ФЭНДОМ


Восстание Франкфуртской коммуны
Коммунары
Время 15 апреля — 30 мая 1871 года
Место Франкфурт, Германия
Итоги Подавление восстания, победа правительственных сил
Участники
Флаг Германского Союза Правительство Германии
Флаг Французской империи Французский экспедиционный корпус
При поддержке:
• Бундесхеер
• Фрайкоры
Красный флаг Франкфуртская коммуна
При поддержке:
• Коммунары
• Рабочие дружины
Командующие
Флаг Германского Союза Людвиг фон дер Танн
Флаг Германского Союза Франц Зигель
Флаг Французской империи Луи Жюль Трошю
Красный флаг Август Бебель †
Красный флаг Вильгельм Либкнехт †
Красный флаг Август Виллих †
Красный флаг Ярослав Домбровский †
Силы сторон
170 тыс. чел. От 50 до 70 тыс. чел.
Потери
Не менее 800 погибших От 6 до 15 тыс. погибших

Франкфуртская коммуна (нем. Frankfurter Kommune) — революционное правительство Франкфурта во время событий 1871 года, возникшее в связи с обострением общей обстановки в Германии в связи с поражением в Германской войне 1868—1870 годов, когда вскоре после заключения мирного договора с Пруссией и Австро-Венгрией во Франкфурте начались волнения. Эти волнения перелились в революцию и установление самоуправления, длившегося в течение 45 дней (с 15 апреля по 30 мая). Во главе Франкфуртской коммуны стояли объединённые в коалицию социалисты и анархисты.

Восстание было жестоко подавлено правительственными войсками Германского союза и французского экспедиционного корпуса в Германии при поддержке фрайкоров — «добровольческих корпусов» — в ходе так называемой «Кровавой недели», продлившейся с 23 по 30 мая 1871 года. За время боёв во Франкфурте погибло, по различным оценкам, от 7 до 16 тысяч человек; в ходе репрессий, развязанных после разгрома коммуны, были расстреляны, заключены в тюрьмы или бежали из страны около 100 тысяч человек.

Была объявлена марксистами первым в истории примером диктатуры пролетариата. Стала важным символом государственной пропаганды в СССР и других социалистических странах.

Предыстория

Буржуазная революция 1847—1848 гг., объединившая прежде независимые немецкие монархии в единое германское государство, привела к активизации политических сил всех сортов — от крайне правых аристократов-абсолютистов до крайне левых по тогдашним меркам демократов-республиканцев. Под влиянием соседней Франции в Германию начинают проникать социалистические идеи; более того, авторитарный режим, установленный Наполеоном III, заставляет многих французских социалистов эмигрировать в другие страны, в том числе и в Германию, которая на фоне Французской империи была куда более свободной и демократической страной. Среди них был и главный идеолог немецкого, а впоследствии и мирового социалистического движения — Карл Маркс, уроженец города Трев.

Нехороший человек

Карл Маркс

Вторым фактором, способствовавшим росту социалистического движения в Германии, стало развитие немецкой промышленности. Крестьяне переезжали в растущие промышленные города, где им зачастую приходилось жить не в самых лучших условиях. Появились первые рабочие союзы, которые защищали экономические интересы рабочих, стремились к повышению заработной платы, к сокращению рабочего дня и т. п., для чего устраивали стачки.

Уже в 1847 году была создана первая германская социалистическая организация — «Союз коммунистов», членами которого стали такие деятели немецкого социалистического движения, как Карл Маркс, его друг и соратник Фридрих Энгельс, прусский публицист Вильгельм Вольф и многие другие. Эта организация официально приняла на вооружение теорию Карла Маркса и стала предтечей для социалистических и коммунистических партий во всём мире. В 1861 году подпольная типография «Союза» была разгромлена полицией, а сами Маркс и Энгельс были арестованы и высланы за границу, однако это никак не повлияло на развитие социалистического движения. В 1864 году в Лондоне образовалось Международное товарищество трудящихся, или Первый интернационал, одним из руководителей которого был избран Маркс; в Германии также организовалось представительство Интернационала, подчинённое лондонскому Генеральному совету. В 1868 году была основана Социал-демократическая рабочая партия Германии во главе с Августом Бебелем и Вильгельмом Либкнехтом, которые также придерживались марксистской идеологии.

Чуть получше

Фердинанд Лассаль

Помимо марксизма, в Германию проникали и другие социалистические движения: так, в 1863 году в Лейпциге был основан Всегерманский союз рабочих, идеологом которого был Фердинанд Лассаль — он придерживался более умеренных взглядов, чем Маркс, выступая за всеобщее избирательное право, учреждение свободных производительных ассоциаций рабочих и полноценное участие рабочего класса в политической жизни; фактически, его идеи легли в основу современной социал-демократии. Помимо марксистов и лассальянцев, создавались также немногочисленные бланкистские и анархистские организации; их популярность, впрочем, была не слишком велика, и фактически они представляли собой не более чем подражателей идеологически близких им французских организаций.

Поражение в стоившей огромных жертв Германской войне привело к резкому росту народного недовольства, а заодно и популярности республиканских и социалистических идей. Очень многие были убеждены, что существующая в Германии политическая система нежизнеспособна и губительна для страны; не вызывали доверия и руководящие лица, вроде бундеспрезидента Иосифа Бонапарта, который «прославился» своим позорным бегством во время битвы под Зундхаузеном. Особенно сильны подобные настроения были во Франкфурте, который больше всего пострадал от войны — три месяца осады превратили многие кварталы города в руины, голод и нищету. Множество горожан остались без крова, многие лишились работы, а значит, и средств к существованию. Позорный Дармштадтский мир лишь ещё более обозлил жителей столицы — все их жертвы оказались напрасными.

Тогда всерьёз заявило о себе стремление к учреждению коммуны, в которой видели панацею от всех зол и бедствий, обрушившихся на Германию. Одни считали, что она должна будет переродиться в республику наподобие Первой Французской; другие видели в ней инструмент грядущей социалистической революции; третьи же мечтали о разложении Германии на ряд автономных общин, из которых каждая самостоятельно определяла бы свой хозяйственный быт.

Беспорядки во Франкфурте

Манифестация рабочих и ополченцев во Франкфурте, январь 1871

Уже в сентябре 1870 года, ещё до подписания мирного договора, во Франкфурте начались бунты рабочих, которые прошлись также по ряду других крупных городов Германии. Они жёстко подавлялись полицией, однако ей препятствовало то, что с войны на руках бывших ополченцев города, многие из которых были деятельными участниками бунтов, осталось много оружия. Чувствуя, что ситуация скоро выйдет из-под контроля, Иосиф Бонапарт 6 января 1871 года отправил в отставку бундесканцлера Отто фон Брай-Штайнбурга и назначил на его место генерала Людвига фон дер Танна, прославившегося при обороне Мюнхена и Франкфурта. Одним из первых его декретов было разоружение ополчения города — которое, впрочем, на практике было трудноосуществимым, поскольку все попытки солдат полиции разоружить горожан оканчивались кровавыми столкновениями. Кроме того, в марте бундестагом был принят декрет об ускоренной оплате всех квартирных платежей; этим декретом мелкая буржуазия, которой ещё было, что терять, и которая была настроена относительно лояльно, в одночасье превратилась во врагов правительства. Тысячи рабочих, ремесленников, мелких торговцев, истративших все свои сбережения и не находивших никакой работы, были готовы к революции.

13 апреля в городе произошла очередная демонстрация бывших ополченцев. На её подавление по приказу Танна были брошены войска, однако солдаты и младшие офицеры, большинство из которых участвовало в обороне Франкфурта, отказались стрелять в своих боевых товарищей. Более того, солдаты начали брататься с горожанами и арестовали своих высших начальников, а затем отдали их на расправу разъярённой толпе. Армейские части по всему городу начали присоединяться к восстанию, что понудило канцлера поспешно эвакуировать правительство в небольшой городок Хёхст неподалёку от Франкфурта, а также вывести оставшиеся верными войска, полицию, административных работников и специалистов.

Становление коммуны

После бегства правительства из Франкфурта, тот фактически оказался без центральной власти, и в этих условиях тот фактически оказался в руках повстанцев и перешедших на их сторону солдат. Столица, отрезанная от остальной Германии, подняла красное знамя коммуны; всякому округу и всякой более-менее значительной городской общине предлагалось по собственному усмотрению устанавливать свой политический и социальный строй, представительство же общенациональных интересов предполагалось возложить на конгресс делегатов отдельных общин. 15 апреля 1871 года на очередном митинге лидеры социал-демократов Бебель и Либкнехт официально провозгласили о создании коммуны, низложении «антинародного» кабинета Танна и грядущих новых выборах в совет коммуны, которые состоялись 19 апреля. В состав совета избраны были 69 коммунаров и 18 противников коммуны; впрочем, последние либо не приняли полномочий, либо вскоре сложили их с себя. На 25 апреля назначены были дополнительные выборы, которые, насколько они вообще могли состояться при уклонении значительной части населения от участия в подаче голосов, послали в ратушу одних только коммунаров.

18 апреля сформировался центральный комитет коммуны, ставший, по сути, временным революционным правительством Германии. С образованием совета коммуны центральный комитет должен был бы прекратить своё существование, однако не захотел отказаться от власти, и в итоге в коммуне сформировалось две параллельные ветви власти. Среди членов совета было очень мало даровитых военачальников, и отсутствовали испытанные государственные люди; до тех пор почти все они действовали лишь в качестве агитаторов. Помимо Августа Бебеля и Вильгельма Либкнехта, в число лидеров коммуны вошли также такие люди, как лассальянец Вильгельм Газенклевер, видный соратник Маркса Адольф Клусс, офицер-социалист Август Виллих, писатель Альберт Дульк.

Члены совета коммуны принадлежали к разным идеологическим лагерям, из-за чего между ними неизбежно возникали противоречия. Деятельность совета в сфере управления и даже защиты Франкфурта, по признанию многих коммунаров, представляла картину разброда и интриг. Образовалось несколько партий, которые всякими правдами и неправдами поддерживали своих, раздавая им высшие должности, и даже члены совета, которые вообще с самоотвержением служили делу революции, отвергали услуги лиц полезных, способных и испытанных, если те не принадлежали к их партии.

Совет коммуны

Торжественное открытие совета коммуны

Тем не менее, несмотря на идеологический разброд, совет коммуны пытался на первых порах наладить более-менее полноценную работу и провести отдельные социальные преобразования. В его составе были образованы комиссии — исполнительная, военная, финансов, юстиции, общественной безопасности, продовольствия, публичных работ, народного просвещения, внешних сношений, труда — которым надлежало взять на себя функции министерств. В области социальных реформ совет коммуны не имел определённой программы, так как в совете проявились существенно различающиеся социально-политические течения: марксизм, лассальянство и анархизм; приходилось считаться и с интересами мелкой буржуазии, которая сражалась в рядах коммунаров.

Однако определённые реформы, пусть и откровенно умеренные на фоне изначальных требований большинства революционеров, были проведены. Так, было разрешено не платить домовладельцам квартирных денег до сентября 1871 года, отсрочены платежи по векселям, приостановлена продажа просроченных залогов, разрешено получение вещей, заложенных в ломбарде, их владельцами обратно без выкупа. Также были запрещены вычеты из заработной платы, определён минимальный размер вознаграждения для лиц, состоящих в услужении, а производственным ассоциациям работников были переданы все промышленные заведения, покинутые владельцами, причём за последними сохранено было право на вознаграждение. Коммуна признала за незаконнорожденными все права законных детей; объявила церковь отделённой от государства, с прекращением отпуска всяких денежных средств на духовенство; церковные имущества объявила народной собственностью; делала попытки к расширению доступности народного образования; приняла красное знамя.

Сильные независимые женщин ки

Заседание «Союза женщин за оборону Франкфурта»

В деятельности коммуны, помимо собственно немецких революционеров, поучаствовали также иностранцы, находившиеся в тот год во Франкфурте — среди них были поляки Ярослав Домбровский и Анна Пустовойтова, итальянец Амилкаре Чиприани, венгерский еврей Лео Франкель, русский писатель-социалист Фёдор Достоевский и его супруга Анна. Большую роль в ней сыграло и нарождающееся феминистическое движение; хотя женщины не могли голосовать на выборах в коммуну и их не было среди избранных членов совета, они приняли активное участие в её деятельности. Так, Луиза Отто-Петерс и русская революционерка Елизавета Дмитриева создали «Союз женщин за оборону Франкфурта», который выступал за равную оплату труда женщин, предоставление женщинам права голоса, борьбу с домашним насилием, а также закрытие публичных домов; Луиза Бюхнер открыла бесплатную школу в церкви Святой Екатерины; Анна Васильевна Достоевская вместе со своим мужем основали газету «Коммунар», где печатались их статьи.

Противостояние коммуны и правительства Танна стало неизбежным после удаления того в Хёхст, но на успешное ведение её у мятежной столицы не было шансов. Центральный комитет не понимал серьёзности положения, не потрудившись должным образом занять форты в пригородах Франкфурта. Тем временем немецкая реакция готовилась к захвату города. Хотя поначалу силы бундесхеера были ничтожны, и вряд ли смогли бы противостоять даже неорганизованным коммунарам, однако к началу мая к столице подошли новые воинские части. Кроме того, к ним присоединились фрайкоры (от нем. Freikorps — свободный корпус, добровольческий корпус); их участниками были преимущественно ополченцы из провинции, особенно традиционно консервативных Баварии, Франконии, Бадена и Вюртемберга. Наконец, на подавление коммуны был направлен находившийся в Германии французский экспедиционный корпус под командованием Луи Жюля Трошю.

Расстрел заложников

Расстрел католических священников коммунарами

27 апреля произошла первая стычка между коммунарами и сторонниками правительства в Хёхсте. Тогда же стало ясно, с какой жестокостью будет вестись этот междоусобный конфликт: 5 коммунаров, взятые в плен, были немедленно и без суда расстреляны правительственными войсками. Это вызвало резкую реакцию сторонником коммуны: «Если правители Хёхста — объявила коммуна — ведут войну как дикари, то да взыщется око за око и зуб за зуб». 1 мая совет коммуны издал декрет о заложниках: каждый, кто был обвинён в сношениях с хёхстским правительством, немедленно заключался в тюрьму, судился присяжными и, если было обвинён, оставался заложником коммуны; в число заложников поступали и военнопленные правительственных войск. Ближайшие родственники этих лиц также становились заложниками. На всякую казнь приверженца коммуны решено было отвечать расстрелом троих из этих заложников по жребию. На практике, однако, получалось так, что заложниками становились люди, неугодные совету или принадлежащие к «враждебным классам» — дворянам, духовенству, крупной и средней буржуазии.

Декрет о заложниках окончательно испортил отношения коммунаров с левыми демократами, которые хоть и с самого начал не поддержали коммуну, однако могли стать союзниками либо посредниками в возможных переговорах с правительством Танна, к которому также занимали критичную позицию. Теперь же они окончательно перешли на сторону врагов коммуны: их лидеры Карл Шурц, Фридрих Геккер и Франц Зигель немедля покинули Франкфурт и перебрались в Хёхст; более того, Зигель, бывший активным участником Германской войны, организовал собственный фрайкор с целью противостояния франкфуртскому совету.

Совет коммуны начал готовиться к обороне города. Главнокомандующим войсками коммуны был назначен Август Виллих, весьма неплохо проявивший себя при обороне Франкфурта от пруссаков; также были созданы так называемые рабочие дружины — их организацией руководил Ярослав Домбровский, также назначенный комендантом столицы. Совет коммуны издал декрет об обязательной военной службе всех жителей Франкфурта мужского пола от 17- до 40-летнего возраста; но, при полной бездеятельности полиции, эта мера не усилила рядов коммунаров ни одним солдатом.

Падение коммуны

Когда увидел коммунара

Людвиг фон дер Танн

Собрав под своей рукой верные себе силы, Людвиг фон дер Танн готовился к тому, чтобы привести мятежный Франкфурт к подчинению. Перед столицей уже стояло 130-тысячное войско — верные правительству силы, фрайкоры и пришедшие на помощь союзнику французы — и канцлер, будучи весьма искушённым полководцем, лично взял на себя командование. 5 мая он выдвинул свои официальные требования к совету: разоружение всех подчинённых коммуне войск и городского ополчения, выдача глав совета и центрального комитета коммуны, а также лиц, причастных к расстрелам заложников, «для справедливого суда». Взамен он обещал сохранить жизнь и свободу рядовым членам коммуны и не применять против города военную силу. Разумеется, эти требования были с возмущением отвергнуты советом; немногие умеренные депутаты, что робко попытались склонить совет к принятию требований канцлера, были с позором изгнаны из зала заседаний и вскоре бежали из столицы.

Коммунары всё ещё надеялись, что на защиту Франкфурта поднимется провинция, однако совет коммуны упустил удобный момент для обращения к стране. 20 дней длилось обсуждение программы коммуны в различных комиссиях совета, и когда она, наконец, была обнародована, то было уже поздно, да к тому же в ней не было выставлено никаких определенных практических требований. Во многих промышленных центрах (Дюссельдорф, Ганновер, Дрезден, Эрфурт, Мюнхен, Штутгарт) восстания в поддержку коммуны, предпринятые местным населением безо всякого плана и даже без особого воодушевления, были быстро подавлены. После этого падение столицы было только вопросом времени. Осадные работы продвигались вперед со скоростью тем большей, что в ведении военных дел коммуны царила полнейшая неурядица.

В пригороде

Правительственные войска на окраинах Франкфурта

После того, как коммунары отвергли ультиматум, 10 мая Танн приказал артиллерийским батареям открыть огонь по столице, а своим войскам — наступать на неё со всех сторон. Форты один за другим переходили в руки правительственных войск, которые затем вторглись в пригороды Франкфурта и начали безжалостно зачищать позиции защитников города. Коммунары отчаянно оборонялись, однако мало что могли противопоставить профессионализму регулярной армии и французских частей, и жестокости «свободных корпусов». Немецкая артиллерия вовсю обстреливала свою же столицу. Однако усилиями Виллиха и Домбровского удавалось сдерживать правительственные войска на подступах к городу достаточно долгое время — что впрочем, не сильно смущало Танна, который старался по возможности экономить силы, рассчитывая в первую очередь подорвать боевой дух жителей осаждённого Франкфурта, а затем окончательно сломить их сопротивление.

22 мая солдаты французского экспедиционного корпуса ворвались в парк Ротшильда к северо-западу от Инненштадта, центра столицы. Отряды коммунаров и рабочих дружин храбро сражались за каждый метр земли, однако численное и профессиональное превосходство наступающих было слишком велико, и в итоге защитники города были вынуждены отступить, а Домбровский пал в бою, из-за чего коммуна лишилась одного из своих самых способных командиров. Вдохновлённые успехом французов, солдаты правительственных войск и добровольцы из фрайкоров прорвали оборону коммунаров на других участках, и подошли к Инненштадту.

Баррикада

Баррикада на улице Франкфурта

Утром 23 мая начался самый жёсткий этап в сражении за столицу, получивший название «Кровавой недели». Верным Танну частям предстояло ещё завоевать улицы Франкфурта — защитники города заградили их мощными баррикадами, вооружёнными артиллерией, и встали на их защиту. К защитникам баррикад присоединялись все, кто мог держать хоть какое-то оружие, включая женщин, подростков и дряхлых стариков. Началась семидневная уличная резня, беспощадная с обеих сторон, ужасающая по своим подробностям. Героизм горожан вызвал ответную реакцию со стороны нападающих, причём наибольшую жестокость проявляли войска Танна и в особенности бойцы фрайкоров, не щадившие ни защитников коммуны, ни мирных горожан, не участвовавших в боях, ни даже детей. Зверства, творимые немцами по отношению к своим же соотечественникам, привели в шок даже видавшего многое генерала Трошю. Коммунары получили приказ поджигать или взрывать всякий дом, который они вынуждены были оставить, из-за чего значительная часть города, и так порядочно пострадавшего как во время войны, так и благодаря артиллерийским обстрелам, обратилась в обожжённые руины.

В последние 3 дня коммуны из нескольких сот заложников, содержавшихся в городских тюрьмах, коммунары расстреляли более половины, причём почти все казнённые были мирными гражданами, не создававшими для коммуны никаких затруднений. Произошедшее было, по сути, лишь актом бессмысленной и отчаянной жестокости, который ничего уже не решал — даже для самых фанатичных сторонников коммуны было очевидно, что её дни сочтены. 28 мая правительственные войска прорвались в Альтштадт, самое сердце города. Коммунары закрепились в трёх опорных пунктах — здании ратуши, соборе Святого Варфоломея и церкви Святого Павла, той самой, в которой когда-то было провозглашено объединённое немецкое государство. В боях пали такие лидеры коммуны, как Виллих, Дульк и Франкель; многие здания, в том числе и ратуша, были почти полностью разрушены. К вечеру 30 мая наступил конец борьбе: последние коммунары побросали оружие, и вся столица оказалась в руках контрреволюции.

Итоги, последствия и влияние

Как передовой борец за социальную революцию, Коммуна снискала симпатии всюду, где страдает и борется рабочий класс. Дело Коммуны не умерло; оно до сих пор живёт в каждом из нас. Дело Коммуны — это дело социальной революции, дело полного политического и экономического освобождения трудящихся, это дело пролетариата во всём мире. И в этом смысле оно бессмертно. (Карл Линдхаген)
Расстрел коммунаров

Расстрел коммунаров

Теперь, после того, как Франкфурт оказался в руках Людвига фон дер Танна, победившая сторона жаждала крови «бунтовщиков» и «смутьянов». Танн приказал организовать суды над арестованными деятелями коммуны, однако в первые дни после её падения вовсю творились и бессудные расправы. Убивали после мучительных пыток не только деятелей коммуны, не только её бойцов, но и мирных жителей, считавшихся её сторонниками. Улицы, площади и скверы Франкфурта были завалены трупами расстрелянных. Их наспех зарывали в ямы вместе с теми, в ком еще теплилась жизнь. Число коммунаров, расстрелянных без суда и следствия, согласно различным источникам насчитывает от 15 до 30 тысяч человек.

Начали активную работу военные суды, которые осудили свыше 12000 человек; из них 7400 человек было сослано, а 29 расстреляны; среди расстрелянных по приговору суда оказались Август Бебель, Вильгельм Либкнехт и Адольф Клусс. Кто-то, подобно Чиприани и Газенклеверу, был приговорён к смертной казни, но затем помилован; кто-то смог чудом покинуть занятый войсками город — среди них были Дмитриева и Достоевский с женой. Многие бойцы коммуны бежали из страны; вернуться они смогли лишь после амнистии, объявленной Людвигом Виндхорстом в 1880 году. Кое-кто был тайно отпущен правительством на свободу, так как они, занимая высокие должности в коммуне, предали своих товарищей.

Руины Франкфурта

Разрушения во Франкфурте после падения коммуны

Артиллерийские обстрелы, уличные бои и пожары имели катастрофические последствия для самого Франкфурта. Город лежал в руинах, свыше 50% жилого фонда было разрушено. Многие исторические здания, такие как дом Гёте, собор Святого Варфоломея, дворец Турн-и-Таксис, церкви Святого Павла и Святой Екатерины, всерьёз пострадали, а некоторые, вроде здания ратуши, не подлежали восстановлению. Из-за ужасающего разорения города правительство, бундестаг и бундесрат долгое время заседали в Хёхсте, вернувшись в город лишь в 1876 году; к этому моменту большинство разрушенных зданий в городе были либо восстановлены, либо снесены. Не менее тяжёлыми, с учётом предшествовавшей войны, были потери и для населения города — его численность с 1870 по 1871 год снизилась более чем в 3 раза, а достигнуть довоенного уровня Франкфурту удалось лишь к началу 90-х годов XIX века. В течение пяти лет, вплоть до начала 1877 года, Франкфурт находился на военном положении.

Франкфуртская коммуна всерьёз повлияла на политическую жизнь стран Европы. Впервые рабочее движение заявило о себе в полную мощь, и правящие силы были вынуждены с ним считаться. Хотя до 1874 года в Германии сохранялась диктатура Танна, однако правительство Беннигсена провело либерализацию политической жизни, а сменивший его Людвиг Виндхорст из либерально-католической Партии Центра провёл в жизнь ряд реформ, которые улучшили положение рабочего класса. Аналогичные социальные реформы также были проведены во Франции, Пруссии, Речи Посполитой и некоторых других странах.

Большую роль Франкфуртская коммуна сыграла и в росте социалистического движения; социал-демократы, коммунисты и анархисты увидели в ней образец подлинной социальной революции, а Карл Маркс провозгласил её первым примером диктатуры пролетариата. Тень Франкфуртской коммуны многие впоследствии увидят в революционных событиях, которые охватят ряд стран Европы уже в начале XX века. Однако коммуна, как ни парадоксально, оказало влияние не только на левую политическую мысль — многие немецкие националистические организации также в той или иной степени восприняли социалистические и революционные идеи, и впоследствии концепции «национально ориентированного социализма» и «консервативной революции» лягут в основу германского фронтизма, одного из первых массовых ультраправых движений, добившихся политической власти.