ФЭНДОМ


Поход на Новгород (МиОВ)
214603483
Бойцы самообороны Клина
Дата

25 мая - 5 июня 1935

Место

Москва, Центральная губерния

Причина

Желание НСПР прийти ко власти.

Итог

Арест путчистов, провал "Марша", сохранение демократии.

Противники
CVYIsl4-GHQ-1- Национал-Синдикалистская партия России
  • CVYIsl4-GHQ-1- "Народно-Трудовой Отряд"
Flag of Russia.svg Правительство РДР
  • Flag of Russia.svg 17-й армейский корпус

Flag of Russia.svg Государственная Дума РДР

1280px-Flag of Klin (Moscow oblast) Клин

  • 1280px-Flag of Klin (Moscow oblast) Отряды самообороны
  • Красный флаг "Красная бригада"
Командующие
CVYIsl4-GHQ-1- Андрей Белякин

CVYIsl4-GHQ-1- Егор Власов

CVYIsl4-GHQ-1- Михаил Потнов

Flag of Russia.svg Николай Кондратьев

Flag of Russia.svg Алексей Вороненков

Flag of Russia.svg Василий Шульгин

Flag of Russia.svg Лариса Рейснер

Красный флаг Иван Щорс

1280px-Flag of Klin (Moscow oblast) Борис Вольный

Силы сторон
4 тысячи бойцов НТО

9 тысяч сочувствующих

40 тысяч солдат 17-го корпуса

23 тысячи добровольцев

14 тысяч бойцов отряда самообороны Клина

Потери
400 убитых, 1200 раненых, более 2К арестовано, 250 горожан Клина, 26 солдат и 37 добровольца - убиты.

800 раненых различной степени тяжести.

Есть партия, готовая взять власть? Да, есть. Мы! Готовы! (Андрей Белякин)
Все отбросы русского общества объединились против нашей демократии. Их штабом стала Москва. Мы прекрасно знаем, кто входит в антидемократический заговор, мы знаем, что они готовы предпринять. Ну что же... Они могут идти. Мы готовы. (Василий Шульгин)
50 лет тому назад наша демократия выдержала самое большое испытание. Против нее встали внутренние враги: люди, позволившие одурманить себе головы кучке бещумцев.... (Константин Звонарев)
 

Поход на Новгород - попытка насильственного захвата власти, предпринятого в мае-июне 1935-м году Андреем Белякиным и его Национал-Синдикалистской партией России. Завершилась полным провалом, арестом и судом для неудавшегося "вождя" и запретом его организации. В российской историографии также называется "Пьяный марш" или "Экспедиция Мальбрука". 

Согласно общепринятому мнению, этот марш в сложившихся условиях не представлял никакой опасности для российской государственности и его разгон только приветствовался населением. С осуждения Белякина началась заметная карьера Игоря Вышинского как государственного обвинителя. Также "Пьяный марш" доказал беспочвенность страхов перед внутренними врагами  демократии, которые не смогли даже друг с другом договориться.

Предыстория

Андрей Андреевич Белякин вошел в политическую жизнь страны в 1930-м, на волне успеха "Январского путча" во Франции и продолжающегося экономического кризиса. Он создал "Национал-синдикалистскую партию России", сочетавшей в своей программе требования социального равенства и установления "русского национального государства". Эти идеи были подхвачены наиболее опустившимися жителями крупных городов и темной частью крестьянства, что позволило на выборах 1930-го года Белякину получить 5%, обойдя кандидата от коммунистов.

Natia

Из выпуска дружественного НСПР журнала "Нация"

В период с 1930 по 1935-й НСПР оформлялась как политическая сила, обзаводясь спонсорами, органами и уставом. В 1933-ем начался выпуск иллюстрированного журнала "Смена вех", который пропагандировал идеалы национал-синдикализма среди читающей публики. Белякин старался всячески привлечь внимание к своей организации, регулярно устраивая марши и парады по любому, даже самому незначительному поводу.

Однако умелые реформы, проведенные президентом Кондратьевым, выбили "почву из-под ног" НСПР. Получавшие стабильный заработок люди теряли желание участвовать в акциях радикалов, заклейменных всеми популярными СМИ. Нормализация экономической ситуации и неадекватное поведение "Вождя" на митингах способствовали падению популярности "белякинцев" до рекордно низких значений. В апреле 1935  "Смена вех" закрылся по причине убыточности, а на выборах президента РДР А.А. Белякин получил рекордные 0,3%. 

Казалось, что национал-синдикалисты должны резко изменить свою повестку, что уже помогло коммунистам. Но Андрей Белякин был уверен в собственной непогрешимости и не желал ничего менять. Он обвинил "социалистов и жидов" в массовых фальсификациях и требовал от властей  пересчитать голоса. Подразумевалось, что это должно запугать федеральную власть и заставить ту пойти на уступки.

Господину Белякину следует признавать свои поражения, а не винить в них "жидов и социалистов". В нашем Киеве этих бандитов (НСПР) за людей не держат (В.В. Шульгин, депутат ГосДумы от "Правого Дела" в интервью "Дончанину", май 1935)
Файл Russian fascists at Harbin 1934

Собравшиеся на вокзале добровольцы из боевого крыла НСПР, 24 мая 1935.

Разумеется, на этот второсортный шантаж Кондратьев ответил отказом. Тогда 24 мая Белякин, собрав всех активистов в Москве, объявил о начале похода на Новгород. Очевидно, что он вдохновлялся захватом власти, осуществленным в Польше Рокоссовским. Он искренне рассчитывал, что сможет вызвать народный гнев и прийти ко власти как "спаситель нации".

Поход

Первый этап (25 - 28 мая)

Утром 25 мая отряды НТО покинули Москву, отправившись на северо-запад. Впереди неустанно шел сам Белякин, нацепивший на себя все имевшиеся у неший медали и ордена. Своим личным примером он намеревался вселить уверенность в своих людей, которой им явно не хватало. Казалось, в успешность мероприятия верил только его вождь. По началу даже не все газеты оповестили о "Походе", предпочтя отдать полосы анекдотам и бытовым историям.

В Новгороде же началась дискуссия между членами правительства, президентом и Государственной Думой. Шульгин, бывший председателем последней, требовал ввода против НСПР сил действующей армии. Он уверял главу государства в опасности промедления, ккоторо дает Белякину время для сбора сил. Но более мирно настроенное социал-демократическое правительство предпочло выжидать, надеясь на самороспуск предприятия.

Промедление центральной власти и паралич местной позволили национал-синдикалистам продолжить свой поход в неизвестность. Постепенно к ним присоединяются сторонники со всей России, местные уголовники и прсто зеваки, с интересом следящие за происходящем. 27 мая они достигают поселка Подсолнечного (РИ Солнечногорск), где останавливаются на отдых. И вот тут сказалось отсутствие надежной организованности и привлечение уголовных элементов: в городе начался разбой и грабеж, кое-где полилась кровь. Глава поселка послал скороходов в Москву, а сам на велосипеде отправился в Клин. Безобразное поведение бойцов НСПР стало быстро известно всей округе, и народ окончательно отвернулся от своих "защитников".

Второй этап (28 мая - 4 июня)

29-30 мая национал-синдикалисты продолжали свой путь, в Новгороде улаживались последние формальности, а горожане Клина совместно с селянами готовились к обороне своего города своими силами. Неожиданно, бросив ГосДуму на заместителя, прибыл Шульгин во главе 5 тысяч добровольцев, следом за ним явились боевые отряды коммунистов, общей численностью под 2 тысячи. Вооруженная подмога пришла очень кстати,так как из-за предательства полковника Егора Власова, повстанцы получили доступ к складам с оружием.

1 июня передовые части "Народно-Трудового Отряда" достигли Клина, но были встречены дружным огнем с баррикад и отошли. К концу дня подтянулись основные силы путчистов, но без лидера - Андрей Белякин был контужен ударом лопаты в голову, который ему нанес один дед, и остался в Подсолнечном на лечении. Временное командование взял на себя его заместитель, отпетый насильник и грабитель, Михаил Потнов.Он приказал идти на штурм, который длился вплоть до начала следующего дня, а результатов не дал.

Наконец, второго июня, действие зашло в заключительную фазу: большинство сторонников путча разбежалось или было выведено из строя, а к Клину стягивались регулярные части Новгорода. Видя отчаянность своего положения, Потнов пробует пробиться обратно к Подсолнечному, но на полпути поредевшую колонну перехватила мотопехота 17-го корпуса. Ночью со второго на третье НТО де-фактопрекратило свое существование под огнем барелей с одной стороны, и старых самопалов - с другой. Большинство разбежалось, многие были арестованы. Наконец, в два часа дня 4 июня был арестован сам Белякин. С этого момента отчитывается конец "Марша на Новгород".

Суд

Vishinsky kult45 006

И.Я. Вышинский на суде, август.

С июня по август длился "Московский процесс" над руководством Национал-синдикалистской партии России и "Народно-Трудового Отряда". Государственным обвинителем был назначен Игорь Вышинский, к тому моменту приобревший известность как один из наиболее жестоких прокуроров своего времени. Председателем судебной коллегии стал Анатолий Яблочков, адвокатом - Эдуард Глазунов, член НСПР с 1930 по 1933-й.

Суд активно освещался в газетах, о процессе выходили еженедельные подробные отчеты. Регулярно делал заявления прокурор, уверяющий в своей решимости бороться за максимальный срок для каждого подсудимого, а при удаче - убедить суд приговорить их к высшей мере. Глазунов же старательно избегал общения с прессой, стараясь замять дело и перенести его в закрытое слушание, правда, безуспешно.

Все политические деятели России выступили с требованием осудить преступников. Решительнее всех высказывались лидеры коммунистов и Шульгин, требовавшие смерти подсудимых. А "Дончанин" каждую свою статью заканчивал фразой: "Кроме того, мы считаем, что преступники должны быть казнены". Президент Кондратьев отказывался от заявлений, считая это вмешательством в дела другой ветви власти. В дальнейшем это молчание пагубно скажется на социал-демократах: их будут упрекать в вялости и нерешительности.

По делу верхушки (Белякин-Потнов-Дуболомов) суд вынес окончательное решение 7 августа. Они были признаны виновными в подготовке свержения власти, убийствах, разбое, создании незаконных вооруженных формирований и бандитизме. Андрей Белякин был приговорен к пожизненному заключению, Потнов - к смертной казни через повешение, а Дуболомов получил 25 лет лишения свободы. Казнь состоялась в Клине 9 числа, когда два оставшихся "вождя" уже доезжали до мест не столь отдаленных.

Дальнейшие судебные разбирательства уже не столь пристольно комментировались в прессе, а отчеты выпускалист лишь раз в месяц. Всего И.Я. Вышинский добился 4 тысяч обвинительных приговоров, из которых 20 устанавливали высшую меру наказания. Это стало настоящим звездным часом для юриста, взлетевшего к могуществу практически в одночасьи.

Последствия

Последствия "Похода на Новгород" для России трудно переоценить. Он способствовал окончательной дискредитации ультраправых сил в глазах российского общества, лишению их какого-либо потенциала. НСПР была запрещена, подавляющее большинство ее активистов попало за решетку. С того времени в России окончательно устоялась демократическая традиция, защищенная от внутреннего врага.

Василий Витальевич Шульгин, ставший председателем Государственной Думы, смог отличиться в подавлении бунта. Экс-президент снова попал на первые полосы газет, показав себя непримиримым борцом за демократию и толковым организатором. Бессменный лидер консерваторов триумфально вернулся в большую политику; тогда же, по его словам, у него родилась идея баллотироваться на президентский пост в 1940-м году, когда Кондратьев будет вынужден уйти.

Социал-демократы показали себя не в лучшем виде из-за собственной нерешительности. Исключительно отсутствие прямого президентского указа не позволило военным сразу же разогнать национал-синдикалистов, что в последующем нанесет им большой урон.

Именно с суда над Белякиным началось возвышение Ивана Вышинского, известного российского прокурора. Он стал известен в масштабах всего государства, за его речами и поведением внимательно следил каждый гражданин России. По словам коллег, обвинитель с того момента "зазвездился", начав считать себя "юридическим светочем" и главным спасителем РДР от переворота.

В культуре