ФЭНДОМ


Царство България
Болгарияяя Болгарин
Tretya Bolgaria
Год основания: 1818 (как вассал Латинской Империи)

1869 (провозглашение независимости)

Официальный язык: Болгарский
Гимн: "Шуми, Марица!"
Столица: Велико-Тырново
Форма правления: Конституционная монархия
Глава государства: Царь
Глава правительства: Премьер-министр
Правящая партия: БСК
Государственная религия: Светское государство
Территория: {{{Территория}}} км²
Население {{{Население}}} чел.
Валюта: Болгарский лев
Третье Болгарское царство (болг. Царство България) — государство на Балканском полуострове, существующее с 1818 и в наше время. В настоящее время Царство представляет собой конституционную монархию, чьим основным документом является принятая в 1876-м году Кремиковская конституция со всеми ее многочисленными поправками. Главой государства является Царь Болгарский; его титул зачастую переводился на западные языки как "король". Предусматривался институт регентства в случае неспособности царя справлять свои обязанности. С 1818-го года страной беспрерывно правит младшая ветвь Виттельсбахов.

Болгария - богатейшая страна в регионе, превосходящая по большинству экономических показателей даже Ромейскую Республику, не говоря уже об остальных соседях. Входит в Европейский союз; на правах ассоциированного члена состоит в Российском Содружестве, причем готовится референдум об окончательном вхождении в эту организацию. 

В настоящее время Третье Царство - демократическое государство с системой доминирующей партии в политике, коей является Болгарский крестьянский союз. БСК, однако, никогда не получает абсолютного большинства в парламенте, и ему приходится идти на коалиционные соглашения с остальными политическими партиями государства. Также Болгария в наши дни является одной из 4 монархий, сохранившихся в Европе, оставшиеся - Скандинавия, Сербия и Румыния. 

Государственное устройство

По принятой в 1876-м году Кремиковская конституции Третье Болгарское Царство есть конституционная унитарная монархия во главе с династией Виттельсбахов, чья легитимность освящается православной церковью и народной волей. 


Список монархов

# Изображение Имя Супруга Начало правления Конец правления Связь с предшественником.
1 Веселый парень Петр V

(1786 - 1825)

Амалия Луиза Аренбергская
(1807 - 1825)
4 июня 1818 18 ноября 1825[1] Избран Народным Собранием
2 Макс Михаил IV

(1808-1888)

Людовика Баварская
(1828-1888)
18 ноября 1825 1 января 1888 Сын Петра V
3 Представительно Георгий III

(1831 - 1920)

Мария София Дагмар
(1865 - 1920)
1 января 1888 6 ноября 1920 Сын Михаила IV
4 Ору как могу Симеон II

(1868 - 1927)

Елена Орлеанская
(1889 - 1927)
6 ноября 1920 23 февраля 1927[2] Сын Георгия III
5 Миша безобидный Михаил V

(1873 - 1941)

Калерия Станева
(1891 - 1941)
23 февраля 1927 3 января 1941[3] Сын Георгия III, брат Симеона II.
6 Снова ирония

Борис III (1900 - 1980)

Ирина Глюксбург
(1938 - 1980)
3 января 1941 25 июня 1980 Сын Симеона II
7 Сын Томи Петр VI
(1943 - н.в.)
Мария Злобина
(1950 - н.в.)
25 июня 1980 Царствует Сын Бориса III

Список глав правительств

Председатель Комитета министров

Портрет Имя В должности
1 Эмигрант Йозеф Армансперг
(1787-1853)
4 июня 1818 19 ноября 1825
2 Первый болгарин Георгий Мамарчев
(1786 - 1860)
19 ноября 1825 3 мая 1840
3 Барон4 Петр Берон
(1799 - 1871)
26 июня 1840 15 июня 1850
4 Раковский Георгий Раковский
(1821 - 1855)
15 июня 1850 2 ноября 1855
5 Первый болгарин Георгий Мамарчев
(1786 - 1860)
2 ноября 1855 1 мая 1860
6 Газетчики болгары Петко Славейков 
(1828 - 1895)
1 мая 1860 9 декабря 1869
7 Драган Драган Цанков 
(1828 - 1911)
9 декабря 1869 4 октября 1876,

Председатель Совета министров

     "Союз землевладельцев"      Либеральная партия      "Болгарский крестьянский союз"      "Справедливая Болгария"      Беспартийные и военные      "Народное социальное движение"

Портрет Имя В должности Партия
1 Драган Драган Цанков
(1828 - 1911)
4 октября 1876 3 июня 1890 Беспартийный
2 Петко Петко Каравелов
(1843 - 1905)
3 июня 1890 31 августа 1900 "Болгарский крестьянский союз"
3 Самбол Стефан Самболов
(1854 - 1904)
31 августа 1900 8 марта 1904[4] "Союз землевладельцев"
4 Путчист Атанас Узунов
(1857 - 1911)
8 марта 1904 2 января 1905 Военный
5 Тащер Александр Малинов
(1867 - 1913)
2 января 1905 8 декабря 1914[5] "Болгарский крестьянский союз"
6 Данев Стоян Данев
(1858 - 1949)
8 декабря 1914 12 января 1915 "Болгарский крестьянский союз"
7 Жеков Никола Жеков
(1865 - 1949)
12 января 1915 5 марта 1918 Военный
8 Лев Болгарии Теодор Теодоров
(1859 - 1921)
5 марта 1918 19 февраля 1920 "Болгарский крестьянский союз"
9 Альенде почти Александр Стамболийский
(1879 - 1920)
19 февраля 1920 3 ноября 1920[6] "Справедливая Болгария"
10 Недонедопиночет Александр Цанков
(1879 - 1927)
3 ноября 1920 25 февраля 1927[7] "Народное социальное движение"
11 Я вернулся Никола Жеков
(1865 - 1949)
25 февраля 1927 1 января 1928 Военный 
12 По правилам Никола Мушанов
(1872 - 1950)
1 января 1928 1 января 1933 Либеральная
13 Сказочный Кимон Георгиев
(1882 - 1963)
1 января 1933 21 февраля 1938 "Союз землевладельцев"
14 Летс толк Георгий Кёсеиванов
(1884 - 1961)
21 февраля 1938 15 января 1941 "Союз землевладельцев"
15 Хи бекейм сейвиор Константин Муравиев 
(1893 - 1982)
15 января 1941 1 апреля 1944 "Болгарский крестьянский союз"
16 "Болгарский крестьянский союз"

История

Вассалитет от Латинской Империи

Болгария вассал

Третье Болгарское Царство на момент создания.

История современной Болгарии начинается в феврале 1818, когда войска анти-турецкого альянса вошли в ее пределы. Ослабленная армия султана ничего с ними не могла сделать, поэтому освобождение Болгарии шло как по маслу. Туркам приходилось бежать к Стамбулу: их подгоняли  восстания местного населения, которое приветствовало русский экспедиционный корпус как своих долгожданных освободителей. 

В апреле того же года на острове Родос открылся первый со времен Парижского конгресс европейских держав, на котором были представлены Франция, Россия, Австрия и Сербия: на нем европейцы заново поделили Малую Азию, Ближний Восток и не забыли про Балканский полуостров. Было решено создать Третье Болгарское Царство под вассалитетом Латинской Империи, которая, по грандиозному замыслу Наполеона Великого, должна была играть роль Восточной Римской Империи в его новом мировом порядке. В свою очередь Российская Империя выбила такую уступку, как открытые болгарские порты для ее кораблей: также было решено, что на трон Болгарии не должен сесть представитель какой-либо великой династии. 

Пий чб

Петр IV, первый царь Болгарии.

Поэтому перед созванным в Велико-Тырново, этой исторической столицей независимой Болгарии, Народным Собранием открылся огромный простор для выбора кандидатуры нового царя нового государства. Здесь вовремя "подсуетились" баварские Виттельсбахи: старшая их ветвь решила отправить младшую, от которых были только беды да проблемы, подальше - в горы. Им не мешал Наполеон I, также полагавший. что Германию надо бы почистить от представителей побочных ветвей ныне правящих династий - в интересах стабильности и европейского спокойствия. Поэтому, минимальным перевесом, было решено вручить корону Пию Августу Баварскому - представителю младшей ветви Виттельсбахов. Это был, мягко говоря, неприятный человек: холерик, мизантроп, обладавший взрывным темпераментом. Однако он обладал хорошими покровителями и жаждой власти: первые добыли для него и его преемников трон, а второе позволило его занять без особых колебаний. 

Каким бы не был первый монарх, его первые годы запомнились как время сказочного оптимизма и патриотического подъема в Болгарии. Изгнание турецких помещиков привело к переделу земли в пользу крестьянства; тем самым, цель национально-освободительного движения оказалась исполнена. В городах развивались ремесла, которым пока что не угрожал приток товаров из Латинской Империи, уж слишком занятой наведением порядка в своих малоазиатских владениях. Болгарские феодалы также остались не в накладе, присвоив себе немалую часть земли. Развитие страны шло медленно, но верно: освободившись от турецкого гнета и попав под вассалитет Константинополя, не сравнимый с прежним давлением, Третье Царство медленно, но модернизировалось. 

Макс

Михаил IV, второй царь ТБЦ

Однако проблемой оказался монарх, избранный первым царем новой династии. Его тяжелый характер оказался еще круче, чем предполагали; его двор превратился в место удовлетворения его изуверских наклонностей. Особенно тяжело приходилось слугам, которых набирали из числа крепостных крестьян и которые не имели многих элементарных личных прав. Революция в России только ухудшила ситуацию: Петр V велел разорвать все отношения с молодой Республикой, что било по интересам болгарской буржуазии и помещиков. Такой запрет стал последней каплей: 18 ноября 1825 Петр V был задушен в собственной спальне, а корона перешла к его единственному сыну, Максимилиану, который в православии стал Михаилом IV. 

Молодой юноша, которому едва исполнилось 17 лет, был весьма удобным кандидатом на престол. Обожавший покой и уединение, он редко вмешивался в хозяйственные и государственные дела, предпочитая передать часть своих полномочий доверенным лицам. Суровый характер компенсировался нелюдимостью: он предпочитал проводить дни в одиночестве или в компании болгарских молодых дворян, которых мог назвать своими друзьями. В детстве приехав в Болгарию уже в статусе наследника престола, он влюбился в культуру этой страны и полюбил ее народ; в шутку местная печать звала его "Самым болгарином среди немцев". Его фигура пользовалась большой популярностью у простонародья, которому импонировал такой "народный" монарх, а аристократия могла не опасаться ущемления ее прав и положения от такого человека. 

Гуляем

Народные гулянья в Велико-Тырново, 1850-е

Добровольное отстранение Михаила IV от власти сыграло на руку развитию Болгарской государственности: так, в 1848-м, на волне антиправительственных выступлений, было отменено крепостное право на льготных для крестьян условиях, и резко снижен избирательный ценз для участия в выборах Народного собрания. Весьма показательно, что эти выступления носили исключительно антиправительственный характер: политические силы того времени в Третьем Царстве были настроены вполне лояльно к Михаилу лично и институту монархии в целом. Он же никак не мешал развиваться политической дискуссии в стране; в 1850-м он без сопротивления подписывает Предконституционный акт, которым закладывались первые основы болгарского парламентаризма. В частности, этот закон устанавливал неприкосновенность депутатов Народного собрания; также он гарантировал, что смертная казнь в Болгарии отныне требует личного согласия правящего царя. Также в документе оговаривалась свобода печати, правда, ограниченная: так, нельзя было печатать статьи, содержащие "клевету" по отношению к правящей фамилии и православной церкви. 

С 1860-х, однако, социально-экономическая ситуация в Третьем Царстве начала ухудшаться, причем в основном этому оказались подвержены города - получившие и землю, и свободы крестьяне вполне кормили и себя, и остальных. Но вот ремесленники-горожане разорялись, не в силах выдержать конкуренцию с дешевыми товарами, поступавшими из Латинской Империи - а по условиям вассалитета, болгары обязывались не чинить никаких препятствий для свободы торговли греков на своей территории. В крупнейших городах страны прошли голодные бунты; Михаилу IV пришлось за государственный счет содержать многих нищих и бедняков. Разорившиеся горожане озлобились; интеллигенция была также настроена в пользу полной и бесспорной независимости, часть аристократии также чувствовала себя ущемленной, а армия всегда была готова повоевать. Кабинет Драгана Цанкова установил с 1863-го контакт с Россией Белинского; Новгород гарантировал свою поддержку в грядущей войне. Словом, когда в декабре 1869-го началась война, Народное собрание Третьего Царства Болгарского поспешило провозгласить 7 числа о национальной независимости от Константинополя. 

Отечественная война

Драган

Драган Цанков, премьер-министр Болгариии.

Тем же днем Михаил IV, преодолев свою апатию и нелюдимость, принудил себя к публичному выступлению перед собравшимися у стен дворца людьми, которым пообещал драться с врагом "до победы". Премьер-министром был назначен умеренный либерал Драган Цанков, опиравшийся на центристские депутатские фракции в Народном собрании. Но в этот момент поддержка кабинету была оказана даже со стороны леволибералов Петко Каравелова, считавшего, что в такое время разногласия надлежит отбросить и объединиться под общим национальным триколором.  Парламент как никогда дружно проголосовал за кредиты на военные нужды и за мобилизацию; одним из генералов армии в эту войну будет Георгий Михайлович, наследный принц Болгарии и будущий ее царь Георгий III. 

На первом этапе войны удача сопутствовала Болгарии: 14 декабря 1869 ополчение под Елховым смогло отразить вражеский удар, не допустив вторжения латинян на землю Царства. Не самая значительная победа в военном смысле была широко отпразднована как великолепное начало войны за национальную независимость. Однако потом Михаил IV допустил крупную ошибку: армия двинулась на Андрианополь, а не на соединение с сербским союзником Александром I Карагеоргиевичем. Старинный греческий город встал непреодолимой стеной на пути вражеской армии: болгары надолго застряли под ним, не имея толковых осадных орудий. Тем временем сербы двигались по Фессалоникам, но, не имея поддержки, тоже не могли занять крупные города, оставаясь на вражеской земле без удобного снабжения. Оба монарха также отказались призвать греческий народ к восстанию против чужеродной монархии, опасаясь подобных движений у себя на Родине. Все это в совокупности, по мнению большинства современных исследователей, значительно отсрочило падение Латинской Империи и не позволило балканским странам добить ее прямо тогда, зимой 1870-го

Батя Болгарии

Любен Каравелов, автор новой военной концепции ТБЦ.

Воспользовавшись промедлением и нерешительностью своих врагов, Балдуин III смог собрать новую армию и вдоволь поспекулировать на греческом национальном чувстве. Его полки сняли осаду с Андрианополя и преследовали врага до самой границы, где состоялось 24 марта 1870 самое трагичное для болгар сражение той войны - регулярная армия понесла страшное поражение, ее численность уменьшилась на две трети, а почти вся артиллерия досталась грекам. Только приказ Балдуина III cвоему генералу Теодоросу Папандреу идти спасать Фессалоники от сербов спас остатки болгарской армии от окончательного разгрома. В Велико-Тырново тем временем произошли перестановки: новым командующим стал великий князь Георгий, а его ближайшим помощником и сподвижником оказался Любен Каравелов. Он предложил превратить войну полностью в народную, мобилизовать ополчение и перейти к партизанской тактике, которая может быть очень полезна в болгарских горах. Так как неспособность болгарской армии дать еще одно полевое сражение по канонам тактики середины XIX века была очевидна, князь последовал его совету, предварительно "выбив" из отца властные полномочия. 

В начале мая греческая армия Папандреу обрушилась на Третье Царство, сокрушая малочисленные гарнизоны и захватывая город за городом. Избегая прямых столкновений, "новые гайдуки" паразитировали на вражеских линиях снабжения, что пока не приносило грекам заметного урона. Победы Теодороса были настолько впечатляющими, что Балдуин III даже даровал ему триумф в лучших традициях Древнего Рима на улицах Константинополя. И действительно, его успехи впечатляли: почти весь юго-восток Болгарии перешел под контроль латинян, а Бургос, бывший важным портом для торговли с Россией, также оказался в руках греков. Если бы Теодорос продолжал свою тактику медленного похода, то Балканский театр Европейской войны мог бы колоссально измениться.

Богослужение

Болгары перед боем за Сливен.

Но из-за поражений в Сербии Император Латинии приказал быстрым маршем овладеть Велико-Тырново. Этот марш-бросок начался 5 июня, но 14-го числа их остановили под Сливеном.  Здесь под рукой великого князя Георгия Михайловича были силы регулярной армии, народного ополчения и русского экспедиционного корпуса Николая Столетова. В свою очередь греки подошли сюда потрепанными, усталыми: они потеряли многих толковых офицеров из-за вражеского снайперского огня, и им пришлось оставить немалую часть армии для оккупации занятых городов. На горных дорогах большая часть греческих пушек пришла в негодность; а неосторожность (или саботаж) оставила посланников Константинополя без запаса сухого пороха. Эти факторы вместе с отчаянной храбростью болгар и русских добровольцев привели к поражению Т. Папандреу в его важнейшей битве в жизни; Сливен был спасен, а вместе с ним - и национальное дело. В Велико-Тырново были устроены пышные гуляния; Михаил IV вышел к народу и отдыхал вместе с горожанами, принимая от них поздравления и заверения в вечной преданности трону Виттельсбахов. 

В ходе отступления к Ямболу, который был опорным пунктом греков во время их операций против болгар, раны Теодороса воспалились и он не смог осуществлять дальнейшее руководство полками. Генерала увезли в  столицу; его заместители оказались теми еще бездарями в военном деле, и уже 21 июня город был окружен князем Георгием. Умелый шантаж вкупе с отсутствием у новых командующих талантов и уверенности в своих силах позволил болгарам убедить их капитулировать 25-го июня. Сдача целой армии открывала дорогу в Латинскую Империю - и наследный князь собирался этим воспользоваться в полной мере. 

Наше знамя

Великий князь Георгий (перед знаменосцем) с войсками в Греции.

Итак, последний виток войны на Балканах начался 28 июня, когда конный авангард спустился в латинские земли. Вскоре за ними спустилась и пехота с русским корпусом; и тут князь Георгий, подстрекаемый Николаем Столетовым, решается на шаг, от которого отнекивались его отец и сербский правитель. Он объявляет, что идет в Грецию как освободитель греческого народа от чужеземной монархии Габсбургов, и призывает коренное население этих мест оказать ему посильную поддержку в этом общем деле. И хотя царственный отец к такому своеволию отнесся негативно, ничего поделать с этим он уже не мог, учитывая бешеную популярность наследника как в армии, так и в простонародье. В паре мелких сражений Георгий Михайлович легко разбивает посланные ему навстречу мелкие отряды греческого ополчения и уже 6 июля оказывается у самых стен Андрианополя, которые на сей раз горожане не были настроены также упорно защищать, прознав о манифесте великого князя. Однако тут приходит "стоп-приказ" из болгарской столицы - Михаил IV узнал о результатах "Битвы народови начале мирных переговоров между Новгородом и Парижем. Но болгарская армия останется на своих позициях до самого сентября, когда будет подписан мир между Третьим Царством и Латинской Империей.

Долгожданный мирный договор был подписан Драганом Цанковым и Харилаосом Трикуписом 3 сентября на нейтральной территории Бухареста. По нему следовало:

  • Латинская Империя признавала полную независимость Третьего Болгарского Царства.
  • Балдуин III отказывался от любых претензий на болгарский трон за себя, своих потомков и родственников.
  • Латинская Империя выплачивала контрибуцию в четыре миллиона франков. 
  • Латинская Империя обязалась не содержать армейские гарнизоны в 20 километровой зоне от границы. 
  • Третье Царство покидало занятые им греческие земли и отказывалось от расширения на юг. 

Тем самым Болгария достигла желаемого - страна обрела подлинную национальную независимость, к которой стремилась с самого XIV века. Умелые действия князя Георгия Михайловича на посту командующего закрепили авторитет дома Виттельсбахов и института монархии как такового; в то же время активное привлечение народных масс в вооруженный конфликт способствовало поднятию их уровня гражданской ответственности и повлекло за собой более активное занятие простого народа политикой. 

Конец правления Михаила IV

Триумфаторы

Болгарские войска и русские добровольцы в Велико-Тырново.

Известие о заключении мира было радостно встречено всеми болгарами - национальная независимость была восстановлена в полной мере, бойцы вернулись домой, окрыленные славой и всенародной любовью. В столице Царства 15 сентября был устроен парад, которым командовал наследник престола, а принимал - сам монарх. В грандиозном шествии приняли также участие русские добровольцы генерала Николая Столетова, известного болгарофила и панслависта. За проявленную  доблесть при Сливене Михаил IV наградил высших офицеров и самых отличившихся солдат орденом "За храбрость", созданным еще весной этого года. На волне побед новые выборы в Народное собрание выиграла партия, придерживающаяся стороны действующего премьер-министра. 

После победы Третье Болгарское Царство поспешило ввести протекционистские реформы: с помощью тарифов страна закрылась от проникновения чужеродной дешевой продукции - исключение было сделано только для союзницы-России. Разбогатевшая на военных поставках буржуазия и часть аристократии начали инвестировать средства в открытие первых болгарских заводов и фабрик, пока что еще очень малочисленных. Новое правительство Чернышевского-Лаврова в 1875-м предоставило Болгарии крупный и беспроцентный займ на дальнейшее развитие промышленности, что было обставлено как крупнейшая дипломатическая победа кабинета Д. Цанкова и позволило умеренным либералам на ближайших выборах взять уверенное большинство. Контролируя более двух третей парламента, они решились предпринять глубинные реформы всего государственного устройства, не встречая в этом деле сопротивления со стороны царского двора. Реакционная аристократия же, лишенная вождя, ничего не могла сама поделать, опасаясь выступать против поддерживаемого всей армией Георгия Михайловича, бывшего неформальным проводником интересов либералов при отце. 

Цанков с друзьями

Драган Цанков с министрами своего кабинета.

Долгожданный для либеральной интеллигенции и простого народа день настал 4 октября 1876 - на его день рождения, который по традиции Михаил IV справлял в уединении в Кремиковском монастыре, Драган Цанков преподнес своему монарху проект Конституции. Первый закон Царства, к работе над которой были допущены также представители леволиберального движения, был весьма прогрессивным для своего времени, особенно на фоне правления Наполеона III во Франции: предполагались низкий имущественный ценз на выборах в однопалатный парламент, ответственность правительства перед Народным собранием, сохранение депутатской неприкосновенности и ограничение смертной казни. В то же время фигура царя также оставалась влиятельной: он имел право назначать и смещать премьер-министра, оставался главнокомандующим армии. Также, по настоянию правой части "Цанковцев", сохранялся статус православия как государственной религии, хотя всем подданным гарантировалась свобода вероисповедания. Глава государства без малейшего сопротивления подписал документ; первые выборы в Народное собрание времен "Нового порядка" принесли уверенную победу Цанкову. 

Введение конституции стало первым шагом на пути реформирования страны, каким его хотел видеть Драган. Позднее он же протолкнет в однопалатном парламенте закон о реформе бюрократии (1877), который централизует власть в руках Велико-Тырново и изгонит остатки феодальных отношений из государственного устройства. Затем Цанков из-за крестьянских волнений будет вынужден повысить тарифы на ввоз в страну сельскохозяйственных продуктов - эта мера гарантировала, что болгарские крестьяне не останутся без денег, а смогут реализовать свой скупой урожай. На внешнеполитической арене эпоха Д. Цанкова запомнится окончательным оформлением русско-болгарского союза - он обустроил встречу Николая Гавриловича Чернышевского с уже пожилым Михаилом IV 14 июня 1885 в Севастополе. Там монарх и глава крупнейшей в мире республики подписали соглашение "О вечной дружбе и союзе", который до сих пор определяет отношения между Третьим Царством и Российской Демократической Республикой.

"Эра Царя-Конституции"

  • Георгий III Виттельсбах, третий царь Болгарии (1888 - 1920)
  • Мария Тодорова, супруга Георгия III, царица Болгарии.
Страшный удар постиг Болгарию 1 января 1888 - во время путешествия по святым местам скончался Михаил IV, бывший символом Царства. Трон спокойно перешел его старшему сыну, Георгию III - этот человек будет править государством без малого 33 года и оставит огромный след в ее истории. При вступлении на престол он был самым либеральным монархом Европы и мира; его двор стал Меккой художников, писателей и других деятелей искусства. Всю свою жизнь он останется убежденным конституционалистом и постарается (не совсем удачно) привить эти же качества своим детям. Он был женат на Марии Софии Дагмар из Скандинавии, которая в православном крещении станет Марией Тодоровой и родит своему мужу шестерых детей, из которых все доживут до совершеннолетия. Эпоха правления Георгия Михайловича войдет в болгарскую историю как "Эра Царя-Конституции". 

Парламентские выборы 1890-го принесли большинство ранее оппозиционному леволиберальному "Болгарскому крестьянскому союзу". Георгий III поручил сформировать правительство вождю БКС Петко Каравелову, младшему брату недавно умершего Любена. Первый левый кабинет в истории независимой Болгарии привнес немало нового в ее политическую жизнь: в частности, Каравелов массово выкупал в 1892-1894-х землю у разорившихся аристократов, передавая ее в пользование местным крестьянам. Правая оппозиция также частенько упрекала Каравелова-младшего, что он давил на некоторых хозяев, способствуя их скорейшему разорению. В его премьерство также была создана финансовая система Третьего Царства, сердцем которой стал учрежденный в 1895-м "Болгаро-Русский банк", куда стремительно перетекали активы из формально более важного "Королевского банка". Также были выплачены все займы, взятые раньше у России.  При Петко правительство попыталось ограничить роль православной церкви, но на голосовании проект закона провалился.  

Попытка разворота 

Русофоб11

Стефан Стамболов, премьер-министр Царства с 1900 по 1904

Однако первые выборы нового века принесли победу правым - консервативный "Союз землевладельцев" пришел к власти, а новым премьер-министром был назначен Стефан Стамболов. Чуждый парламентаризму  и довольно грубый в личной жизни человек, новый глава правительства постепенно старается ужать права Народного собрания и урезать остальные демократические свободы населения страны. В частности, он протолкнул в 1901-м закон, повысивший число членов, необходимых для регистрации новой политической партии с двадцати тысяч до семидесяти - в условиях Болгарии это фактически означало запрет на создание партий. Уже в следующем году Стамболов при поддержке лояльных ему консерваторов, желающих видеть "жесткую руку" после "левой расхлябанности", увеличивает полномочия правоохранительных органов: они получили право на предварительный арест и временное содержание до предъявления обвинения на трое суток. К концу 1903-го участились аресты депутатов от оппозиции по обвинениям в коррупции: делались намеки, что деньги они получали от Новгорода.

В области внешней политики Стефан проводил более независимую политику, чем все его предшественники: при нем были установлены теплые отношения с Латинской Империей Балдуина IV, с которым премьер был дружен лично. Также Болгария взяла выгодный для себя кредит у Парижа в июне 1903; уменьшился объем торговли с Россией, а некоторые представители кабинета Стамболова уже открыто говорили о необходимости провести ревизию "Договора о дружбе и союзе". И хотя сам премьер-министр Третьего Царства оставался неизменно любезен с послом России, они оба понимали, что должно стать логичным завершением взятого Стамболовым курса. Помимо таких глобальных проблем, Стефан взял курс на установление дружественных отношений с Белградом; позднее станет известно, что он грезил созданием единого государства южных славян во главе с династией Виттельсбахов Болгарских. 

Путчист

Атанас Маринов Узунов, лидер русофильского восстания.

Подобные меры не способствовали популярности кабинета среди простого народа и значительной части элиты, ориентированной на Россию. Отношения между Георгием III и премьер-министром становились хуже год от года, и только нежелание первого идти на конфликт, который может быть опасен для основ государства, отсрочило падение кабинета. К тому же, Стамболов опирался на поддержку от великого князя Симеона, наследника престола, которому были близки методы управления главы кабинета. В парламенте же "Союз" сохранял устойчивое большинство, хотя и чуялось, что его можно потерять на следующих выборах. Но до них дела не дошло: 6 марта 1904 гарнизон Велико-Тырново под руководством майора Атанаса Узунова поднял восстание под лозунгами возвращения к традиционной русофильской политике. Стефан Стамболов призвал было армию, но здесь против него пошел Георгий III, приказавший частям арестовать премьера по обвинению в государственной измене. Народное Собрание было отправлено на перевыборы; временным премьером стал герой восстания, который успел отказаться от выплат по взятым у Франции долгам и увеличить финансирование вооруженных сил.

Премьерство Стамболова до сих пор вызывает споры у болгарских историков. Большинство полагает его национальным предателем, предавшим традицию славянского союза в пользу "длинного франка"; упоминаются также его намерения создать нереалистичную федеративную монархию из всех южных славян. Особенно его противники любят говорить о жестких методах управления и многочисленных нарушениях конституции, бывших обыденностью при его правлении страной. В то же время фигура Стефана сохраняет и определенную популярность: 

Перед Великой войной

Тащер

Александр Малинов, премьер-министр Болгарии в предвоенный период.

Парламент собрался уже в следующем, 1905-м году. Уверенное большинство возвращает "Болгарский крестьянский союз" Александра Малинова, который и стал главой правительства. Теперь армия гораздо более внимательно начала относиться к курсу, который держит тот или иной премьер-министр во внешней политике: русофильство стало идеологией болгарского офицерского корпуса наравне с лоялизмом к царствующей династии. Внутри династии произошел крупный скандал, в ходе которого великого князя Симеона заставили отречься от его антипатии к России и признать неверность курса. Александр Малинов пустил французские деньги на финансирование обширной программы перевооружения болгарской армии: закупки делались у российских партнеров. Чтобы показать степень близости двух стран в этот период времени, можно привести всего-навсего один факт: весь автомобильный парк царского двора состоял исключительно из "Марий" Георгия Злобина, а сам премьер состоял с ним в активной переписке. Пожалуй, не лишним же будет вспомнить, что при дворе вошел в моду старорусский стиль времен первых Романовых: и хотя это смотрелось несколько карнавально, но впечатление на гостей производило неизгладимое, сильное, мощное. 

Александр Малинов как и Георгий III c тревогой наблюдали за экономическим вторжением Французской Империи в Королевство Румынию - бедный сосед Третьего Царства стремительно строился, вооружался и покрикивал на все окружающие его страны. Король Александру III Куза претендовал на объединение под своим скипетром всех земель, населенных этническими румынами - в составе Болгарии как раз были такие. Присутствие на территории Румынии большого числа военных советников во главе с Мишелем Монури и постоянные учения на границах также не добавляли теплоты в отношения между Румынией и Царством. Все это способствовало активизации контактов с правительством Гучкова: в 1907-м в Ялте подписывается "Пакт Витте-Стамболийского", который откроет новую эпоху в истории болгарской внешней политики. Согласно этому договору, стороны обязывались помочь друг другу в любой войне, где против одной из них будет сражаться Румыния: также Новгород признавал Валахию сферой интересов Велико-Тырново, а болгары же гарантировали невмешательство в дела Молдавии; также правительство Георгия III гарантировало, что не выйдет из войны даже после капитуляции Румынии, а будет драться до последнего оставшегося врага. Подписание соглашения осталось тайной дипломатии на долгое время, но способствовало усилению русофилии при дворе Георгия III. 

Поема

Издание "Шуми Марица" 1930-го.

В области культуры Болгария в 1880-1900-х переживала свой рассвет. Создавались произведения, рассказывающие о героической борьбе против османской тирании; печатались воспоминания бойцов "Отечественной войны", в их честь складывались песни. В частности, текст к государственному гимну был написан и официально принят только в  1906-м и больше никаких изменений не потерпит. Для болгарской культуры в данный период характерны как самостоятельность, так и сильное влияние со стороны России: немало было написано о совместных ратных подвигах столетовцев и болгарских ополченцев. Георгий III славился как покровитель искусств, спонсировавшей многих художников-импрессионистов. Он же по-сути благословил брак болгарской аристократки Русаны Веневой, приближенной к его жене, на Алексее Князькове - звезде российской журналистики, покоренной как потрясающей красотой отдельно взятой болгарки, так как всей страной в целом. Его супруга, Мария Тодорова, покровительствовала благотворительности, была крупнейшей меценаткой в Третьем Болгарском Царстве. Фигура царицы была очень популярной в народе, а вот аристократия, видевшая ее крутой нрав вблизи, недолюбливала ее. 

Атанас Узунов при поддержке Малинова смог провести военную реформу, выведя болгарскую армию на качественно новый уровень. Премьер-министр выбил из России очередной займ, с помощью которого в 1907-1909-х в Велико-Тырнове, Софии и других крупных городах были возведены новые оборонные заводы. Умелые реформы, поддержка от царя Георгия III и Средств массовой информации позволили БКС сохранить большинство на парламентских выборах-1910, а Александр Малинов оставил за собой кресло премьер-министра государства. Вряд ли что-то могло поколебать авторитет фигуры главы правительства Царства.

Великая война

Болгария армия

Форма болгарской армии времен Великой войны.

Симпатии болгарского народа во время "Рыбного кризиса" были сугубо на стороне англичан; Георгий III отослал телеграмму с теплыми словами президенту Асквиту, а Мария Тодорова выслала семьям моряков "Кромвеля" денежные субсидии. В Народном Собрании отчаянно бушевали страсти, но 23 марта 1911 все сомнения парламентариев оказались рассеяны: Румыния, чей король был ослеплен грядущими перспективами, сама объявила Третьему Болгарскому Царству войну. Георгий III привычно взял командование на себя: премьер-министр А. Малинов и лидеры всех парламентских фракций подписали "Договор единства", пообещав друг другу прекратить политическую борьбу. Царь выступил с обращением к нации, в котором призвал всех болгар отдать долг Родине и доказать, что они достойны славы своих предков, защищавших национальную свободу в годы Отечественной войны.

За три дня (25 - 28 марта) Никола Жеков, генерал Третьего Царства, разгромил под Силистрой кадровую румынскую армию Александру Авереску, а уже 2 апреля он же нанес войскам Бухареста сокрушительное поражение под Джурду, тем самым открыв себе прямую дорогу на столицу Королевства. Успехи русских под руководством А. Воронкова также впечатляли и не давали румынам ни единого шанса. Уже 6-го числа болгары, умело маневрируя, наносят очередное поражение Авереску - теперь под Урзичени. Только храбрость рядовых румынской армии позволила королевскому двору бежать из собственной столицы, но, впрочем, это только отсрочило неизбежное: 9 апреля авангард войск Жекова арестовал Александру III Кузу, его двор, все правительство и всех высших армейских чинов. 

Данев посол

Стоян Данев, министр иностранных дел Болгарии в кабинете Малинова.

Болгария , представленная министром иностранных дел Стояном Даневым, 12 июня подписала Кишеневское соглашение - сепаратный мирный договор между временным правительством Румынии во главе с тем самым Александру Авереску и Россией с Болгарией. Согласно этому документу, Велико-Тырново включило в свой состав Южную Валахию с месторождениями нефти в Плоешти и даже Бухарестом, а на оставшейся территории создавался протекторат Румынская республика, признававший свой вассалитет по отношению к Третьему Царству. Приехавший с этой бумагой на Родину Данев был встречен как герой, его принял в своем дворце Георгий III, его жена была с министром необычайно любезна, а наследник престола согласился выпить на брудершафт - словом, Стояну оказываются всяческие почести. Еще большего удостоился Николай Жевков, герой румынской кампании: царь даже пожертвовал собственным орденом "За отвагу", которым в свое время его наградил Михаил IV за сражение при Сливене. Мария Тодорова при встрече с героем-военным наградила его шубой с плеча и так далее и тому подобно. 

Однако премьер-министр Александр Малинов помнил о заключенном в 1907-м году договоре и публикует "Ноту Малинова", в которой заверяет "Аккорд", что болгары не покинули поле битвы. Переживающий патриотический подъем народ одобрительно отнесся к такой инициативе, а Георгий III при встрече с российским посланником даже уверял его в своей готовности самолично взять на себя верховное командование в случае нужды. Впрочем, пока такого радикального шага не требовалось: Н. Жеков с 60 000 корпусом отправился на анатолийский фронт, помогать грекам в борьбе против исконного врага болгар - турок-османов. Там Жеков останется вплоть до 1915-го, приняв участие в каждой значимой операции этой части Ближневосточного театра военных действий. Сам он показал себя талантливым полководцем, способным одержать вверх над противником даже в самой неприятной ситуации, а его бойцы покрыли себя неувядаемой славой смельчаков и хитрецов, не стеснявшихся применять против противника засады и другие "нечестные" методы войны. Среди прочего стоит обязательно упомянуть, что именно болгары арестовали Жозефину Изабель-Анну Луизу Осман, в девичестве Бонапарт, которая при своем муже, султане Мехмете. заправляла всей внешней и большей частью внутренней политики. 

Мочи кебабов

Болгарская армия штурмует Анкару, лето 1914-й.

Но не все было также идеально и спокойно на внутреннем фронте в самой Болгарии. Южную Валахию предстояло заселить болгарами или тем или иным способом добиться лояльности ее коренного населения. Жесткие меры А. Малинова по наведению порядка, включавшие в себя, например, резкое закрытие многих румыноязычных школ и перевод всего официального делопроизводства исключительно на болгарский, привели к образованию первого Сопротивления уже к осени 1914. Первоначально никто не воспринимал их всерьез, памятуя, с какой легкостью Жеков разметал румынскую регулярную армию по всему Дунаю. Тем большим оказалось потрясение, когда 8 декабря 1914 румынский террорист Михай Панка застрелил в Велико-Тырново премьер-министра Малинова: впервые в истории современной Болгарии глава правительства был убит на посту. Причем арестовать злоумышленника не получилось, Панка растворился в толпе и на некоторое время пропал. Один из самых популярных глав правительств в истории Болгарии скончался на месте, оставив у болгар чудовищное ощущение унижения и уязвимости.

По воспоминаниям окружающих, Георгий III, который до того отличался стальным здоровием, резко поплохел. Он закрылся у себя во дворце и никого кроме супруги к себе не допускал: Мария Тодорова оставалась единственным его окном в жизнь. Депутаты Народного собрания тем временем избрали Стояна Данева новым премьер-министром, а царица, сымитировав подпись супруга, утвердила его в должности. От своей апатии Георгий III Виттельсбах очнулся только 12 января 1915. С раннего утра он переговорил с Даневым и отстранил его от должности, а парламенту предложил проголосовать за Николая Жекова как премьер-министра. Депутаты, испуганные черной мрачностью царя, которого гибель первого министра изменила до неузнаваемости, послушно проголосовали за эту кандидатуру. Современные исследователи любят этим фактом попрекать Георгия, не без оснований полагая, что именно с него началось прививание армии вкуса к политике, который ранее ей не был свойственен: позднее это выльется в немало интересных, печальных и кровавых событий. 

Жеков

Никола Жеков, генерал армии и премьер-министр.

Боевой генерал воспринял свою новую должность как данность, как очередную обязанность, со стойкостью истинного солдата. Он покинул фронт и вернулся в столицу, где только-только кончились памятные мероприятия в честь его де-юре предшественника Малинова. Выступая перед парламентариями, напуганными явлением военного в зал заседаний, он убеждал их в нежелании возводить диктатуру; поклялся оставить свой пост сразу же после заключения мирного договора с Французской Империей и заявил, что оценивает себя как временщика, или, если депутатам будет угодно, пожарного. Но после такой, казалось, елейной, даже лестной речи он немедленно и жестко оглушил депутатов Народного собрания словами, требовавшими четкого исполнения приказов и распоряжений, исходящих от исполнительной власти, "на период стабилизации". Жеков покидал Собрание, сопровождаемый яростными аплодисментами со стороны консерваторов и львиной части умеренных "союзников", ожидавших от столь решительно настроенного премьер-министра крутых, но необходимых для успокоения государства и вновь приобретенных территорий мер. 

Действительно, они последовали. Военный до мозга костей, Никола воспринимал окружавшую его реальность как сплошную казарму, в которой живут по раз и навсегда установленному порядку. Он ограничил полномочия Народного Собрания, не распустив его только из-за сопротивления монарха, пытавшегося сохранять конституционность в любом, даже самом плохом, случае. Кабинет Жекова был составлен из военных и представителей "землевладельцев", которые впервые после падения Самболова взобрались так высоко. Уже весной 1915 по распоряжению главы правительства оказались закрыты все антивоенные и социалистические издания; по обвинению в антигосударственной деятельности было осуждено свыше 5 тысяч человек - рекордная тогда для Третьего Царства цифра, превзошедшая даже лучшие времена самого Стефана Самболова. Отдельного упоминания заслуживает введенное в Валахии 3 февраля 1915 военное положение со всеми его прелестями: комендатским часом, военно-полевыми судами и показательными расстрелами средь бела дня. Эта мера шла наперекор конституции, но Никола Жеков нашел изящный выход: суд и казнь проходили на территориях, подконтрольных режиму Авереску, где формально не действовала конституция Царства. Стальной рукой, о которой так долго мечтали ультраконсерваторы, Жеков, однако, смог навести порядок: румыны были запуганы, а любая поддержка из Парижа прекратилась после череды военных поражений Франции. 

Болгары в Гермашке

Болгары в немецкой форме в Германии, лето 1916-го.

Пока их страстно обожаемый генерал "учил жизни" гражданских, болгарский корпус сражался дальше - теперь пути войны их унесли в Германию, где они дрались бок о бок с русскими, немцами, финнами и англичанами. Высший координационный совет "Аккорда", который чем дальше, тем большую власть брал на себя, постановил использовать силы Велико-Тырново на полях сражений в Нидерландах. В частности, болгарские солдаты и офицеры участвовали в "броске к морю" за спасением английского десанта. Также они приняли непосредственное участие в сражении за Люксембург, где оказалась разбита целая армия под руководством Анри Петена. В каждой операции болгары показывали свою храбрость и воинскую выучку; талант офицеров, своевременно продвинутых на должности Николой Жековым, позволял им нести сравнительно небольшие потери. Оторванный от дома, корпус оказался невосприимчив к коммунистической агитации: крестьяне и дети крестьян Царства не понимали лозунгов о пролетариате и его диктатуре, необходимых для построения нового общества. Наконец, когда в октябре 1917-го во Французской Империи началась Великая революция, болгары встретили ее под Кале - самая западная точка продвижения союзных армий в Европе на конец Великой войны. 

Исполняя свое обещание, Никола Жевков покинул пост премьер-министра по собственному желанию 1-го января 1918, твердо надеясь больше никогда на него не возвращаться. Но, по просьбе царя, он оставался на посту вплоть до конца выборов. Тогда же начались новые выборы в Народное собрание, на которых, по инициативе левого блока, был отменен имущественный ценз: теперь правом голоса обладали все мужчины, достигшие 20 лет. Движение суфражисток в сельской Болгарии не получило широкого распространения и считалось лишь развлечением изнеженных горожанок.  

Последние годы Георгия III

Теодоров

Теодор Теодоров, первый премьер-министр поствоенной Болгарии.

Совершенно новый парламент Третьего Болгарского Царства собрался в Велико-Тырново 5 марта 1918. Большинства голосов не смогла получить ни одна партия, поэтому временно взявшее вверх левое крыло "Болгарского крестьянского союза" пошло на коалицию с либеральной партией, представлявшей интересы соответствующей части горожан, и смогла сформировать новое правительство. Его председателем стал Теодор Теодоров - известнейший депутат Собрания прошлых созывов, министр при Малинове, Даневе и Жекове - причем при последнем был единственным левым министром, который и показывал "надпартийность" органа при Николе Жекове. Теперь же, когда ему самому удалось сформировать кабинет, Теодоров собрался закрепить достигнутые  успехи Третьего Царства в прошедшей войне. При нем была отправлена болгарская делегация в Версаль на мирные переговоры, которой инструкцию писал лично он сам. Возглавить же делегация согласился все тот же Данев, бывший признанным специалистом в международной дипломатии и самым узнаваемым (кроме, разумеется, таких эпохальных фигур, как царя и Жекова) болгарином в мире. 

Теодор принял участие в открытие первого в Болгарии памятника жертвам Великой войны - 23 марта все того же года в столице Царства был зажжен Вечный огонь в память о погибших на только что минувшей войне солдатах. Вместе с главой правительства присутствовали царь, царица, их дети и внуки, большинство депутатов Народного собрания и практически все высокопоставленные военные. Теодоров произнес памятную речь, в которой призвал болгар навечно запомнить жертв "последней европейской войны" и пронести их образ через всю свою жизнь. До конца правления Георгия III, которому осталось еще два года жизни, Теодоров и его непосредственный преемник успеют построить еще несколько памятников солдатам и офицерам, сражавшимся в Валахии, Анатолии, Нидерландах и самой Франции. 

Рождество

Первое послевоенное Рождество в Болгарии.

Коалиционное правительство сразу же столкнулось с такой крупной проблемой, как острый дефицит бюджета и постоянное ухудшение социально-экономической ситуации в городах. Либеральная часть правящего кабинета, которая представляла непосредственно интересы населения крупных городов, требовала от Теодорова проведения жесткой политики по отношению к крестьянству, которое из-за постоянной инфляции перестало доверять деньгам. Население сел и деревень теперь предпочитало натуральный обмен с клиентами или, в самом худшем для горожан варианте, они банально скрывали свой урожай. Зимой 1918-го во многих рабочих кварталах уже наблюдался голод и теперь соратники по коалиции требовали от Т. Теодорова конкретных и жестких мер. Они последовали: уже 4-го апреля была проведена деноминация льва по отношению 100:1, что позволило остановить падение национальной валюты, но привело к ухудшению состояния мелких слоев населения. Потом, 19-го мая, Народное собрание приняло закон, по которому обязало крестьян продавать свой товар за новые львы, а не довольствоваться натуральным обменом. С помощью талантов Стояна Данева удалось привлечь в Болгарию кредиты и даже гуманитарную помощь союзников - Соединенных Штатов, России да Английской республики. Всеми усилиями удалось избежать крупных проблем, но авторитет кабинета Теодора Теодорова начал падать. 

Кризис 1917-1918 вскрыл одну из ключевых проблем аграрной Болгарии: зависимость городов от поставок из крестьянских хозяйств, которые и сами зачастую не могли себя прокормить. И хоть сейчас ухудшения ситуации удалось избежать, для премьер-министра и большей части его коалиционного кабинета стало ясно, что требуется провести определенные изменения. После продолжительных раздумий, параллельно с которыми Болгария сокращала армию (лето 1918)  и отменила военное положение в Валахии (4 августа 1918) Теодор Теодоров решил, что нашел неплохой способ улучшить положение крестьянства в Болгарии. Этот выход позволил бы ему вернуть авторитет и популярность у болгарских крестьян, которые составляли более 90% всего электората и всегда решали исход парламентских выборов. Словом: Теодор решил приступить к изъятию владений земельной аристократии, которая  крайне неэффективно использовала свои наделы, в которых тогда еще оставалось свыше 35% пригодной для аграрных работ земли. Предполагалось тем или иным путем передать в руки непосредственных возделывателей весь аграрный фонд Третьего Царства. 

Депутаты Болгарии

Депутаты "Собрания", коллективное фото.

Но его аграрная реформа немедленно натолкнулась на ожесточенное сопротивление со стороны правых - "Союза землевладельцев", беспартийных и военных со значительной частью царского двора, сплотившихся вокруг фигуры великого князя Симеона, который уже вскоре должен будет стать главой государства. Депутаты от СЗ критиковали проект как "коммунистический", умело спекулируя на страхе общества перед мифическими в Болгарии тех лет "красными". Местная православная церковь отказала в благословении Теодорову, когда тот за ним пришел; на решающем голосовании, которое после множества сколков, утрясок, согласований и смягчений изначального проекта состоялось только 9 января 1920 года. Но даже такой умеренный вариант не прошел: 51% депутатов высказался против. Даже многие либералы. формально входившие в правящую коалицию, отказались поддержать подобный законопроект, который, по их мнению, уж слишком близко подошел к социалистическим проектам о переделе с помощью государства частной собственности.

Голосование повлекло за собой кризис кабинета. Теодор Теодоров теперь выглядел как лжец, не оправдавший доверия избирателей и не способный исполнить уже громко обещанную реформу. Либералы своим демаршем нарушили целостность коалиции, а "крестьянский союз" также опасно подошел к расколу из-за отсутствия в нем теперь подлинно авторитетной и популярной фигуры у руля. Тогда премьер-министр решился на довольно радикальный шаг - 19 февраля того же года он уходит в отставку добровольно, перед этим добившись от остальных руководителей партии поддержки его последнего шага в крупной политике - своим наследником Теодоров порекомендовал предводителя левой "Справедливой Болгарии" Александра Стамболийского. Его назначение прошло с перевесом в один голос: помогли только голоса беспартийных, близких к нему.

Очи горят

Александр Стамболийский, последний премьер-министр Георгия III.

Александр Стамболийский - человек довольно своеобразный для болгарской политики тех лет. Один из немногих антимилитаристов в Третьем Царстве, после убийства Александра Малинова радикально изменивший свои взгляды и начавший отстаивать войну "до победного конца". Поддерживал кабинет Теодорова во всех его начинаниях, публично обличал либералов как предателей интересов избирателей из-за провалившегося аграрного законопроекта. Свое назначение Стамболийский принял с честью, сразу же пообещав депутатам проводить "общенародную политику". Неожиданно для всех,  царь Георгий III в одном из последних публичных выступлений выразил свою поддержку новому главе правительства, пожелав ему удачи и Божьей помощи в начинаниях. Такой поступок царя выбил из колеи правую оппозицию на некоторое время, позволив Стамболийскому развить лихорадочную деятельность. В его краткосрочное премьерство были отменены все репрессивные законы времен Николы Жекова, освобождены все политические заключенные и заново разрешена печать различных социалистических изданий. Даже больше того: пока в России активно шли дебаты по поводу запрета издания коммунистической литературы, Георгий III с настояния премьер-министра воспользовался своим правом и наложил вето на обсуждение подобных мер в парламенте. 

Всегда звавший себя "югославянином", Стамболийский сделал многое для укрепления сербско-болгарских отношений. В частности, за его недолгое премьерство 6 июня был подписан важнейший для истории 40-х годов Софийский договор, которым Сербское королевство становилось союзником для Третьего Царства, тем самым прервав свою традицию неприсоединения. Теперь Белград оказался втянут (правда, через посредников) в российскую систему безопасности в Европе, которую начал строить еще Шульгин, продолжат - Авксентьев и Злобин, а при Кондратьеве она фактически коллапсирует. Также по решению Стамболийского прекратились все контакты на государственном уровне с Итальянской республикой генерала Стараче, обвинив того в многочисленных преступлениях против итальянского народа и выступив в Лиге Наций с требованием наложить санкции на официальный Рим. 

Какова честь

Александр Стамболийский в Народном Собрании

Главной своей целью Александр Стамболийский считал завершение того, что не получилось у его предшественника - аграрной реформы. Он собрал круг экономистов, юристов и специалистов в иных смежных областях, которым поручил подготовить такой проект изъятия собственности у помещиков, который мог бы пройти через Народное собрание. Заседания этого круга проходили в обстановке повышенной секретности на дому у премьер-министра, а сам он отказывался давать разъяснения газетам, веря, что лучше общественность пока держать в неведении. На практике такая тактика лишь способствовала отчуждению кабинета и консолидации оппозиции, которая уже готовилась увидеть проект еще более радикальный, чем теодоровский. Неформальным лидером сопротивления кабинету Стамболийского становится амбициозный депутат от ультраправой партии "Народное социальное движение" Александр Цанков, вокруг которого объединились местные интегралисты, консерваторы и часть правых либералов, опасавшихся мер "красного кабинета".

Законопроект наконец-то поступил в Народное собрание 1 ноября: он представлял собой еще более умеренную версию акта времен Теодорова, но, как оказалось, Стамболийский перехитрил самого себя. За время ожидания Цанков настроил оппозицию соответствующим образом, она не была готова идти ни на какой компромисс. К тому же, пока А. Стамболийский занимался трудными и в общем-то бесполезными переговорами с лидерами либеральной партии, Александр Цанков и великий князь Симеон уже подготовили все для военного переворота. Сигналом к его началу должен был стать провал аграрного закона на голосовании, но здесь в планы вмешалась судьба: 3 ноября в страшных муках скончался старый Георгий III, и Симеон теперь становился новым царем. Воспользовавшись своим авторитетом у гвардейцев, все еще великий князь явился в парламент в разгар прений, арестовал Стамболийского и его фракцию, постановив, что теперь "Народное собрание может собираться без врагов Родины". Запуганные демонстрацией силы остальные депутаты послушно проголосовали за назначение Александра Цанкова премьер-министром и разошлись по домам. На следующий же день они обнаружили запертыми двери в здание парламента и охрану из числа царских гвардейцев: так началась эра "Новой Болгарии" Симеона II и Александра Цанкова. 

Режим "Новой Болгарии"

  • Симеон II Виттельсбах, четвертый царь Болгарии (1920 - 1927)
  • Александр Цанков, премьер-министр и идеолог "Новой Болгарии"
  • Елена Людова Виттельсбах, царица Болгарии
Именно так начался чуть более чем семилетний (1920 - 1927) период в истории Третьего Болгарского Царства, когда у власти находилась авторитарная диктатура "Народного социального движения", опирающаяся на консервативное крестьянство, армию, духовенство и земельную аристократию. Вождь НСД и признанный лидер всех болгарских ультраправых Александр Цанков стал премьер-министром, который впервые в современной болгарской истории управлял страной без какого бы то ни было парламента - в этом ему помогал Симеон II, ненавидевший парламентаризм и собиравшийся править страной как самостоятельный, полноценный монарх, подобно своему предку Михаилу IV в его ранние годы. Самым первым шагом после разгона Народного собрания стал королевский указ от 5 ноября 1920, который фактически приостановил действие Конституции Болгарии - впервые в ее современной истории, опять же. 

Симеон II на данный день является самым непопулярным в Болгарии монархом, обойдя даже легендарную фигуру Петра V. Его дружба в юности со Стефаном Стамбуловым оставила на нем огромный отпечаток: он убедился в том, что власть главы государства в Третьем Царстве дана Богом, и, соответственно, неоспорима. Не понимая сути парламентаризма, Симеон относился к Народному собранию сугубо-негативно, полагая его ненужным препятствием между монархом и его любимым народом. Будучи глубоко верующим человеком, Симеон полагал, что ему надлежит всячески расширять участие местной провинциальной православной церкви в государственных делах. Его супруга совершенно не занималась политикой, предпочитая посвящать свое время многочисленным детям. Примерный семьянин, он не гнушался грубого обращения с семьей своего брата, великого князя Михаила Георгиевича, и потакал всем желаниям "порочного принца", наследника болгарского престола, Бориса.

Хорошо висят

Массовые казни в Валахии, 1920-й.

Одним из самых главных направлений политики нового руководства Болгарии стало Валашское - было очевидно, что с нелояльным румынским населением надо что-то делать. В свое время жесткие меры генерала Николы Жекова позволили остановить волнения после убийства премьер-министра Малинова; во времена Теодорова-Стамболийского крупных мятежей не случалось. Однако приход к власти "Народного социального движения", организации ярко выражено шовинистической, вызвал протест среди румынского населения. В Валахии (в обеих частях) поднялось национально-освободительное восстание под руководством героини Великой Войны Екатерины Теодорою (10 - 27 ноября 1920), но генерал Жеков снова взял в руки свою верную саблю и на пару с Александру Авереску привел Валахию к покорности. Благодаря фактической отмене конституции, там начались массовые казни: до конца года власти расправились с 20 000 недовольных при активной поддержке марионеточного Авереску, охотно бравшего на себя всю грязную работу. Грубая жестокость болгар хоть и вызвала протесты, но возымела действие: еще надолго крупных мятежей и выступлений на этих территориях не будет. 

Но для нового правительства Третьего Царства было очевидно, что одними только этническими чистками им не удержать новую территорию за собой. В 1920-1925-х годах Цанков будет проводить в жизнь довольно радикальную программу по переселению особенно нищего крестьянства Болгарии на новые земли Южной Валахии, а лишних румын - отправлять с небольшой частью их имущества на север, в протекторат. Такая мера возымела действие: к концу правления дуумвирата Симеона II и А. Цанкова Южная Валахия будет болгарской уже на 42%. Обратной стороной этой политики будет переселение протектората; голодные, бездомные, бесконечно злые ссыльные послужат идеальным сырьем для Корнелиу Кодряну и его "Железной гвардии"... Впрочем, пока что об этом и не думали, а просто принимали поздравления: казалось, что проблема снята и решение было найдено лучшее из возможных. К тому же, переселенцы-болгары, начавшие новую жизнь, были бесконечно признательны НСД и составили надежный, преданный электорат. 

Крестьяне Болгарии

Болгарские крестьяне за коллективным отдыхом.

Александр Цанков хоть и отличался радикальным антикоммунизмом, но самого себя называл "буржуазным социалистом", считая, что: "В наши дни буржуазия должна быть социалистической, а социализм - буржуазным". На практике это означало начало строительства в Болгарии корпоративистской экономики, которая, впрочем, была с сильным перекосом в сторону богатых и знатных землевладельцев. Аграрная реформа Теодорова-Стамболийского была забыта; теперь было решено добиться результата от крестьян кардинально другим способом. Они объединялись в "Народные хозяйства", аналог реальных коллективных хозяйств, только строившихся на православно-консервативно-солидаристской  идеологической основе. В этих хозяйствах действительно удалось повысить уровень продуктивности и наладить бесперебойный обмен между городами и "хозяйствами". Фактически параллельно с ними существовали латифундии помещиков, которые снабжали в основном царский двор и обслуживали внешний рынок. 

Одним из условий сделки Симеона II и Александра Цанкова было увеличение монаршего цивильного листа - суммы денег, которая выделялась на нужды царского двора. Во времена Георгия III эта часть расходов бюджета Третьего Царства едва ли составляла 1%: жизнь при дворе была необычайно скромной, царь, его семья и компактный двор жили скромно и непрезентабельно. По воспоминаниям Марии Тодоровы, ей даже приходилось по нескольку раз зашивать за мужем носки и подшивать пиджаки; в то время как либеральная интеллигенция и крестьяне были в восторге от такого образа жизни августейшей четы, он вызывал недовольство среди правых, помещиков да аристократов. Великому князю, наследнику престола, тоже это не нравилось; уже в бюджете на 1921 траты на царский двор составили 2,5% - к концу правления Симеона II расходы на царский двор превысили 7%. Времена царствования Симеона II навсегда запомнятся Болгарии как времена сказочно богатого, огромного и роскошного двора, Все иностранные послы писали своим правительствам, что никогда тут не помнили более презентабельного двора, чем тот, который завел себе новый царь.

  • Великий князь Борис, 1923-й.
  • Маргарита Вишневская, содержанка Бориса
  • Княжна Искра Михайловна, кузина Бориса
Но совершенно новым и, чего греха таить, постыдным моментом стало поведение наследника престола - великого князя Бориса. Вернувшись в 1922-м на Родину с учебы в России, куда его отправил всесильный дед, он показал, что стал только хуже. С самого трапа корабля все население Бургоса могло видеть прелестную, роскошно одетую и надменную молодую даму, медленно шествующую с ним под руку - то была Маргарита Вишневская, полька по национальности, его, как он постоянно говорил, "секретарша" - просто содержанка. Он познакомился с этой очаровательной особой при очень подозрительных обстоятельствах, в которые отказывался посвящать кого-либо детально. Несмотря на свое явно простонародное происхождение, Вишневская не стеснялась резко говорить в присутствии старых аристократов, публично именуя их "мешками с пылью и поддержанными профурсетками" . Попытка Георгия III перевоспитать внука, удалив его от, как он считал, пагубного влияния реакционера-отца, возымела обратный эффект: царский двор теперь считал Бориса Симеоновича совершенно невыносимым. Но вот родители, давно не видевшие своего чада, сказочно обрадовались и потакали каждой его прихоти, которые с года в год становились все изощреннее и изощреннее. Все закончилось жалобой княжны Искры Михайловны своему отцу, брату царя Михаилу Георгиевичу, на непристойные предложения об интимной близости, якобы поступающие от Бориса - сегодня многие болгарские историки убеждены, что навет был сделан от имени Искры Михайловны, но без ее участия и оснований. Александр Цанков уже не мог дольше мириться с наличием столь разрушительного фактора при дворе и убедил Симеона II отослать наследника от двора. Благо предлог нашелся благовидный: Борис отправился служить на недавно построенный эсминец, названный в честь его же отца. Его "секретарша" же была выслана из страны правительством Цанкова: позднее станет известно, что Александр обязался выплачивать польке за невозвращение в Болгарию. 

Забота о национальном моральном возрождении заключалась не только в борьбе с наследным принцем, которого, как был уверен Александр Цанков, "развратила порочная Россия", но и качественно новом уровне поддержки православной церкви со стороны государства. Верхушка духовенства была принята при дворе; в период с 1922 по 1926 активно возводились новые храмы, реставрировались старые монастыри. В частности, 14 июля 1925 был торжественно, с размахом грандиозный Сливенский храмовой комплекс, посвященный памяти Войны за независимость от Латинской Империи и ее героям. На освящении комплекса, который и поныне является самым роскошным сооружением подобного рода во всем Царстве, присутствовала вся царская семья Виттельсбахов, включая даже скандального наследного принца, генералы и члены правительства. Государственная поддержка православия сочеталась с гонениями на румынских священников и румынскую церковь; везде насаждались те люди, которые были угодны "Народному социальному движению" и могли бы, по мнению партийных вождей, держать ситуацию в покоренных районах под контролем. 

Струв

Петр Бернгардович Струве, министр иностранных дел России (1923 - 1931)

В области внешней политики Третье Царство под руководством Александра Цанкова крепко-накрепко ориентировалось на союз с Россией, которая продолжала спонсировать Велико-Тырново. Георгий Сергеевич Злобин, ставший президентом после трагической смерти Николая Дмитриевича Авксентьева и триумфальных для либералов выборов-1923. Либеральный кабинет ни капельки не отказывался от контактов с "Новой Болгарией", а та и не думала искать новых союзников. Более того: министр иностранных дел Петр Струве сформулировал концепцию "реальной политики" - Россия должна ориентироваться исключительно на свои прагматические выгоды в отношениях с окружающими странами, не пренебрегая сотрудничеством с авторитарными режимами, если от этого зависит получение выгоды. Когда Г.С. Злобин в 1924-м презентовал миру свою концепцию Антикоммунистического пакта, именно Александр Цанков стал первым мировым лидером, который публично заявил о своей готовности подписать такой договор - даже раньше Романа Дмовского в Польше и Людовика Вильфора во Второй Республике. При болгарском дворе на следующий год радостно принимали Алексея Князькова, приехавшего с женой отпраздновать 25-ти летний юбилей свадьбы на Родину супруги - на Князькова и Симеон II, и Цанков произвели неизгладимое впечатление, а социальные достижения "Новой Болгарии" показались очаровательными. Глава Третьего Царства вручил Алексею Ивановичу орден Святых Равноапостольных Кирилла и Мефодия, был вторым по старшинству орденом в иерархии Царства и первым, каким можно было отмечать гражданских. 

Помимо курса на еще более крепкую дружбу с Россией, Болгария Цанкова заново установила дипломатические отношения с Итальянской республикой: в Каламбрии возводилось совместное сталелитейное предприятие, а болгарские офицеры участовали в Трентийских военных учениях (октябрь - декабрь 1926) на государственной границе между двумя Италиями. Акилле Стараче и Симеон II обменялись орденами и другими комплиментами; Цанков в публичных выступлениях постоянно подчеркивал "народность" установленного генералом строя. Радикальные эксперименты премьер-министра с экономикой привлекали внимание экспертов со всего мира: в частности, в 1926-м году Третье Болгарское Царство посещал Анджей Ковальский, видный польский экономист и в будущем один из главных архитекторов Третьей Речи Посполитой. Среди других заметных личностей того же периода, Болгарию с дружественным визитом посетил глава недавно созданной "Народно-государственной партии Франции" Марсель Деа, с почестями принятый премьер-министром и допущенный до руки великой княжны Феодоры. 

Тюрьма

Тюрьма в Цанковской Болгарии, музейная экспозиция, 1980-е.

Подавляя и преследуя любую оппозицию, Александр Цанков за семь лет своего правления Болгарией открыл десять новых тюрем и реставрировал три старых. По обвинению в антигосударственной деятельности при нем было осуждено свыше 20 000 человек: в их числе был и будущий премьер-министр времен Великой Отечественной войны Константин Муравиев, арестованный по подозрению в соучастии в деле "Софийской социал-демократической группы". В стране была официальная однопартийность: все организации кроме правящего "Народного социального движения" были запрещены, а активная их деятельность не дозволялась. Еле-еле избежал ареста бывший глава МИДа Стоян Данев, купивший свою свободу исключительно обещанием не участвовать в активной политической жизни. Помимо двадцати тысяч арестованных, при режиме НСД наблюдались и смертные казни: с их помощью А.Цанков и Симеон II избавились минимум от 5 тысяч своих врагов, реальных или мнимых. Монополизация политической власти "Движением" прошла более чем успешно: на последнем партийном съезде, на котором присутствовал сам монарх и  который проходил в Велико-Тырново в необычайно торжественной обстановке 7 января 1927 года, Александр Цанков торжественно провозгласил о "триумфе национальной воли" и "окончании первой фазы строительства Новой Болгарии". 

Однако здесь на пути крайне амбициозных планов Александра Цанкова встала сама судьба, принявшая на сей раз облик румынского террориста Михая Панки, который в 1914-м убил Александра Малинова. Он принимал участие в Великой войне, терроре, восстании 1920-го года и всегда неизменно уходит от возмездия. Теперь он связался с Корнелиу Кодряну - капитанулом "Железной гвардии", которая взяла на себя дело национального реванша. Влияние "гвардейцев" росло с каждым годом несмотря на все попытки А. Авереску и болгарских властей остановить этот процесс. Теперь, зимой 1927-го, К.З. Кодряну санкционировал террористический акт против Симеона II, в котором видел главный источник страданий румынского народа. 

  • Михай Панка, румынский террорист-убийца.Перейти к
  • Великие княжны Славена и Христина (слева направо)
  • "Мария-2" - на автомобилях этой серии ездил царский двор Болгарии.
Ранним утром 23 февраля 1927 года Симеон II, его царственная супруга и две старших их дочери, Славена и Христина, направлялись в Бургос, дабы проведать их сына и брата Бориса. Благодаря банальному предательству, маршрут их следования оказался в распоряжении "Эскадрона Правды", как свой отряд называл Панки. Вместе с ним было пятеро человек - настоящих профессионалов своего дела, опытных убийц и партизан, бесконечно преданных своему шефу. Как нетрудно догадаться, на такую ответственную акцию Панки взял только лучших и много раз проверенных людей, отказавшись от предложения Кодряну усилить отряд перспективными новичками.Ближе к обеду, на крутой горной дороге недалеко от Тича царский кортеж попал в грамотно организованную западню: внезапная атака позволила Панки перебить охрану. Еще в ходе перестрелки от пули ближайшего сподвижника Михая, "Савина", погиб Симеон II, пытавшийся защитить жену и дочерей. Расправившись с гвардейцами, Панки быстро пристрелил Елену Орлеанскую; ее и старшую, Славену, он, пользуясь простым охотничьим ножом, выпотрошил на глазах Христины. Ту он оставил в живых, правда, милосердие было жестоким: он изрезал ей лицо и руки и отрезал правое ухо. Возможно, у него были еще большие планы, но на горизонте показались полицейские: оглушив княжну, Панки и компания растворились в окрестных лесах с чувством выполненного долга.

Современники недооценивали влияние этого периода в истории Третьего Болгарского Царства. Многие были тогда уверены, что имеют дело с обыденной диктатурой, просто с некоторыми особыми "заморочками"; что власть "Народного социального движения" не была ничем необыкновенным. Ошибочность такой оценки первым выявил сам же Константин Муравиев, пострадавший от репрессий НСД в свое время: в выступлении перед дипломатами в 1946-м он заявит, что "Новая Болгария" стала предвестником нового типа авторитарных режимов - популистских, сочетавших в себе элементы и правого, и левого политического спектра. Например, очевидно левые позывы в экономике сочетались с государственным клерикализмом; увеличение пособий - с репрессиями по этническому признаку и так далее. Марсель Деа, формальный вождь НГПФ и не самая слабая в ней фигура, на всю жизнь сохранит верность перенятым принципам построения экономики  у Цанкова, успешно перенеся многое на Францию. Отец-основатель экономики Третьей Речи Посполитой Анджей Ковальский и не скрывал, что развивал то, что до него уже было опробовано в Болгарии. Российское национал-синдикалистическое движение также испытало колоссальное влияние из Третьего Царства. Можно со всей ответственностью заявить, что Третье Болгарское Царство в этот период своего существования укажет путь развития реваншистским странам Европы. 

"Направляемая демократия"

Марш марш генерале наш

Никола Жеков в парадной форме, 1928-й

Первоначально Александру Цанкову казалось, что он сможет удержать власть в своих руках. Верные спецслужбы ничего не доносили, партийный аппарат на местах безусловно подчинялся каждому его слову, а землевладельцы, казалось, благодарны ему за спасение от левых проектов по аграрной реформе. Румыны, хоть и убили царя с дочерьми, не смогли вызвать подъема у покоренного населения, которое теперь с испугом ждало ответного хода от болгарских властей. Но сделать его предстояло уже совсем другому человеку: ранним утром 25 февраля в Велико-Тырново вошли полки, подчиненные генералу армии Николе Жекову. Боевой генерал, живая легенда Болгарии, без сопротивления со стороны казавшейся Цанкову надежной гвардии арестовал премьер-министра, обвинив его в проведении антигосударственной политики и соучастии в покушении на Симеона II. Путчисты с легкостью овладели болгарской столицей: сказались внезапность шага и авторитет, которым в глазах народа располагал герой Великой войны. Александр Цанков был вынужден признать свое поражение, отречься от поста премьер-министра и назначить своим преемником Жекова - и немедленно получил пулю в затылок от адъютанта генерала болгарской армии. Военный переворот закончился полным успехом: режим "Новой Болгарии" упал от одного-единственного толчка со стороны профессиональных военных, которые, как оказалось, были недовольны отведенной ими при Симеоне II ролью и претендовали на нечто гораздо большее. 

Буквально через два часа генерал выступил по национальному радио со следующими тезисами:

  • Правительство Александра Цанкова отстранено, так как проводило антигосударственную политику, не смогло защитить символа нации от покушения и допустило множество просчетов в экономической политики.
  • "Народное социальное движение" запрещается, ее руководство арестовано, а рядовым членам приказано не сопротивляться - тогда они не подвергнутся преследованиям.
  • Запреты снимаются со всех партий, существовавших в последние дни правления Георгия III.
  • Конституция возвращается; соответственно, отменяются все законы, принятые кабинетом Цанкова в ее обход. 
  • Объявлено о начале новых выборов в Народное собрание; Жеков подтвердил, что никто, никакая сила не имеет права отменять действие Кремниковской конституции. 
  • По многим статьям уголовного кодекса была объявлена амнистия; многим другим значительно сократились сроки тюремного заключения.
Миша

Михаил V, пятый царь Третьего Царства (1927 - 1941)

Но Болгария оставалась царством; соответственно, требовалось найти преемника Симеону II. Его законным наследником был наследный принц Борис Симеонович - его старший сын, все еще проходивший службу на эсминце имени своего отца. Однако Никола Жеков не собирался передавать ему престол: ему откровенно не нравилась фигура распущенного, аморального (на его взгляд), своенравного и эгоистичного принца. Выбор военных пал на великого князя Михаила Георгиевича - младшего брата покойного, который был полной противоположностью своему племяннику.  Примерный семьянин, женатый на знатной болгарке, человек редчайшей скромности и неприметности, он был идеальным монархом с точки зрения героя Великой войны и его соратников по делу переворота. Разумеется, Борис Симеонович оказался возмущен таким поворотом событий, однако, после личного разговора с Николой Жековым и Искрой Михайловной в Бургосе отказался от своих притязаний и согласился смириться с произошедшим. В конце концов, утешал он себя, у дяди нет наследников мужского пола - после его смерти он точно добьется своего, осталось только подождать, а заодно и поработать над своим собственным характером.

Многие были свято убеждены, что после убийства Симеона II и свержения Александра Цанкова, пока Болгария находится в состоянии кромешной неопределенности, румыны в Валахии обязательно восстанут. Но такого не случилось: пришедший к власти Жеков давно стал для населения этих районов настоящим пугалом, чьим именем пугали непослушных детей, а взрослые предпочитали не поминать по настоящему имени. Животный страх был вбит настолько крепко, что по всей Южной Валахии не произошло ни единого вооруженного выступления против болгарских властей или поселенцев: по мнению ряда историков, только такая осторожность спасла румын от полноценного истребления, которого желали в те дни многие в Велико-Тырнове. 

Суперстар

Никола Жеков, "серый кардинал" Царства, 1930-е

Премьерство самого Николы Жекова запомнилось не только свержением самого режима "Новой Болгарии", но и тем, что после него в государстве установилась новая модель режима, которая сохранится до самой Великой Отечественной войны. Модель, которая позднее получит название "Направляемая демократия". Суть ее заключается в том,  что, хоть в стране и действовали многие демократические институты, вооруженные силы Третьего Царства сохраняли контроль за их работой. Пусть в Народном собрании заседали справедливцы, фактической роли они никогда не играли: все премьер-министры перед тем, как попасть на утверждение к Михаилу V, должны были сперва пройти утверждение Николой Жековым. Но при этом в Царстве сохранялась свобода слова и печати; генерал не считал нужным контролировать это и идти на противоречие с конституцией, которую он и восстановил своим восстанием. Пока же он был у непосредственной исполнительной власти, Жеков обратил ее карательный аппарат против "Народного социального движения": еще до середины марта были разбиты все ее парамилитаристические организации (опыт которых позднее с успехом будет использован "Юными орлятами" времен ФГ), а 5 апреля казнены ее крупнейшие вожди и самые значимые фигуры в управлении. 

Первые выборы принесли относительное большинство либералам; те, дабы создать устойчивый кабинет, пошли на соглашение с умеренной частью "Союза землевладельцев", тогда возобладавшей. 

(допишу)

Великая Отечественная война

Снова ирония

Борис III, шестой царь Болгарии (1941 - 1980)

Современные болгарские историки отсчитывают начало Великой Отечественной войны (Отечественной именуется война за независимость 1869-1870) с убийства Михаила V, которое случилось 5 января 1941 - все тот же Михай Панки вместе с сотоварищами и, как позднее станет известно, французскими специалистами, смог выйти на маршрут поездки Михаила по воинским частям и метким снайперским выстрелом отправить брата за братом. Тогда же Корнелиу Кодряну ввел части румынской армии в населенную его сородичами Трансильванию, объявив, что дальше не намерен терпеть угнетения румын где-либо на земном шаре. Болгарская общественность была шокирована: страх распространился везде и проник повсюду. В такой обстановке Никола Жеков смирился: он призвал на трон Бориса Симеоновича, который и короновался как Борис III на православное Рождество того же года. 

Ему страна досталась в самое ее черное время, полное опасностей и тревог. Севернее, на просторах Восточной Европы, скапливались французские войска: силы дунайцев едва-едва сражались с толпами озверевших румын, но когда Франция, Польша и Италия нанесли удар в спину - Дунайский Союз пал. Однако не все были с этим согласны: несколько тысяч солдат и офицеров, в основном этнических венгров, под руководством генерала Миклоша Хорти и его сына Иштвана, прорвались в Южную Валахию. Борис III встретил беженцев и согласился предоставить им приют и базу для создания Сопротивления; параллельно он начал осыпать Новгород телеграммами, умоляя, прося, требуя оказать помощь в грядущем конфликте.

Ответный шаг не заставил себя долго ждать: 13 января Капитанул Великой Румынии потребовал из своей столицы личной встречи с Борисом III и его новым премьер-министром Муравиевым. И не абы где, а по середине Дуная - сперва надеясь отказаться, глава Болгарии согласился на встречу, желая дать своим как можно больше времени на мобилизацию. Но встреча на высшем уровне сходу пошла не по плану: вместе с Корнелиу Кодряну на нее явился Лев Победоносцев, одним своим видом пугавший Бориса III до полусмерти. Однако царь Болгарии не показывал ничем своего испуга и вел себя тактично; впрочем, это было бесполезно. Нельзя было принять выдвинутые Румынией требования для патриота Третьего Царства. Вернувшийся из шатра, Борис III приказал своим генералам немедленно начинать всеобщую мобилизацию - война стоит у самого порога. 

"Балканское чудо"

Современное состояние

Вооруженные силы

Экономика

  1. Убит в ходе дворцового переворота
  2. Убит террористами
  3. Убит террористами
  4. Свергнут военным переворотом
  5. Убит во время пребывания в должности
  6. Свергнут военным переворотом
  7. Свергнут военным переворотом