. Уже в 1930-м бюджет, остававшийся от демократии, был перераспределен в пользу вооруженных сил, которые должны были принести Франции заслуженную славу на полях новых боев. Варшава и Рим, ставшие верными союзниками Парижа, также объединили усилия ради отмщения. Согласно разрозненным данным, руководство Германии получало донесения о резком росте военных бюджетов у ближайших соседей и том, как быстро они ведут перевооружение своих войск, но Ульбрихт предпочитал отвечать симмитрично, а не искать союзников в Европе среди "капиталистических демократий". 

Ближе к концу 30-х военная верхушка Франции совместно с польскими коллегами приступила к работе над военным планом, который должен был сокрушить немецкий социализм менее, чем за месяц. В его разработке приняли такие светлые умы тактики и стратегии как Оливер Фурнье, Шарль де Голль, Константин Рокоссовский и другие. К проработке многих вопросов привлекались целые группы специалистов узких отраслей, обеспечивающие проработку буквально каждой детали. Тщательность планирования вкупе со светлыми умами вышеупомянутых генералов позволила создать самый настоящий шедевр воинского искусства, названный "Операцией "Чудо", так как никто в мире не мог ожидать подобной мощи со стороны государств, совсем недавно проигравших Великую войну и, казалось, обреченных на вечное прозябание в ряду второстепенных стран.  

Главная роль в наступлении отводилась танковым клиньям французской армии, которые должны были за первые дни прорвать вражескую оборону и выйти на оперативный простор, беря врага в окружение и нарушая системы коммуникации. С воздуха танки и мотопехоту прикрывали самолеты новейших модификаций, имевшие целью завоевание господства в воздухе и уничтожение танковых сил противника по его достижении. Основная масса французских сил, сведенная в пехотные дивизии, оснащенные лучшим пехотным снаряжением и артиллерией, должны были добивать окруженного врага и удерживать стратегически важные точки. Союзники - Италия и Польша - своими атаками должны были оттянуть известную часть немецких сил на себя, не дав коммунистам сосредоточить все войска на западном фронте. В план были заложены очень короткие сроки, могущие показаться посторонним чистой фантастикой. Как раз в преддверии вторжения, в "Тайм" вышла статья за неизвестным авторством "Франко-германская война", где был составлен примерный прогноз. Согласно ему, победа французов была возможно только лишь через полгода после начала военных действий и будет очень дорого стоить парижскому командованию. "Возможно - подводил итог автор, - Лондону придется вмешаться в данный конфликт на стороне Парижа, который будет не в состоянии самостоятельно добить красного зверя в его логове, будучи обескровленным в боях под Кельном и за Рейн". Так что же заставило французское командование идти на, казалось бы, авантюрный план, помимо их желания отомстить немцам за поражение в прошлой войне? 

Во-первых, французы обладали отлично работавшей сетью агентов во всех отраслях вражеской промышленности и армейских кругах. Генеральный штаб ФГ располагал данными об истинном положении дел в немецкой армии, которое было уж очень далеко от объявляемых результатов. Благодаря шпионажу удалось добыть информацию практически обо всех вражеских частях, составить план по ликвидации большинства из них с учетом новых данных и подготовиться к ожидаемому сопротивлению.  В то же время немецкая разведка работала крайне неэффективно во многом из-за массовых чисток, устроенных в конце 30-х. Во-вторых, армия французов по техническому оснащению далеко опережала германскую по целому ряду показателей, начиная от солдатских пайков и заканчивая стратегической авиацией, разработанной при деятельном участии английских специалистов. Согласно новейшим исследованиям, если обобщить доступные современным историкам цифры, то по огневой мощи 1 француз на поле боя был равен 3 немцам и 10 их итальянских союзников - это без учета танковый войск и ВВС. В-третьих, армии реваншистов возглавляли талантливые полководцы, доказавшие свой талант кто на практике, а кто - в теории. Все они обладали должными знаниями и умели отдавать приказы, помогавшие преодолеть ту или иную ситуацию; принцип единоначалия, навсегда привитый французам издавна, позволял максимизировать пользу от навыков офицеров. В-четвертых, была разработана передовая для того времени структура воинских подразделений, позволяющая увеличить полезность каждой боевой единицы. Наконец, Германия была окружена враждебными ей странами и довела себя до абсолютной дипломатической изоляции - казалось, что ей банально неоткуда ждать помощи. Все это учитывал Анри Петен, когда на судьбоносном совещании подписал предложенный ему де Голлем вариант плана, произнеся сакральное: "Да будет так". 

Переходя к самому плану, стоит отметить самые важные его положения. Предполагалось единовременно начать наступление от Северного моря до Венеции, не позволяя тем самым противнику где-либо сосредоточить достаточно войск для отражения атаки. В это же время авиация, предварительно нанеся бомбовые удары по вражеским аэродромам, уже приступала к уничтожению наиболее массовых скоплений противника. Главные и самые тяжелые бои предполагалось вести в Рейнской области и Вюртембурге; предполагалось значительное сопротивление в Нидерландах, учитывались опасности, возникавшие из-за рельефа местности в "Нижних землях". Пока французы ведут основые бои на западе, поляки, в соответствии с данным планом, должны были начать атаку в район Силезии, лишая противника важнейшего промышленного региона страны. В целом на разгром основных сил Германии французское высшее командование отводило 2 недели, принимая во внимание все возможные факторы, как позитивные, так и негативные. Элита Франции прекрасно понимала важность этой операции для себя, о чем может свидетельствовать запись в дневнике Л. Победоносцева, оставленная за 3 дня до начала наступления. 

Мы должны победить. Мы должны победить. У нас на руках уже столько, что, если мы проиграем, то однозначно умрем: а за нами на плаху отправится и вся Франция. Нет права на ошибку, нет права на оплошность - все сделать в срок и точно.


Ad majorem Dei gloriam!

Коммунистов

По мнению большинства современных исследователей, Германия готовилась к наступательной войне против Франции, дата начала которой была назначена на февраль 1941 года. Это определило распределение средств ГСР в пользу вооруженных сил в ущерб всем остальным сферам жизни. За время, прошедшее с 1925 по 1940-й года немцы все время создавали армию, жертвуя практически всем. Однако из-за леворадикального курса во внешней политике Германия была лишена каких-либо серьезных союзников: не считая Итальянской Социальной Республики, контролировавшей лишь маленький кусок земли, никто не мог поддержать Фогельсбург в грядущем ожесточенном противостоянии, которое тот сам приближал всеми силами. 

Работа над военным планом, направленным против Французского Государства, велась с самого образования социалистической Германии. 

Ход действий 

28 ноября - 5 декабря

ЦентрЕвропа на 1940

Карта на последние мирные дни.

28 ноября 1940 года, после игнорирования Фогельсбургом повторного ультиматума, франко-итало-польские части перешли в массированное наступление по всем фронтам. Этому предшествовала ночная бомбардировка всех прифронтовых аэродромов, большинства топливных и ГСМ складов немецкой армии, о местоположении которых позволила узнать разветленная сеть агентуры по всей Германии. Французским летчикам удалось застать врасплох врага и уничтожить на земле колоссальную долю немецкой авиации; самое страшное для немцев - все новейшие образцы были как раз сосредоточены недалко от западной границы в соответствии с предвоенными планами. Именно таким образом реваншисты завоевали полное господство в воздухе, позволившее приступить к реализации последующего плана. 

Пограничные заставы были за считанные часы сметены, они не могли оказать серьезного сопротивления войскам де Голля, давно готовившимся к подобной операции. В то время как враги наступали и громили его части, Ульбрихт все еще отказывался верить в случившееся и отправлял в войска истеричные телеграммы, требуя не открывать огня до выстрела с той стороны. Правда, тех выстрелов было уже так много, что никто его уже и не слушал. За первый день войны французы взяли Оффенбург, Тилбург, Саар и злосчастное Карлсуэ и не намеривались ослаблять темпы атаки в дальнейшем. Поляки атаковали Чехию, привлекая к своим операциям националистические элементы; с их помощью им удалось занять Остраву и Крнов. Войска Стараче потратили весь день стреляя в "Линию Бордига" из пушек и применяя немногочисленную авиацию. Действуя по опыту прошлой войны, Маршал хотел убедиться, что не встретит в укреплениях серьезного сопротивления. 

0 22a18 9a86b601 XL

Брошенный немецкий барель, 29 ноября.

Только через 25 часов после начала вторжения, Вайс смог убедить президента в реальности происходящего. Тогда тот отдал один из самых ошибочных приказов из тех, что в истории человечества армии вообще получали: в бой было приказано отправляться трем из четырех танковых армий при поддержке всех сил, стоявших на западе страны. По свидетельствам французов и немногих уцелевших немецких солдат и офицеров, контратака стала настоящим адом. Сотни легких барелей чуть ли не времен ВВ шли на позиции французов голыми полями и редкими лесами, полностью открытые с неба и для огня пушек. Французские солдаты по сути играли в тир, с легкостью пробивая слабейшее бронирование вражеских машин и практически не неся потерь. Пехота "Народной армии", наступавшая сразу после барелей, задыхалась в невозможном чаду подбитых машин и становилась легкой добычей моторизованных сил врага. Установив днем ранее полное господство в воздухе, французы им пользовались полностью: каждый второй барель в тот день был уничтожен с воздуха; а штурмовики также вели преследование отступавших автомобилей, грузовиков и пехотинцев. Настоящая катастрофа случилась под Триром, где солдаты Парижа уничтожили 470 из 500 пущенных против них машин. Всего в тот день на Западном направлении Германия лишилась более 1200 машин, потеряв тем самым 1/3 своих механизированных частей. Целая армия оказалась окружена и в последствии будет уничтожена под Триром; уже вечером французы продолжили свой уверенный натиск.

Успехи немцев на других направлениях также совсем не впечатляли: убив об поляков 200 танков, они не смогли отбить у них превращенный в руины Крнов или хотя бы окопаться в западной части этого города. Части фашистской Италии перешли в атаку, уже кое-где прорвав "неуязвимую" "Линию Бордига" и стараясь выйти на оперативный простор. Их старательно подгонял маршал Стараче, желавший непременно первым войти во вражескую столицу и, желательно, без участия в этом войск Парижа, могущих забрать у него всю воинскую славу победителя. Более практичный Рокоссовский, экономя редкие танки и машины, использовал мобилизованное ополчение из числа местных оппозиционеров и старался применять тактику террора против вражеского мирного населения. В целом, контрнаступление "Народной армии" провалилось, ускорив, по мнению большинства исследователей данного вопроса,  падение Германской Социалистической Республики на несколько недель. 

10-world-war-battles-novate10

Руины Тревизо после бомбардировки франко-итальянскими силами.

Перебив разрозненные контратакующие немецкие части, реваншисты 30 ноября и все последующие дни продолжали развивать достигнутый успех. Главным триумфом последних дней ноября и первых чисел декабря стало падение "Линии Бордига", ожесточенные бои на которой шли с 29 ноября по 2 декабря и окончившиеся уничтожением регулярной армии красной Италии. Немцы не могли оказать своему союзнику действенной помощи; это привело к захвату фашистами 4 декабря Венеции, бывшей столицой Итальянской Социальной Республики, и аресту всего её руководства. Не признавшие своего поражения рядовые бойцы НА ИСР ушли в партизаны, образовав первые отряды такого рода в истории описываемой войны. На других фронтах успехи французов были ещё более потрясающими: сломив сопротивление пограничных войск и без проблем уничтожая разрозненно подходившие резервы, они стремительно продвигались вглубь Германии, развивая наступление по всем канонам РИ блицкрига. Немецкие солдаты сражались отчаянно, но без поддержки с воздуха и при тотальном доминировании врагов в танках и артиллерии, они ничего не могли сделать против рвущихся на восток орд реваншистов. Поляки, лишенные механизированных войск практически полностью, продвигались медленнее своих союзников, но гораздо быстрее, чем того хотелось бы немецкому руководству. Приказы президента ГСР становятся все более истеричными, он требует немедленного контрнаступления от генералов, пытавшихся хотя бы создать устойчивую линию фронта. Ничего не смысля в воинской тактике, Ульбрихт настойчиво вмешивался в военные планы, только усугубляя положение в окопах. 5 декабря французская армия вошла в Амстердам, Кобленц и Штутгарт; итальянцы заняли Лиенц, войдя в Австрию, а поляки оккупировали Оломоуц и Градец-Кралове. Ситуация осложнялась потоком беженцев, тянувшимися к центру страны и нарушавшими дорожное движение, максимально затрудняя дорожное снабжение. 

Смена руководства в ГСР

Пытался

Конрад Шенгель, президент ГСР с 5 декабря 1940 по ... января 1941

В такой ситуации оживилась оппозиция в Коммунистической партии Германии. Становилось очевидно, что Конрад Ульбрихт не должен и не может вести страну дальше в такое время. Его репутация, его умственные способности, его характер - все это говорило в пользу заговорщиков, укрепляя их в своем решении довести задуманное до конца. Лидером заговора стал Конрад Шенгель - комиссар Берлина и чудом переживший чистки член правой оппозиции, имевший некоторые связи даже в России и Англии. Он оперся на средний командный состав, немногих, сохранивших адекватность в мировосприятии генералов и большую часть членов ЦК, за исключением наиболее леворадикальных из их числа. Заговор, готовившийся с сентября 1940, после поражений на всех фронтах и начала глубокого национального кризиса, получил буквально второе дыхание: на участие в нем соглашались практически все высшие функционеры КПГ, что позволяло придать всему чуть ли не абсолютно законный вид. Казалось, сама судьба способствует заговорщика - 4 декабря в автокатастрофе погиб Ганс Вайс, остававшийся чуть ли не единственным человеком из руководства Германии, хранившим верность Ульбрихту. С его смертью последняя реальная угроза ушла, оставалось лишь довести задуманное до конца. 

Это событие случилось вечером 5 декабря. Именно тогда во время бомбардировки Регенсбурга стратегической авиацией Французского Государства, погибает 2-й президент ГСР. Среди историков до сих пор нет единства в вопросе причины его гибели - или ему помогли заговорщики, или действительно, как было официально объявлено, он скончался от осколков вражеской бомбы. Спешно созванный ЦК КПГ единогласно утвердил на должность главы государства Конрада Шенгеля, после чего правительство вместе с партийной верхушкой переехало в Лейпциг, более удаленный тогда от линии фронтов и лучше прикрытый системой ПВО. Переворот состоялся; левая часть коммунистов поверила заявлению ЦК КПГ о смерти своего лидера и предпочла не оказывать какого-либо сопротивления новому президенту вплоть до окончания войны. Правое же крыло обрадовалось подобному назначению, рассчитывая на удачное завершение кофликта и проведение после него экономических, духовных и политических реформ новым кабинетом, составленным практически исключительно из "отщепенцев". Но все эти мечты могли сбыться только в случае победы ГСР в войне, от которой она была очень и очень далека. 

5 - 22 декабря 

Женщины-солдаты

Женщины на позициях.

Однако смена руководства ГСР не привела к серьезным улучшениям на фронтах войны. Смерть Ульбрихта не прибавила немцам самолетов, танков или элементарных пуль. Бомбардировщики Французского Государства с новых аэродромов достигали любого места в стране, превращая оборонные заводы в руины и нанося точечные удары по штабам, нарушая и без того слабую связь между ними и войсками на линии фронта. Осознав печальную перспективу, Шенгель приказал послу в России - Зигмунду Тельману - прощупать почву относительно нового русско-немецкого союза против французской угрозы. Но, к горю немецкого руководства, в России шла избирательная кампания, а правящие социалисты взяли курс на пацифизм. Оставалось лишь надеяться на победу кого-либо, кто обещал вмешаться в начавшуюся войну, и, главное, дожить до этого момента. 7 декабря новый президент подписал приказ о "Тотальной мобилизации", которым создавались "рабочие батальоны", "части народного ополчения", и даже "женские батальоны" - ГСР бросила все свои силы в бой, надеясь продержаться до января-месяца. 

Но даже такие меры не переломили ход военных действий. 7-го же числа пал Франкфурт-на-Майне, французские части вошли в Хайльбронн и другие города южной Германии. Здесь им помогала антипатия местного населения к социалистической власти и массовое дезертирство солдат, набранных на территории Баварии и Вюртембурга. Благодаря предательству одного из полковников Германии, без боя сдался Ульм, в который триумфально вошел Оливер Фурнье, наверняка вспоминавший капитуляцию генерала Мака перед его великим родственником. На севере успешно развивал наступление Шарль де Голль, перед стальными клиньями которого 9 декабря пали Дюрен и Кельн - боевые действия окончательно перенеслись на другой берег Рейна, а Французское Государство вернулось к восточной границе до Великой Войны, что вызвало патриотический подъем среди населения и солдат. Среди остальных важных боев того времени стоит упомянуть окружение и пленение трех дивизий немецкой армии под Эмменом (7 - 12 декабря), падение под натиском поляков Пардубицы и подхода их к Зноймо. Ничто не могло остановить нашествие врагов с востока, юга и запада, немецкое руководство уже готовилось к эвакуации в Росток, а оттуда... Впрочем, Шенгель все еще в Берлине и все еще собирается оказывать врагу любое сопротивление.

France-1940

Французские солдаты с противотанковой пушкой.

Когда французы официально перешли ко второй стадии "Операции Чудо", линия фронта на западе была такой: Эмден-Лоне-Оснабрюкк-Падерборн-Кассель-Фульда-Швайнфурт-Ансбах-Нойбург-Мюнхен-Зальцбург-Шпитталь-Грац-граница с Венгрией. Однако дальнейшее продвижение французских войск вглубь страны было затруднено отчаянным сопротивлением солдат, остающихся в окружении глубоко в тылу. На зачистку котлов пришлось выделять значительные силы, а за это время немцы постарались создать подобие эшелонированной обороны. Из Новгорода пришли утешительные новости: Василий Шульгин в интимном разговоре с Тельманом уверил его в своей ненависти к Французскому Государству и желании уничтожить его как можно скорее, что было истолковано дипломатом как обещание помощи в войне. Именно поэтому Шенгель требовал защищаться любой ценой, издав указ №856, получивший известность как "Приказ стоять насмерть". В нем президент разрешал комиссарам расстреливать на месте за попытку отступления, создавал специальные подразделения из числа заключенных, провинившихся и "антисоциалистических элементов", которые должно было использовать как ударную силу и, чего греха таить, "пушечное мясо". Жесткие карательные меры на некоторое время возымели действие: так немцам удалось отбить наступление итальянцев на Леобен (15 декабря) , и не допустить прорыва французов к Фогельсбургу. 

Но тогда же началось наступление французов на севере: Петен приказал отрезать немцев от моря, дабы не дать высшему руководству куда-либо бежать. За период от 15 до 20 декабря французы заняли Куксхафен, Бремен, Гамбург, Люнебург и Любек, овладев Кильским каналом. Даже личное присутствие президента Германии на этом фронте не помогло остановить атаку, пока, наконец, перебросив резервы с юга и мобилизовав все местное население, Вайс не вступил в мясорубку под Шверином, где и удалось на время остановить де Голля. Воспользовавшись ослаблением фланга, Фурнье перешел в стремительное наступление лучшими частями "Государственной Гвардии" при поддержке штурмовиков и использованием ядовитых газов. Результатом стало падение 21 декабря 1940 Фогельсбурга: там Лев Победоносцев, Высший Капеллан Гвардии, снес памятник Иуде и прочитал одну из самых горячих своих речей, из числа посвященных ненависти к другим народам и религиям. Затем он вместе с избранными отправился на северо-запад, по направлению к Кельну. 

​Окончание операции

Пока Лев Победоносцев и кампания убивали, резали, жгли, насиловали и калечили мирное население в Кельне, основные силы под командованием Фурнье перешли в последнее наступление, которое остановить у немцев уже не выйдет. После падения бывшей столицы ГСР, французы развили наступление в Чехию - на соединение с польскими союзниками, наступавшими в то же время на саму Прагу, бывшую столицей чешской автономии. Прикрывая главный удар, де Голль снова атаковал Шверин, выбив на сей раз немцев из города и погнав их на восток. Известия о событиях в Кельне подорвали моральный дух "Народной армии" Германской Социалистической Республики: солдаты, поддавшиеся удачной пропаганде французов и видя провалы на фронтах, начали массово дезертировать с позиций, здорово облегчая задачу для вражеских сил. Все попытки руководства Германии остановить начавшийся "драп-марш" провалились, все было тщетно и в пустую. 

Не встречая серьезного сопротивления со стороны немцев, франко-польско-итальянские части провдигались вперед, захватывая один город за другим. В условиях распада регулярной армии, наиболее идейно крепкие офицеры и солдаты совместно с коммунистами и иными недовольными оккупацией начали организовываться в партизанские отряды и подпольные ячейки, направленные на посильное оказание сопротивления захватчикам. Но отсутствие подготовленных кадров для проведения подобных операций, а равно и снаряжения для них, увеличивали потери среди первых партизан и ослабливали эффект от их немногочисленных акций. Так или иначе, уже к 29 декабря армия ГСР де-факто прекратила существовать как организованная воинская сила, а попытка руководства страны эвакуироваться из Берлина была сорвана польскими диверсантами, подорвавшими все железные дороги поблизости от столицы. Стало очевидно, что социалистический лагерь доживает последние часы своего существования. 

В ночь 31 декабря польское-французские части совместной атакой практически без потерь взяли Прагу, обезоружив более 45 тысяч человек. После этого последовал разгром последней танковой бригады "Народной армии" под Дрезденом и падение этого города к ногам победителей. Наконец, примерно в полдень 1 января в окрестностях Берлина показались первые вражеские танки. Это послужило сигналом для выступления Генриха Шольке - офицера НА ГСР и коменданта столицы, недовольного политикой руководства своей страны. Опираясь на лояльные ему бригады, он арестовал ЦК КПГ в полном составе и объявил в Берлине режим "Открытого города", тем самым приглашая франко-поляков вступить в сдавшуюся на их милость "цитадель мирового пролетариата". Они не замедлили воспользоваться полученным приглашением: уже ранним утром 2 января французская армия вступила в пределы Берлина. На этом моменте и заканчивается операция "Чудо", добившаяся всех поставленных задач. 

Итоги и последствия 

Пленные 2

Состав с немками-узницами нового концлагеря под Дижоном.

Операция "Чудо" - настоящий шедевр воинского искусства XX века. Французы и их союзники меньше чем за два месяца разбили социалистический лагерь, на протяжении 15 лет угрожавший всей Европе. "Народная армия" оказалась "Колоссом на глиняных ногах", упавшим от первого серьезного толчка. Франция была отомщена за свое унижение в Великой Войне, теперь вся Центральная Европа принадлежала ей и её союзникам. В распоряжении Парижа оказался огромный промышленный потенциал - ей перешли все заводы Германской Социалистической Республики, сохраненные в большинстве своем в целости и сохранности. Таким образом правительство Французского Государства исполнило первый этап своего грандиозного плана по возвращению своей стране статуса мирового гегемона. 

В то же время стоит отметить, что столь скорая победа не испугала старинного врага Франции - Василия Шульгина . Скорее наоборот - по мере продвижения французов по Германии его антифранцузская риторика исключительно набирала обороты, а после Резни в Кельне так вообще достигла апогея. Шульгин дал однозначно понять: если он придет ко власти, Россия вступит в Европейскую войну против ФГ и доведет войну до победного для себя конца. Это заставило реваншистов форсировать события: войска стремительно перебрасывались на границу между Россией и Польшей, откуда должна была начаться атака на русские позиции. Седьмого января, во время своей инаугурации, Шульгин объявил Франции войну; в это же время французские части, стоявшие на границе, получили приказ ее перейти. Так началась следующая операция той войны - "Славный поход".