ФЭНДОМ


После победы Анти-Версальской Коалиции во Второй Мировой Войне, в сфере влияния СССР оказалась большая часть Европы, Ближний Восток, небольшая часть Индии и половина Китая. Из этой войны он вместе с Японией вышел сверхдержавой, но Победа никак не повлияла на устройство сталинского государства. Поколение фронтовиков, ожидавшее некоторого ослабления режима после войны и перемен оказалось разочаровано.

Но перемен после победы ждали не только они, но также и определенные личности во власти. Осознавая, что без их участия в СССР никогда ничего не изменится, они, воспользовавшись смертью Сталина, решают действовать и изменить Советский Союз в ту сторону, в которой они хотели его видеть. Эта статья рассказывает о событиях накануне реформ, их причинах, личностях реформаторов, ходе событий самой Реформации и о её итогах для СССР и всего мира.

СССР накануне реформ

Общее положение

Зк ссср 1948

СССР, его сфера влияния и соседние страны в 1948 году

К 1948 году СССР был в самом удобном положении среди всех великих держав. Под его контролем была значительная часть Азии и Европы, а Финляндия, Западная Украина, Западная Беларусь, половина Польши. Иранский Азербайджан и Восточная Армения и вовсе вошли в состав Советского Союза. В отличии от стран Восточной Европы и Германии, СССР практически не пострадал от военных действий и более того, поскольку французские войска не прошли дальше Риги и Киева, почти вся промышленность СССР сохранилась и работала не только на нужды Красной Армии, но и обеспечивая Японию и немецкие части продовольствием, полезными ископаемыми, военной техникой и другими промышленными товарами, естественно в кредит, который после победы германское и японское правительства обязались выплатить полностью. После войны, советская экономика была самой сильной в разрушенной Европе и именно на него (в меньшей степени - на Германию) ориентировались европейские страны в поиске экономической помощи.

К концу войны Красная Армия была самой мощной на европейском континенте как по числености, так и по техническому оснащению, а кроме того на 1948 год у СССР имелось порядка 20 атомных бомб.

Если для внешней политики, армии и экономики война стала триумфальной, то во внутренней политике ничего особенно не поменялось. Сталин как был, так и оставался единоличным властителем Страны Советов, а вместе с ним продолжались и мало чем ограниченные репрессии. В то же время, "Отец народов" был не вечен и товарищи по партии начали уже морально готовиться к дележке портфелей после его смерти, до которой оставалось всего пять лет.

Расстановка сил

К моменту начала подковёрной борьбы за власть, существовало три сильные группировки:

  • Московская, сосредоточенная вокруг Вячеслава Молотова и первого секретаря МГК Никиты Хрущёва.
  • Ленинградская, в которую помимо одного из вероятных преемников Сталина Андрея Жданова также входили председатель Госплана Николай Вознесенский, министр иностранных дел Мария Кузнецова и первый секретарь Ленинградского горкома Пётр Попоков
  • Группировка силовиков, во главе с Лаврентием Берией: в неё также входили Серго Гоглидзе, Председатель президиума Верховного Совета Марина Кусимова, руководитель Первого отдела МГБ Валерий Соколов и другие.

Группировка Дипломатов

Но многие историки также выделяют еще одну, более неформальную группировку, ставшую в последствии костяком реформаторов:

  • Группировка дипломатов: Кузнецова, Соколов, Кусимова. Всех троих связывает работа в Наркомате Иностранных дел в довоенное время и в годы Великой Отечественной: Кусимова была послом в Японии в 1932-1934 и 1938-1939 годах; Соколов был послом в Германии в 1936-1939 годах; Кузнецова была послом в Великобритании в 1935-1937 годах и послом в Германии в 1939-1941 годах. Кроме того, Кусимова была наркомом иностранных дел в 1943-1946 годах, после чего уступила этот пост Кузнецовой.

К 1948 году группировка Дипломатов еще не оформилась до конца, но уже виднелись её будущие контуры. Все трое довольно давно знали друг друга и были близкими друзьями, имели примерно одинаковые взгляды на будущее советской экономики, дипломатии и политики. Например, все трое считали, что советская экономика в том или ином виде должна стать рыночной, что репрессии надо свернуть, а открытая война с Японией нежелательна. Но были и различия во взглядах. Так например, Соколов хотя и не одобрял массовых репрессий, не имел ничего против точечных карательных действий против самых ярых оппозиционеров, тогда как Кузнецова, хотя и не могла терпеть своих врагов, все же считала применение репрессивных методов даже против отдельных личностей неправильным и считала, что им тоже надо предоставить слово. Тот же Соколов считал, что Япония является главным врагом СССР и вся внешняя политика должна быть сосредоточена на противостоянии с ней, тогда как японофилка Кусимова была более миролюбива в этом вопросе и считала, что с ней можно пойти на разрядку, а Кузнецова, которой не нравились ни "кейсианские заигрывания" в Японии, ни фашистская диктатура в Америке, считала, что можно играть на противоречиях между двумя главными тихоокеанскими державами, не отдавая явного предпочтения ни одной из них. Но все эти противоречия были довольно незначительными, во всяком случае, на начало борьбы за власть.

Тема взаимоотношений трёх лидеров Дипломатов, подчас все-же неоднозначных и сложных, до сих пор вызывает интерес как у историков, так и у рядовых граждан. Так, историк Олег Хлевнюк, автор книги "История трёх реформаторов", приводит, со слов внучки Андрея Жданова, Екатерины, такую характеристику Валерия Соколова от Кузнецовой:

Иногда с его беспринципностью и хитростью мне хочется прибить его, но он может сотворить такие невероятные вещи, за которые даже я начинаю его уважать! Не зря Коба и Ленин доверяли ему опасные дела.

Далее Кузнецова так рассуждает о Кусимовой:

Знаешь почему она - моя лучшая подруга? Потому что она невероятно сильная женщина, и я такая же! И никто лучше нас двоих друг друга не понимает! Хотя взгляды у неё, конечно, своеобразные...

В своей автобиографии "Наедине с собой", Кусимова приводит такие характеристики своих коллег:

Машу в полной мере можно назвать "бой-бабой" от политики, настоящей русской женщиной, которая и коня остановит, и в горящую избу войдет, а после этого еще и прочитает зажигательную речь перед съездом об успехах животноводства и советских пожарников.

Мне с самого начала нравилась в ней искренность. На публике она, как и я, старается держаться достойно, не показывает эмоций, но когда она остается наедине, то она превращается в живого человека, я бы даже сказала, в настоящего человека. Она остроумна, открыта, любит хорошо поесть и повеселиться, и именно своей открытостью она и располагает друзей к себе. Но такой же искренности и честности она ждет от вас, а если вы ее обманите... Не дай бог вам знать, что она с вами сделает.

Наши взгляды в политике немного расходятся, мы могли с ней и Валерой спорить часами и не прийти к какому-то результату, но мы все никогда не переступали черту и старались не мешать политику и личное, потому-то мы с Машей и сохранили нашу дружбу даже после отставки.
Прежде всего, Валера - человек очень непростой. В нём чувствуется эта манипулятивность, карьеризм, готовность идти по головам, но на самом деле, это не совсем так. Я всегда подозревала, что у него есть что-то на каждого из нас, но я хочу отдать ему должное, что он никогда ничего из этого не использовал. Почему так? Я думаю, это одновременно из-за присущих ему некоторого благородства и разумности. Он умел так расположить к себе людей своей обходительностью и своими действиями, что его подчиненные готовы были идти за ним хоть в ад, да и мы с Машей, если кто-то из "московских" и ждановцев хотел на пустом месте "наехать" на Валеру, всегда вставали на его сторону.

А вот так отзывается о Кусимовой и Кузнецовой уже Соколов:

За долгие годы работы с Машей я понял только одну вещь - на неё можно было положиться. Она как и я работал на самых опасных и сложных участках нашей дипломатии. При этом она была крайне независимой, и своенравной. Мне часто приходилось прикрывать её когда она что-то скажет не то в узком кругу, а как известно историческое развитие нашей страны было сопряжено с такими факторами которые не предполагали нормального развития государственной власти без жесткой борьбы за власть. Я считал что нельзя терять такого дипломата, и я часто шел на то что имел наглость отрывать Сталина а после и Берию от более важных дел что бы заступиться за неё, оба они мне доверяли, с обоими я был знаком. Так что я пользовался этим.

Мы с Машей много говорили о будущем в СССР, и о будущем экономики, я считал что необходимы реформы. И потому я поддерживал именно её в этом. Одна из причин, почему я ее поддержал, - это она сама, потому что она была достаточно сильной и достаточно упёртой что бы пойти до конца.

Как человека я её очень уважал, и можно даже сказать любил как родную сестру, с ней всегда можно было поговорить, и я получал удовольствие от наших с ней бесед.

Кусимова была крайне хитрой, и очень изворотливой. Я думаю если бы она не была таковой её бы не вытащили из лагеря. Ей было присуще умение держаться посредине из-за чего её под крыло взял сам Берия. Но на этом её способности ограничивались во многом из-за её личных убеждений, и того кто она была сама. Она была сильно идеалистична, и её мнение часто не совпадало с мнением других, пока был жив Сталин, и пока хозяйничал Берия она особо сильно не выступала, зная что свобода данная властителями, может быть отнята так же по щелчку пальцев. Возможно именно это и привело к тому что партия поддержала выдвижение именно Марии Кузнецовой, она была слишком не гибка, и своими заявлениями отвернула большую часть возможных союзников включая и меня. Я руководил МВД при Берии в момент истины, но увы к сожалению её заявления, и прочее меня откровенно говоря отвернули от неё.

Мои личные отношения с Кусимовой не сказать что были очень хорошими, мы часто спорили до того что нас приходилось разнимать. Но она всегда имела храбрость открыто сказать мне что я не прав, как и Кузнецовой, что надо сказать было отличным качеством потому что она не позволяла затыкать себе рот просто так, и заставляла выслушивать мнение со стороны. Этот треугольник из независимой и гибкой дипломатки, верховной жрицы партии, и верного цербера нашей Родины был наверно самым странным политическим союзом не только для старых партийцев но и для всего мира.


Большинство исследователей сходятся во мнении, что Кузнецова и Кусимова примерно с начала сороковых оставались близкими подругами, но отношения Кусимовой и Соколова остаются загадкой. Они вместе работали под началом Берии и знают друг друга много лет, но сохраняли некоторую дистанцию, однако например историки, сочувствующие Берии, такие как Юрий Жуков и Сергей Кремлев приводят сведения, что у Кусимовой и Соколова мог быть бурный роман и, дескать, Соколов принял участие в Реформации и преддворяющих её событиях только из-за этого тайного романа. Николай Стариков развивает идею очень близких отношений Дипломатов дальше и заявляет (ссылаясь на очень сомнительные источники), что Кузнецова "в Политбюро ходила по рукам" и имела интимную близость не только, например, со Ждановым, в чём её всегда подозревали, но и с другими первыми лицами страны, и даже с Соколовым и Кусимовой, и дескать Кузнецова "стала третьей" в их отношениях. Большинство историков считают эту версию очень сомнительной, тем не менее она популярна у самых радикальных сталинистов.

"Четвертый Московский процесс"

После проведенной в президентство Александра Яковлева второй волны реабилитации репрессированных при Сталине, мы можем с уверенностью утверждать, что так называемое "Дело группы Хрущёва" было сфабриковано подчиненными Берии и было проявлением противостояния московской группы с новым альянсом силовиков и ленинградцев.

Было несколько весомых причин для появления такого альянса. К 1948 году Хрущев, Маленков и Молотов стали достаточно сильны и угрожали в будущей борьбе за власть как Берии, так и Жданову. Среди ленинградцев было достаточно людей, вроде Вознесенского, считавших нэповский социализм идеальным с точки зрения экономики - таких же взглядов придерживались и силовики. Наконец, обе группы поддерживали связь друг с другом через "дипломатов" - Кузнецову с одной стороны и Кусимову и Соколова с другой стороны.

23 июня 1948 года силами МГБ были арестованы Маленков, Молотов, Микоян, и Хрущев. После недолгого процесса, свидетелями на котором выступили Жданов, Кусимова, Абакумов и другие высокопоставленные деятели советского государства, все четверо были обвинены в шпионаже на Великие Штаты Америки и приговорены к расстрелу.

Четвертый Московский процесс стал последней громкой чисткой высших эшелонов власти при жизни Сталина, который окончательно закрепил ленинградско-грузинский альянс как будущую конфигурацию власти, а после смерти Жданова в 1952 году вследствие его слабого здоровья, Берия остался единственным наследником Сталина.

Приход Берии к власти

5 марта 1953 года Иосиф Сталин умер, как гласила официальная версия, вследствие инсульта. После его смерти Берии отошла власть как над партией, так и над всей страной. В то время как Берия стал председателем Совмина, другие важные посты распределились так:

  • Валерий Соколов стал Министром госбезобасноти и был введен в Президиум ЦК. В 1954 году МГБ было объединено с МВД и Соколов возглавил объединенное министерство. 
  • Марина Кусимова стала Управляющей Аппаратом ЦК КПСС и была вновь введена в Президиум ЦК.
  • Мария Кузнецова стала Председателем Президиума Верховного Совета.
  • Константин Рокосовский[1], до того - Первый секретарь ЦК Компартии Польши, стал Министром обороны.

Как видно из такого расклада, ждановцы, за исключением Кузнецовой, остались на своих старых позициях и не получили практически никаких новых должностей, что говорит о подчиненности этой группировки силовикам

Сразу же после своего прихода к власти, Берия амнистировал всех заключенных в лагерях, чей срок был меньше пяти лет (1,2 из 2,5 миллиона заключенных), а также начал готовить советскую экономику к реформам.

Китайский кризис

ЗК раздел Китая

Раздел Китая после Второй Мировой Войны. КНР - фиолетовый

Ялтинский мирный договор от 17 апреля 1944 года закрепил раздел Китая на японскую и советскую зоны оккупации, на которых позже были созданы лояльные поебдителям правительства. Советскому Союзу отошли глубинные районы Китая, на которых была создана подконтрольная Москве Китайская народная Республика во главе с Мао Цзедуном и со столицей в Чунцине. Мао очень сильно раздражало то, что японцы продолжают оккупировать богатые прибрежные районы страны и именно в этом, как он считал, была причина отсталости КНР от прибрежных марионеток Японии, поэтому он давно вынашивал планы "возвращения Побережья". Он активно выступал, клеймя "японских империалистов", и Москва из-за начавшейся Холодной войны с Японией особо не сопротивлялась такой воинственной риторике, но просили "дорогого товарища Мао" воздержаться о тпрямых действий. Поскольку Сталин был абсолютным и единственным авторитетом для Мао, до смерти Отца Народов эти угрозы были прост ословами. Но после его смерти, Великий Кормчий, подталкиваемый "ястребами" в своем окружении, такими как, маршаллом Линь Бяо и собственной женной Цзян Цин, решает воспользоваться политической нестабильностью в самой Японии и бросить вызов Империи Восходящего Солнца.

4 августа 1955 года, Мао Цзедун, выступая на съезде КПК объявил о том, что "нынешний год войдет в историю как год, в котором воссоеденится весь китайский народ", после чего он произнес самую воинственную из своих речей, в которой не только призывал "освободить наших братьев от гнета японского империализма", но также и клеймил Советский Союз в "предательстве".

Несмотря на то, что Советский Союз любит называть себя "флагманом социализма", мы видим реальность: они нас предали. Ведь это они придумали тот предательский Ялтинский мир, который отдал 400 миллионов наших соотечественников в плен японского империализма! Те, кто обманули великого Сталина и великий советский народ, придумывая этот дьявольский анти-китайский заговор - Берия, Абакумов, Кузнецова, Соколов - они сейчас все во власти!

Но главным архитектором этого анти-китайского заговора всегда была Марина Кусимова, именно она первая додумалась над этой хитроумной издевкой. Пойдя на сговор с буржуазным правительством Мицумасы Ёная, которым как марионеткой манипулировали дзайбацу и принцесса Кагуя, она придумала под видом "Пакта о ненападении", заключенном в феврале 1939 года, на пару с Японией разделить Китай и отдать оккупантам самые лучшие земли, а чтобы никто никогда не узнал о сговоре Ёная и этой подстилки буржуазии, эти соглашения были в расплывчатых формулировках были описаны в дополнительном секретном протоколе! Прочитав этот секретный протокол я сделал вывод, что Кусимова - тайный буржуазный агент, работающий на разложение Советского Союза и Китая! Товарищи, если кто-то еще не верит в факт этого анти-китайского заговора, то вы сможете ознакомиться с копией этого договора во время перерыва!

Но у банды Берии и даже у подстилки Кусимовой все-ещё есть шанс исправиться и принести извинения перед великим китайским народом: вы или идете с нами, в последний бой против империализма во всей Азии, либо вы доказываете всему миру, что вы предали дело Ленина и дело Сталина, и что больше не имеете права на лидерство в мировой социалистической системе!

Это был непрекрытый вызов Советскому Союзу, лично Берии, Кусимовой и всей верхушке советского руководства. Когда Президиум ЦК на следующий день собрался на заседание, его члены не смогли решить, что делать с заявлением Мао. Раскрытие секртеных протоколов к Пакту Кусимовой-Ёная 1939 года уже стало фиаско советской дипломатии, которое требовало немедленного реагирования.

Не дождавшись реакции Москвы, 7 августа Мао Цзедун объявляет о мобилизации китайской армии. Случившееся очень сильно озадачило Токио, и премьер-министр Итиро Хатояма, после консультации с Императором и Советом Гэнро, 8 августа, выступая перед Парламентом, объявил о том, что отдал приказ о переброске регулярных частей к границам КНР и в расплывчатой формулировке предостерег Советский Союз от решительных действий.

Мы предупреждаем, что участие третьих стран в текущем дипломатическом конфликте с Правительством в Чунцине будет расценено как вопиющее вмешательство в дипломатию Японской Империи и будет для этих стран иметь далеко идущие последствия.

Собравшиеся 8 августа на экстренном заседании члены Президиума ЦК в большинстве своём были настроены уже более решительно. По легенде, на том заседании произошел ожесточенный спор между Берией и Абакумовым с одной стороны, и Дипломатами с другой:

- Давно было пора уже избавиться от япошек у наших границ! Ну что они нам сделают? Их самолеты долетят максимум до Красноярска, а их острова у нас как на ладони. Мы разбомбим их обратно в каменный век за пару часов!

- Прошу прощения, товарищ Меркулов, но вы кажется не осознаете всех последствий этой войны. А если радиоактивный пепел сдует на советскую землю? А что будет с Владивостоком? С Хабаровском? С Камчаткой? Там же все погибнут!

- Товарищ Кусимова, уж кто-кто, а вы бы лучше помолчали, потому что если бы не заключили тот пакт или позаботились бы о том, чтобы Мао достались земли получше, то этой...

- Во-первых, не перебивайте меня. Во-вторых, жизни советских людей - это вам не разменная монета. Чем мы отличаемся от Фурнье и Монти, если мы вот так просто можем отправить миллионы гражданских на смерть?

- На тотальной войне гражданских не бывает.

- Но мы ведь еще можем избежать этой войны! - чуть повысила голос Кусимова

- А зачем? - спросил Берия - Товарищ Меркулов абсолютно прав. Вы читали тот доклад, который разослал товарищ Рокосовский членам ЦК?

- Да, я читал - ответил ему Соколов - Но я позволю с ним не согласиться. Я хочу обратить ваше внимание на то, что у японцев больше тактического ядерного оружия, созданного для противостояния крупным группировкам противника. Впрочем как и у нас. Если они его применят, то от армии Мао ничего не останется и японцы будут в Чунцине уже через пару дней. Японцы имеют очень мало ракет способных достать центральных регионов, но у нас нет ещё средств защиты от подобного. Мы можем ударить первыми, но даже в этом случае существует опасность. Аналитики из Первого управления считают что в случае нашего прямого участия в конфликте риск того что Японцы атакуют наши приграничные территории равным 60%.

- Я читал ваш доклад товарищ Соколов, риск правда велик, однако Константин Константинович заверил меня что в случае если мы первые нанесём масштабный ядерный удар по их военно-воздушным, военно-морским и ракетным базам на островах, и нанесём удар по их базам в Маньчжурии, мы получим неоспоримое преимущество при наступлении. Колличество войск в Монголии и на Дальнем востоке позволяет по его мнению разбить их в Маньчжури. Рокоссовский так же заверил меня что мы в состоянии дойти до Пекина и быстро выйти к Хуанхэ, и уже оттуда пойти на соединение под Сианем...

- Товарищ Берия - перебила его Кузнецова - Разрешите, что перебиваю, но такой план никогда не сработает, это понимаю даже я, хотя в войне я вообще не разбираюсь.

Берия свирепо посмотрел на Кузнецову, которая посмела его перебить. Он снял свое пенсне и посмотрел Марии прямо в глаза. После минуты молчания, к Берии обратился Соколов.

- Товарищ Берия, Маша не имела ввиду ничего плохого и не хотела вам нагрубить...

- Ну ладно - Берия немного успокоился и отвернулся, а затем продолжил. - Нет, я считаю, что мы должны поддержать Мао. В конце-концов, он наш союзник, мы не имеем права оставить его один на один с японцами. Что о нас тогда подумают другие наши союзники?

- При всём уважении - снова возразила Кузнецова - Эту войну не поддержит ни один из наших важных союзников. Я общалась недавно с товаришем Сартром, он сказал что французский народ не хочет воевать и война только расшатает там наши позиции. Кроме того, товарищ Берия, все понимают, что Мао - сранный фанатик и клоун, всерьез его никто не воспринимает, и не должны воспринимать и мы.

- Я соглашусь с Машей, Мао действительно фанатик, я имел возможность с ним пообщаться, он только и говорит что необходимо вернуть земли. - продолжил Соколов - Более того, нас не поддержат Англия, Южная Италия, Югославия, Греция, Иран и Пакистан. Я как дипломат, и основываясь на данных разведки имею все основания предполагать что в случае если мы начнём войну первые, то мы рискуем потерять лояльность Западной Европы и всё наше мировое лидерство вместе с ней. Наше лидерство во многом зависит от лояльности Европы и работы её общей экономики на нас.

- В конце-концов, партия вас тоже не поддержит - сказала Кусимова - Большинство партийцев, подавляющее большинство, против войны и считает, что мы должны искать пути мирного решения. Нам стоит опасаться внутрипартийных волнений и открытых выступлений против Президиума и генеральной линии нашей с вами партии.

- Кусимова, почему вы не обеспечили единство партии?

- А что, мне надо было всех несогласных в лагеря отправить? Это по части ведомства Валеры.

- Марина. - Гневно посмотрел на неё Соколов. - Я не потерплю клеветы в своём отношении, и в отношении моего ведомства, я разведчик и работал на нелегальной основе в этом ведомстве с самого его создания, ещё во времена Гражданской войны. То что случилось в 30-х годах с вами прискорбно, но я не потерплю что бы моих товарищей и меня под одну гребенку ставили на один пьедестал с оппортунистами и непрофессионалами на вроде Ежова.

- Прошу прощения, я не имела ввиду что это твоя обязанность, я говорила о том что нельзя отправлять людей в лагеря за одно лишь несогласие с линией партии, как это было тогда.

- Прощаю. Я тоже против той практики был и сейчас против. И я не допущу подобного вновь, потому я и поставлен на эту должность партией и правительством!

- Товарищи мы отвлеклись от темы. По поводу несогласия в партии с генеральной линией. Я требую чтобы вы нашли самых активных предателей и исключили их из партии!

- Это расколет партию!

- Нам в тылу не нужны агенты империализма!

- Да остановитесь же вы! - возмутилась Кузнецова - Эта война станет последней для нас!

- Верно, последней! И после неё никто не сможет оспорить лидерство Советского Союза!

- Нет, она станет последней для всех людей! Эту войну никто не переживет! Товарищ Сталин оставил нам в наследство страну не для того, чтобы мы её просрали!

- Товарищ Кузнецова, что за пораженчество! - вмешался Меркулов - Как вы смеете не верить в победу дела Ленина и Сталина?

- Это не дело Сталина, а уж тем более - не Ленина! - ответила ему Кусимова - Да они оба сейчас в гробу крутятся от мысли о войне!

- А может прав был Мао, когда назвал вас буржуазной подстилкой?

- Да как ты смеешь!

- Товарищи! - перебил их всех Берия, подняв ладонь в согнутом локте - Мы выслушали обе стороны, но теперь пора голосовать. Я считаю, что война с Японией все-равно неизбежна. У нас есть преимущество в дальней авиации и общей численности войск, поэтому я считаю, что победить Японию нам возможно. Я не считаю, что доводы товарища Соколова о тайных пактах Японии реальны, также я не верю товарищам Кузнецовой и Кусимовой, что партия и союзники нас предадут. Давайте голосовать: нужна ли нам мобилизация Красной Армии или нет? Кто за?

Руки подняли все, и Соколов так же после паузы, Кусимова, Кузнецова и Вознесенский руки не подняли. Увидев это, Кусимова в сердцах вышла из зала заседаний, не сказав ни слова, и отправилась домой. Через несколько мгновений за ней ушла и Кузнецова, Вознесенский остался единственными в зале заседаний Президиума, кто воздержался от голосования.


Переворот 9 августа

Итак, утро 9 августа. Советские войска выдвигаются на позиции на границе обоих блоков. Япония объявляет всеобщую мобилизацию и миллионы её граждан вновь готовятся умереть за Императора и Свободу, как было в Освободительной войне. Советские и японские бомбардировщики патрулируют небо на границах, готовые в любой момент отправиться выполнять последний приказ. В 6 утра по Московскому времени на полигоне в Семипалатинске прошли демонстративные атомные испытания, а через два часа Япония испытала новый мощнейший ядерный заряд "Цукиномия" в районе Мадагаскара. Кажется, будто мир движется к войне и ничто её больше не остановит. Слишком долгим и болезненым был послевоенный компромисс, слишком много неопределенностей оставил Ялтинский мирный договор, слишком много было поставлено на карту.

МВД было на ушах, разведка работала на полную катушку. Соколов поддержал Берию в том что война должна начаться, хоть и оставил за собой собственное мнение. Берия в очередной раз доверился Соколову как одному из самых лояльных своих министров. Соколов же убедил Берию поднять войска МВД по тревоге и под видом учений ввести их в Москву мотивировав это тем что гражданской обороне и милиции потребуется помощь на случай если Японцы таки сумеют атаковать Москву, как и то что в случае войны могут возникнуть перебои с поставками товаров первой необходимости что может привести к социальным волнениям, и милиции необходима будет вооруженная поддержка. Ночью 9 августа Дивизия Дзержинского была введена в Москву по личному указу Берии, однако то что Берия считал защитой своего тыла на самом деле было ловушкой, и фактически Берия подписал указ о своём смещении. Дальнейшие события были восстановлены после того как секретные документы были обнародованы в 90-х годах.

Чего Берия не знал так это того, что после вчерашнего заседания Политбюро, Соколов предложил услуги МВД несогласным с Берией Кузнецовой и Кусимовой. Собравшись после того заседания в кинотеатре "Художественный" на Арбатской площади, Кузнецова, Соколов и Кусимова составили буквально "на коленке", на последнем ряду зрительского зала, где в этот момент показывали "Броненосец Потёмкин", план ареста и смещения Берии. Охрана первых лиц государства была в руках МВД, а значит арестовать всех про-бериевских членов Президиума и его самого большого труда не составляло. Они решили арестовать Берию во время заседания, и сопроводить его в тюрьму МВД на Лубянке, а если он или кто-то еще из членов Президиума будет сопротивляться, то ликвидировать на месте. По мнению многих специалистов, то как был осуществлён план и как безукоризненно был исполнен, говорит о том что Министр Внутренних Дел Соколов уже давно планировал переворот, так как действия остальных заговорщиков были крайне неуклюжи и медленные.

В 10:06 9 августа когда Берия направлялся со своей даче на окраине Москвы к Кремлю в расположение объекта Метро-2 где был готов пункт верховного командования со времён Сталина, кортеж с машиной Берии и машинами охраны был остановлен подразделением дивизии Дзержинского, и патрульными ГАИ. Не успев опомниться колонна была окружена вооруженными солдатами, на месте встречи Соколов министр внутренних дел объявил Берии о том что он арестован. Личная охрана Берии разоруженная была так же арестована и посажена в грузовики, водители были заменены, как и собственно охрана. После этого колонна двинулась в направлении Лубянки. В 10:18 Соколов отдал приказ арестовать членов ЦК и Политбюро кто вошёл в список неблагонадёжных. Были арестованы Меркулов, Гоглидзе, Деканозов, Мешик, Кобулов, и Влодзимирский, а так же множество чинов по меньше. Ещё в 10:00 вся связь с Москвой была обрублена МВД, из-за чего министры внутренних дел союзных республик лояльные Берии не знали даже о том что произошло. После успешного осуществления операции в Москве, аналогичные действия были осуществлены на местах. Из Москвы ещё ночью в разных направлениях вылетели специальные группы, которые должны были осуществить арест людей лояльных Берии. При этом все арестованные, как и сам Берия продолжали оставаться на своих постах.

В самой Лубянке Соколов и группа заговорщиков старались принудить Берию подписать заявление об отставке связи с проблемами со здоровьем, однако он упёрто отказывался это делать. По воспоминаниям Кусимовой он кричал и проклинал Соколова. В том же кабинете в котором ранее сам Берия и сидел до Соколова присутствовали арестованные Меркулов, Гоглидзе, и Влодзимирский. Не сумев добиться от Берии его подписи на документе, Соколов застрелил его двумя выстрелами в голову, на глазах у всех. После чего сказал остальным что если они откажутся он убьет и их. Кусимова глава аппарата ЦК в срочном порядке собирала пленум ЦК, а Соколов продолжал подчищать концы. Рокоссовский был уведомлен о перевороте только в 4 часа вечера.

На следующее утро 10 августа, в 12:00 ТАСС объявило о том что Берия скончался от аневризмы. Сам пленум проходил в закрытом режиме, в этот момент, так как многие члены ЦК КПСС были выдвиженцами Берии, они были арестованы Соколовым. На Лубянке за это время собирали их подписи и голоса, для того что бы процедура состоялась. При этом арестованные члены Политбюро так же формально и по протоколу пленума присутствовали там, однако сами они в это время были на Лубянке. Ещё ночью 9 августа состоялось совещание вовлеченных в переворот лиц, и тех из политбюро кто был признан благонадёжным, и не был арестован. И именно тогда было решено после длительных консультаций что страну возглавит Мария Кузнецова, которую поддержали ждановцы и Соколов. Соколов же сохранил за собой пост Министра Внутренних дел и свою силу. Кусимова же получила пост лидера партии. При этом на пленуме был поднят вопрос о том что руководство страной должно обеспечиваться коллегиальным путём. Уже в 13:00 было объявлено что пленум ЦК единогласно избрал Первым секретарём ЦК КПСС Марину Кусимову, а Председателем Совмина Марию Кузнецову. Главой траурных мероприятий по случаю кончины Берии был объявлен Соколов, который лично настоял на этом.

При этом Соколов продолжал заметать следы, семья Берии так же была арестована, и под страхом расправы жена Берии написала под диктовку письмо в ЦК с просьбой не бальзамировать тело Берии, а кремировать его и разместить его прах в кремлёвской стене. Сделано это было для того что бы невозможно было провести экспертизу в последующем, так как имела место насильственная смерть Первого лица государства. В дальнейшем при эпохе реформ Советский народ, как собственно и весь мир не знали о том что 9 августа случился переворот в СССР, и не знали о том что Берия был убит, а большая часть ЦК и Политбюро была арестована и в дальнейшем находилась под домашним арестом, подписывая чистые листы бумаги и ликвидированные в последующем на протяжении 6 лет после переворота. Часть из них была расстреляна, другая часть была устранена другими способами в последующем. Соколов старательно почистил все управления и республиканские министерства от людей бывшего шефа и поставил у руля своих людей. А почищенные так же им партийные ряды усиленно заполнялись молодыми людьми выдвиженцами Кусимовой. Правительство и государственные структуры так же получили новых министров и глав различных управлений, чьим подбором занимались Кузнецова, Вознесенский, и остальные Ждановцы сторонники реформ.

Завершение кризиса

Несмотря на то, что смена власти прошла в общем-то успешно, мир до сих пор находился на грани ядерной войны, поэтому международная ситуация требовала безотлагательных действий. Уже в 15:00 10 августа Кузнецова приказала Рокосовскому остановить переброску тех войск, которые еще не успели развернуться на Дальнем Востоке. По открытым дипломатическим каналам японской стороне в 18:30 по Москве (00:30 11 августа по Токио) было передано предложение урегулировать конфликт.

К моменту, когда это сообщение было передано, Токио, кажется, окончательно перестал понимать, что происходит. За два дня сменился и лидер СССР, и воинственный настрой Москвы. В армии и на флоте ярых сторонников войны не было - всех ультраправых и анти-коммунистов почистили еще во время Революции Сёва, поэтому военное командование не спешило идти с "крестовым походом" на КНР и СССР, а московская резидентура Министерства Общественной Безопасности[2] получала в первые два дня противоречивые сводки о происходящем в высших эшелонах советской власти.

В 4:15 утра 11 августа, японская сторона все-таки объявляет, что готово начать переговоры по урегулированию конфликта. Зная о том, что японцы всегда доверяли Кусимовой, она просит генсека отправиться в Токио и возглавить переговоры с Хатоямой. Прибыв в Токио в 21:18 по местному времени (15:18 по Москве), Кусимова тут же направляется в здание Кабинета министров, где её уже ждали премьер-министр, министр иностранных дел и принцесса Кагуя, с которой у Кусимовой были доверительные отношения.

Переговоры были не простыми, но результативными: ни Япония, ни СССР не были заинтересованы в войне, но Хатояма хотел получить гарантии того, что СССР публично осудит своего союзника. Хотя Кусимовой Мао был неприятен, еще больше ей не хотелось соглашаться на это требование, потому что это означало, что она пошла на поводу у страны, с которой без пяти минут война. Кусимова довольно твердо дала понять, что "показательной порки" Китая не будет и Япония не в праве требовать такого от Советского Союза, но она заверила, что СССР готов "обменяться письменными гарантиями стабильности международных отношений в Восточной Азии". Под этой формулировкой понималась готовность созвать мирную советско-японскую конференцию на нейтральной территории с приглашением делегатов от КНР для выработки совместного решения китайской проблемы. Кусимова и Хатояма договорились, что до созыва конференции по Китаю, войска СССР, Японии и союзных стран будут отведены от границ Сферы Сопроцветания и советского блока.

Параллельно с переговорами в Токио, Кузнецова дозвонилась до Мао, требуя от того отвести войска Китая от границы. Мао, конечно, упирался, но убедившись в том, что советской поддержки ему не видать, Мао все-таки отдал приказ о демобилизации войск.

Хотя впереди была еще непростая и скандальная Стокгольмская конференция, к утру 13 августа Китайский кризис можно было считать оконченным. Ядерной войны не случилось, но кризис позволил прийти к власти группе амбициозных реформаторов, которые сумели изменить Советский Союз до неузнаваемости

Первый этап реформ (1955 - 196X)

Постановка задач

По возвращении Кусимовой из Японии, Дипломаты собираются во Дворце Советов, чтобы обсудить принципы совместного управления Советским Союзом и цели, которых они должны были достичь. На этой встрече было решено так рзаграничить обязаности:

  • Кузнецова, как и обговаривалось раньше, будет главной. В её руках будет как пост председателя Совмина, так и пост председателя Президиума Верховного Совета, то есть она будет главой государства и формально, и по полномочиям, а потому последнее слово будет за ней, но главная её задача - обечпечение народной поддержки реформ.
  • За Соколовым будут силовые ведомства (кроме армии), разведка и контрразведка, обеспечение безопасности страны на время реформ и недопущение народных протестов, равно как и отстранение силовых органов от реальной власти, предотвращение попыток новых репрессий и окончательная ликвидация лагерной системы
  • На Кусимовой будет КПСС. В её задачи будет входить идеологическое прикрытие реформ, обеспечение единства партии, внутрипартийная борьба с противниками реформ, а также общая перестройка внутренней политики СССР.
  • Коллегиально будут решаться вопросы внешней политики СССР и реформирования экономики.

Реформа судебной системы

Целью первой реформы правящей тройки стало создание полностью независимой судебной системы, на которую не могли бы оказать влияние ни КПСС, ни правительство, ни спецслужбы. Причин для такой реформы было две. Во-первых, будущей рыночной экономике нужна эффективная судебная система для защиты прав предпринимателей. Во-вторых, памятуя о беззаконии времен сталинских репрессий, реформаторы хотели создать хоть какую-нибудь защиту от повторения этих трагических событий.[3]

Реформа началась с того, с чего обычно начинались перемены при Сталине, Берии и ранней Кузнецовой - с чисток. 21 сентября 1955 года указом Верховного Совета был сокращен состав Верховного суда - с 69 членов до 8, причем через пока еще полностью подконтрольный Верховный Совет реформаторы успешно провели кандидатуры сторонников реформ, которые также, как и Кузнецова считали, что судебную систему необходимо освободить от полного контроля Партии и правительства. Буквально через неделю, 28 сентября, после небольшой беседы с участием лидеров страны в кабинете Главы государства во Дворце Советов, Генеральный прокурор Руденко добровольно ушел в отставку. Существует поверье, что на той встрече Соколов угрожал проблемами семье генпрокурора, если тот не уйдет в отставку по собственному желанию. Также, как и в случае со сменой судей, новым Генпрокурором стал лояльный реформаторам человек[4]

14 января 1956 года Марина Кусимова направила в Президиум ЦК докладную записку, где предлагала упразднить Министерства юстиции СССР и союзных республик. В своей записке она указала, что существование такого министерства является рычагом административного давления на судебную систему данное министерство и его местные органы могли давать указания о правильности и единообразии применения судебной практики, руководили выборами судей, проверяли их работу, порой давали распоряжения, как применять нормы права, что противоречит ленинским нормам социалистической законности. Кузнецова согласилась с этой идеей и начала готовить ликвидацию Минюста, завершение которой состоялось 1 сентября 1956 года.

15 апреля 1956 года Кузнецова, выступая в Верховном Совете, оглашает следующий этап судебной реформы:

  • Введение возможности суда присяжных по гражданским делам, в которых истец требует денежного возмещения на суму более чем 100 рублей, и по уголовным делам, в которых обвиняемым грозит больше 10 лет заключения или смертная казнь
  • Введение возможности досудебного урегулирования гражданских дел

Эти практики были заимствованы из американской и японской судебных систем, где они успешно применяются не одно десятилетие, были введены в советской судебной системе для, с одной стороны, её демократизации, а с другой стороны досудебное урегулирование позволило разгрузить суды.

Аграрная реформа

Главной целью всех экономических преобразований Тройки являлся переход производства товаров ТНП и сферы услуг на рыночные "рельсы" в течении 10 лет. Для этой цели предполагалось делать упор на развитие уже существующей кооперативной системы.

Но промышленности нужно было сырье, причем его предложение должно было отвечать спросу в промышленности. Но плановая система была слишком негибкой, чтобы она могла моментально отвечать на спрос. Поэтому, перед введением рыночных механизмов во вторичном секторе экономики, их надо было ввести в первичном, чтобы крестьянство получило опыт самостоятельной хозяйственной практики.

При проведении этой реформы необходимо было учитывать тот факт, что колхозы, при всей их неэффективности, при всех недостатках коллективизации и при всем том, что принудительная коллективизация превратилась на деле в скрытую форму крепостного права, колхозы могли позволить себе и тракторы, и удобрения, благодаря чему, в общем и целом, советское сельское хозяйство совершило рывок вперед в материально-техническом плане, поэтому бездумное разрушение колхозной системы могло привести к откату аграрной сферы на уровень 1913 года.

Предпосылки для проведения реформы начали появляться еще при Берии. Бывший глава партии еще в 1953 году учредил совхозы. Их отличие от колхозов было в том, что, во-первых, совхозы были государственными предприятиями, где с крестьянами расчитывались деньгами, а не трудоднями, а во-вторых, сами совхозы были переведены с плана на хозрасчет. Эта идея оказалась очень успешной, к 1956 году совхозы уже имели долю в 35% в структуре сельского хозяйства.

Объявление о начале аграрной реформы было сделано на XX съезде КПСС 16-29 сентября 1956 года, где она стала центральной темой съезда. На съезде было озвучено, что в течении следующих пяти лет, колхозы подлежат замене либо на совхозы, либо на агропромышленные кооперативы (агрокопы) - небольшие объединения крестьян по 3-4 двора, полностью под контролем самих крестьян. Особенностью селькопов в том, что государство само выдавало таким кооперативам займы на 10 лет для закупки техники и удобрений, бессрочно сдавало землю в аренду, на 5 лет они освобождались от налогов, при этом ценообразование и ассортимент продукции были полностью под контролем участников кооперативов. Выступая на съезде, Кузнецова и Кусимова призвали делать упор именно на агрокопы, а также заявили, что это не возвращение кулачества, а более компактное развитие идей коллективизации, имеющее цель развитие инициативности крестьян.

К 1961 году, доли совхозов и агрокопов в советском сельском хозяйстве составили 38% и 52% соответственно, в то время как доля колхозов уменьшилась до 10%, ликвидация этих последних колхозов должна была завершиться к 1965 году, а к 1970 году 60% совхозов должны были перейти с хозрасчета на комерческий расчет. Советское сельское хозяйство стало по большей части рыночным. Но здесь стоит отметить и негативные моменты этой реформы. Во-первых, около трети колхозников предпочли перебраться в города, что увеличило популяцию "лимитчиков" в них. Во-вторых, перевод сельского хозяйства на рыночные рельсы привел к росту цен на основные продукты питания при сохранении неизменными зарплат рабочих, что вызвало волну рабочих забастовок в 1959-1960 годах.

Окончание Культа личности

В последний день XX съезда, Марина Кусимова выступила перед делегатами, подвергла критике подход к черезмерному возвеличиванию личностей Сталина, Ленина и других советских вождей прошлого и настоящего. Она назвала культ личности ошибкой, чуждым коммунизму и "эсэровским подходом к роли линости в истории". Не став ни разбирать ошибок сталинской эпохи, ни возлагать ответственности на них за кого-либо, Кусимова призвала партийные организации воздержаться от "раболепского пения хвалебных од". На следующий день, Председатель Совмина Кузнецова издала указ, запрещающий вывешивать портреты руководителей советского государства и советских республик вне праздничных дней, а также приказала остановить строительство всех памятников Ленину и Сталину, при этом распорядившись не сносить старых.

Половинчатая позиция руководителей страны по Сталину в первый этап реформ объяснялась тем, что, во-первых, они желали прикрыться образом Сталина на первые годы непростых и спорных экономических реформ, а также нежеланием как провоцировать партийных консерваторов, так и провоцировать партийцев на критику руководства и создание внутрипартийной оппозиции, которая могла бы обвинить руководство страны в возврате к капитализму.

"Кузнецовки"

С самого окончания Гражданской войны, Советский Союз находился в состоянии пермаментного жилищного кризиса. Квадратных метров не хватало всегда, а та жилплощадь, что имелась, были в основном деревянными бараками и коммунальными квартирами. За 40 лет, прошедших с Октябрьской революции, успело вырасти целых два поколения, главной мечтой которых была отдельная квартира. Недовольство советских граждан усугублялось еще и тем, что после победы над фашистской Францией, СССР начал кормить своих многочисленных европейских и азиатских союзников, но не мог расселить своё же население.

Ситуация требовала немедленного решения и выступая на XX съезде КПСС Кузнецова лично потребовала от архитекторов найти приемлемое и дешевое решение жилищной проблемы.
Нынешнее поколение людей должно перестать ютиться в коммуналках и наконец-то зажить как люди в отдельных квартирах! Эта проблема требует немедленного решения!
В то время многие советские архитекторы находились под влиянием конструктивизма Ле Корбюзье, пришедших из уже социалистической Франции. Кроме того, еще до войны были проведены различные исследования по эргономике советского быта, в которых с точностью до сантиметра было посчитано необходимое пространство для совершения тех или иных действий. Результатом этих изысканий и веяний стало рождение советских домов крупнопанельной застройки или, как их прозвали в народе, "кузнецовок". В большинстве своем это были пятиэтажные панельные дома с двухкомнатными квартирами по 22-29 квадратных метра. Первые кузнецовки начали строить в московском районе Черемушки в 1958 году. Это были дома серии К-7, спроектированные архитектором Виктором Лагутенко. Такие дома воспринимались их обитателями как невероятный дар и за отдельные квартиры советские граждане готовы были простить многое Кузнецовой, Соколову и Кусимовой - а такой кредит доверия во время непростых экономических реформ был жизненно необходим Тройке. В тоже время, 22 квадратных метра были довольно узким пространством, совмещенный санузел воспринимался жителями квартир как неприятный недостаток, а звукоизоляция стала даже предметом политического анекдота.
Кузнецова с правительственной делегацией осматривает только что построенный дом. Она спрашивает у молодой пары о том, как им живется в таком доме.

- Товарищи, а вам не страшно исполнять супружеский долг с такими тонкими стенами?

Муж ответил ей:

- Зато все теперь знают, что я хорош в постели!
Массовое строительство кузнецовок продолжалось с 1958 по 1968 годы. Партия и правительство не скрывали, что это было временное решение на 15 лет, после чего будут построены уже нормальные дома. Но даже такое временное решение позволило десяткам миллионов советских людей получить собственные квартиры и разрешить проблему с жильем

Кампания по борьбе с лженаукой

В годы правления Сталина установление партийного контроля в науке привело к тому, что в упадок пришли кибернетика, генетика, а гуманитарные науки были в бедственном положении. Данный период в истории советской науки стал позже известен как "лысенковщина", по имени генетика Трофима Лысенко, который, не имея образования, стал одним из самых влиятельных и популярных советских ученых, во многом из-за своего крестьянского происхождения. Из-за деятельности Лысенко, советская генетика оказалась в черезвычайном положении, а многие видные ученные-генетики, отвергшие лженаучную "мичуринскую" генетику, были или расстреляны, или сосланы в лагеря. Кроме того, были сосланы в лагеря и те, кто просто поддерживал "вейсманистских" генетиков, среди таких была и Марина Кусимова, для которой борьба с Лысенко стала вопросом личной мести за себя и умершего в тюрьме Николая Ивановича Вавилова, который, предположительно, был её любовником в 30-е годы.

Дамоклов меч над Лысенко навис после "Письма трехсот" - серии письм и обращений в ЦК сначала от видных советских биологов, а потом и от выдающихся ученных из других наук. Недовольство, зревшее годами, было уже невозможно сдержать.

19 августа 1956 года Кусимова пригласила в свой кабинет во Дворце Советов видного советского генетика-вейсманиста Иосифа Абрамовича Рапопорта. Это был единственный советский ученный, который во время "августовской сессии ВАСХНИЛ" 1948 года, ставшей показательным судилищем стороников Лысенко над опонентами, был единственным из "подсудимых", кто не побоялся высказать то, что он думает. Через год его исключили из Партии и Академии наук и отправили в нефтяные и геологические экспедиции. Кусимова на встрече с Рапопортом предложила тому выступить с обличительной речью против Лысенко еще раз, но уже на съезде Партии. Выбор на Рапопорта как на обличителя советской лженауки пал неслучайно. Рапопорт был ужасно харизматичен: герой обороны Кенигсберга, под которым он потерял глаз, вступил в Партию на фронт, не боялся никого и ничего - он как нельзя лучше подходил для публичного обличения Лысенко.

Выступление Рапопорта состоялось 23 сентября 1956 года. Он сумел простым языком объяснить делегатам съезда всю лживость и несостоятельность теорий Лысенко, обличил его методы административной борьбы, попытался призвать к реабилитации репрессированных коллег. Это выступление опального генетика было сигналом: Лысенко и его сторонники больше никогда не получат "поддержку" сверху.

Выступление Рапопрта произвело эффект взорвавшейся бомбы. Академия Наук СССР устроила досрочные выборы в ноябре того же года, после чего Лысенко и его сторонники были лишены всех ученных званий и выгнаны из советской науки. После восстановления исключенных ученных, 12 декабря 1956 года во Дворце Советов состоялась торжественная церемония, на которой пожелавшим вернуться в Партию ученным высшее партийное руководство лично вручало новые партбилеты. На этой церемонии Кузнецова пообещала, что лично возьмет под свой контроль реабилитацию всех репрессированных ученных, как еще живых, так и мертвых.

Военная реформа

Одна из многих, и одна из существенно важных реформ которые осуществлялись не раздельно, а именно целым пакетом была военная реформа. Которая была необходима во многом из-за чрезмерной бюрократизированности командно-административного аппарата в министерства обороны и всей армии, которая существенно тормозила принятие решений и на практике ВМВ приводила к высокому коэфициенту потерь личного состава и техники на поле боя. Как пример во время Львовского котла 12-я армия попала в окружение, и была уничтожена, а 18-я и 4-я армия не смогли воспрепятствовать выходу из окружения 4 франко-британским дивизиям под командованием генерала Де Голля. На практике ВМВ плюсом советской военной машины было то что благодаря чрезмерной бюрократизированности и железной дисциплине было возможно проводить крупные наступательные и оборонительные операции долгого планирования на занимаемых рубежах обороны и при общем масштабном наступлении. Но в то же время жесткая дисциплина и неприемлемость инициативы командующих приводила к замедленной реакции армии на действия противника. Во время войны случались исключения, так Константин Рокоссовский со своей 16-й армией был инициативен и довольно неплохо действовал в одиночку, в других случаях некоторые командиры выводили свои войска из окружения и быстро осваивались на новых рубежах обороны, но ключевой проблемой было то что это были исключения и данные действия из-за несогласованности часто не были поддержаны другими воинскими формированиями что привело к тому что были упущены в некоторых военных операциях даже оборонительного характера возможности нанесения противнику огромных потерь.

В то же время в Германской армии не смотря на Прусские военные традиции, была развита автономность командного состава, и немецкие генералы такие как Роммель, Модель, и Гёпнер стали настоящими легендами, как и Рокоссовский, Черняховский, и Попов в советской армии, которые проявляя инициативу тем не менее пользовались более улучшенным командно-административным управлением Рейхсвера для координирования своих действий с другими генералами, и воинскими формированиями от батальона до армии. В частности Роммель первым ввел тактику создания на фронте батальнно-тактических групп которые формировались из солдат различных подразделений в ходе боевых действий под единым командованием и после принимали бой с противником. В советской армии существовали аналоги, в особенности штурмовые группы при штурме городов однако это не принимало массовых характер. Одной из проблем была слабая и заторможенная координация между авиационными и пехотными подразделениями.

Член тройки реформаторов, Соколов, министр внутренних дел, и министр обороны Маршал Рокоссовский лучше других понимали все недостатки воинской организации армии, и потому по приходу тройки ко власти именно Соколов продвинул решение о реформе армии, и главная реформа с учётом того что после войны с силами Союзников ВША Британии и Франции экономика была переведена на военные рельсы и ВПК было разогнано на полную была именно административная и командная так как в вооружении не было недостатков, главным недостатком считалась подготовка бойцов, командного состава и взаимосвязи между ведомствами различных родов войск. На это и делался основной упор при военной реформе. Другим вопросом была оптимизация личного состава в армии, так как армия была огромна и на содержания бойцов уходили огромные средства необходимые на реформы внутри СССР.

При Сталине после победы в ВМВ, и при Берии, особый упор делался на дальнюю авиацию, и на флот во многом из-за того что во первых, Япония имела собственную сферу влияния и страны сателлиты в Китае, и необходимо было огромное количество носителей ядерного оружия способные достичь не только Японских островов, известных как Метрополия, но и Китайских сателлитов на юге, и главное в Индонезии где находились главные нефтедобывающие регионы Японии и порты транспортировки нефтепродуктов в метрополию удар по которым обеспечил бы возможную победу в Третьей мировой войне, однако постепенно акцент начал склоняться в развитие именно ракетного вооружения, а именно на развитие Межконтинентальных баллистических ракет, способных достать Индонезии, так как принималось в расчёт сильное противодействие со стороны Японской противовоздушной обороны не только в Метрополии но и у сателлитов, и необходим был путь возможного уничтожения выше перечисленных военно-экономических центров в Индонезии и в Юго-Восточной азии без риска потери дальней авиации.

Во вторых, даже с учётом абсолютного превосходства СССР в ядерном вооружении, все планы войны предполагали полномасштабные десантные операции не где-то а именно в сердце метрополии, что при учёте того что Японский флот по результатам Второй мировой войны стал одним из сильнейших в мире, и Япония удерживала первые места в этом, необходим был флот способный на равных противостоять японскому. Но если в деле авиации и ракетного вооружения Советское руководство проводило верную стратегию, на развитие авиации и ракет, то с флотом ситуация была иная во многом из-за симетричности. Ранняя довоенная концепция развития флота СССР под названием "Большой флот" была расширена и делалась ставка на построение огромного надводного флота, с огромным количеством тяжелых и средних крейсеров, а так же авианосцев в качестве ответа на Японский авианосный флот, который был самым большим в мире. Данная концепция построения советского флота, встречала серьёзную критику со стороны именно Соколова, поскольку ранее из-за концепции развития "Большого флота", и ставки на развитие тяжелых крейсеров, во время Второй Мировой войны Советскому флоту критически не хватало эсминцев и фрегатов, и в итоге немногочисленные эсминцы которые стояли на вооружении были потеряны в морских боях с Британским флотом. Нехватка эсминцев объяснялась дефицитом стали которая шла на создание именно тяжелых крейсеров и дредноутов которые так и не были пущены в эксплоатацию. Аналитический центр МГБ а после и МВД при Соколове проводил подсчёты в этом отношении и была реальная опасность того что с упором на развитие именно тяжелого надводного флота тем более авианосцев во первых что СССР не сможет создать флот настолько мощный как у Японии, а во вторых это приведёт к существенным затратам бюджета на постройку а после на обслуживание таких кораблей. В результате чего Соколов часто спорил и у него был конфликт с адмиралам Кузнецовым, который после того как Берия был свергнут был в скором времени уволен с флота и отправлен на пенсию. При этом ВМВ показала что подводные лодки куда более надежнее и могут наносить потери флоту противника ощутимо большие чем в надводном противостоянии.

Имевшееся превосходство в ракетах, и в авиации с превосходством ядерного оружия по количеству бомб и средствам доставки их до цели, и привело к тому что конфликт с Китаем за месяц до снятия Берии с поста по сути едва не привёл к полномасштабному ядерному удару по Японии и её сателлитам и началу войны против Японской империи, так как именно это превосходство и было фактором того что Берия по сути считал что при его применении можно было уничтожить Японскую империю. Кроме того имевшееся данное превосходство в дальнейшем послужило новому руководству СССР в качестве предмета торга и навязывания Японии всё новых и новых условий.

Соколов и Рокоссовский исходили именно из заданных условий, потому упор делался на сохранения превосходства в Авиации, и ракетах, с созданием асиметричного ответа на японскую военно-морскую доктрину. Так как предполагалась десантная операция после ядерной бомбардировки, программа развития флота СССР была полностью изменена, и упор делался исключительно на подводные силы, в частности стал разрабатываться проект ядерных подводных лодок ударного типа, и носителей ядерного оружия. А так же на создание десантного флота, с преобладанием десантных судов эсминцев лёгких крейсеров, и фрегатов. От программы создания авианосцев было решено отказаться по причине того что из материалов необходимых для их создания можно было создать куда больше именно перечисленные выше типы кораблей в достаточно большом количестве. То что Европа, и все значительные судоверфи Балтики, Средиземноморья, и Атлантического побережья Европы были во власти дружественных СССР режимов созданных после войны и экономика Европы во многом работала на СССР как на огромный рынок сбыта, давало возможность часть флота делать там, при этом платить Европейским странам за покупку новых и готовых кораблей, в качестве экономической помощи(см. р. Взаимоотношения с союзниками). Конструкторы кораблей вместе со специалистами из Европы по заданию свыше, в соответствии с общей программой развития флота, в течении нескольких лет выполняя установку Рокоссовского и Соколова максимально унифицировали проекты создания военных кораблей. Кроме этого существенно модернизировались уже имевшиеся на вооружении корабли. Так как развитие "Большого флота" как концепции было отменено, удалось сохранить денежные ассигнования с расчётом на прошлую программу, но при этом в дальнейшем в течении 15 лет Советский флот увеличился за счёт новых субмарин нового класса, и новых кораблей почти в 4 раза, и в этом отношении по колличеству существенно опережал план постройки кораблей по концепции "Большого флота". Тем самым был создан действенный противовес Японскому императорскому флоту, а подводный флот вёл глобальное патрулирование способный уже к 1965 году уничтожить залпом в подводном положении не только Японскую метрополию и её военные базы в Тихом океане, но и нанести первый удар по ВША в случае их совместных действий совместно с Японией против СССР. Новая военная морская доктрина СССР предполагала неограниченную подводную войну в случае начала Третьей мировой войны. Новейшие разработки новейших торпед включая с ядерной боевой частью, сделали Японский императорский флот крайне маложивучим в условиях возможной ТМВ, что вынудило Японию продолжать развитие надводного флота и создавать средства поиска и противодействию Советским субмаринам, для их поиска и уничтожения, что увеличило военный бюджет Японии.

Реформы в армии касались как уже упоминалось командно-административного уровня, был упразднён созданный ещё Львом Троцким институт политкомиссаров, и из армии постепенно исчезли замполиты и политруки, на чём настаивал Соколов и Рокоссовский, которые считали что пользы от них как от попов в царской армии. Упор делался на развитие инициативы старшего и младшего офицерского состава, улучшение связи и взаимодействия между ними, и на устранение межведомственных различий. К примеру теперь с земли любое подразделение могло беспрепятственно вызвать авиацию для поддержки, хотя раньше запрос уходил в ведомственный штаб, а от туда в авиацию что тормозило своевременную помощь авиации наземным войскам, в случае их окружения, либо необходимого удара по обнаруженному опорному пункту противника, либо скоплению войск. Новые правила игры и развитие концепции Роммеля мобильных войск, и батально-тактических групп создаваемых на месте из различных подразделений при тактической необходимости при сложившейся обстановке, задавало тон инженерам, и учёным которые должны были создавать более действенные системы радио-связи, для своевременного реагирования на подобные вызовы при сложившейся тактической обстановки. На создание таких систем были выделены огромные средства.

Как и во флоте, при создании ударных сил наземных войск преобладал принцип унификации вооружения. К примеру начиная с 1958 года, танки стали совершенствовать на основе концепции основного боевого танка, каким стал Т-60, в последующем заменённый на Т-72 уже после реформ. Генералы ветераны ВМВ осознавшие в полной мере необходимость механизации подразделений поддерживали курс на создание БМП, БТРов, и прочей техники в основном бронированной для защиты личного состава, и главное для скорой доставки на место боя. Так как танки были пригодны для местности с ровным рельефом, существовали как например в Индии сателлите Японии джунгли, а в Маньчжурии горы, где применять танки было бы крайне неудобно. Потому с 1960-го года усиленно развивалось Вертолётостроение, основными поставщиками лёгких и иных вертолётов для доставки пехоты на место боя, и вывоза раненных была Франция и Германия, которые получали заказы напрямую от советской армии.

В случае с численностью армии, срок службы оставался прежним 3 года, при том что существенно сокращена численность вооруженных сил, и ужесточён отбор новых солдат, лучшие проходившие отбор и физическое тестирование попадали в боевые подразделения, не самые лучше отправлялись в хозяйственные части и в части обслуживания. В подготовке солдат стала преобладать не шагистика как ранее, а именно упор на военную физическую и боевую подготовку, резко увеличилось количество военных учений и тренировок. При этом офицерский состав был существенно расширен, после отмены политических офицеров, постепенно вакуум в офицерском составе заполнялся молодыми офицерами прошедшими специальную военную подготовку и курсы, при этом при подготовки офицеров стала преобладать в военных ВУЗах конкурсная основа, где курсанты должны были соревноваться с друг другом что бы обучающие командиры выявляли лучших, в частности проводились военные учения для выявления "Лидеров" способных офицеров хорошо изучившие своё дело, знающие вооружение свое и противника, и быстро ориентирующиеся в сложившейся обстановке. Сержантский состав так же претерпел изменений, в Сержантских школах так же активно применялся тест на лидера, и упор вёлся именно на умение командовать отделением и в случае гибели офицеров взвода и роты, до назначения нового. Подобная практика была не нова и в ВМВ она применялась всеми воюющими сторонами включая советской, но если в случае с Американской и Немецкой армией в программу подготовки сержантского состава входили подобные курсы, в СССР же сержантский состав не был должным образом подготовлен на время ВМВ, что считалось большим недостатком, который при новой военной реформе стали активно исправлять.

Так как содержание военных частей в соответствии со стандартами военного времени было бы крайне затратно, было введено новшество. А именно было создано 5 дивизий наземных войск которые были укомплектованы, вооружены и штатная численность была переведена на стандарт военного времени то есть 100% укомплектованность живой силой и техникой, с запасами горючего и продовольствия. Эти пять дивизий две из которые воздушно-десантные и составляли 8-й гвардейский воздушно-десантный корпус, были ядром армии, так называемыми "Мобильными силами". Задача Мобильных сил была быстрое развёртывание в зоне вооруженного локального конфликта, или быстрая доставка одной двух, или трех дивизий в зону боевых действий для скорого военного реагирования. Будь-то вторжение противника на советскую территорию, или же нападение на другую страну. Использование данных сил привело бы во первых к тому что выигрывалось время в случае вторжения врага на территорию СССР, опыт Роммеля и Дитля в ВМВ показал что возможно малыми силами сдержать и наносить поражения армиям в два раза больше по численности даже с минимальным снабжением. Либо в случае участия СССР в локальном конфликте позволяло без промедления ввести войска в другую страну и незамедлительно начать боевые действия против противника, до прибытия основных сил и перевода армии и подразделений на режим военного времени. Остальные военные части и подразделения в мирное время редко имели комплектацию до 50% от стандартов военного времени. И как покажет будущее, создание такого ядра армии было верным решением. Кроме того изменилась структура армии, полки заменялись на бригады, как и многие дивизии.

Соколов, Рокоссовский, и что не менее важно Кусимова(Так как она была главой партии и ликвидация комиссаров и политических служб в армии в партии воспринималось не лестно) были главными поборниками данных реформ, и данной концепции. Кузнецова поддерживала военную реформу, однако у неё не складывались отношения с Константином Рокоссовским по причинам по сей день неизвестным, вероятно имевшие скорее личный характер чем профессиональный. Тем не менее Соколов и Кусимова не допустили возможного снятия Рокоссовского с его поста и назначения Георгия Жукова которому симпатизировала Кузнецова, который имел свой взгляд на будущее армии и в этом деле имевший серьёзный конфликт с Соколовым и Рокоссовским, в большей степени именно с первым. Итогом реформ за первые пять лет правления тройки стало сокращение армии до 2 миллионов человек 800 000 из которых именно боевые подразделения, а остальная часть обслуживающий персонал, существенно увеличен на 28% офицерский состав, изменена система званий и воинских различий, в соответствии с новыми условиями возможной войны, создана масштабная программа перевооружения и модернизации имевшегося вооружения, сохранены темпы создания ядерного оружия и его носителей, создана новая концепция развития флота, начала создаваться новая система связи, и самое главное были оптимизированы затраты на военный бюджет что сначала позволило стабилизировать государственный бюджет где был перекос в сторону ВПК, а после существенно сократить военный бюджет за счёт экономии ресурсов, которая стала возможна после унификации стандартов и вооружения, вместе со средствами производства данного оружия, что освободило часть средств необходимых для других секторов Советской экономики.

Примечательным является тот факт что и Кусимова и Кузнецова, признают главенствующую роль Соколова в вопросе военной реформы и её продвижения, и исполнения.

Примечания

  1. Считается ставленником Кусимовой
  2. Японская спецслужба, созданная по предложению Принцессы Кагуи "для обеспечения выполнения Закона об Общественной Безопасности 1925 года", сыграла решающую роль во время Революции Сёва
  3. Однако, Соколов считал, что если когда-нибудь будет воссоздан репрессивный аппарат времен "ежовщины", то рано или поздно суд снова перейдет под его контроль
  4. Примечание от TheKlash:Я честно очень много гуглил про советскую судебную систему, но так и не сумел найти каких-то определенных персоналий, которые могли бы стать генпрокурором от реформаторов. Поэтому пусть будет такой плейсхолдер.