ФЭНДОМ


Если революция должна произойти, лучше мы сделаем её сами, чем станем её жертвами. (Александр III)
Русская весна
И когда придёт новая весна...
Время 9 марта — 11 мая 1902
Место Россия
Итоги Падение консервативного правительства, принятие первой писаной конституции России
Причина Экономический кризис, попытка консерваторов распустить Государственную думу
Участники
Имперский штандарт Императорский двор
Флаг Российской империи 1 Либералы и демократы
• Партия обновления
• Союз освобождения

800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Русская императорская армия

Красный флаг Социалисты
• РСДРП
• Бунд
• Аграрно-социалистическая лига

800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Совет министров
При поддержке:
• Союз русского народа
• Русское собрание
• «Чёрные сотни»
Командующие
Имперский штандарт Александр III
Флаг Российской империи 1 Сергей Витте
Флаг Российской империи 1 Пётр Гейден
Флаг Российской империи 1 Павел Корф
Флаг Российской империи 1 Сергей Муромцев
Флаг Российской империи 1 Павел Милюков
800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Алексей Куропаткин
800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Николай Николаевич
Красный флаг Георгий Плеханов
Красный флаг Павел Аксельрод
Красный флаг Андрей Аргунов
800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Владимир Грингмут †
800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Константин Победоносцев
800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Александр Александрович
800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Сергей Александрович †
800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Вячеслав Плеве †
800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Иоанн Кронштадтский
800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Александр Дубровин †

Русская весна, также известна как Русская революция 1902 года и «Великая оттепель» — название революционных событий, происходивших с марта по май 1902 года в Российской империи.

Революции предшествовала политика контрреформ, проводившаяся Николаем II и его министрами при поддержке консервативной фракции Государственной думы. Непосредственными причинами революционных событий были мировой экономический кризис, начавшийся в 1900 году, а также русско-японская война, которая спровоцировала рост недовольства в российском обществе. Толчком к началу массовых выступлений под политическими лозунгами стала попытка правительства Владимира Грингмута и приближённых к нему консервативных сил распустить Государственную думу и принять закон, максимально урезающий её полномочия.

Русская весна сопровождалась массовым подъёмом стачечного движения, студенческими бунтами, волнениями и восстаниями в армии и на флоте. В ходе неё революционеров — точнее, их умеренное крыло — поддержал император Александр III, что во многом выбило почву из-под ног консерваторов и стало одной из причин их поражения.

В ходе революционных событий пал консервативный кабинет Грингмута, и к власти пришли умеренные либералы-конституционалисты во главе с Сергеем Витте. Также был принят Основной закон Российской империи — первая писаная конституция России, которая провозглашала гражданские свободы на началах неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов. Главным итогом Русской весны стал окончательный переход России от дуалистической монархии к конституционной, а также демократизация политической и общественной жизни в стране.

Предпосылки и причины

Во второй половине XIX века в Российской империи произошёл ряд политических преобразований и социальных перемен. Так, при Александре II был создан первый в России законодательный орган — Государственная дума, сама же империя из абсолютной самодержавной монархии стала монархией дуалистической, с формально-юридическим разделением государственной власти между императором и Думой. Реформы проводились и в других сферах — так, был образован гласный и открытый суд, введены суды присяжных и институт независимой адвокатуры, расширены полномочия волостных, уездных и губернских дум, восстановлена автономия университетов и расширена сеть народных училищ.

Однако далеко не все в высших кругах одобряли подобные преобразования. Так, многие близкие ко двору люди, вроде русского правоведа и историка церкви Константина Победоносцева, издателя и журналиста Михаила Каткова, сенатора Дмитрия Толстого, если и не выступали за разгон Государственной думы и восстановление абсолютизма, то стремились всячески законсервировать социально-политическое положение в стране. Так, наиболее ярко выразил настроения консервативной части общества видный публицист крайне правых взглядов Владимир Мещерский:

К реформам основным надо поставить точку, ибо нужна пауза, пауза для того, чтобы дать жизни сложиться, дать жизни создать душу и формы для народного образования, дать этому народному образованию вырастить людей, не колеблющихся и не сомневающихся, и дать этим людям создать из себя силы для общества и Правительства! Вот нужда России, нужда насущная.
Смотрит как на либерала

Николай II

Схожие настроения разделял и Николай II, ставший императором после смерти своего отца Александра II, и находившийся под большим влиянием своего воспитателя Победоносцева. Придя к власти, он начал проводить политику контрреформ: были ограничены полномочия Государственной думы, введён более высокий избирательный ценз, ужесточена цензура, введён более суровый университетский устав. Эти меры вызвали негодование либералов и открытую ненависть со стороны социалистических организаций, которые развернули ещё более активную пропагандистскую деятельность, а местами перешли и к открытому террору.

Экономический кризис

Недовольство контрреформаторской политикой Николая II поначалу охватывало преимущественно образованные слои российского общества. Простые рабочие и крестьяне хотя и жили довольно бедно, но бунты и стачки рабочих, как правило, не носили политического характера — тем более что правительство Николая Игнатьева приняло немало мер к решению как рабочего, так и крестьянского вопросов. Так, при участии Льва Тихомирова, бывшего социалиста, ставшего консерватором и монархистом, было принято первое в России рабочее законодательство; кроме того, по инициативе Игнатьева началось планомерное заселение необжитых земель Сибири, куда активно переселялись крестьяне европейской части России.

Ростовская стачка

Ростовская политическая стачка

Но в 1900 году разразился мировой экономический кризис, охвативший большинство европейских стран, а затем и США. Внешняя торговля резко сократилась, многие банки объявили о банкротстве. В России кризисные тенденции наблюдались уже в 1899 году, и в итоге переросли в тяжёлую депрессию, к тому же осложнённую русско-японской войной, которую Россия вела в те годы. Из-за военного положения и кризиса положение рабочих сильно ухудшилось — их заработная плата сильно упала, а в ответ на забастовки владельцы предприятий ввели крупные денежные штрафы и начали массовые увольнения. Уже в августе 1900 года в крупных городах России вспыхнули рабочие бунты, а весной 1901 года забастовочное движение разгорелось с новой силой — так, с 1 по 26 мая в Ростове-на-Дону прошла первая в России стачка под политическими лозунгами.

Рост революционного движения

Первые тайные революционные общества появились в России ещё в первой половине XIX века, при Александре I и Николае I. Уже тогда многие их участники прониклись социалистическими идеями — пока ещё в виде «утопического социализма»; часть их вдохновлялась нелегально распространяемыми трудами западных единомышленников, вроде Блана и Прудона, часть — ориентировалась на русские традиции: так, Герцен разработал собственную социалистическую концепцию, основывающуюся на традициях крестьянской общины. В полной мере революционное движение, уже окончательно принявшее идеи социализма, развернулось уже при Александре II, во многом из-за того, что в России ускоренными темпами пошло развитие капитализма, а также из-за либерализации общественной жизни, ослабления цензуры и полицейского надзора.

Народовольцы

Собрание участников тайного социалистического общества, 1880-е годы

Среди тогдашних социалистов выделились несколько течений. Так, народническое движение, вдохновлявшееся идеями Герцена и возглавляемое Николаем Михайловским и Петром Лавровым, проповедовало идеи крестьянско-общинного социализма и выступало за мирную пропаганду своих идей среди крестьянства. Другое, «заговорщицкое» или «бланкистское» течение во главе с Петром Ткачёвым, выступало за ликвидацию монархии путём политического заговора; для этого «носители революционной идеи» должны были создать строго законспирированную организацию, способную захватить власть и превратить страну в большую общину-коммуну. Третьим течением были «стачечники» или «рабочие социалисты», вождями которых были Степан Халтурин и Георгий Плеханов; они считали опорой будущей революции рабочий класс и очень скоро прониклись марксистскими идеями. Наконец, существовало и достаточно малочисленное на фоне предыдущих анархистское движение, выступавшее за полную ликвидацию государственных институтов; его идеологами были Михаил Бакунин и Пётр Кропоткин.

Деятельность не могла не привлечь внимание властей, и уже с 1870-х годов начались аресты — пока ещё эпизодические — социалистов-пропагандистов. С приходом к власти Николая II репрессии против социалистов развернулись с новой силой; были приняты Положение о чрезвычайной охране, позволявшее губернским властям вводить на неопределенный срок чрезвычайное положение, и Положение против опасных социалистических обществ, созданное по образцу аналогичных законов в Великобритании, Пруссии и Швеции. Социалистов отправляли в ссылку, на каторгу, а порой и на виселицу. Это вызвало ответную ненависть со стороны революционеров, которые, уйдя в подполье, развернули ещё более активную пропагандистскую деятельность, а местами перешли и к открытому террору: так, жертвами террористов стали А. Р. Дрентельн, И. Н. Дурново и Н. П. Боголепов; неоднократно совершались покушения и на самого императора.

We are number one

Участники первого съезда РСДРП

Постепенно «рабочие социалисты» стали наиболее сильным и влиятельным крылом в российском социалистическом движении. В 1870-х годах появились первые рабочие политические организации в России — Северно-русский рабочий союз и Южнороссийский союз рабочих, в 1881 году была создана первая российская марксистская организация, «Освобождение труда», а в 1895 году была основана Российская социал-демократическая рабочая партия, среди отцов-основателей которой были Георгий Плеханов, Павел Аксельрод, Вера Засулич, Владимир Ульянов, Сергей Зубатов и Глеб Кржижановский. Очень скоро РСДРП стала одной из крупнейших, влиятельнейших и наиболее организованных социалистических организаций в России.

Впрочем, РСДРП была не единственной социалистической партией в России. Так, «народники» по-прежнему сохраняли свои позиции, приспособив свои идеи «крестьянского социализма» к реалиям нового времени; в 1894 году была создана Аграрно-социалистическая лига во главе с Андреем Аргуновым, Егором Лазаревым и Виктором Черновым. Наконец, заявило о себе и еврейское рабочее движение — этот народ, пожалуй, в наибольшей степени пострадал от правления Николая II, в частности, от ужесточения черты оседлости, установления процентной нормы для евреев в учебных заведениях, и особенно от прокатившейся по южнорусским губерниям волны жесточайших погромов. В 1897 году был основан Всеобщий еврейский рабочий союз России, более известный под названием Бунд; он считал себя единственным представителем интересов достаточно многочисленного еврейского рабочего класса.

Ход событий

Противостояние правительства и Думы

Вслед за социалистами в открытый конфликт с консервативным правительством вступили и депутаты Государственной думы — точнее, либеральная их часть, входившая в Партию обновления. В свою очередь, в самой Партии обновления тоже произошёл раскол: часть их, недовольная, по их мнению, слишком соглашательской политикой партийного руководства, вышла из рядов «обновленцев» и создала организацию под названием «Союз освобождения». «Освобожденцы» выступали за то, чтобы правительство несло ответственность перед Думой, за равенство всех российских граждан без различия пола, религии и национальности, всеобщее избирательное право, законодательную охрану труда и право рабочих на стачки и забастовки; к создателям «Союза» принадлежали такие видные представители либеральной интеллигенции, как Сергей Муромцев, Николай Бердяев, Пётр Долгоруков, Павел Милюков и многие другие.

Раскол в либеральной среде усилил позиции консерваторов, которые добились в октябре 1901 года назначения на пост премьер-министра Владимира Андреевича Грингмута — лидера наиболее радикальной части консерваторов, которая выступала за неограниченную императорскую власть и отрицала всякие уступки парламентаризму. При нём сразу же сформировался негласный круг его сторонников, в который входил престарелый, но по-прежнему деятельный Победоносцев, братья правящего императора — великие князья Александр и Сергей Александровичи, новый министр внутренних дел Вячеслав Плеве и его заместитель Пётр Дурново.

Правительство опиралось не только на военную и полицейскую силу; оно также пользовалось поддержкой со стороны наиболее дремучей части народных масс, в которые входила часть мелкой городской буржуазии, ремесленников, мещан, чернорабочих, казаков и крестьян. Их представители объединялись в стихийные группировки, называющие себя с лёгкой руки Грингмута «чёрными сотнями», возводя своё происхождение к нижегородским «чёрным (низовым) сотням» Кузьмы Минина, которые вывели Россию из состояния Смутного времени. Черносотенцы придерживались наивно-монархических и национал-шовинистских убеждений, считали себя «людьми истинно русскими, православными»; часто они устраивали еврейские погромы, избивали студентов, которых считали не иначе как смутьянами, и даже просто людей интеллигентной внешности. Вождём «чёрных сотен» считался известный издатель антисемитских взглядов Александр Дубровин, а одним из вдохновителей — протоиерей Иоанн Кронштадтский.

Грингмут сразу же развёл бурную деятельность, в частности, поручил своим помощникам разработать ряд императорских указов, которые были направлены на преодоление «либеральной расхлябанности» и восстановление «священной самодержавной власти». В частности, они должны были всерьёз ограничить полномочия Государственной думы, низведя её до уровня законосовещательного органа, а также ещё больше увеличить избирательный ценз ради увеличения числа лояльных монархии депутатов; также планировалось передать все политические дела на рассмотрение военных судов (которые, само собой, не предусматривали ни адвокатов, ни присяжных), ужесточить цензуру, разрешить арест и высылку любых «подозрительных лиц». Саму же Думу Грингмут с Победоносцевым желали разогнать на время, пока эти меры не будут приведены в действие. Судя по всему, консерваторы имели далеко идущие планы — так, великий князь Сергей Александрович и Вячеслав Плеве пытались наладить связи с рабочим движением, вывести его из-под влияния революционеров и даже разработать новое, ещё более передовое трудовое законодательство.

Саша

Александр III

Однако в феврале 1902 года Николай II, уже готовый подписать подготовленные Грингмутом указы, неожиданно заболел и уже 2 марта скоропостижно скончался. Новым императором стал его 32-летний сын Александр III, который, в отличие от своего отца, не был ярым поборником консервативный идей. Так, в обучении цесаревича принимали участие Б. Н. Чичерин, Н. Х. Бунге и В. О. Ключевский — деятели либеральных либо либерально-консервативных взглядов. Более того, в 1895 году цесаревич Александр женился на Марии Луизе Бонапарт, дочери Наполеона IV, принявшей в православии имя Марии Александровны; хотя брак и был заключён в угоду франко-русскому союзу, супруги вскоре искренне полюбили друг друга. Будучи весьма умной и образованной женщиной, Мария Александровна разделяла демократические взгляды своего отца и оказывала весьма сильное влияние на супруга.

Впрочем, во время правления своего отца цесаревич не демонстрировал явного либерализма и не высказывал вслух возражений политике отца. В итоге уже сразу после панихиды, состоявшейся на следующий день после смерти Николая II, Грингмут обратился к Александру с предложением подписать подготовленные указы. Однако молодой император ответил отказом, заявив, что не видит смысла в роспуске Думы; более того, в этот же день он явился к депутатам Думы и заявил, что удовлетворён её работой. Недовольный Грингмут 4 марта вновь прибыл в Зимний дворец, на этот раз уже в компании Победоносцева и великих князей Александра и Сергея. На этот раз они попытались переубедить Александра III: так, Грингмут давил на сыновние чувства императора, говоря, что правление Николая II должно быть для него «практическим, наглядным наставлением»; Победоносцев вовсю ругал Думу, называя её «учреждением, служащим личному честолюбию и тщеславию представителей»; простодушный и прямой Александр Александрович уверял племянника в том, что тот, как русский царь, не должен «присягать каким-то скотам». Однако их убеждения были бесплодны — Александр III вежливо, но твёрдо заявил, что не намерен менять своего решения. В итоге вожди консерваторов, глубоко разочарованные, были вынуждены покинуть дворец.

Бегство в Гатчину

Императрица здорового человека

Мария Александровна, императрица Всероссийская

5 марта у ворот Зимнего дворца появился неожиданный посетитель — юная девушка, хорошо одетая, но явно не знатного происхождения. Поначалу дворцовая стража хотела прогнать незваную гостью, но тут появилась Ольга Иваненко, дочь камергера Высочайшего Двора и близкая подруга Марии Александровны. Девушка, представившаяся как Елена Кулешова, сильно волнуясь, сказала, что она служанка Грингмута, и просила о встрече с императором или императрицей, заявив, что желает рассказать кое-что важное — касающееся непосредственно императорской четы. Иваненко успокоила девушку, проводила её в одну из дворцовых гостиных и попросила подождать; через пять минут она вернулась в сопровождении императрицы.

Кулешова начала свой рассказ: как оказалось, ей удалось незаметно подслушать разговор Грингмута с Победоносцевым, Плеве и Дурново и князем Владимиром Мещерским, которые вчера ужинали в доме премьер-министра. Угощаясь всевозможными яствами и дорогими винами, мужчины расслабились и принялись обсуждать императорскую чету. Победоносцев жаловался на испорченность и плохое воспитание «мальчишки», которое привело к тому, что император, по его мнению, заразился «гнилыми идеями»; Мещерский тут же вспомнил императрицу-француженку, которую бесцеремонно обругал, вспомнив и её отца, и происхождение из «рода узурпаторов», обвинил в том, что она «морально растлила нашего Государя», а в конце добавил, что неплохо было бы отправить её в монастырь. Предложение было горячо поддержано всеми присутствующими; Грингмут, впрочем, заметил, что подобный шаг наверняка приведёт к разрыву франко-русского союза, на что Победоносцев предложил поискать союзника в лице Британии, заодно женив императора на одной из английских принцесс. Плеве, впрочем, заметил, что Александр III будет яростно сопротивляться их действиям, и предложил под предлогом «сумасшествия» держать его под домашним арестом в покоях одного из императорских дворцов, до тех пор, «покуда Государь не образумится и не станет править страной, как истинный самодержец».

Гатчина

Большой Гатчинский дворец, начало XX века

Эти откровения до глубины шокировали как Марию Александровну, так и пришедшего вслед за супругой Александра III, которому Кулешова повторила рассказанное. Разгневанный император хотел приказать арестовать заговорщиков, однако императрица переубедила его — полиция подчинялась непосредственно министру внутренних дел, а верные императору гвардейские части находились не в Петербурге. В итоге Александр принял решение покинуть враждебную столицу и направиться в Гатчину, где размещался штаб 2-й Гвардейской кавалерийской дивизии; её командиром был великий князь Николай Николаевич Младший, двоюродный дядя Александра III, в лояльности которого монарх не сомневался. Напоследок царственная чета отблагодарила и саму Кулешову; девушке дали тысячу рублей, а Мария Александровна подарила ей свою золотую брошь, и Елена, смущённая и обрадованная, покинула дворец. Вскоре император вместе с женой, двумя маленькими дочерьми и прислугой выехал из Петербурга и 6 марта прибыл в Гатчину, под защиту гвардии.

Попытка роспуска Думы

Об исчезновении Александра III из Петербурга Грингмуту и прочим лидерам консерваторов стало известно в тот же день, когда тот прибыл в Гатчину; дворцовая стража и немногие оставшиеся придворные не давали внятного ответа, ограничившись туманными объяснениями вроде «Государь с семьёй уехали за город, на отдых». Впрочем, поначалу растерянный Владимир Андреевич быстро пришёл в себя и решил осуществить государственный переворот уже своими силами — и в первую очередь распустить ненавистную Думу.

7 марта пришедшие на заседание депутаты нашли двери в Таврический дворец запертыми; стоявшие рядом жандармы отказались давать какие-либо объяснения и сообщили, что дворец закрыт по приказу правительства. Тогда большая делегация депутатов, возглавляемая председателем Государственной думы графом Петром Гейденом, отправилась к Аничкову дворцу. Встретивший их Грингмут заявил, что Дума распущена манифестом императора, при этом отказавшись показать им манифест с императорской подписью; в ответ на требование устроить встречу с самим Александром III заявил, что тот нездоров и не может их принять.

Депутаты

Депутаты Государственной думы, подписавшие Выборгское воззвание

После этого консервативная часть депутатов и наиболее умеренные «обновленцы» спокойно разошлись по домам, однако большая часть либералов была крайне недовольна такими откровенно противозаконными действиями правительства, и уже 8 марта в выборгской гостинице «Бельведер» собралось большое совещание думцев во главе с тем же Гейденом. Ими было подписано так называаемое Выборгское воззвание, которое призывало к пассивному сопротивлению властям до тех пор, пока незаконный указ о роспуске Думы не будет отменён. Вскоре текст воззвания распространился по всему Петербургу, а затем и другим крупным городам; активнее всего его распространяли члены «Союза освобождения», зачитывавшие его текст в ресторанах, клубах и с университетских трибун. Воззвание разожгло антиправительственные и революционные настроения в народе, и повсеместно начались выступления студентов и прочих недовольных граждан.

Начало столкновений

Тем временем весть о таинственном исчезновении Александра III из столицы быстро разошлась по Петербургу, и народ, в особенности простолюдины, взволновался; среди черни начали распространяться самые невероятные слухи. Утром 8 марта к Зимнему дворцу колонны общей численностью до 100 000 человек двинулись из разных районов к центру города; в них маршировали рабочие, мелкие лавочники и ремесленники, а также всевозможные маргиналы. К полудню они подошли к месту назначения, где были встречены большим отрядом жандармов; возглавлявшие их Виктор Валь и Пётр Дурново потребовали от толпы разойтись. Однако чернь не пожелала угомониться, начала в самых резких выражениях требовать позвать государя; разгорячённые простолюдины дёргали товарища министра за пальто и даже оторвали пару пуговиц. Перепуганный Дурново крикнул первое, что пришло ему в голову:

Государь нездоров, его отравили губители и смутьяны! Но он жив! Даст Бог, поправится!
Черносотенцы

Демонстрация «чёрной сотни» в Одессе

Эта реплика быстро успокоила народ и заставила его покинуть площадь. Часть черни мирно разошлась по своим домам, но очень много людей желало отомстить «губителям и смутьянам», под которыми толпа понимала евреев, студентов и интеллигентов. Начались стихийные погромы и избиения, к которым, впрочем, очень скоро присоединились «чёрные сотни», после чего погромы, грабежи и выступления приобрели массовый характер. Беспорядки перекинулись и на другие крупные города; националистические организации — Союз русского народа и Русское собрание — вдохновляли толпы на новые выступления.

Погромы со стороны крайне правых заставили активизироваться их противников, и в особенности крайне левых. Руководством РСДРП, Аграрно-социалистической лиги, Бунда и сочувствующих им рабочих организаций было принято решение о начале всеобщей политической стачки. Начиная с 9 марта, по стране прокатилась волна забастовок, рабочие и революционные активисты вступали в уличные бои с черносотенцами и полицией, начались и общероссийские студенческие политические забастовки.

Баррикады в Москве

Баррикада в Москве, весна 1902 года

Вскоре революционно-социалистическое движение приобрело организованную форму. По инициативе социал-демократов, аграрных социалистов и бундовцев повсеместно стали создаваться советы рабочих депутатов, среди которых первым и одним из наиболее известных был Иваново-Вознесенский Совет, созванный 16 марта. На улицах возводились баррикады, революционеры захватывали общественные здания и вели ожесточённые бои против полиции; самые ожесточённые бои охватили Санкт-Петербург, Москву, Нижний Новгород и города Юга России — Баку, Тифлис, Одессу, Николаев, Екатеринослав, Екатеринодар, Керчь и Харьков. Революционеры требовали введения восьмичасового рабочего дня, поднятия заработной платы, также выдвигались требования политического характера, вроде перехода от монархии к демократической республике.

Гатчинский манифест

В то время, как Россию охватили восстания и погромы, находившийся в Гатчине Александр III следил за событиями в столице и собирал вокруг себя сторонников. Помимо великого князя Николая Николаевича, в Гатчину также прибыли военный министр Алексей Куропаткин, начальник Главного штаба генерал Виктор Сахаров, командующий Гвардейским корпусом великий князь Павел Александрович, бывший министр финансов Сергей Витте, который ещё в 1901 году в отставку из-за несогласия с политикой правительства Щербатова, а затем перешёл на сторону «обновленцев», и многие другие.

Витте

Сергей Витте

Генералы предлагали императору захватить бунтующую столицу силами имеющихся у него полков, чтобы раздавить всех его противников — как крайне левых, так и крайне правых. Однако Витте, равно как и отставной министр юстиции Дмитрий Набоков, убеждали царя в том, что прежде стоило бы огласить манифест, который бы излагал своего рода «политическую программу» императора, а заодно и объявлял самоуправные действия правительства Грингмута незаконными. Это позволило бы императору завоевать безусловную поддержку либеральной части общества, а заодно и примирить монархию с умеренным крылом революционеров. Александр III согласился с доводами старых царедворцев и поручил Витте скорейшую подготовку текста манифеста. Сергей Юльевич тут же принялся за работу, и уже 31 марта был подготовлен Высочайший манифест о даровании гражданской свободы народу России, вошедший в историю также как Манифест 18 марта[1] или Гатчинский манифест. Суть манифеста состояла в следующем:
  • Гарантировались незыблемые основы гражданской свободы на началах неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов для всех российских подданных.
  • Разрешалось создание политических партий и организаций при условии, что они не будут подрывать основы государственного строя.
  • Действия правительства по препятствованию Государственной думе в осуществлении её деятельности объявлялись противозаконными, депутатам же надлежало вернуться к своей работе в ближайшее время.
  • Совет министров должен был сложить свои полномочия и передать власть новому кабинету, назначенному императором, при этом новое правительство должно было нести ответственность не только перед монархом, но и перед Думой.

Текст Гатчинского манифеста быстро разошёлся по Петербургу, Москве и другим крупным городам; уже 1 апреля он был напечатан в вышедшем огромным тиражом номере «Русских ведомостей», крупнейшей либеральной газеты России. Либеральная часть общества единогласно перешла на сторону Александра III, в Гатчину прибыл Пётр Гейден с прочими видными «обновленцами» — Николаем Хомяковым и Михаилом Родзянко, а также вожди Союза освобождения Сергей Муромцев, Пётр Долгоруков и Павел Милюков; все они поспешили изъявить царю свои верноподданические чувства. Вслед за принятием манифеста пошатнулись позиции как крайних монархистов, так и левых радикалов.

Поражение консерваторов

Убийство Сергея Александровича

Убийство великого князя Сергея Александровича

Гатчинский манифест в буквальном смысле выбил почву из-под ног реакционеров. Из защитников державы они в одночасье превратились в мятежников, посмевших пойти против воли Государя. Вдобавок ко всему, начались первые потери уже в их рядах — так, Сергей Александрович, приехавший в Москву подавлять разгоревшиеся там беспорядки, 2 апреля был убит социал-демократом Степаном Балмашёвым, который бросил бомбу в карету великого князя прямо у кремлёвских ворот.

Тем не менее, многие из крайних консерваторов не собирались сдаваться. Так, Иоанн Кронштадтский обращался с проповедями к прихожанам, в которых выражал надежду что «спящий царь воспрянет» и начнёт править Россией самодержавно; вторил ему и его единомышленник протоиерей Иоанн Восторгов. Куда более радикально высказывался Александр Дубровин, теперь называвший Александра III не иначе как «Царём-Антихристом» и призывавший своих черносотенцев подняться на борьбу с ним. Однако последние зачастую не понимали, почему они должны бороться против своего же императора, и ряды «чёрных сотен» редели. Окончательный удар по ним был нанесён прошедшей 4 апреля в Петербурге демонстрацией «обновленцев» и «освобожденцев», во время которой те несли царские портреты, иконы и бело-сине-красные флаги; во время неё черносотенцы по своей наивности массово присоединялись к прежде ненавистным «смутьянам» и «интеллигентам».

Войска в Петербурге

Гвардейские части на улицах Петербурга, апрель 1902

5 апреля гвардейские части вошли в Санкт-Петербург и, не встречая сопротивления, дошли до центра столицы. Грингмут и все его министры, кроме перешедших на сторону императора А. Н. Куропаткина и П. П. Тыртова, были арестованы и препровождены в Петропавловскую крепость; та же судьба постигла Победоносцева, Мещерского, Дубровина и многих других вождей крайне правых. Дело Грингмута окончательно потерпело крах.

Окончание революции

Несмотря на разгром реакционеров, у Александра III и спешно назначенного правительства во главе с Сергеем Витте оставался ещё один враг в лице леворадикалов. Объявленные политические свободы не удовлетворили революционные партии, которые ощутили свою силу и теперь собирались получить власть не парламентским путём, а путём вооружённого захвата власти и выдвинули лозунг «Добить правительство!». Социальные конфликты отягощались конфликтами на национальной почве: так, на Кавказе начались столкновения армян с азербайджанцами, продолжавшиеся вплоть до 1903 года. В свою очередь власти увидели, что пути к отступлению дальше нет, и стали решительно бороться с революцией.

Кронштадт после восстания

Разрушенные улицы после Кронштадтского восстания

28 марта начал свою работу Петербургский совет рабочих депутатов под председательством Г. С. Хрусталёва-Носаря, который пытался дезорганизовать финансовую систему страны, призывая не платить налоги и забирать деньги из банков. Хотя депутаты Совета были арестованы уже 14 апреля, им удалось спровоцировать восстание гарнизона крепости и матросов Балтийского флота в Кронштадте; оно было жестоко подавлено 20 апреля войсками под командованием великого князя Александра Александровича, ещё при правительстве Грингмута руководившего разгромом рабочих забастовок, а после его падения перешедшего на сторону племянника — несколько сотен восставших были убиты, а многие дома разрушены. Не менее суровые бои разгорелись и в Москве, самые ожесточённые бои происходили на Пресне 17—18 апреля, где социал-демократы и местные «рабочие дружины» под руководством А. В. Ухтомского и З. Я. Литвина яростно сражались с полицией и солдатами. Восстания продолжались и в прочих крупных городах и рабочих посёлках; последнее из них было подавлено 11 мая в Ростове-на-Дону.

Далеко не все социалисты разделяли радикализм тех, кто предлагал бороться против царской власти до полной победы. Гатчинский манифест дал многим из них надежду на легальную политическую борьбу — и шанс на то, что они могут добиться прихода власти путём неё. Первыми вышли из игры аграрные социалисты: их лидеры Аргунов и Чернов первыми призвали своих сторонников сложить оружие. Куда сложнее дела обстояли с РСДРП, многие из участников которой были убеждёнными противниками любых договорённостей с царской властью. Одним из первых среди социал-демократов призвал к прекращению насильственный акций Пётр Струве, идеолог «либерального марксизма»; впрочем, он фактически уже не принимал участия в партийной деятельности и, более того, сблизился с лидерами «Союза освобождения», поэтому никто в партии не прислушался к его мнению.

Плеханов

Георгий Плеханов

Однако со временем немало членов РСДРП пришло к схожей позиции, сформировав в партии крыло ликвидаторов, в которое вошли Павел Аксельрод, Вера Засулич, Сергей Зубатов, Александр Потресов; ликвидаторы предлагали принять участие в работе Госдумы, одновременно полностью распустив нелегальные партийные структуры. Далеко не все социал-демократы приняли эту позицию — так, Александр Богданов, братья Владимир и Александр Ульяновы, и Анатолий Луначарский призывали к прдолжению вооружённой борьбы, но ряды их сторонников медленно, но верно редели. Окончательно крыло ликвидаторов победило в РСДРП после того, как его поддержал вождь партии — Георгий Плеханов; после этого нелегальная активность социал-демократов, равно как и идейно близких им «бундовцев», быстро пошла на спад.

Итоги и последствия

Суд над заговорщиками

Кони

Анатолий Кони, председатель суда

Уже через три дня после ареста Грингмута и его сообщников, 8 апреля 1902 года, кассационному департаменту Сената по высочайшему повелению Александра III было поручено предварительное расследования. 17 августа, по итогам следствия департамент представил императору постановление о предании виновных суду на высочайшее утверждение, после чего был вынесен обвинительный акт, переданный Верховному уголовному суду. Председателем судебного состава по велению Александра III был назначен известный российский юрист Анатолий Фёдорович Кони; в состав суда также вошли Дмитрий Набоков, Константин Пален, Михаил Акимов и Иван Шамшин. Предъявленные обвинения были более чем серьёзны — подсудимым вменяли умысел свергнуть Александра III с престола, лишить свободы и власти верховной; обвиняли в аналогичных злоумышлениях против императрицы, бунте против власти верховной, государственной измене, препятствовании Государственной думе в осуществлении её полномочий, организации погромов и насилия против мирного населения.

Поначалу подсудимые отрицали всю свою вину — так, Грингмут густым басом вещал, что он делал всё возможное ради Государя и для того, чтобы защитить его от революционеров и смутьянов; активно защищался и Победоносцев, говоривший, что посвятил всю свою долгую жизнь служению монархии и самодержавному строю. Однако ситуация резко поменялась, когда на одно из заседаний в качестве свидетельницы была приглашена Елена Кулешова. Узнав свою служанку, бывший премьер-министр обрушился на девушку с самыми грязными ругательствами и угрозами, в результате чего его пришлось удалить из зала заседания; Победоносцева же после того, как Кулешова огласила свои показания, хватил удар, и в итоге процесс пришлось прервать на несколько недель. Показания Кулешовой окончательно сбили с подсудимых всю спесь, равно как и представленная суду переписка Грингмута с английским послом Чарльзом Скоттом — теперь бывший глава правительства признавал свою вину и лишь униженно молил суд о снисхождении, равно как и прочие обвиняемые. Лишь Александр Дубровин сохранил свою гордость; превратив скамью подсудимых в трибуну для агитации, он яростно проклинал «Царя-Антихриста» и «Царицу-Ведьму».

6 ноября 1902 года состоялось оглашение приговора суда, составленного при тщательном рассмотрении степени вины каждого из фигурантов дела; вот таким был вердикт наиболее квалифицированных судей Российской империи:

  • Бывшего председателя Совета министров Грингмута Владимира Андреевича приговорить к смертной казни через повешение.
  • Бывшего члена Государственного совета Победоносцева Константина Петровича приговорить к смертной казни через повешение, однако с учётом его преклонного возраста и прежних заслуг заменить меру наказания на пожизненную ссылку на поселение в Сибирь с лишением всех прав состояния.
  • Бывшего министра внутренних дел Плеве Вячеслава Константиновича приговорить к смертной казни через повешение.
  • Бывшего товарища министра внутренних дел Дурново Петра Николаевича приговорить к смертной казни через повешение.
  • Бывшего камергера и редактора журнала «Гражданин» Мещерского Владимира Петровича приговорить к смертной казни через повешение.
  • Бывшего руководителя «чёрных сотен» Дубровина Александра Ивановича приговорить к смертной казни через повешение.
  • Бывшего командира Отдельного корпуса жандармов Валь Виктора Вильгельмовича приговорить к пожизненной ссылке на каторгу с лишением всех прав состояния.
  • Бывшего министра юстиции Муравьёва Николая Валериановича приговорить к пожизненной ссылке на поселение в Сибирь с лишением всех прав состояния.
  • Бывшего министра финансов Бутми Георгия Васильевича приговорить к пожизненной ссылке на поселение в Сибирь с лишением всех прав состояния.
  • Бывшего министра народного просвещения Соловьёва Александра Титовича приговорить к пожизненной ссылке на поселение в Сибирь с лишением всех прав состояния.
Справедливость

Казнь участников заговора на Марсовом поле

Что касается оставшихся трёх министров правительства Грингмута, преданных суду — министра иностранных дел В. Н. Ламсдорфа, министра земледелия А. С. Ермолова и министра путей сообщения М. И. Хилкова, которые не были замешаны в заговоре, то судебная коллегия не нашла в их действиях состава преступления, и в итоге они были оправданы и освобождены сразу после оглашения приговора. 12 декабря на Марсовом поле при большом стечении народа состоялась казнь пятерых приговорённых заговорщиков.

Судьба остальных людей, прямо или косвенно замешанных в весенних событиях, сложилась по-разному. Так, великий князь Александр Александрович, обвинений которому не предъявлялось, и который уже после падения Грингмута уже по приказу своего царственного племянника руководил подавлением Кронштадтского восстания, лишился должности Санкт-Петербургского генерал-губернатора; тем не менее, он не ушёл из общественной жизни и даже стал лидером правомонархического движения, основав вместе с В. М. Пуришкевичем и Н. Е. Марковым крайне правую партию «Союз Михаила Архангела». Иоанн Кронштадтский и Иоанн Восторгов также не привлекались к уголовному суду, во многом из-за нежелания Александра III портить отношения с Церковью. Отдельно, пожалуй, стоит отметить судьбу Константина Победоносцева — милосердие суда для него оказалось равносильно отложенной смертной казни, и уже в феврале 1903 года он скончался по дороге к месту ссылки.

Политические последствия

Вслед за свержением правительства Грингмута Александру III предстояло назначить новый Совет министров. Насчёт председателя кабинета разногласий не было — им был назначен Сергей Юльевич Витте, уже показавший себя как талантливый администратор и дипломат, а также как автор Гатчинского манифеста. 11 апреля Витте утвердил новый состав правительства. Министром иностранных дел был назначен дипломат профранцузской ориентации, имевший репутацию либерала — Александр Извольский; министром внутренних дел — бывший Екатеринославский губернатор Пётр Святополк-Мирский; министром финансов — бывший президент Вольного экономического общества Павел Корф; министром юстиции — известный адвокат Фёдор Плевако; министром народного просвещения — лидер Союза освобождения, профессор Сергей Муромцев; министром земледелия — ещё один «освобожденец» Николай Кутлер; министром путей сообщения — Клавдий Немешаев; министром торговли и промышленности — Василий Тимирязев; государственным контролёром — Дмитрий Шипов. Сохранили свои должности военный министр Алексей Куропаткин и морской министр Павел Тыртов.

Поскольку Российская империя к тому времени не имела писаной конституции (единственными конституционными актами, существовавшими на то время, были Высочайший манифест 1870 года и недавно принятый Манифест 18 марта), при императоре была учреждена специальная комиссия, целью которой была разработка конституционного документа. В её деятельности приняли участие такие учёные-правоведы либеральных взглядов, как В. И. Сергеевич, М. М. Алексеенко, Д. Д. Гримм, Ф. И. Родичев; курировали работу непосредственно Витте и Муромцев. В итоге вскоре был разработан и утверждён Государственной думой, а 18 сентября 1902 года — одобрен императором Основной закон Российской империи. Согласно нему, гарантировались основные права и свободы человека и гражданина, Государственная дума вместе с Государственным советом становились полноценными и независимыми от императорской власти законодательными органами. Если раньше избирательное право было ограничено всевозможными цензами, то теперь в выборах могло принимать участие всё мужское население страны старше 21 года.

В марте 1903 года состоялись внеочередные выборы в Государственную думу VIII созыва, ставшие первыми выборами, в которых принимали участие социалистические партии. По их итогам одержала победу коалиция Партии обновления и Партии народной свободы, наследницы Союза освобождения; внушительную фракцию сформировала также РСДРП, пользовавшаяся большой поддержкой фабричных рабочих. Небольшие по численности фракции сформировали Аграрно-социалистическая партия, наследница Аграрно-социалистической лиги, и Всероссийский национальный союз, объединивший умеренное крыло Союза русского народа и мелкие славянофильские и националистические организации.

Выборы в VIII Государственную думу (1903)
Партия Лидер Результат Места
Партия народной свободы Павел Милюков 35,4%
156 / 440
Партия обновления Николай Хомяков 27,5%
121 / 440
РСДРП Георгий Плеханов 23,2%
102 / 440
Аграрно-социалистическая партия Андрей Аргунов 4,3%
19 / 440
Всероссийский национальный союз Сергей Рухлов 3,0%
13 / 440
Независимые 6,6%
29 / 440

Общим итогом Русской весны и последовавших за ней реформ стало то, что Россия стала полноценной конституционной парламентской монархией. Политическая жизнь в стране демократизировалась, а активность террористов-революционеров резко снизилась. Благодаря реформам правительства Витте Россия успешно преодолела последствия экономического кризиса, и вскоре вновь начался экономический подъёмом, сопровождавшийся ростом промышленного производства и уровня жизни в стране. Улучшилось положение рабочих, была повышена зарплата, они получили возможность создавать независимые от полицейского надзора профсоюзы. Наконец, был принят Основной закон Российской империи, ставший первой писаной конституцией России и действующий с небольшими поправками по сей день.

Оценки

Положительные

Гиппиус

Зинаида Гиппиус

С самого начала «Русскую весну» поддержали либеральные и умеренно-левые политические силы и печатные издания, такие как «Русские ведомости», «Вестник Европы», «Русское слово» и «Голос Москвы»; известные публицисты, такие как К. К. Арсеньев, В. Ю. Скалон, Н. Ф. Анненский, Н. К. Михайловский, В. Г. Короленко и С. Н. Кривенко, прославляли революцию, как «пробуждение всех прогрессивных сил страны». Приветствовала революцию и большая часть творческой интеллигенции — так, знаменитая поэтесса Зинаида Гиппиус посвятила ей стихотворение «Русская весна», благодаря которому революционные события вошли в историю под этим именем. Коллега Гиппиус по поэтическому цеху, Константин Бальмонт, в свою очередь, написал стихи «Свободная Россия»; положенные на музыку композитором Александром Гречаниновым, они на ближайшие несколько десятилетий стали одной из самых популярных патриотических песен страны. Даже известный своими консервативными убеждениями религиозный философ и публицист Василий Розанов в своих статьях в «Русском слове», которые позже вошли в его книгу «Когда начальство ушло», высказывался о революционном брожении с явным интересом и сочувствием.

Положительно была встречена Русская весна и в зарубежных периодических изданиях; её высоко оценили и во французской «Фигаро», и в немецкой «Ляйпцигер Фольксцайтунг», и в польском «Курьере Варшавском», и даже «Манчестер Гардиан», газета враждебной Британии, в силу своей либеральной направленности крайне положительно оценила то, что Россия «встала на путь свободы и прогресса». Император французов Наполеон IV направил своему венценосному зятю поздравительную телеграмму, одобрив его действия по подавлению мятежа крайне правых; положительно отозвались о русской революции также Леон Гамбетта, Константин Калиновский, Франц фон Лист, Марк Твен и многие другие.

По сей день Русская весна высоко оценивается большинством историков как однозначно положительное событие, способствовавшее демократизации России и построению в ней гражданского общества.

Отрицательные

Толстой

Лев Толстой

Большая часть реакционно настроенных деятелей восприняла Русскую весну отрицательно, хотя многие из них, не желая прослыть сторонниками заговорщиков, высказывались о ней в сдержанно-критических тонах; среди них были В. М. Пуришкевич, П. Ф. Булацель, Р. В. Ризположенский, П. А. Крушеван, Н. Е. Марков. Одним из первых, кто дал революции резко критическую оценку, был знаменитый писатель Лев Николаевич Толстой. Будучи человеком традиционалистских взглядов, он критически относился как к идее современного западного парламентаризма, так и к правящему режиму и Русской православной церкви.
Я ни за Грингмута, ни за Победоносцева и ни за Думу, но за обманутый народ Руси, оторванный от своих корней и лишённый своего благополучия, совести и религии. (Лев Толстой)

Из зарубежных деятелей одним из первых негативно отозвался о Русской весне французский ультраконсерватор-легитимист Шарль Моррас; его негативное отношение к российской революции было вызвано как его симпатией к «Старому порядку» во всех его проявлениях, так и личной ненавистью к династии Бонапартов, в данном случае в лице русской императрицы Марии Александровны.

В те дни Россия утратила свой исторический шанс. Она могла стать оплотом Традиции на Востоке, но лжединастия Буонапарте, словно плесень, поразила российский императорский дом, и тем самым обрекла великий русский народ на падение перед силами врага рода человеческого. (Шарль Моррас)
Лютый ор

Святослав Малютин

Мысли Морраса получили продолжение в русской «неочерносотенной» публицистике. Так, русский писатель, философ и маргинальный политик ультраправого толка, основатель издательства «Русская идея» и лидер организации «Русь Православная» Святослав Алексеевич Малютин разработал собственную конспирологическую теорию о событиях 1902 года. Согласно ей, никакого заговора с целью смещения Александра III не существовало; так, в своей книге «Истинные корни российской революции» Малютин ставит под сомнения показания Кулешовой, указывает на то, что никаких иных свидетелей того диалога, кроме неё, не было, после чего объявляет заговор Грингмута «провокацией либерально-масонского лобби» во главе с императрицей и С. Ю. Витте. По мнению Малютина, корни этой провокации лежали в Париже, а непосредственно идея её принадлежала французскому императору и его окружению, которые желали превратить Россию в «криптоколонию» (официально суверенное, но фактически подчинённое государство) Франции.
Ещё Библия напоминает нам, как развращённые и искушённые в манипуляции низменными половыми влечениями мужчин самки подчиняют великих людей, ломая их волю для того, чтобы губить целые страны. Примеры этому — истории Юдифь и Олоферна, Эстер и Артаксеркса. Новой Юдифью, отрезавшей голову великой Империи, стала интриганка из семейства самозванцев, правящих торгашеско-ростовщической, буржуазно-охлократической «империей». Тысячелетняя христианская монархия была превращена в слепое оружие истинных хозяев этой «империи» — мафиозного клана корсиканских узурпаторов и Шейлоков известной национальности из парижских банков, получивших русский «фунт мяса» для развязывания мiровой войны против христианских монархий Британии, Австрии и Пруссии. (Святослав Малютин, «Истинные корни российской революции»)

Память

Валун

Мемориальный камень в честь Русской весны

Первые официальные празднества в честь Русской весны состоялись в пятую и десятую годовщины принятия Гатчинского манифеста, 31 марта 1907 и 1912 годов. Война и последовавшая за ней череда народных волнений прервали традицию, однако в 1922 году, в двадцатилетие революции, она была возрождена по инициативе тогдашнего премьер-министра Бориса Савинкова. 31 марта было официально объявлено нерабочим днём — Днём Весны и Свободы. Также в 1920-е годы в Санкт-Петербурге на Васильевском острове был возведён первый памятник в честь погибших за дело Русской весны — мемориальный камень, представляющий собой большой гранитный валун на массивном мраморном постаменте; у подножия постамента выбита бронзовыми буквами надпись: «Подвиг народный не пропал даром. Их жертвы были не напрасны». Из-за своей оригинальной по тем временам концепции памятник поначалу вызывал насмешки и даже дал начало шутливо-ироничному крылатому выражению «Булыжник — оружие свободы».

После смерти императрицы Марии Александровны в 1954 году премьер-министр России Виктор Байдалаков предложил возвести памятник уже в честь покойных императора и императрицы. Идея была горячо поддержана российской общественностью, и уже в 1956 году Алексеевский сад в столице украсила совместная скульптура императорской четы, возведённая по проекту скульптора Е. В. Вучетича; на пьедестале были выбиты слова: «Императору Александру III и Императрице Марии Александровне от благодарного народа России». Также в 1950-е и 1960-е годы было возведено несколько скульптурных памятников — в частности, в Риге и Ростове-на-Дону — посвящённых уже участию простых рабочих и студентов в событиях 1902 года, а также мемориалы в честь жертв еврейских погромов в Петербурге, Киеве, Кишинёве и Ташкенте.

Русская весна нашла своё отражение и в русской культуре. Так, ей были посвящены повести Аркадия Голикова «Жизнь ни во что» и «Лесные братья», поэма Бориса Пастернака «Девятьсот второй год», рассказы Евгения Замятина «Непутёвый» и «Три дня», и исторический роман весьма спорно и неоднозначно оцениваемого писателя-романиста Константина Куркулёва «На задворках великой империи». Также событиям 1902 года был посвящён фильм русского кинорежиссёра Олега Каменского «Три месяца весны», снятый в 1985 году и награждённый премией «Оскар» в четырёх номинациях.

Примечания

  1. В соответствии с принятым в России юлианским календарём.
ЗвездаДанная статья является избранной
Её стиль и содержание являются примером заполнения статей на Альтернативной истории вики