ФЭНДОМ


Русско-японская война
Русско-японская война
Время 1 декабря 1899 — 2 июля 1901
Место Маньчжурия, Корея, Сахалин, Жёлтое море, Японское море
Итоги Ничья
Причина Борьба Российской и Японской империй за зоны влияния в Восточной Азии
Участники
800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Россия
Флаг Маньчжурии Маньчжурия
При поддержке:
Флаг Французской империи Франция
Флаг Японии Япония
При поддержке:
Юнион Джек Великобритания
Флаг США 43 штата США
Командующие
800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Николай II
800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Александр Каульбарс
800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Николай Линевич
800px-Flag of the Russian Empire (black-yellow-white).svg Павел Мищенко
Андреевский флаг Степан Макаров
Андреевский флаг Оскар Старк †
Андреевский флаг Евгений Алексеев †
Андреевский флаг Николай Греве
Флаг Маньчжурии Цзайтянь
Флаг Японии Император Мэйдзи
Флаг японской армии Каваками Сороку
Флаг японской армии Ояма Ивао
Флаг японской армии Куроки Тамэмото
Флаг японской армии Ноги Марэсукэ †
Флаг японского флота Ито Сукэюки
Флаг японского флота Камимура Хиконодзё
Флаг японского флота Уриу Сотокити
Силы сторон
500 тыс. чел. 300 тыс. чел.
Потери
45 тыс. чел. 79 тыс. чел.

Русско-японская война (яп. 日露戦争; Нити-ро сэнсо) — война между Российской и Японской империями за контроль над Маньчжурией, Кореей и Жёлтым морем на рубеже XIX и XX столетий, в 1899—1901 годах. Стала одной из первых больших войн с применением новейшего оружия: дальнобойной артиллерии, броненосцев, миноносцев.

Война была вызвана столкновением интересов двух держав на Дальнем Востоке — России, которая после гражданской войны в Китае конца 1850-х гг. подчинила себе Приамурье и Маньчжурию, и Японии, которая после реставрации Мэйдзи резко усилилась в экономическом и военном отношении, а в 1890-х годах одержала победы в войнах против тайпинского Китая и Испании, присоединив к своей империи Тайвань и Филиппины, и установив фактический протекторат над Кореей. Одной из непосредственных причин войны стала Русско-маньчжурская конвенция 1898 года, согласно которой в пользование России передавался Квантунский полуостров, а формальным поводом — спор из-за русских концессий в Корее.

Русско-японская война завершилась в 1901 году подписанием мирного договора в Вашингтоне, согласно которому обе державы признавали довоенный статус-кво. Она имела значительные внутриполитические последствия для обеих стран, в частности, спровоцировав Русскую весну 1902 года.

Предпосылки конфликта

В середине XIX века, после падения Цинской империи в ходе Тайпинской войны, Россия начала активную экспансию на Дальнем Востоке. Айгунский договор, подписанный с цинским правительством в 1858 году, зафиксировал передачу России Приморья, Приамурья и севера Маньчжурии; сама же Маньчжурия в 1860 году перешла под протекторат России. С Японией в 1855 году был заключён Симодский трактат, согласно которому Курильские острова к северу от острова Итуруп объявлялись владениями России, а Сахалин объявлялся совместным владением двух стран. В 1875 году Санкт-Петербургский договор зафиксировал передачу Сахалина России в обмен на передачу Японии всех Курильских островов.

Ники да не тот

Николай II

Дальнейшее укрепление позиций России на Дальнем Востоке ограничивалось малочисленностью населения и отдалённостью от остальных населённых частей империи. С целью освоения и развития восточно-сибирских и дальневосточных земель была построена Транссибирская магистраль, призванная соединить железнодорожным сообщением европейскую часть России и Дальний Восток. Благодаря ней уже с 1880-х гг. началась активная колонизация приамурских земель, а заодно и усиление российского влияния в Маньчжурии и соседней с ней Корее. Российское правительство было крайне заинтересовано в дальнейшем укреплении своих позиций в Восточной Азии: так, император Николай II прямо заявлял, что рассматривает укрепление и усиление влияния России в Восточной Азии как задачу своего правления.

В то же время в Японии после реставрации Мэйдзи, начавшейся в 1866 году, прекратилась политика самоизоляции, и был взят курс на модернизацию страны. Созданные и обученные по западным образцам армия и флот набрали силу и позволили Японии задуматься о внешней экспансии. Корея, ввиду её географической близости к Стране Восходящего Солнца, рассматривалась как «нож, направленный в сердце Японии», и из-за этого взятие её под контроль было одной из приоритетных целей японской внешней политики.

Уже в 1876 году Корея подписывает договор с Японией, открывший её порты для японских кораблей. Начавшееся в 1893—1894 гг. революционное движение заставило корейского вана Коджона обратиться за помощью к Японии; это привело к значительному усилению японского влияния в Корее. Японцы самым наглым образом вмешивались во внутренние дела Кореи; дошло до того, что в 1895 году японцы убили королеву Мин, а в 1896 году Коджон бежал из дворца и укрылся в российском посольстве в Сеуле, где прожил целый год. Всё это лишь ещё больше разжигало вражду между Японией и Россией, которая желала видеть Корею в своей сфере влияния.

Непосредственные причины войны

Порт-Артур

Порт-Артур в 1898 году

В начале 1890-х годов на Квантунском полуострове в бухте Виктория появилось первое русское поселение — Дальний. По соседству с ним, в заливе Люйшунь, была расположена маньчжурская военно-морская база, называемая европейцами Порт-Артур. Правительство Российской империи давно присматривалось к этой базе, как к потенциальному незамерзающему порту на Тихом океане, и в ноябре 1897 года на заседании российского кабинета была преподнесена записка министра иностранных дел графа М. Н. Муравьева с предложением занять Порт-Артур, а заодно и весь Квантунский полуостров — пользуясь в качестве удобного предлога тем, что англичане незадолго до того заняли китайские порты Циндао и Вэйхайвэй. 24 февраля 1898 года между главой маньчжурского правительства Ли Хунчжаном и российским послом Э. Э. Ухтомским была подписана Русско-маньчжурская конвенция, согласно которой Квантунский полуостров передавался России в безвозмездное и бессрочное пользование.

Япония восприняла аннексию Россией Квантунского полуострова негативно, поскольку видела в создании российской военно-морской базы в Жёлтом море угрозу для своих интересов в Корее и Китае. Однако японское правительство пока могло ограничиться лишь словесным протестом: великие державы — Британия, Франция и Соединённые Штаты Америки — признавали российский протекторат над Маньчжурией, и с их точки зрения, Россия имела полное право на создание там собственных поселений и военных баз.

Смотрит как на врага Японии

Окума Сигэнобу, премьер-министр Японии

Тем не менее, стремясь защитить интересы Японии мирным путём, премьер-министр Японии Ито Хиробуми в мае 1898 года отправился с визитом в Петербург с целью обсудить раздел сфер влияния в Корее и Маньчжурии. Предложение японского премьера (Корея — целиком и полностью Японии, Маньчжурия — России) не встретило понимания ни со стороны Николая II, ни премьер-министра князя А. Г. Щербатова, в результате чего правительство Ито пало, и к власти пришёл кабинет Окумы Сигэнобу, настроенный куда более враждебно по отношению к России. 26 января 1899 года был подписан англо-японский союзный договор, согласно которому одна из сторон в случае войны другой с двумя или более державами должна была оказывать державе-союзнице военную помощь. Договор давал Японии возможность начать борьбу с Россией, обладая уверенностью, что ни одна держава, вроде Франции, с которой Россия с 1889 года состояла в союзе, не окажет ей вооружённой поддержки из опасения войны уже не с одной Японией, но и с Британией. В ответ была опубликована франко-русская декларация аналогичного характера. Фактически, оба этих документа обеспечили невмешательство Британской и Французской империи в русско-японский конфликт, что, однако, не мешало им оказывать помощь своим союзникам во время войны.

В августе 1899 года около сотни российских солдат, переодетых в гражданскую одежду, перешли корейско-маньчжурскую границу и расположились в зоне лесных концессий на реке Ялу, принадлежавших владивостокскому купцу Юлию Бринеру. Под предлогом строительства лесных складов в деревне было начато строительство военных объектов, что было воспринято в Японии как подготовка России к созданию постоянной военной базы на севере Кореи. В ответ на требование японского правительства объяснить происходящее российский посол в Токио барон Р. Р. Розен заявил, что войска были введены лишь с целью защиты российских концессий от бандитов. Однако уже 2 ноября Розен передал Окуме Сигэнобу предложение со стороны российского правительства о разделе сфер влияния в Корее по 38-й параллели, которое было решительно отвергнуто. 30 ноября японскому флоту было отдано распоряжение о высадке в Корее и об атаке русской эскадры в Порт-Артуре, а 1 декабря Японская империя официально объявила России войну.

Ход войны

Начало боевых действий

Сражение в заливе Чемульпо

Сражение в заливе Чемульпо

Положение дел на море в первые дни войны было крайне выгодно для Японии: Тихоокеанский флот России сильно уступал в силах японскому, а русские подкрепления, посланные во Владивосток за год до войны, ещё находились в Красном море. Япония располагала четырьмя броненосцами, двумя броненосными и одиннадцатью бронепалубными крейсерами, которые в любой момент могла направить к Порт-Артуру или Владивостоку. Уже 2 декабря 1899 года произошло первое сражение войны — в заливе Чемульпо японская эскадра атаковала бронепалубный крейсер «Светлана» и канонерские лодки «Кореец» и «Манджур», и в ходе сражения все три корабля получили серьёзные повреждения и вскоре были затоплены своими же командами.

После боя в заливе Чемульпо была начата высадка частей японской армии под командованием барона Куроки в Корее. 28 декабря 1899 года японские войска заняли Пхеньян, а к концу февраля 1900 года — вышли к реке Ялу, по которой шла корейско-маньчжурская граница. Тогда же, в феврале, японская миноносная эскадра совершила рейд на Порт-Артур — однако потери от него были не слишком велики, поскольку лучшие корабли Тихоокеанского флота в тот момент находились во Владивостоке.

Врагу не сдаётся наш гордый...

Гибель броненосца «Севастополь»

С января по апрель японский флот предпринимал несколько попыток заблокировать Порт-Артур, подрывая старые транспорты у входа в гавань и ставя минные заграждения, тем самым ограничивая свободу действий русского флота. Из-за этого лишь владивостокский броненосный отряд сохранял свободу передвижения и за первые полгода войны несколько раз переходил в наступление против японского флота, проникая в Тихий океан и находясь у японских берегов, а затем уходя вновь к Корейскому проливу; им было потоплено несколько японских транспортов с войсками и орудиями. Тем не менее, уже в марте этот отряд вступил в первое крупное сражение у островов Цусима; хотя крейсерам «Россия» и «Рюрик» удалось уйти, попутно потопив несколько японских кораблей, в ходе боя затонул броненосец «Севастополь», и около 500 человек погибло, в том числе командующий флотом Тихого океана адмирал Оскар Старк.

Маньчжурская кампания

С декабря 1899 по февраль 1900 года русская Маньчжурская армия вела себя совершенно пассивно, разве что кавалерийский отряд полковника Павла Мищенко совершал набеги на японские тылы в Северной Корее. Хотя Россия обладала почти трёхкратным преимуществом в численности населения и могла выставить пропорционально большую армию, численность вооружённых сил России на Дальнем Востоке составляла не более 150 тысяч, а непосредственно для активных операций было доступно около 60 тысяч солдат. Хотя уже в январе в Маньчжурию прибыли подкрепления из Центральной России, однако из-за недостаточной пропускной способности Транссибирской магистрали их численность была невелика.

Битва на реке Ялу

Битва на реке Ялу

3 марта 1900 года 1-я японская армия, руководимая Куроки Тамэмото, атакует русские войска у города Цзюляньчэн на реке Ялу, и благодаря значительному численному превосходству наносит русским войскам поражение, после чего те были вынуждены отступить на запад, к Фынчэну. Более того, 23 марта 2-я японская армия под командованием генерала Ноги Марэсукэ начала высадку на Ляодунском полуострове, примерно в 100 километрах от Порт-Артура. Части русской армии под командованием Николая Линевича попытались препятствовать высадке, однако без особого успеха, и уже 1 апреля наступающими японскими частями было прервано железнодорожное сообщение между Порт-Артуром и Маньчжурией. Началась оборона Порт-Артура, один из самых напряжённых эпизодов русско-японской войны.

Фактически русские войска были вынуждены воевать на два фронта — на Ляодунском полуострове и на маньчжурско-корейской границе. Обороной Порт-Артура руководил контр-адмирал Николай Греве, армейскими частями на Ляодуне — генерал Линевич, а защитой корейской границы командовал Александр Каульбарс. На стороне России также сражалась маньчжурская армия, но пользы от неё практически не было. Основной задачей русской армии было блокировать армию Тамэмото на Квантунском полуострове и не дать подкреплениям из Кореи прийти на помощь своей армии. Евгений Алексеев, сменивший Старка на посту командующего Тихоокеанского флота, должен был препятствовать дальнейшим десантам японской армии.

В окопах

Русские солдаты в окопах

15 апреля состоялся бой у Цзиньчжоу, в ходе которого японская армия благодаря численному превосходству одержала очередную победу над русскими войсками, и в итоге японцами была преодолена главная естественная преграда на пути к порт-артурской крепости. 20 апреля японскими войсками был без боя занят Дальний, причём его верфи, доки и железнодорожная станция достались японцам практически неповреждёнными, что значительно облегчило им снабжение осаждавших Порт-Артур войск. Теперь генерал Ноги бросил значительную часть своих сил на осаду Порт-Артура; попытки Линевича прорвать её оканчивались неудачно.

Однако в июле 1900 года в Маньчжурию прибыли очередные подкрепления с запада. Свежие воинские части, пополнившие русскую армию, были срочно переброшены к Вафангоу, где нанесли поражение японским войскам. Тем не менее Ноги Марэсукэ не стал снимать осаду Порт-Артура, самонадеянно рассчитывая взять крепость до подхода русских частей, а в случае неудачи — успешно эвакуироваться. 2 августа японцы начали массированный штурм русских укреплений на горе Высокой почти у самой черты Порт-Артура, и уже через десять дней смогли захватить гору, однако ценой немалых потерь. Тем временем русские войска захватили Цзиньчжоу, что заставило Ноги отступить к Дальнему и отдать приказ об эвакуации.

Бой за Дальний

Разгром японской армии у Дальнего

Но 10—11 августа в Жёлтое море прибыла большая эскадра Балтийского флота под командованием Степана Макарова, которая фактически заблокировала японский флот у Ляодуна. Японские солдаты и офицеры начали спешно эвакуироваться, однако русский флот начал активный обстрел японских кораблей и транспортов; в ходе завязавшегося сражения было потоплено 8 японских судов, а оставшиеся были вынуждены отступить на северо-запад, бросив 2-ю японскую армию на произвол судьбы. Ноги Марэсукэ со своими войсками был осаждён в Дальнем; 15 августа начались ожесточённые бои, которые продолжались в течение трёх дней и завершились полным разгромом японской армии. Впрочем, около трети солдат 2-й армии были успешно эвакуированы. Не желая позорной сдачи в плен, генерал Ноги совершил харакири; его примеру последовало ещё несколько японских офицеров.

Пользуясь тем, что основные силы русских войск были брошены на снятие блокады Порт-Артура, в конце июля 1900 года японские войска под командованием князя Оямы Ивао начали наступление из-за реки Ялу. 4 августа был взят Фынчэн, и Ивао начал медленно продвигаться в сторону Ляояна и Мукдена — столицы Маньчжурии. 14 сентября состоялось сражение при Ляояне, в котором Ивао одержал победу над русской армией под командованием Каульбарса, а 26 сентября был взят городок Бэньси, и японцы оказались в опасной близости от Мукдена. Однако к тому моменту на помощь Каульбарсу прибыли войска Линевича, и 1 октября японцы потерпели поражение у Хуацзы, после чего были вынуждены оставить Ляоян. Попытка японских войск взять Аньшань 9 октября также была неудачной, и в итоге Ивао пришлось отступить от Мукдена. К ноябрю японские войска пересекли Ялу и окончательно покинули Маньчжурию.

Война на море

АдмиралЪ

Степан Макаров

С самого начала войны японский флот перехватил стратегическую инициативу и имел стратегическое превосходство над русским флотом в Тихом океане. В сложившейся обстановке требовалось усилить русский флот на Дальнем Востоке. В январе 1900 года из Кронштадта вышла так называемая 2-я Тихоокеанская эскадра под командованием адмирала Степана Макарова; в состав её были включены корабли Балтийского флота, в том числе броненосцы «Император Николай I», «Император Александр II», «Пётр Великий», «Наварин» и «Сисой Великий». План русского морского командования предусматривал создание на Дальнем Востоке решающего военно-морского превосходства по основным классам кораблей, как следствие — деблокирование Порт-Артура с последующим блокированием с моря японских армий под Порт-Артуром и в Маньчжурии.

В начале августа корабли 2-й Тихоокеанской эскадры прибыли в Жёлтое море, и 9 августа у Шаньдунского полуострова столкнулась с небольшой японской эскадрой. Завязавшийся бой русская эскадра благодаря численному превосходству выиграла, однако в ходе него были серьёзно повреждены «Пётр Великий» и «Наварин». Днём позже эскадра Макарова провела успешную операцию по деблокаде Порт-Артура и даже помешала японцам эвакуировать 2-ю армию с Квантуна.

Впрочем, большей части японской эскадры удалось спастись — адмирал Камимура Хиконодзё вывел её из Порт-Артура в Чемульпо. Теперь перед японским командованием стояла задача блокировать русский флот в гаванях Порт-Артура и Владивостока и тем самым максимально истощить его, а также нанести как можно больший ущерб как российским кораблям, так и береговым укреплениям. В перспективе это должно было обеспечить новое наступление японской армии в Маньчжурии. Уже в сентябре 8 японских миноносцев провели торпедную атаку кораблей русского флота, стоявших на внешнем рейде Порт-Артура, и успешно вывели из строя броненосцы «Император Николай I» и «Сисой Великий». Вслед за этим было совершено ещё несколько налётов на Порт-Артур, причём перед налётами японские корабли останавливались в британском порту Вэйхайвэй. Попытка Макарова затребовать объяснений со стороны коменданта Вэйхайвэя Эдварда Сеймура была открыто проигнорирована.

Битва у Хаяндао

Японские корабли в сражении у Хайяндао

С сентября 1900 по март 1901 года японский флот совершал рейды как к Порт-Артуру и Дальнему, так и к Владивостоку; российский флот пытался всеми своими силами прорвать блокаду, однако его успехи оставляли желать лучшего. 24 ноября в сражении у острова Хайяндао затонули «Пётр Великий» и канонерка «Отважный», а 6 февраля 1901 года произошла очередная трагедия — у Находки подорвался на морской мине и затонул крейсер «Владимир Мономах», на борту которого находился адмирал Алексеев. Фактически к весне 1901-го российский Тихоокеанский флот, как телеграфировал Макаров в Петербург, находился на грани военной катастрофы: большинство русских кораблей были выведены из строя, а оставшиеся уже не могли покинуть своих гаваней.

Островное положение Японии и зависимость её промышленности от иностранного сырья открывали для российского флота широкие перспективы крейсерских операций, и уже с начала войны российские крейсеры вышли в Красное море и приступили к операциям против торговых судов, шедших в Японию через Суэцкий канал и Аденский пролив. Курсируя по морю, крейсеры задержали два прусских и один датский пароход, а 17 октября 1900 года был задержан британский пароход «Малакка». Это привело к тому, что правительство Великобритании пригрозило разрывом дипломатических сношений и войной, если «Малакка» не будет освобождена. В результате было решено отпустить захваченный корабль, и после этого крейсерские операции были прекращены, не оказав в итоге значительного влияния на подвоз военных и других грузов в Японию.

Наступление в Корее

11 ноября 1900 года большая русская армия под командованием Александра Каульбарса форсировала Ялу возле Чхонсу и успешно перешла корейскую границу, после чего русские войска начали медленно наступать. 23 ноября русские войска заняли Кэсон, а 9 декабря вышли к Анджу. Успешное продвижение русской армии обеспечивалось враждебностью корейского населения к японцам, а также успешными кавалерийскими налётами Павла Мищенко на японские позиции, которые всерьёз изматывали врага.

Сражение при Кэсоне

Сражение при Кэсоне

12 декабря русская армия успешно разбила японцев у Анджу, а 27 декабря без боя заняла Пхеньян. Наступление было отложено до середины января 1901 года, однако Мищенко продолжал свои рейды — в частности, с 10 по 28 января его казаки совершили удачный набег на Хванджу, в глубокий тыл противника. Вновь русская армия себя проявила 6 февраля при взятии Саривона, а 23 февраля она вышла к Кэсону. Однако к этому моменту Ояма Ивао собрал все имеющиеся подкрепления с целью отстоять город. Там разыгралось генеральное сражение, длившееся почти три недели и ставшее наиболее масштабным, продолжительным по времени и одним из самых самое кровопролитных сражений этой войны после битвы при Дальнем. В итоге японским войскам удалось одержать тактическую победу: 14 марта русские войска отступили, а японцы сохранили Кэсон за собой. Однако потери японской стороны были столь велики, что генерал Ивао всерьёз планировал отступить в Сеул. Лишь начавшиеся мирные переговоры положили конец корейской кампании.

Окончание войны

К началу весны 1901 года война стала откровенно обременительной как для России, так и для Японии. Россия хотя и получила превосходство на суше, но её военно-морские силы на Тихом океане были практически разгромлены. Кроме того, в стране назревала революционная ситуация: в марте в крупных городах России прошли студенческие и рабочие бунты. В свою очередь, японцы, понесшие огромные потери, также не проявляли активности; былого подъёма в армии не наблюдалось, а страна была экономически истощена.

Последняя крупная операция войны состоялась в конце марта — начале апреля 1901 года: эскадра под командованием капитана Уриу Сотокити совершила высадку десанта на Сахалин. Японской дивизии численностью 14 тысяч. человек противостояло около 6 тысяч русских, главным образом ссыльных и каторжан, вступивших в войска только для приобретения льгот по отбыванию каторги и не отличавшихся особой боеспособностью. 15 апреля, после сдачи основного русского отряда в плен, сопротивление на острове было подавлено.

Вашингтонская конференция

Заседание мирной конференции в Вашингтоне

Уже в марте начались мирные переговоры между двумя странами; инициативу в урегулировании российско-японских отношений проявила Франция в лице императора Наполеона IV и министра иностранных дел Теофиля Делькассе, предложив своё содействие в проведении мирных переговоров. В свою очередь, в связи с прояпонской позицией американского президента Леви Мортона, оказывавшего Японии огромную финансовую поддержку, японская сторона обратилась за содействием к США. 19 июня в Вашингтоне открылась мирная конференция; российскую делегацию возглавил Сергей Юльевич Витте, японскую — Ито Хиробуми.

По итогам её работы 2 июля 1901 года был подписан Вашингтонский мирный договор, согласно которому обе стороны фактически возвращались к довоенному статус-кво. Япония выводила свои войска с Сахалина, в то время как Россия — из Кореи; Маньчжурия признавалась частью российской сферы влияния, в то время как Корея — японской. По настоянию российской стороны в протоколе конференции было записано обязательство Японии не осуществлять без согласования с корейским правительством действий, затрагивающих суверенитет Кореи. Первоначальные требования японской стороны, такие как передача Японии интернированных ею российских судов, уплата Россией военных издержек и присоединение к Японии Сахалина, были отвергнуты.

Итоги войны

Общественное мнение в годы войны

Японский император и его лукавые доброжелатели

Японский император и его лукавые доброжелатели: русский плакат начала войны

Новость о начале войны мало кого в России оставила равнодушным: в народе преобладало настроение, что на Россию напали и нужно дать отпор агрессору. В Петербурге и других крупных городах империи самопроизвольно возникали невиданные уличные патриотические манифестации. Даже известная своими революционными настроениями учащаяся столичная молодёжь завершила свою студенческую сходку шествием к Зимнему Дворцу с пением «Боже, Царя храни!», а лидеры либеральной Партии обновления приняли коллективное решение прекратить любую оппозиционную деятельность ввиду начавшейся войны.

Отношение ведущих мировых держав к началу войны между Россией и Японией раскололо их на два лагеря. Англия и США сразу заняли сторону Японии: начавшая выходить в Лондоне иллюстрированная летопись войны даже получила название «Борьба Японии за свободу», а президент Мортон открыто предостерегал Францию от её возможного выступления против Японии, заявив, что в этом случае он «немедленно встанет на её сторону и пойдёт так далеко, как это потребуется». Тон американской печати был настолько враждебен России, что побудил Михаила Меньшикова, видного публициста националистического направления, воскликнуть в «Новом времени»:

Нет сомнения, что без обеспечения Америки и Англии Япония не сунулась бы с нами в войну.

В то же время во Франции практически вся общественность однозначно встала на сторону России, как союзницы Франции, а французское правительство и лично император оказывали активную дипломатическую поддержку российскому правительству. Такие же настроения, хоть и более умеренные, разделяла и общественность Германии, Италии и прочих стран-участниц Антанты; престарелый канцлер Германии Хлодвиг Гогенлоэ даже прислал Николаю II телеграмму, в которой открыто выражал свою надежду на победу России. Вся французская и германская печать, за исключением крайней левой, выдерживала союзнический тон; особенно ярко он проявился в статье вождя ультраправой Лиги патриотов Поля Деруледа, опубликованной им в газете «La Nation française»:

Русские защищают интересы и преобладание белой расы против возрастающего засилья жёлтой. Поэтому наши симпатии должны быть на стороне России, естественной союзницы Франции.
Разгон забастовки

Разгон полицией бастующих рабочих Обуховского завода

Однако уже после высадки японских войск у Порт-Артура позиция российской общественности начала резко меняться; хотя разгром армии Марэсукэ, равно как и победы в Корее, вызвали кратковременный всплеск патриотических чувств, но поражения русского флота быстро охладили общественные настроения. Уже со второй половины 1900 года повсеместно начались стачки и забастовки, а в 1901 году революционные настроения вспыхнули с новой силой; в феврале членом нелегальной Российской социал-демократической рабочей партии Петром Карповичем был убит министр просвещения Николай Боголепов, а уже месяцем позже во многих губерниях было введено военное положение. Во многом под влиянием революционных событий российское правительство пришло к выводу, что продолжение войны неизбежно приведёт к усилению беспорядков, и решило пойти на мирные переговоры.

Последствия войны

Русско-японская война хотя фактически и окончилась ничьей для обеих воюющих сторон, однако была крайне тяжело воспринята в обеих странах. Так, она вскрыла многие внутренние проблемы, существовавшие в российском обществе, подорвала авторитет императора Николая II и его правительства, и стала одной из причин революционных событий 1902 года. Война также показала недостатки русской армии и флота, слабость её командного состава и неспособность грамотно организовать снабжение и подвоз резервов; так, весьма меткую оценку им дал российский историк Василий Ключевский:

Война обнаружила полную непригодность флота, его материальной части и личного состава, а в сухопутной армии целый ряд глубоких изъянов: отсутствие знаний, произвол и бюрократический формализм высших чинов, а вместе с тем подавленность рядового офицерства, лишённого подготовки, инициативы.

В Японии же подписание Вашингтонского договора было воспринято как национальное унижение и вызвало массовые беспорядки в Токио; недовольство было вызвано тем, что Россия не была принуждена платить Японии никаких контрибуций, тогда как вызванные войной затраты были очень большими. Дошло даже до того, что один из авторов мирного договора, Ито Хиробуми, был в 1903 году застрелен фанатиком-националистом. Возмущение по поводу «украденной победы» в японской общественности и правящей элите было столь сильным, что предопределило участие страны в Первой мировой войне на стороне противников Антанты.