ФЭНДОМ


«Русский рассвет» (также известный как Осенний кризис) - продолжавшийся на протяжении осени и зимы 1996-ого года процесс усиления в России радикально националистической (патриотической) и радикально левой оппозиции действующему режиму. Включал в себя как политическую борьбу, так и беспорядки со столкновениями. Проходил на фоне окончания экономических реформ в стране и

ФНС

Символ Фронта Национального Спасения, который активно использовался во время Осеннего кризиса

Чеченской войны. Кризис также характеризовался ослаблением роли умеренной оппозиции и выходом на сцену радикальных сил. Название «Русский рассвет», которое ныне закрепилось в России и в СНГ, появилось с легкой руки Александра Проханова, главного редактора газеты "День" и одного из активнейших участников противостояния на стороне оппозиции.

Предыстория

Первая половина 1990-ых годов характеризовалась в России тяжелыми экономическими реформами, ростом преступности,

II Конгресс ФНС

II съезд ФНС, 1996 год

бандитизма и коррупции. Росла и многочисленная этническая преступность. Национальные конфликты, охватившие Россию, не могли не привести к росту напряженности между разными национальностями. Усилилась миграция из стран Средней Азии. Все это способствовало усилению национализма.

Изначально, наиболее влиятельной националистической (или близкой к национализму) партией

Заседание ФНС

Заседание ФНС, осень 1995-ого года

считалась ЛДПР Владимира Жириновского, однако быстро стало понятно, что Жириновский вполне договороспособен и активно идет на переговоры с действующей российской властью. Это вызывало недовольство радикальной части националистов, которые начали активно объединяться с ещё одной крайне оппозиционной силой - леворадикальной.

Перед парламентскими и президентскими выборами 1996-ого года был создан Фронт Национального Спасения (ФНС), объединяющий КПР и РОС, а также менее крупные политические и военные формирования антиправительственной направленности. Однако на обоих выборах партия КПР и РОС не смогли составить конкуренцию президенту и его партии НДПР и менее радикальному оппозиционному блоку Народовластия - Александра Руцкого.

Начало Чеченской войны и Майский политический кризис привели к серьёзному ослаблению умеренной оппозиции и усилению радикалов. 

Выборы мэра Москвы

Москвой с 1991-ого года управлял Гавриил Харитонович Попов, один из видных деятелей российского демократического движения. Попов был скорее экономистом-теоретиком, нежели хозяйственником, а некоторые его высказывания вызывали недовольство не только у обычных москвичей, но даже у российского руководства. Все это привело к тому, что Гавриил Попов непосредственно перед

Popov

Гавриил Попов, первый мэр Москвы

выборами оставался чрезвычайно непопулярным, в отличие от одного из своих замов - Юрия Лужкова, который выделялся "народностью" в отличие от своего чересчур элитарного шефа. Весной 1996-ого года между набирающим популярность Лужковым и Поповым произошел конфликт. В результате Лужков был уволен в начале июня и тогда же объявил, что собирается баллотироваться на выборах.

Лужков в молодости

Юрий Лужков, первый вице-мэр и второй мэр Москвы

В это же время ФНС на фоне ослабления Народовластия лишь набирал популярность. Весь май и первые месяцы лета ФНС активно желали привлечь к себе внимание и в конечном итоге сделали это довольно необычным образом. О своем желании выдвинуться на выборах мэра заявил Сергей "Паук" Троицкий, лидер группы "Коррозия металла", который никогда не занимался политикой, но активно участвовал в издании праворадикальной литературы и газет.

Несмотря на длительные споры, в руководстве чересчур консервативной ФНС обратили внимание, что популярность Троицкого быстро повышалась. Троицкий давал в Москве бесплатные концерты, которые в короткое время перерастали в полномасштабные митинги в поддержку его выдвижения. Троицкому как рок-музыканту удалось привлечь не только классический электорат коммунистов, но и многочисленные зародившиеся в последние несколько лет субкультуры, от скинхедов до панков. Предвыборная кампания Троицкого получала поддержку от связанных с радикалами предприятий, но в целом являлась довольно народной и проходила через митинги и громкие призывы.

Гавриил Попов пользовался поддержкой НДПР и российского правительства. По предложениям кремлевских политологов Попов старался выступать "без бумажки" и быть ближе к народу, но по

Паук Троицкий

Сергей "Паук" Троицкий, лидер панк-группы "Коррозия металла", кандидат в мэры Москвы в 1996-ом году

большей части все его подобные выступления проваливались из-за чрезмерной научности речей Попова и его косноязычия. Поэтому, даже несмотря на широкую рекламу и поддержку не только НДПР, но и другой правой либеральной партии "Демократический Союз", рейтинг действующего мэра оставался не слишком высоким. Кроме того, агитация Попова, который был обижен на Лужкова, была отчасти направлена именно на него, а не более опасного, как окажется позднее, противника - Троицкого.

Юрий Лужков, который не считался фаворитом гонки, неожиданно заручился поддержкой крупной части московских бизнесменов, партий "Гражданский Союз" и "Яблоко", сумел наладить масштабную агитацию. Его митинги собирали довольно много народа, а речи выигрывали на фоне Попова в виду гораздо большей простоты, да и банальной человеческой простоты. Кроме того, за годы работу в мэрии вокруг Лужкова сложился образ "крепкого хозяйственника"; все популярные решения, принятые московской мэрией, Юрий Михайлович стремился выдать за свои собственные.

Также предвыборную кампанию проводили член Государственной Думы от ЛДПР Алексей Митрофанов и ещё несколько депутатов-самовыдвиженцев, однако они не могли противостоять трем главным кандидатам. Популист Троицкий довольно быстро привлек на свою сторону довольно большой электорат и поэтому уже с середины кампании показывал неплохие результаты. Но всё же Троицкий уступал Лужкову и Попову, между которыми обещала развернуться борьба во втором туре.

Первый тур состоялся 15 сентября и оказался, в целом, сюрпризом: явка населения была довольно

Митинг ФНС в Москве

Митинг ФНС в Москве, поддержку Троицкого 1996 год

низкой, в районе 54%, а Троицкий неожиданно привлек к себе очень большой протестный электорат. Во многом с ним сработала та же система, что и с выборами 1993-ого года. Скандальный музыкант привлек к себе внимание в первую очередь протестного электората, недовольных действиями Попова на посту мэра и оттого же не доверявших члену его команды - Лужкову.

Лужков также сумел переломить ход выборов и привлек к себе как часть демократически настроенного электората, так и крупную часть пожилых людей, которых отпугивал радикализм выступлений Троицкого и его образ, неподходящий для консервативно настроенных москвичей.

Попов смог получить голоса в основном жителей центральных районов Москвы, которые всегда слыли самым демократически настроенным местом во всей России. Однако существенную часть электората "увел" у мэра его бывший соратник Лужков, а довольно крупная часть избирателей Попова просто не пошла на выборы, что привело к тому, что действующий мэр пришел на выборах лишь на третьей строчке, потеряв возможность переизбраться.

В результате первым пришел Юрий Лужков, набравший 36,65%, вторым был Сергей Троицкий с 29,88%, а Гавриил Попов получил лишь 18,29%. Остальные проценты разошлись между менее значимыми кандидатами. На этих выборах существовал очень высокий процент людей, проголосовавших "против всех", он составил 8,59%.

Второй тур выборов заставил российское руководство серьёзно начать волноваться о судьбе Москвы. В это же время выборы проходили в Санкт-Петербурге, и напряженность в двух столицах лишь нарастала. Троицкий после выхода во второй тур решил перенаправить всю свою кампанию против Бычкова и российского правительства, объявив, что после победы на выборах переведет Кремль из федеральной собственности в московскую и запретит Президенту входить туда. Также Троицкий попытался несколько ослабить свой имидж, чтобы все же привлечь к себе пожилое население и более классический левый электорат.

В это же время по-другому был вынужден действовать Президент. Гавриил Попов принципиально отказался поддерживать во втором туре Лужкова, что привело к тому, что за полторы недели до второго тура НДПР в обход Попова объявило о полной поддержке кандидатуры Лужкова. За Юрия Михайловича также высказался шедший в паре с Поповым - Михаил Шнейдер. Это привело к тому, что Попов покинул партию, не дожидаясь даже итогов второго тура.

За неделю до второго тура выборов на одном из митингов, собранных в поддержку Лужкова, прибывший на Манежную площадь Президент сам заявил о поддержке Лужкова и в довольно торжественной обстановке пожал ему руку и пожелал удачи. Многие эксперты склонны считать, что подобная поддержка кандидата и обеспечила Лужкову победу во втором туре.

Выборы состоялись ровно через две недели после второго тура и привели к победе Юрия Лужкова. За его кандидатуру проголосовало более 62,12%. Троицкий не смог значительно улучшить свой результат, набрав 33,50%, "против всех" проголосовало 4,48%. Явка также была значительно ниже и составила лишь 46,28%. Троицкий заявил, что выборы прошли нечестно и попытался провести несколько митингов-концертов в Москве, но новая мэрия быстро отказалась их согласовывать. В результате обычные музыкальные выступления Троицкого в следующие месяцы часто перерастали в митинги.  

Выборы мэра Санкт-Петербурга

В Санкт-Петербурге ситуация в целом была похожа на Москву, однако, тут НДПР удалось сохранить единство своего электората. Мэру Собчаку удалось сорвать попытку своего ближайшего заместителя Владимира Яковлева выдвинуться в мэры, тем самым не допустив повторения московского сценария в Санкт-Петербурге. Авторитарный стиль управления быстро поссорил Собчака с местной законодательной властью, в том числе с вполне лояльными ему силами вроде депутатов от НДПР.

Анатолий Собчак 2.0

Анатолий Собчак, первый мэр Санкт Петербурга

Кроме того, жители города часто критиковали Собчака за чрезмерно

Юрий Болдырев

Юрий Болдырев, кандидат в мэры Санкт-Петербурга в 1996 году

роскошные банкеты и излишнюю "ориентацию на запад". Главным противником Собчака на этих выборах выступил бывший член и один из основателей "Яблока" Юрий Болдырев, который был поддержан практически всеми оппозиционными силами от ФНС (сам Болдырев был представителем РОС) и блоком "Народовластие", который для поддержки Болдырева снял с выбором мэра своего кандидата Юрия Севенарда, депутата Государственной Думы, а также Юрия Шутова, бывшего помощника Анатолия Собчака.

Ещё двумя крупными кандидатами стали кандидаты демократической направленности: кандидат от "Яблока" экономист Беляев и довольно известная женщина-депутат Санкт-Петербургского Законодательного собрания Марина Салье, которая была поддержана Демократическим Союзом. Далее следовали многочисленные кандидаты-самовыдвиженцы, которых фаворитами предвыборной гонки назвать было никак нельзя.

Предвыборная кампания Собчака активно финансировалась из бюджета НДПР. При этом часть

Чубайс и Собчак

Министр экономики России Анатолий Чубайс вместе с Анатолием Собчаком

депутатов местного Законодательного собрания отказывались поддержать Анатолия Александровича. На этих выборах гораздо сильнее, чем на каких-либо других местных выборах, проходило активное использование технологий "черного пиара" для борьбы с политическими соперниками.

Первый тур выборов в Санкт-Петербурге состоялся в один день с выборами в Москве 15 сентября и сразу показал, что, как и предполагали эксперты, главными фаворитами выборов является действующий мэр Собчак и кандидат от объединенной оппозиции Болдырев. Как и в Москве, первый тур не выявил победителя: Анатолий Собчак набрал 42,80%, а Юрий Болдырев 39,64%. Третьей пришла Марина Салье, получившая 6,89%, четвертым - кандидат от "Яблока" Александр Беляев, набравший 5,52%, остальные голоса распределились между другими кандидатами. "Против всех" проголосовало 3,25% избирателей.

Второй тур обещал быть ещё более напряженным. Марина Салье, которая неоднократно обвиняла Собчака в злоупотреблении властью и коррупции в Санкт-Петербургских органах власти и в то же

Марина Салье

Марина Салье на митинге своих сторонников

время поддерживала дружеские отношения с Юрием Болдыревым, официально призвала своих избирателей поддержать представителя оппозиции, что всерьез ударило по позициям Анатолия Собчака среди демократического электората. Кандидат от "Яблока" после длительных консультаций с федеральным руководством партии решил поддержать Анатолия Собчака. При этом многочисленные "мелкие" кандидаты, посчитав, что выборы складываются в пользу Болдырева, решили поддержать Болдырева.

Ситуация складывалась не в пользу петербургского мэра. Внимание российского руководства было привлечено в первую очередь к Москве, где к власти по результатам второго тура могли прийти гораздо более радикальные силы. Однако перед вторым туром федеральный центр НДПР надавил на всех депутатов Питерского Законодательного собрания, чтобы те развернули поддержку Собчака "на полную катушку". Некоторые эксперты склонны считать, что именно этот указ из центра помог Анатолию Собчаку в конечном итоге одержать победу над Болдыревым.

Второй тур состоялся, как и второй тур выборов в Москве, 29 сентября. В напряженнейшей борьбе (по мнению оппозиции, не без активного участия административного ресурса и многочисленных манипуляций) Анатолию Собчаку удалось победить Болдырева во втором туре набрав 48,67%. Болдырев получил 47,52%, "против всех" проголосовало 3,43% пришедших на выборы. После выборов оппозиция провела несколько митингов протеста против результатов выборов, которые были заметно серьезней, чем в Москве. Своего пика они достигли 16 ноября 1996-ого года во время "Золотого матча" на стадионе "Петровский". Сам Собчак после такой тяжелой победы на выборах несколько пересмотрел свое отношение к Законодательному собрание и отказался от авторитарных методов руководства городом.

Выборы в Ставропольскую Думу

К выборам в Ставрополе, проходившими в один день вместе с выборами мэра Москвы и Санкт-Петербурга, внимание федерального центра практически не было приковано. Сам же Ставрополь был целью боевиков ещё с момента отделения Чечни. Неоднократно на территории края происходили многочисленные теракты и попытки прорыва чеченских боевиков. С началом войны "напор" чеченских сепаратистов на Ставрополье лишь увеличился. Теракты на территории региона стали обычным делом. Кроме того, ещё сложнее ситуацию делало присоединение Адыгеи к Ставрополью. Небольшая

Евгений Кузнецов

Евгений Кузнецов, первый губернатор Ставропольского Края

часть адыгейцев, противившаяся действиям федерального центра принимала участие в боевых действиях на стороне ЧРИ, что приводило к ответной реакции со стороны русского населения региона.

Губернатор Ставропольского края Евгений Кузнецов, бывший на хорошем счету в Москве, выиграл выборы весной 1996-ого года, за несколько недель до вторжения боевиков в Дагестан, что позволило ему сохранить его место. Однако рост национализма в регионе давал ясно понять: НДПР на выборах в местную думу будет очень сложно одержать победу. Несмотря на то, что на продвижение списков членов НДПР тратились большие деньги из бюджета Края, использовался административный ресурс, а также шли активные попытки расколоть избирательный блок ФНС перед выборами в Ставропольскую Думу, любые попытки действующей власти ослабить оппозицию заканчивались провалом.

На выборах, состоявшихся 15 сентября, уверенную победу одержал блок ФНС, набравший около 58%, вслед за ним шла НДПР, набравшая 17% голосов. В тот день победа объединенной оппозиции на выборах в Ставрополе стала первой крупной победой и успехом Фронта. С самого начала ФНС, кроме жесткой националистической позиции, начал принимать целый ряд указов, направленных на фактическую деприватизацию в регионе. В это же время решения Ставропольской Думы столкнулись с сопротивлением со стороны руководителя Ставрополья Кузнецова. Противостояние Думы и Кузнецова в конечном итоге закончилось уходом Губернатора региона в отставку 16 октября того же года. И.О. губернатора вплоть до выборов был Петр Марченко, но он с треском проиграл выборы представителю объединенного блока ФНС и Народовластия Александру Черноногову, который хоть и более умеренно, но принял курс Ставропольской Думы на установление "новых стандартов" в регионе.

Черногоров

Александр Черногоров, второй губернатор Ставропольского края на одном из агитационных плакатов

В Москве с тревогой наблюдали за подобными событиями в Ставрополье. Кроме того, после прихода к власти патриотических сил существенно обострились отношения с национальными меньшинствами Края: несколько крупных митингов провели представители Черкесской общины, усилились конфликты между силовиками и этнической (в основном черкесской) мафией. В целом те месяцы продолжали оставаться очень неспокойным: с сентября 1996-ого по январь 1997-ого года неоднократно случались столкновения. В Ставрополье были привлечены дополнительные силы полиции со всей страны, а также усилена работа органов СБР. По воспоминаниям Бычкова, многие силовики в этот период предлагали ввести на территории Ставрополья режим Чрезвычайной Ситуации, но тот отказался, логично подсчитав, что ввод войск в Чечню несколько снизит градус накала и противостояния в краю.  

События на Дальнем Востоке

После официальной передачи Даманского полуострова КНР в 1991 и подписания в 1994 Читинского соглашения, по которым Россия передавала Японии два острова из Курильской гряды в Россию активно начали вкладываться азиатские кампании, в первую очередь они выбрали в качестве места для инвестиций Дальний Восток. Вместе с приходом инвестиций и открытия на Дальнем Востоке

Борис Миронов

Борис Миронов, кандидат в губернаторы Забайкальского края

множества различных азиатских кампаний усилилась конкуренция, которую в целом выигрывали именно азиаты, это привело к росту безработицы, которая вместе с тяжелой приватизацией привела к схожим со Ставропольем националистическим воззрениям на Дальнем Востоке.

Однако, тут влияние ФНС серьёзно ограничено. Единственной попытка стало выдвижение одно из руководителей РОС Бориса Миронова на пост Губернатора Забайкальского край, где он потерпел поражение весной 1996-ого года (что не в последнюю роль произошло из-за присоединения к Забайкалью Бурятии). В целом слабость политических сил не помешала получить определенную популярность националистам, выступавших против засилия "желтых" на Дальнем Востоке.

Ещё весной 1996-ого года во Владивостоке появился Фронт Народного Возрождения (ФНВ), в который входили в основном антиазиатски настроенные жители Дальнего Востока. Изначально это была маленькая маргинальная организация, которая со временем набирала обороты, включая в свой состав небольшие группы скинхедов. Поначалу ФНВ промышлял небольшими нападениями на лиц азиатской национальности и не проводил активных действий. Ситуация изменилась осенью. 14 октября 1996-ого года торговое представительство японской фирмы Sony во Владивостоке объявило о реструктуризации своего отделения. Без работы осталось более 60 человек. Уже через 5 дней был объявлен крупный митинг в защиту уволенных. Он и стал отправной точкой к началу беспорядков.

На митинге, кроме протестующих, было большое количество членов ФНВ, которые наиболее активно скандировали различные лозунги. Примерно через полтора часа после начала митинга толпа ринулась на представительство фирмы и за короткое время разгромила его, досталось также немногочисленной полиции, которая охраняла согласованный митинг и явно не ожидала такого. В результате нападения на представительство один гражданин Японии погиб, а трое получили ранения. После этого в довольно короткое время активисты ФНВ направились в сторону администрации города, по дороге громя представительство других азиатских фирм, избивая жителей Средней Азии и Закавказья, которых они встречали на улице, и просто занимаясь разбоем и грабежом. Разгромлен был также знаменитый "Зеленый Угол", главный авторынок Владивостока, на который, как правило, приходили машины из юго-восточной Азии.

Попытка взять администрацию Приморья штурмом провалилась. Когда активисты прибыли к нему оно уже было окружено большим количеством полицейских в том числе ОМОНовцев, завязался жестокий бой, который, впрочем, окончился победой органов правопорядка. В результате драки двое членов ФНВ и один полицейский погиб. Через два дня активисты ФНВ вышли на митинги во многих городах Дальнего Востока, где вновь столкнулись с полицией. В данном случае полиция, заранее знавшая о возможности беспорядков, действовала гораздо более слаженно, быстро разогнав митинг. Единственной крупной акцией, которую успели предпринять бойцы ФНВ, стала попытка блокировать генеральное консульство Японии в Хабаровске, а также попытка взять здание штурмом, окончившаяся неудачей.

К 18 октября практически все беспорядки прекратились, при этом задержано было всего несколько членов ФНВ, которые отказывались давать показания друг на друга, что осложнило ведение судебного процесса и разбирательства. В результате к достаточно небольшим срокам было приговорено несколько организаторов беспорядков, которые, кроме участия в ФНВ, были членами Фронта Национального Спасения. Параллельно с этим российские власти начали с опаской смотреть на ФНС, который теперь рассматривался уже не просто как агрессивная политическая сила, но уже как опасные экстремисты, чьи действия ставят под вопрос не только внутреннюю стабильность в стране, но и международные отношения и фактически национальную безопасность. Демократические партии в Государственной Думе, вместе с лояльными президенту и правительству силами, начали активно обсуждать запрет ФНС и организаций, входящих в него.

"Золотой матч-96"

Последним крупным событием времен осеннего кризиса стали беспорядки в ноябре 1996-ого года во время золотого матча 1996-ого года. В этом матче встречались два чемпиона России прошлых

Золотой матч 96

Золотой матч, 1996

лет — московский «Спартак» (1992, 1993, 1994) и владикавказская «Алания» (1995). По итогам 34 туров чемпионата эти команды набрали по 72 очка, поделив между собой первое место в турнирной таблице. В данном случае, по регламенту проведения чемпионата России по футболу в 1996 году, прочие показатели выступления команд не учитывались — предусматривалось проведение дополнительного золотого матча.

За несколько лет команды и их фан-клубы стали принципиальными соперниками. Ситуацию также осложнял национально-географический фактор противостояния команд. Часть исполкома РФС и вовсе предлагала перенести проведение матча на март 1997-ого года, когда напряженность в стране несколько поубавится, но в конечном итоге было принято решение провести футбольный матч, как и изначально предполагалось, 16 ноября ноября 1996-ого года в Санкт-Петербурге на стадионе "Петровский". В Петербурге обстановка оставалась непростой ещё со времен окончания выборов мэра города, город порой сотрясали митинги и выступления оппозиции, продолжавшей не признавать итоги второго тура выборов.

Перед матчем руководство города усилила безопасность, сумев привлечь большое количество

Болельщики Спартака

Болельщики ФК Спартак

полицейских, но ещё перед началом матча произошло несколько столкновений между фанатами московского "Спартака" и петербургской команды "Зенит", которые по мере приближения начала матча лишь увеличивались. Также начались столкновения между болельщиками "Алании" и "Спартака", но они были немногочисленными и полиция быстро смогла их пресечь.

Серьёзные проблемы начались уже во время матча. На 27 минуте матча был забит первый и единственный гол, его автором стал полузащитник "Спартака" Илья

Поджог файера

Поджог файера на Золотом матче

Цымбаларь. Сразу после этого "Алания" пошла в атаку и чуть не забила гол в ворота москвичей. В это время на одной из Спартаковских фанатских трибун загорелся файер, который тут же был кинут на поле. В следующие минуты файеры посыпались и с трибуны "Алании". Через несколько минут арбитр матча Безубяк принял решение прервать матч в связи с нарушениями с обеих сторон.

Но ситуация лишь начала накаляться. Вскоре вновь начались столкновения фанатов. После того, как матч был завершен, они перекинулись на улицы города. Болельщики Спартака выкрикивали националистические лозунги. Окрестности стадиона быстро превратились в место битвы. Со всего города были стянуты полицейские подразделения, причем бои проходили не только между фанатами двух команд - к ним регулярно присоединялись Санкт-Петербургские болельщики "Зенита", выступая то вместе с болельщиками "Алании", то в качестве третьей силы. Погромы и беспорядки в городе продолжались весь вечер и всю ночь и завершились лишь рано утром. Сгорело множество машин, смертей удалось избежать, но более 90 человек было доставлено в больницу с разного рода ранениями и травмами.

Несмотря на то что ФНС был мало связан с различными организациями болельщиков, многие в российском руководстве открыто обвинили ФНС в поддержке беспорядков и ещё более четко начали говорить о запрете организации, не на шутку напугав руководство КПР, ведь запрет мог распространиться не только на движение, но и на саму партию.

Что же касается самого матча, то он состоялся в конце ноября в Москве на стадионе "Лужники" без  

Алания после победы

ФК Алания после победы на Спартаком в повтором золотом матче

болельщиков обеих команд. На этом матче "Алания" с минимальным счетом 1:0 одержала победу над московской командой, во второй раз в своей истории (и во второй раз подряд) став Чемпионами России.  

Распад ФНС

Осенние события не на шутку напугали левое крыло ФНС, которых теперь в открытую обвиняли в связях с полу-нацистскими формированиями. Ситуацию также поменяла окончательная победа над чеченскими боевиками в Дагестане. Начавшаяся подготовка к войне теперь уже на территории ЧРИ несколько успокоили националистов, выведя их из совсем уж радикальной позиции по отношению к правительству.

Конфликт между двумя крыльями ФНС дал о себе знать уже в декабре 1996-ого года, на V заседании организации, где, кроме всего прочего, отмечалось полтора года с момента создания Фронта. Лидер КПР Г. А. Зюганов выступил с критикой действий правого крыла ФНС, обвинив их в "жестокости, порочащих связях и разложении идей патриотического движения". Правое крыло ФНС, в свою очередь, обвинило Зюганова в "политическом оппортунизме, анти-патриотической деятельности и попустительстве власти". Отсутствия серьёзных успехов (за исключением победы в Ставрополье) также сказывалось на взаимоотношениях в ФНС, что приводило к постоянным идеологическим конфликтам. Вкупе с фактической угрозой запрета организации со стороны российских властей это вылилось в то, что фундамент Фронта начал постепенно шататься.

В феврале 1997-ого года было объявлено о роспуске ФНС. Правые и левые движения окончательно разделились. КПР сохранила свою платформу, но большинство самых ярких представителей Фронта перешли именно в "национально-патриотическую оппозицию". Среди них были и представители ФНС, которые ранее считались левыми, в частности А.А. Проханов, А.М. Макашов, А.Г. Невозоров, а также В.И. Илюхин. Уже в конце 1997-ого года на основании многочисленных националистических сил, вышедших из Фронта была сформирована Народная Партия России (НПР), которая позднее станет главной платформой для всех националистов страны. КПР же вплоть до избирательного цикла 2000-2001 годов осталась на жестких ортодоксальных позициях, в то же время продолжая "заигрывать" с электоратом с национал-патриотической повесткой.

Последствия

Что показательно, наибольшее влияние на политическую жизнь в России оказали не действия организации (они скорее добавили осенью 1996-ого года напряженности в политику и международные отношения), а её распад. Ослабленная кризисом в мае умеренная оппозиция, казалось, уступила свое место ФНС, однако распад организации привел к тому, что в следующем избирательном цикле активность левой оппозиции серьёзно снизилась и заметно ослабла как на парламентских выборах, так и на президентских выборах, на которых левые партии выступали очень скромно.

Не удалось осколкам ФНС воспользоваться даже небольшими, локальными успехами. После распада Фронта большинство в Ставропольской Думе было утеряно и серьёзно, масштабно противостоять российскому руководству не удалось.