ФЭНДОМ


1e77e77c86d1-1-Эта статья - часть проекта "Инопланетные Летучие Мыши"!
Данная статья - состоит из нереальных элементов,но она достаточно интересна!
Не надо падать в обморок от нереалистичности :-)
Перед началом работы хочу выразить огромную благодарность соавторам блестящей франшизы Русско-Японского Союза - участникам Domitori98 и TheKlash, давшим мне возможность поучаствовать в создании настолько великолепного мира. Им я посвящаю эту миниатюру!


Hyperborea
Флаг Гипербореи Герб Гипербореи
Год основания: 1868
Официальный язык: Гиперборейский
Форма правления: Конституционная монархия
Главы государства: Император
Столица: Линкольн
Религия: Светское государство
Площадь: {{{Площадь}}} км²
Население: {{{Население}}} чел.
Валюта: Доллар
[[Image:{{{Карта страны}}}|285px|Карта страны]]

Гиперборея (англ. Hyperborea) , также Русско-Американские Штаты (англ. Russian-American States), Союз (англ. Union) – трансконтинентальное монархическое государство, созданное в результате заключения Великого договора 1867-го года между Российской империей и Соединенными Штатами Америки. Включает в свой состав огромные территории Северной Америки и Евразии, а также ряд заморских владений. Крупнейшие города – Нью-Йорк, Петроград, Лос-Анджелес, Москва, Чикаго и Филадельфия.

Создание государства было завершено 19 октября 1867, когда Правительствующий Сенат Российской империи утвердил «Великий договор» и согласовал положение о переходном периоде на территории всей Империи.

Государственное устройство

Гиперборея, согласно принятой в 1868-м году Конституции, является демократической федерацией с монархической формой правления. Главный закон вобрал в себя основные положения Билля о правах и Конституции США, однако, многое перенял из российской юридической практики: на протяжении существования государства в первый закон будут вноситься различные поправки, отображающие постепенную эволюцию Гипербореи. Высшая исполнительная власть принадлежит Императору Гиперборейскому; он определяет внешнюю политику государства, является главнокомандующим, несет множество церемониальных функций и, наконец, может поставить перед Сенатом вопрос о компетентности действующего кабинета. Глава государства обладает правом законотворческой инициативы, но не может накладывать вето на какое-либо решение парламента. Власть монарха, согласно Конституции, освящается «волей народа» и «милостью Божией»; император считается воплощением единства всей гиперборейской нации.

Правительство возглавляет министр-президент (англ. Minister-President) , избираемый населением на основе прямых, равных и тайных выборов раз в 4 года с возможностью единовременного переизбрания. Сперва все партии проводят собственные выборы (праймериз), на которых определяется единый кандидат: потом идут уже общенациональный выборы, которые происходят 18 октября (в день создания Союза) – причем, первым из-за часовых поясов голосует Старый Континент (бывшая Россия), а уже потом – Новый (бывшие США). Инаугурация происходит 20 января: до того времени продолжает работать прежняя администрация. Министр-президент управляет внутренней политикой государства и исполняет решения Императора во внешней; за проделываемую работу отвечает как перед главой государства, так и перед парламентом. В паре с министром-президентом избирается вице-президент, который становится председателем верхней палаты парламента и и.о. главы правительства, если тот по тем или иным причинам не может исполнять свои обязанности. Сложился такой правовой обычай: президент и его заместитель должны быть представителями различных союзных народностей. 

Парламент – Конгресс (англ. Russian-American States Congress) – состоит из двух палат. В верхнюю – Сенат – раз в шесть лет избираются по два представителя от каждого полноценного штата, входящего в Империю. Решение считается принятым, если за него проголосовало больше половины депутатов. Вице-президент не имеет права участвовать в голосовании, кроме случаев, когда голоса разделились идеально поровну. Только Сенат может рассматривать вопрос об импичменте министра-президента; если две трети сенаторов поддержали отстранение главы кабинета, их постановление отправляется на подписание монарху. Именно Сенат утверждает все законопроекты; без постановления верхней палаты ни один закон не имеет юридической силы. Также этот федеральный орган утверждает наследника гиперборейского престола и имеет право лишить великого князя такой чести, если сочтет его кандидатуру по тем или иным причинам непригодной для занятия высшего поста. По мнению большинства специалистов, главной задачей Сената является контроль над деятельностью остальных органов федеральной власти и основные кадровые назначения.

В Палате представителей Союза представлен каждый штат пропорционально численности его населения. Основной функцией Палаты является принятие федеральных законов, то есть таких законов, которые действуют на территории всех штатов. Итоговые постановления, принятые в Палате, также проходят обсуждение в Сенате и визирование Императором, прежде чем окончательно станут законом. При Палате представителей существует целый ряд комитетов: например, по сельскому хозяйству, делам вооруженных сил, дворцовый комитет и так далее. При обращении к члену палаты, правильнее всего использовать оборот «The Honorable» (Почтенный) перед именем – в официальных же документах или церемониях он считается обязательным.

Учитывая специфичность государственного устройства Гипербореи, федерализация и четкое распределение прав и обязанностей между центром и штатами стали жизненно необходимыми для выживания страны. Согласно Биллю о правах, все, что в Конституции прямо не названо полномочиями правительства, остается на совести штатов и отдельных граждан – тем самым Гиперборея поощряет развитие местного самоуправления, которое позволяет снять с государственной власти значительную нагрузку. Всего в Империи …. штатов и …. территорий – принципиальное различие между ними состоит в том, что только штаты могут отправлять представителей в Сенат.

Список императоров 

Портрет Имя Супруга(и) Правление Связь с предшественниками
Алекс2 Александр II Николаевич
Основатель
(1818—1888)
Мария Александровна
Максимилиана Гессенская
(1841—1880)
19 октября 1867 18 сентября 1888 Титул учрежден; он сам как сын Николая I
Екатерина Михайловна Долгорукова
(морг. брак)
(1880—1888)
Константин 1 Константин I Николаевич
Реформатор
(1827—1893)
Александра Иосифовна
Александра Саксен-Альтенбургская
(1866—1902)
18 сентября 1888 7 января 1893 Младший брат Александра II
КК Константин II Константинович
Триумфатор
(1858—1914)
Елизавета Маврикиевна
Елизавета Саксен-Альтенбургская
(1895—1946)
7 января 1893 6 июня 1914 Сын Константина I
Яков Религия

Яков I Константинович
Недостойный
(1886 - 1932)

Елена Петровна Сербская

(1911 - 1932)

6 июня 1914 1 марта 1932[1] Сын Константина II
Герцогиня Мария I Гаврииловна 
Мученица
(1903 - 1932)
Нет 1 марта 1932 6 марта 1932[2] Племянница Якова I
Долбитель-2 Карл I Гавриилович 
Владыка мира
(1897 - 1979)
Карен Морли
(морг. брак)
(1933—1979)
6 марта 1932 12 августа 1979 Племянник Якова I, брат Марии I. 

Список министров-президентов

     Националистическая партия      Консервативная партия      Рабоче-крестьянская партия      "Большевики"      Беспартийные/военные

Портрет Имя В должности Партия Вице-президент(ы)
1 Скрывает боль Уильям Сьюард
(1801—1877)
19 октября 1867 20 января 1875 Национальная партия ____
2 ПАВ Пётр Александрович Валуев
(1815—1890)
20 января 1875 20 января 1883 Национальная партия Эдуард Стекль
(1804—1892)
3 Ошибка природы Сэмюэл Тилден
(1814—1886)
20 января 1883 4 августа 1886[3] Консервативная партия Иван Вышнеградский
(1832—1895)
4 Недоел Иван Алексеевич Вышнеградский
(1832—1895)
4 августа 1886 20 января 1887 Консервативная партия ______
5 Наш генерал-2 Михаил Дмитриевич Скобелев
(1843—1916)
20 января 1887 20 января 1895 Национальная партия Джон Турчин
(1822—1910)
6 Титан Уильям Мак-Кинли
(1843—1914)
20 января 1895 20 января 1903 Национальная партия Сергей Витте
(1849—1916)
7 Атлант расправил Гиперборею Павел Павлович Рябушинский
(1871-1927)
20 января 1903 20 января 1907 Национальная партия Уильям Самнер
(1840-1910)
8 Лось Теодор Рузвельт
(1858-1917)
20 января 1907 20 января 1916 Национальная партия Пётр Столыпин
(1862 - 1932)
9 АФК1

Александер Фёдорович Керенский
(1881 - 1932)

20 января 1916 20 января 1920 Рабоче-крестьянская партия Аллан Бенсон
(1871 - 1940)
10 Дэвис не тот Джон Дэвис
(1873 - 1955)
20 января 1920 20 января 1928 Консервативная партия Михаил Терещенко
(1886 - 1932)
11 Не получилось не фартануло Кирилл Кулидж
(1872 - 1933)
20 января 1928 20 января 1932 Национальная партия Василий Шульгин
(1878 - 1932)
12 Ееее Борис Викторович Савинков
(1879 - 1932)
20 января 1932 2 марта 1932[4] "Большевики" Хьюи Лонг
(1893 - 1932)
13 Верный стул

Хьюи Лонг
(1893 - 1946)

2 марта 1932 В должности "Большевики" Нет
14

История

Предпосылки объединения

Амурский

Граф Николай Муравьев-Амурский.

Ко второй половине XIX века властям Российской империи стала очевидна убыточность ее затихоокеанских владений. Аляска и Калифорния не приносили в бюджет денег; оставались крайне слабозаселенными; момент для русской колонизации региона был окончательно утрачен, а вот англоязычные туда проникали с завидной скоростью. Уже в 1853-м граф Николай Муравьев-Амурский указывал, что рано или поздно России придется уступить Соединенным Штатам. Полная его цитата на этот счет звучит так: «теперь, с изобретением и развитием железных дорог, более ещё, чем прежде, должно убедиться в мысли, что Северо-Американские Штаты неминуемо распространятся по всей Северной Америке, и нам нельзя не иметь в виду, что рано или поздно придется им уступить североамериканские владения наши. Нельзя было, однако ж, при этом соображении не иметь в виду и другого: что весьма натурально и России если не владеть всей Восточной Азией; то господствовать на всем азиатском прибрежье Восточного океана. По обстоятельствам мы допустили вторгнуться в эту часть Азии англичанам… но дело это ещё может поправиться тесной связью нашей с Северо-Американскими Штатами»

К конкретным действиям, впрочем, приступили уже в новое царствование – великий князь Константин Николаевич, младший брат старшего сына Николая I, в письме к министру Александру Горчакову от весны 1857 предложил продать нерентабельную Аляску США. После Крымской войны, Америка осталась единственной западной страной, настроенной доброжелательно к России: известно, что в Сан-Франциско после заключения Парижского мира случались столкновения между английскими моряками и местными жителями, а празднование победы французами в Нью-Йорке оказалось сорвано недовольными горожанами. Но дело замялось – сперва МИД все согласовывал и «утрясал», а потом началась Гражданская война в США, и у администрации Линкольна появились куда более насущные вопросы. Александр II, со своей стороны, благородно поддержал Север: решительная позиция России была в числе прочих факторов, которые принудили правительства Великобритании и Франции воздержаться от прямой интервенции в защиту Юга. – их невмешательство по сути предопределило исход всей войны. Прогрессивная общественность радостно восприняла подобный шаг императора, выбравшего, на их взгляд, «правильную» сторону в конфликте.

Поимели весь мир

Подписание судьбоносного соглашения.

16 декабря 1866 года
, на совещании Александра II, его младшего брата и министров финансов и флота все поддержали предложение о продаже Аляски. Казна отчаянно нуждалась в средствах, поэтому было решено их изыскивать откуда угодно. В марте 1867 барон Эдуард Стекль, российский посланник в Вашингтоне, встретился с Уильямом Сьаюрдом и подтвердил окончательное решение своего сюзерена расстаться с нерентабельными территориями. Государственный секретарь тоже не намеривался отступаться от сделанных прежде обещаний – покупка бывших земель РАК должна была символизировать вывод российско-американских отношений на качественно новый уровень. 18 числа президент Эндрю Джонсон наделил Сьюарда соответствующими полномочиями для подписания документа подобной важности. Как только Уильям получил полномочия, он немедленно отправился на встречу с российским бароном – и вот тут в действие вступают Инопланетные Летучие Мыши, являющиеся развилкой этого мира. Как оказалось, Сьюард и Стекль составили и подписали совершенно другой договор: не о продаже Аляски, а об образовании единого государства России и Соединенных Штатов Америки.

Подготовка к объединению

К огромному, непередаваемому словами удивлению всего остального мира, и американцы, и русские в массе своей выразили желание объединить свои страны в одно-единственное государство. Эндрю Джонсон 22 марта выступил перед огромным пророссийским митингом в Вашингтоне, заверив избирателей, что республиканская партия будет добиваться скорейшего объединения. Барон Стекль получил титул светлейшего князя «в знак признания дипломатических заслуг» ; Александр II торжественно объявил о своей готовности занять престол объединенного государства. После недолгих дебатов, 1 апреля обе палаты Конгресса, в котором тогда были представлены исключительно северные штаты, согласились с подобным «назначением». Тогда же У. Сьюард заявил о необходимости составить новую Конституцию, обновленную под нужды единого государства. 3-го числа Правительствующий Сенат ввел на территории России «переходный период», а Император одобрил создание смежной американо-российской Конституционной комиссии. От России в нее вошли: великий князь Константин Николаевич, Дмитрий Замятин, Пётр Валуев; Америку представляли Уильям Сьюард, Чарльз Самнер и Таддеус Стивенс. Как нетрудно заметить, российская часть Комиссии была более консервативной и умеренной, а вот американская состояла из деятелей радикально-республиканского лагеря, который был наиболее русофильским к тому времени. По настоянию Константина Николаевича, Комиссия заседала в закрытом режиме в Форт-Россе. Ее работа получала полную общественную поддержку: по российским городам прокатилась волна проамериканских митингов, аналогично ситуация развивалась в американских населенных пунктах.  Газеты по обе стороны океанов делали различные смелые предположения относительно будущего конституционного проекта: кое-кто рассчитывал на введение гигантской республики, кто-то полагал возможным перенос абсолютной монархии российского типа на американскую почву...

Публикация итогового проекта состоялась 15 сентября. Главные положения новой Конституции уже были перечислены разделом выше, поэтому здесь будут только кратко перечислены основные тезисы:

  • Государство получало новое название, становилось Гипербореей – или Русско-Американскими Штатами, оба названия были равноправными.
  • Сохранялась власть монарха династии Романовых, ограниченная двухпалатным парламентом, унаследованным от США. В частности, Сенат утверждал наследника престола.
  • Правительство возглавлял министр-президент, избираемый сроком на 4 года с возможностью переизбрания.  С ним в связке избирался вице-президент
  • Подтверждались обещанные прежней конституцией США гражданские права и свободы.
  • На территории России вводилась временная «реконструкция», призванная, в первую очередь, определить новое территориально-административное деление и покончить с феодальными пережитками на ее территории в самое скорейшее время.
  • Столица переносилась во Владивосток, переименованный в «Линкольн».
  • Польша выделялась в особое ассоциированное государство с монархом-Романовым во главе.

Больше всего разногласий, споров и дискуссий вызвал вопрос об избирательном праве. Американские республиканцы настаивали на всеобщем мужском избирательном праве, уже принятом было в США, но Пётр Валуев и другие русские собирались защитить принцип имущественного ценза. Было принято компромиссное решение: в Новом свете сохраняются прежние законы, а в Старом каждый будущий штат будет сам определять свою политику в этом отношении – однако, федеральное правительство обязуется предпринять все возможные шаги по скорейшему просвещению русских народных масс. Достижению компромисса во многом помогло то, что Константин Николаевич сразу же признал право американских негров на юридическое равноправие: такая позиция пришлась по душе его коллегам, что позволило сделать их более уступчивыми в остальных вопросах конституционного строительства. Несколько менее важным был вопрос о феодальных привилегиях, сохраняющихся в России и никогда не существовавших в достигших независимости Штатах: было решено приступить к скорейшей их ликвидации. Наибольший радикализм в этом вопросе проявлял Т. Стивенс, желавший добиться законодательной ликвидации всего помещичьего земледелия на территории России. В итоге удалось прийти к некоторому соглашению: наиболее крупные латифундии будут разделены немедленно, государство откажется от поддержки дворянского сословия, а оставшиеся у тех юридические привилегии будут безусловно ликвидированы.

  • Константин Победоносцев, один из главных оппозиционеров.
  • Ку-Клукс Клан устраивает линчевание "саквояжника".
Однако не стоит думать, будто бы в будущей Гиперборее не нашлось оппозиционеров, желающих не допустить грядущего объединения. В России, например, они сплотились вокруг сотрудника Министра юстиции Константина Победоносцева, подавшего в отставку 6 мая 1867, когда Император проигнорировал подданную тому записку о губительности альянса с республикой. Тогда же от своего поста отказался Дмитрий Толстой: эти два деятеля развернули антиамериканскую агитационную кампанию, призывая людей бороться против «надвигающегося безумия». Пользуясь дарованной Александром II свободой слова, реакционеры распространяли брошюру «Ложь безумного времени» за авторством Константина Петровича: в ней он доказывал пагубность «вольнодумия» и «парламентарщины». В этом им помогал Михаил Катков, ставший своеобразным рупором русской «державности». В Америке, против соглашения выступали в первую очередь южане, чьи представители не были допущены в Конгресс и посему не могли сопротивляться законными путями. Политики-демократы считали такой альянс довершением «убийства старой Америки»: резко активизировались радикальные организации вроде «Ку-Клукс-Клана», покушавшиеся на самых видных сторонников «унитаризма». Но эта борьба не была скоординирована, не пользовалась особой популярностью в народе и, главное, не имела сторонников во власти – поэтому сопротивление было обречено на неудачу.

Для других держав объединение России и Америки быстро стало первостепенной новостью. Вплоть до самого конца в реальность происходящего верилось с трудом – но каждый день послы России и США напоминали принимавшим их странам, что вскоре эти два государства сольются воедино; об этом же свидетельствовали поступавшие оттуда газеты. Премьер-министр Великобритании Эдуард Джордж, 14-й граф Дерби, несмотря на требования парламентской оппозиции, ничего не мог поделать: даже прямая угроза войной не заставила русских и американцев отступить от исполнения своего замысла. Император французов Наполеон III раскритиковал самую задумку, усомнившись в прочности поспешно образуемого и настолько искусственного конструкта. Наибольшую политическую прозорливость проявил канцлер Северогерманского союза Отто фон Бисмарк, сказавший: «Если собираетесь одурачить весь мир, скажите им правду». После подобных известий фактический правитель пол-Германии решил во что бы то ни стало довести дело объединения своей Родины до конца – только по-настоящему единая Германия имеет шансы на конкуренцию в подобном мире. Александр Горчаков, позиции которого после заключения соглашения с Вашингтоном заметно упрочнились, попытался убедить Александра II во враждебности

Наконец, 19 октября 1867, на годовщину своей коронации, Александр II торжественно подписал в присутствии всего двора доставленную ему из Сан-Франциско копию Конституции, тем самым завершил создание Гипербореи как таковой – американская сторона еще несколько недель назад завершила свою часть работы. Визирование договора было встречено массовыми гуляниями по обе стороны Тихого Океана: по такому уникальному случаю монарх объявил амнистию по всем политическим статьям; сбежавшие некогда из Российской империи социалисты теперь могли в нее вернуться, находясь под защитой гарантированных конституцией прав.

Администрация Уильяма Сьюарда [Национальная партия] (1867 - 1875) 

Батя-2

Александр II, император Гипербореи.

Бывший президент США Эндрю Джонсон под давлением Сената подал в отставку; Александр II назначил Уильяма Генри Сьюарда первым министром-президентом, т.е. главой правительства в переходной период. Свой кабинет Сьюард составил таким образом:
  • Имперский секретарь (англ. Imperial Secretary) – Александр Горчаков.
  • Военный министр (англ. Secretary of War) – Дмитрий Милютин.
  • Министр финансов (англ. Secretary of the Treasury) – Хью Мак-Каллох.
  • Генеральный прокурор (англ. Attorney General) – Генри Стэнбери.
  • Министерство образования (англ. Secretary of Education) – Сергей Соловьев.
  • Министр сельского хозяйства (англ. Secretary of Agriculture) – Джеремайа Раск.
  • Министр внутренних дел (англ. Secretary of the Interior) – Джон Ашер.
  • Генеральный почтмейстер (англ. Postmaster General) – Уильям Деннисон.
  • Министр двора (англ. Secretary of Residence) – Пётр Валуев.
  • Министр военно-морских сил (англ. Secretary of the Navy) – Вел. Кн. Константин Николаевич.

Как видно, Уильям Генри пытался соблюсти баланс в представительстве обеих континентов – ему это удалось. Также пришлось увеличить количество министерств – появились должности «секретаря агрокультур», «двора» и «образования», так как теперь перед федеральной властью стояло значительно больше задач, чем в прежние времена. Уже с ноября 1867-го У. Сьюард обязал государственных служащих немедленно приступить к изучению второго государственного языка; в крупных городах массово открываются курсы и кружки, посвященные американскому/русскому языкам. Временно главным языком делового оборота стал французский, как «дипломатический», но от этой меры откажутся уже при преемнике Сьюарда. Министр двора – Пётр Валуев – вскоре после назначения отбыл в Линкольн: на его плечи легла задача подготовить небольшой поселок к грандиозным переменам.

Передел России

Милютин Николай

Николай Мюлитин, перекроивший карту России.

Согласно «Великой конституции», Россия должна была полностью перенять территориально-административное устройство Соединенных Штатов Америки, которое было признано достойным подражания образцом. Еще летом того же года начала работу «Земская комиссия» под председательством Николая Алексеевича Милютина, главной задачей которого было радикально пересмотреть границы между субъектами России. Было решено использовать английское слово «штат», дабы подчеркнуть солидарность с заокеанской частью единого государства – в это время внимание всего мира было надежно приковано к работе в Сан-Франциско, поэтому деятельность Милютина осталась без должного внимания. Уже в ноябре 1867 Н. Милютин доставил в Вашингтон уже завизированный Императором проект.

Согласно проекту Милютина, планировалось в первую очередь отделить от России Польское царство в его прежних границах в качестве ассоциированного государства во главе с представителем династии Романовых и правом на полноценное самоуправление. Таким образом Николай Алексеевич хотел покончить с проблемой польской нелояльности: также воссоздание полунезависимого государства поляков позволило бы уязвить Австрийскую империю и Северогерманский союз, на территориях которых проживало немало представителей указанной нации. Варшава могла, по плану Милютина, посылать двоих представителей в Сенат, но не участвовала в выборах Палаты представителей, имея собственный сейм в качестве представительского органа. Дозволялось создание собственной армии, разумеется, в оговоренных пределах, но валюта оставалась единой с Гипербореей. Подразумевалось (разумеется, не оговаривалось юридически), что именно Польша станет центром притяжения для католических мигрантов, так как этот регион должен был быть полностью освобожден от притеснения «латинян», как их по привычке называли некоторые российские чиновники.

Затем перешли к остальной Европейской части России. Милютину и остальным нужно было в своей работе также учитывать настроения за океаном: так как верхняя палата парламента формировалась из двух представителей каждого штата, нельзя было допустить значительного перевеса в пользу России. На момент 1867,

Новая партийная система

После объединения Российской империи и Соединенных Штатов Америки в единое государство, всем стала очевидна анархичность действовавшей прежде в США политической системы. Конфликты прошлого пока что отошли на задний план – теперь первостепенную важность имели сохранение, укрепление и развитие Союза во взаимовыгодном направлении. Принятие «Великой конституции» также позволило российским общественным деятелям «выйти из мрачной тени», по меткому выражению Николая Чернышевского. Теперь, когда законодательно гарантировалось соблюдение всех гражданских прав и свобод (печати, слова, совести, собраний, объединений), политическая жизнь россиян наконец-то могла пойти вольно, без давящих на нее ограничений сверху.  Следовательно, появление новых политических партий оставалось лишь делом короткого времени.

В Форт-Россе, который символизировал близость двух цивилизаций, 6 марта 1868 открылся I-й учредительный съезд «Националистической партии» (англ. Nationalist party)  - правопреемницы бывшей республиканской. Его почетным председателем был Чарльз Самнер, один из отцов-основателей Гипербореи. Главными участниками можно назвать: Дмитрия Замятина, Михаила Скобелева, Михаила Лориса-Меликова, Ивана Турчанинова, Эндрю Джонсона, Улисса Гранта, Шайлера Колфакса и Джона Фримонта. Националисты декларировали свою бесконечную преданность престолу и Гиперборее: по их мнению, после принятия Конституции, время для каких бы то ни было потрясений прошло. Теперь настала пора продолжительной работы на благо новой Родины; националисты защищали достигнутые права и свободы, поддерживали протекционистскую экономическую политику и намеривались проводить активную интеграцию двух частей государства. В то же время, во многом под влиянием М.Д. Скобелева и Ш. Колфакса, «партия гиперборейцев» собиралась ограничивать внешнюю иммиграцию, особенно католическую: многие предводители националистов сомневались в желании католиков встраиваться в новое общество. О создании партии официально объявили 19-го марта: тогда же в ее состав вступила вся администрация Уильяма Сьюарда, что положило начало так называемой «националистической эры» в истории молодого государства – на протяжении продолжительного времени представители именно этого течения политической мысли будут господствовать в политике Гипербореи.  

Противники достигнутого в Сан-Франциско соглашения тоже осознали, правда, позднее, необходимость объединения своих усилий в борьбе с «правительственной диктатурой». По предложению Константина Победоносцева, российские абсолютисты и американские демократы съехались 18 июля 1868-го в Нижний Новгород – город, некогда ставший основой для второго ополчения, спасшего Россию от власти поляков. Съезд открывал Горацио Сеймур, лидер южных демократов; важными персонами на нем были Константин Победоносцев, Дмитрий Толстой, Михаил Катков, великий князь Александр Александрович, Джефферсон Дэвис, Роберт Ли, Александр Стивенс. Новая организация получила название Консервативной партии (англ. Conservative party): они собирались откатить «Великую конституцию» и вернуться к прежней, самостоятельной жизни. Присутствие среди них наследника гиперборейского престола придавало уверенности реакционерам: и хотя в России они лишились любых постов, а южноамериканские штаты до сих пор находились на армейском управлении, собрание происходило в оптимистической обстановке. Главной своей ценностью консерваторы назвали сохранение традиционных образов жизни двух отдельных социумов – американского и русского. Их взаимодействие должно было быть сугубо-добровольным и ограниченным, а не принудительно-казенным – цивилизации должны были сохранить свой собственный облик. От американского крыла консерваторы унаследовали борьбу за права регионов, фритрейд и уменьшение государственных расходов, а от российского – преклонение перед силой и авторитетом абсолютного монарха, религиозную нетерпимость и шовинистическое отношение к меньшинствам.  Выходило так, что «при слабом правительстве нам нужен сильный Император» - эта формула, произнесенная Толстым, стала идеологической основой для партии. Консерваторы желали мирным образом «распустить» Союз, который обвиняли «в угнетении граждан»: совместная же борьба против «угнетателей», по замыслу основателей движения, должна была послужить фундаментом для последующих дружественных дипломатических отношений.

Амнистия и торжественное провозглашение гражданских свобод позволили российским и американским левым заметно активизироваться. В феврале 1868 в Санкт-Петербург триумфально возвращается Александр Герцен: и хотя его популярность была уже не «той», его явление вызвало настоящий фурор. Родоначальник российского социализма, неожиданно для многих во временной столице, выступил с поддержкой Гиперборейской империи: он посчитал такой шаг невиданным прогрессом и призвал всех соотечественников упорно трудиться на укрепление заключенного Союза. Из Акатуйской тюрьмы освобождается Николай Чернышевский и немедленно отправляется в Москву, кумиром студентов которой он был. Там он собирает большие митинги, на которых выступает за провозглашение единой Республики и немедленный равный раздел земли между гражданами. Самораспустившаяся было «Земля и воля» стремительно собралась вновь: уже осенью 1868-го в Чикаго произошел первый ее совместный с американцами съезд, находившийся на полулегальном положении – участники не без оснований не доверяли царским обещаниям и предпочитали перестраховаться. Помимо Чернышевского, в нем участвовал Пётр Лавров, Георгий Плеханов и Уильям Силвис. Ими была создана «Рабоче-крестьянская партия» - крупнейшее левое объединение того времени в Гиперборее. Как и националисты, они признавали существование единого государства; но, как и демократы, полагали его устройство несправедливым и нуждающимся в радикальных изменениях. Так, Рабоче-крестьянская партия полагала необходимой установление Республики – но, по настоянию вернувшихся со ссылки революционеров, в программе говорилось только о ненасильственных методах ведения борьбы. Левые полагали недопустимой дискриминацию: от них уже в 1868-м прозвучал лозунг о необходимости предоставления избирательного права женщинам.

«Примиренчество», пусть и относительное, старшего руководства пришлось далеко не всем по вкусу. Многочисленные анархические кружки и организации отказались признавать РКП в качестве авторитета и объявили войну правительству. Впрочем, из-за своей малочисленности, разрозненности и нежелания объединять усилия, они не могли оказать действительно большого влияния на дальнейшее развитие событий.

Вопрос о наследнике

После смерти Николая Александровича в 1865-м новым наследником престола автоматически стал его младший брат, Александр. В отличие от погибшего, цесаревич не получил соответствующего его положению образования: его заметно больше привлекала армейская служба, чем тонкости юриспруденции. Но сперва это не выглядело большой проблемой, так как Александр II планировал оставить после себя преемнику готовую команду государственных деятелей, которые и будут принимать непосредственные решения. Однако влияние Победоносцева, бывшего воспитателем наследника, оказалось значительно сильнее, чем предполагалось царственным отцом изначально: великий князь отчаянно сопротивлялся плану объединения США и Российской империи, а после ратификации «Великой конституции», в сердцах, показательно порвал свои и без того напряженные отношения с отцом.

Александр Александрович начинает стремительно сближаться с реакционерами вроде Д. Толстого, М. Каткова и К. Победоносцева, также недовольных текущей политической конъюнктурой.  Под их влиянием он уходит еще правее в своих политических взглядах и, несмотря на предупреждения со стороны жены, соглашается принять участие в учредительном съезде консервативной партии. На нем он уважительно здоровается с Дж. Дэвисом, фотографируется с Р. Ли, произносит речь в защиту «обычаев милой старины» и выражает надежду на скорейшее «выздоровление» отца. На совместной фотографии, сделанной после завершения работы собрания, огромный цесаревич возвышается посередине, как бы являясь сосредоточением надежд и мечтаний всех собравшихся в Нижнем Новгороде лиц. И в самом деле: Сеймур и Победоносцев были уверены, что как только Александр займет полагающийся ему по закону титул, то все немедленно вернется на круги своя. Можно сказать, что их убежденность не была беспочвенной – пожалуй, если бы цесаревич действительно унаследовал бы трон отца, то дни Гипербореи были бы сочтены.

Но консерваторы забыли об одной незначительной детали. У власти в данный, настоящий момент находятся Александр II и Уильям Сьюард – самые яростные поборники идеи унитаризма, намеривающиеся сделать все для сохранения своего геополитического детища. Отношения с наследником у министра-президента не сложились сразу, а его участие в партии главных врагов Сьюарда только довершило дело. 3 августа Александру II из Вашингтона отправляется подписанная всеми членами администрации бумага, в которой они излагают свои опасения насчет Александра Александровича: перечислены его неготовность к управлению, тяжелый характер и близость к откровенным реакционерам. К посланию прилагалось сообщение уже от самого Сьюарда, который рекомендовал остановить выбор на Константине Николаевиче, младшем брате самого Императора. Этот человек пользовался несравненно большей популярностью в народе, как один из «отцов» нового государства; ранее демонстрировал свою честность; наконец, идеологически был близок националистам и продолжил бы начатое братом дело. Послание дошло до Александра II вместе с другим приятным сюрпризом: из Италии вернулась Екатерина Долгорукова, воспользовавшись резким ослаблением позиций дворцовой клики и наступившей свободой.

Ее позиция также оказала большое влияние – о ее вражде с наследником в Петербурге знали практически вся знатные люди. Но только публикация «Манифеста русского народа» в газете Михаила Каткова, под которым стояла в том числе и подпись цесаревича, окончательно переполнила чашу терпения Александра II. 4 января 1879 года Сенат в далеком Вашингтоне официально назначил наследником престола Константина Николаевича Романова в обход прав детей действующего Императора. Согласно показаниям свидетелей, оглашение этой новости было встречено со смешанными чувствами, а итоговая оценка во многом зависела от партийной принадлежности того или иного человека. Например, националисты безусловно поддержали цесаревича Константина; а вот лидеры демократов попытались начать широкомасштабную кампанию против «узурпации власти кликой банкиров и чиновников».

После публикации этого постановления законодательного органа, К.П. Победоносцев на три месяца слег в постель: настолько глубоким было пережитое потрясение. Александр Александрович попытался оспорить решение родителя и явился к нему в Зимний дворец: по популярной городской легенде, Александр II уже начинал уступать сыну, как вдруг увидел в дверном проеме Екатерину Михайловну, отчаянно делавшую отрицательные знаки головой и руками. Дескать, царь предпочел сыну обожаемую любовницу и, в скором будущем, морганистическую супругу – особенной популярностью такая версия пользуется теперь в среде ультра- и просто правых, питающих большую симпатию к «опальному принцу». Как бы то ни было, решение Сената осталось неизменно и в будущем именно Константин I,  а не Александр III займет престол единого государства, чье существование теперь было упрочнено. Бывший наследник, в качестве «утешительного приза», отправился в Царство Польское – на правление.

Сельская реформа

На момент объединения, Россия и Соединенные Штаты Америки принципиально по-разному организовывали аграрный сектор экономики. Как известно, после завершения Гражданской войны, множество ветеранов армии Севера двинулись на запад страны, за обещанными им президентом Линкольном акрами земли. За всю историю единой Америки, в ней никогда не существовало помещичьего землевладения: господствовал фермерский тип хозяйства. По-другому дела обстояли в Старом континенте: хотя реформа 1861-го и освободила крестьян от унизительной зависимости, она не разрешила множества других проблем на селе. Например, крестьянам приходилось платить выкупные платежи; в самых хлебных губерниях помещики отрезали от своих крестьян целые куски владений, в результате чего они начинали жить еще хуже, чем раньше. Однако еще больше вчерашних полурабов разоряли выкупные платежи: даже за остававшиеся в «собственности» крестьянина клочки земли ему приходилось платить деньги, заработать которые было крайне тяжело. К тому же, пока Центральная Россия страдала от перенаселения и, соответственно, малоземелья, окраины Гипербореи до сих пор оставались незаселенными и неосвоенными.

Режим «реконструкции» на территории России вводился в немалой степени именно из-за многочисленных феодальных пережитков на селе: ликвидировать их путем обыденных процедур не представлялось возможным, требовалось непосредственное и решительное вмешательство государства. Теперь, когда Сьюард мог опереться не только на передовую российскую общественность, но и на американцев, настало время радикальных преобразований. 4 февраля 1868-го Александр II подписал указ, ликвидировавший крестьянскую общину: примерно в это же время Конгресс распространил действие закона о гомстедах на все территории, восточнее реки Обь. Одновременно в парламенте обсуждалась отмена выкупных платежей; такой шаг вызвал сопротивление даже внутри «гиперборейской партии», многие лидеры которой сами вышли из дворянского сословия. Но ближе к середине марта стало ясно, что закон о гомстедах не работает, пока крестьяне вынуждены платить своему бывшему господину деньги; к тому же, помещики-землевладельцы составляли электорат враждебной Гиперборее Консервативной партии, следовательно, их ослабление пошло бы только на пользу молодому государству. В результате продолжительных споров, 24 марта император опубликовал новый указ, которым освобождал русских крестьян от выкупных платежей: это вызвало волнения в Петербурге, демонстрации консерваторов в других городах (впрочем, весьма малочисленные) и гневные статьи в соответствующей прессе: зато на селе эмиссаров центральных властей встречали как освободителей-героев. Страшными усилиями полицейским чинам удалось не допустить вполне вероятной волны насилия и расправ над помещиками: лишившимся источников постоянного дохода дворянам пришлось массово уезжать в города и поступать на государственную службу, или, если у них еще был приличный капитал, открывать собственное дело. Лишь немногие (около 5% от общего числа помещиков) смогли полноценно перестроить свое хозяйство на новый уклад и изменить свой образ жизни, не меняя при этом места проживания.

Одним из важнейших инструментов сельской реформы были земства (zemstva) – органы самоуправления, созданные в Российской империи в 1864-м. Националистическая партия видела в либеральных земствах своих первейших союзников: местная интеллигенция отнеслась благосклонно к созданию нового государства и была достаточно образованной, чтобы быть проводником государственной воли. Уже к концу десятилетия органы самоуправления возникли по всей стране: на плечи земств ложились заботы о благотворительности, статистике, почте, страховании, образовании и т.д. С отменой сословий, на первое место в них вышли представители зарождающегося в России буржуазного класса – также многие американские эмигранты стали гласными, начав передавать своим российским коллегам полезный опыт. Вскоре на земства были возложены новые функции, связанные с ростом численности единоличных хозяйств – они должны были создавать курсы повышения квалификации для агрономов, врачей и учителей, развивать местные кустарные, ремесленные промыслы, вести пропаганду агрономических знаний. В пределах «Сибирской территории» земства также помогали приезжающим обустроиться на новой территории.

Далеко не все шло в сельской реформе так гладко, как хотелось бы: русские крестьяне, веками жившие при общине, долгое время отказывались воспринимать новую реальность. Только самые смышленые и авантюрные из них, быстро поняв, куда ветер дует, решили воспользоваться новыми возможностями – именно они и оказались в наибольшем  выигрыше от реформы. За 1870-е на деревне часто вспыхивали конфликты между преуспевающими хуторянами и остальной массой крестьян, подавлять которые приходилось местным шерифам – людям, зачастую тесно связанным с богатыми землевладельцами и занимающими поэтому их сторону. Реформа Сьюарда-Райска способствовала возникновению социального расслоения в русском селе: пока самые богатые стремительно сближались с американскими фермерами, остальным оставалась только работать на них или уходить в город. Жестокость блюстителей правопорядка возмущала всех деятелей «Рабоче-крестьянской партии», пытавшихся через свою прессу добиться

Начатые еще администраций Уильяма Сьюарда радикальные преобразования дали результат только к концу 1880-х: примерно тогда была окончательно сломлена община, а российский аграрный сектор – избавлен от пагубных феодальных пережитков. Многие крестьяне переехали в Сибирь, Казахстан и Америку; еще больше – ушло на заработки в города, тем самым давая рабочие руки для зарождающейся русской промышленности. К началу нового века сохранилось только 3% самых передовых помещичьих хозяйств, переставших оказывать какое-либо заметное влияние на экономику государства. В России появилась прослойка зажиточных крестьян, которых называли, в зависимости от отношения к ним, «кулаками» или «фермерами»: именно она вышла на первый план в селе, заняв опустевшую нишу дворян. Расширилось число «середняков»; наконец, «бедняки» были вынуждены или идти в наемные работники к более успешным соседям, или уходить из привычных мест обитания в поисках источника заработка. Сельская реформа привела к ускоренному освоению Сибири и Казахстана, что было жизненно важно для придания стабильности стране.

Военная реформа

После поражения российской армии в Крымской войне, стала очевидна необходимость ее коренного реформирования. Отмена крепостного права нанесла смертельный удар по рекрутскому набору, бывшему основой основ РИА еще со времен самого Петра I. Теперь реформа уже была банально необходима для сохранения боеспособности государства; Дмитрий Милютин, впрочем, столкнулся с серьезной оппозицией среди косного генералитета, не желающего проводить масштабные изменения по целому ряду причин

Национальная политика

Именно при администрации Уильяма Сьюарда сложилась национальная политика, которую будут проводить все кабинеты Гипербореи до 1910-х годов включительно. Главные ее задачи были таковы: всячески способствовать образованию единой гражданской нации, сближать Старый и Новый континенты, сформировать единое культурное пространство и урегулировать появляющиеся межнациональные конфликты.

Уже в 1867-м году министр-президент обязал всех государственных служащих как можно скорее овладеть вторым государственным языком: русским или английским. В крупнейших городах открываются курсы и кружки, посвященные изучению языку. Было установлено, что до 1870-го в официальной переписке между высшими органами власти будет использоваться французский, как общепринятый дипломатический. В образовательных учреждениях срочно вводится новый предмет: русские гимназисты и лицеисты принялись массово изучать английский, а американские школьники – русский. В Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Саратове, Линкольне, Нью-Йорке, Чикаго, Филадельфии и так далее проходили популярные книжные ярмарки, на которых наибольшим спросом пользовались словари, самоучители, наскоро составленные учебники и разговорники. Качество этих товаров было, мягко говоря, спорным, но и они позволяли привить населению какое-либо базовое представление о новом союзном народе. Признаком «гиперборейскости» считалось овладеть вторым языком и регулярно его использовать в повседневной речи, смешивая со своим родным; это явление, которое будет высмеяно всеми авторами разом, положит начало совершенно новому языку.

Гиперборее принадлежали огромные и плохо освоенные территории Дикого Запада и Сибири: администрация Сьюарда решила всячески стимулировать освоение окраин. Это позволило бы, во-первых, сгладить противоречия в перенаселенных регионах страны, и, во-вторых, приступить к эксплуатации природных ресурсов, пока еще некем не тронутых. Был еще один, третий резон: новая столица, Линкольн, расположенная на берегу Тихого океана, из рук вон плохо сообщалась с остальной Россией – требовалось срочно соединить ее железной дорогой с центральными губерниями. Начало было положено в 1868, когда на земли, восточнее реки Обь, было распространено действие закона о гомстедах: теперь каждый поданный Северной империи, достигший 21-го года и не участвовавший в антиправительственных вооруженных выступлениях мог получить в пользование участок сибирской земли не более 60 гектаров после уплаты специального сбора в 10 долларов. Поселенец, приступивший к обработке земли и возведению на ней построек, через пять лет получал участок в свою полную и безоговорочную собственность. Также было установлено, что будущие железнодорожные служащие получают приоритет в получение участков, как и охранники правопорядка. Гомстеды, вместе с разрушением традиционной российской крестьянской общины, привели к началу крупной переселенческой кампании: одновременно с ней шло ударное строительство Транссибирской магистрали, которое стало приоритетным направлением для всего правительства.

Чарльз Самнер, не получивший официального поста в правительстве, но до сих пор пользующийся огромным авторитетом из-за членства в Конституционном комитете и принципиальности, неожиданно выдвинул в 1869-м году оригинальную концепцию. Ни для кого из американцев не было секретом, что межрасовые отношения в южных штатах после войны только ухудшились: как бывшие хозяева, так и бывшие рабы регулярно сталкивались друг с другом, происходили убийства, провокации и поджоги. Разнимать их приходилось северным чиновникам, которые, как бы это парадоксально не звучало, становились в итоге объектами ненависти для обеих сторон. Ненависть становилась отличным источником пополнения радикальных расистских сообществ – вроде «Ку-Клукс-Клана», в первую очередь. Такие организации угрожали уже самой стабильности всего государства, не говоря о жизнях местных противников рабства и сторонников гиперборейского единства. Среди освобожденных негров распространился лозунг «мула и сорок акров земли!» - они были согласны даже получить поменьше земли, лишь бы уехать из враждебного Юга, где обстановка стала взрывоопасной.

Но в мае 1869 в Петербурге Чарльз Самнер и Иван Тургенев основывают «Общество освобожденных негров»: устав общества провозглашал главной целью привлечение негров на освоение Сибири, где те «могут быть свободными и равными».  Американский политик и русский классик, одинаково презиравшие дискриминацию людей по предписанному статусу, обещали «добиваться построения нового общества в Сибири». Дальше шло перечисление конкретных мер, на которые «Общество» планировало пойти: помощь лицам негроидной расы в приобретении билетов до места назначения, обучение русскому языку и даже небольшие субсидии на развитие своего хозяйства. Впоследствии предполагалось привлекать капиталы успешных переселенцев для дальнейшего развития программы и ее расширения. Тургенев особенно подчеркивал, что обе стороны – и хозяева, и приезжие – не знакомы друг с другом, следовательно, не имеют давних претензий и могут начать «новую жизнь». Стоит сказать, что такой шаг видных публичных деятелей вызвал весьма неоднозначную реакцию среди властей: так, император Александр II полагал его излишним, а министру землевладения Джеремайе Раску даже пришлось делать особое заявление, где он гарантировал отсутствие у чернокожих привилегии на получение земли «вперед очереди». Но «Общество освобожденных негров» начало функционировать: уже за 1870-80-ее года свыше 150 000 негров обитало восточнее Оби, активно участвуя в освоении региона.  Такая мера позволила несколько снизить напряжение на американском юге: многие африканцы предпочли переехать, дабы не рисковать своими жизнями и жизнями близких людей.

Внешняя политика

Имперский секретарь Александр Горчаков был одним из создателей единой Гипербореи: один из самых выдающихся государственных деятелей Российской империи естественным образом сохранил свой пост, но столкнулся с целым рядом проблем. Во-первых, вокруг Гипербореи за 1868-1869-е складывается «кольцо блокады»: крупнейшие государства Европы открыто демонстрируют свою враждебность, а многие английские политики открыто призывали свое правительство начать войну с Гипербореей. Следовательно, государству срочно требовались новые союзники. Во-вторых, сохранялись наложенные Парижским миром ограничения на Черном море, мешавшие России создать полноценную защиту южным рубежам. Нужно было найти удобный момент для их окончательной денонсации. В-третьих, новая столица, Линкольн, лежала практически на границе и была крайне уязвима – от внешнеполитического ведомства император желал получить гарантии безопасности нового местопребывания.

Раньше всего была решена, причем, чужими руками, вторая проблема: в 1870-м Северогерманский союз и оставшиеся южные княжества напали на Французскую империю в следствие блестящей провокации канцлера Берлина . Разгром был молниеносным: прусская военная машина прошлась победным маршем по Франции, уничтожив режим Наполеона III, которого погубила его собственная авантюрная дипломатия, оставившая страну в изоляции. Доблесть защитников Парижа не имела смысла: в январе 1871-го Отто фон Бисмарк провозгласил Германскую империю в Версале, а в марте последовала сдача города. Разгром был полным: немцы вошли в Париж и прошлись по нему торжественным маршем, еще больше глумясь над национальными чувствами врагов. Страшное унижение Третьей республики было грамотно использовано Гипербореей: Горчаков объявил о денонсации Парижского договора и возвращении государству его прав на Черном море. Великобритания попыталась оспорить сей факт, но, без поддержки разгромленной Франции и согласия на союз осторожного Бисмарка не решилась пойти до конца и воевать в одиночку. Население Северной империи ликовало: позорный мир был расторгнут, и Гиперборея, не потеряв ни одной жизни, вернула себе в полной мере причитающуюся ей власть. Пожалуй, стоит также отметить, что американцы – верные граждане Союза – имели и свои причины радоваться поражению Французской империи, некогда поддерживавшей сепаратистов и едва ли не пославшей им на помощь войска.

Секретарь в полной мере осознавал необходимость обезопасить Линкольн. Пока железнодорожные рабочие в поте лица трудились над прокладкой полотна, а строители возводили здания, Александр Михайлович приступил к освоению окружающей местности. Поблизости находились два государства: Цинский Китай и Японская империя. Первый совсем недавно ощутил на себе «прелести» крупнейшей в истории Гражданской войны – восстания тайпинов – и никак не мог прийти в себя от гибели 20-30 миллионов человек и разорения богатых пахотных земель. Практически, можно говорить, что Китай отправился в полосу турбулентности: контроль Пекина за процессами вне Запретного города был достаточно условным и относительным. Известно, что для открытия того или иного предприятия на территории владений Цинов европейцы «договаривались» с местными правителями, а не с императором или его чиновниками. Конечно, с середины 1860-х военные чины пытались провести «политику самоусиления», но ее реформы были настолько ограниченными и неполноценными, что вряд ли могли дать какой-либо ощутимый положительный эффект. Уже с 1870-х начинается гиперборейское проникновение в Маньчжурию: сводные казачьи-драгунские отряды занимали местность, строили аванпост и отказывались его покидать. Разрозненные частные отряды и безнадежно отставшие в технологическом плане регулярные войска ничего не могли им сделать – постепенно граница отодвигается на юго-запад.

Политические партии

За время существования Гипербореи сменилось три партийные системы. Первая, существовавшая с 1867 и до 1903, отметилась практически полным доминированием националистической партии в стране. Затем (1903 – 19..) консервативная партия смогла получить власть и стать полноценной второй партией. После окончания … в стране сложилась трехпартийная система, которая существует с минимальными изменениями до сих пор.

Националистическая партия

Идеология: Гиперборейский национализм, либерализм, социал-либерализм, прогрессивизм,

Консервативная партия 

Рабоче-крестьянская партия 

«Большевики» 

  1. Убит террористами
  2. Убита террористами
  3. Скончался на посту
  4. Убит террористами