ФЭНДОМ


Мемориал-3

Мемориал жертвам концлагеря под Освенцимом, Польша.

"Фернихтунг" 
(с нем. Vernichtung - Уничтожение, Истребление) - термин, который используется для описания систематической политики преследования, порабощения и массового уничтожения наргосовцами представителей различных этнических, социальных и конфессиональных групп в период существования народно-государственнического Французского Государства.  В менее широком смысле слова, под этим термином понимается политика "офранцуживания" протекторатов Батавии и Баварии, в состав обширной программы которой входили, в частности, массовые расправы и прочие способы освобождения "пространства" для последующей колонизации.

Лионским Трибуналом Фернихтунг признан величайшим преступлением против человечности в истории; все высшие лица Франции и ее ближайших стран-союзниц, ответственные за его проведение, были приговорены к смертной казни через повешение, вскоре и осуществленной. Одним из немногих высших должностных лиц, ответственных за проведение такой политики и избежавших наказания, стал Анджей Ковальский - глава правительства в Третьей Речи Посполитой, скончавшийся в тюрьме до вынесения приговора. 

Аналогичные, хоть и меньшие по своему масштабу, действия предпринимали все правительства реваншистов времен Второй Европейской войны - ближе всех к числу французов стоят румыны, но по жестокости методов к ним ближе всего подошли поляки, начавшие состязаться еще до начала военных действий путем истребления тех, кто был не согласен с политикой Константина Рокоссовского. Пожалуй, единственным исключением является Итальянское государство Акилле Стараче - на фоне его "коллег" по реваншистскому блоку, итальянский диктатор являет собой пример гуманизма и милосердия, подвергнув репрессиям только две тысячи человек и не изощряясь в способах их убийства. 

Зарождение 

XIX век

Корни практики Фернихтунга современные исследователи зачастую находят в развитии научной западной научной и общественной мысли в XIX веке. Колониализм требовал себе оправдательную базу: ее представлять начали уже солидные ученые мужи, громогласно провозгласившие о превосходстве белой расы над остальными человеческими видами. Это наблюдение очень легко объяснялось: достаточно было предложить сомневающемуся сравнить уровень развития Европы и окружающих ее частей света - все становилось ясным и понятным. Народные массы в принципе довольствовались таким объяснением; даже правитель самой могущественной страны на свете, Наполеон III, сам подпал под очарование таких теорий и стал крепким сторонником белого превосходства.

Бонапарт идеолог

Жан Рене Бонапарт, писатель, идеолог "французской нации".

Но с 1870-х годов идеология начала претерпевать некоторые изменения. Французская Империя столкнулась с противостоянием ей в самой Европе; вскрылся факт отсутствия даже призрачного единства среди сакральной "белой расы" - все хотели урвать себе как можно больше, плюя на интересы других. Наполеон III с юности недолюбливал итальянцев: сражаясь с немцами в ходе Европейской войны, он невзлюбил и их: он убедился, что немцы будут постоянно бросать вызов французскому владычеству, но постоянно же будут терпеть разгромные поражения. Презрительное отношение к восточным соседям потихоньку начало передаваться от главы государства к его придворным, а те уже создавали определенные настроения во всем французском обществе. Большую роль сыграло сопротивление немцев политике "франконизации" национальной окраины - Рейнланда, сохраненного за Францией в ходе прошедшего вооруженного конфликта. Попытки властей обратить население департаментов в исконных французов натолкнулись на жесткий отпор от местных, не желавших предавать свой язык и свои идеалы. Их убежденность постоянно подогревали с другого берега Рейна, убеждая, что рано или поздно справедливость восторжествует и все немцы будут жить в одном государстве.

Здесь на сцену вышел молодой и амбициозный писатель, внучатый племянник Наполеона III Жан Рене Бонапарт, отличавшийся крупным писательским дарованием и начитанностью. Он внес огромный вклад в развитие французской литературы, написав, в частности, классический роман "Страна корсаров" - про злоключения двух французов - брата и сестры -  в Алжире XV века.  Однако здесь нас больше интересует его вклад в публицистику - а он отнюдь не менее заметен. В частности, Ж.Р. Бонапарт стал выразителем французской реакции на немецкое сопротивление, которая нашла свое отражение в серии гневных памфлетов, рассказов и выступлений, направленных, первоначально, лишь в поддержку действий правительства Буланже, а позднее и против самого немецкого народа как такового. Он же сформулировал новую концепцию французской нации, которую полагал единым организмом, в котором все органично взаимосвязано друг с другом: смешивания французов с другими народами он сравнивал с переливаниями крови, нередко приводящими к фатальным последствиям. Бонапарт также выступал проповедником социального единства, полагая, что все классы Франции в первую очередь французы. а лишь потом рабочие, буржуа или крестьяне; он считал невозможным существования "страны бедных и страны богатых" в пределах одной Империи, будучи искренне убежден в способности Империи преодолеть подобные недуги общества.

Больной

Анри Мартен, сенатор и историк Французской Империи.

Совместно с родственником монарха тогда действовал сенатор Анри Мартен - виднейший русофоб и феменист своего времени, массово печатавшийся по вопросу о мерах франконизации. Сам он принимал непосредственное участие в работе Комисии под начальством Адольфа Тьера; из ее состава он вышел, когда понял, что его соратников не прельщают его радикальные мысли. Тогда Мартен решился действовать в одиночку: он будет часто публиковаться в газетах  консервативно-монархического толка, выступая за расширение практики и теории франконизации Рейнланда. Ключевой датой можно считать 23 июня 1874, когда А. Мартен положил на стол своему сюзерену подробную записку со своим виденьем насчет больной темы франконизации. Он предлагал депортировать нелояльное местное население без имущества туда, на восток, где их, по словам немецких политиков, "ждут"; в пустые дома и на пустые огороды должны были, по его задумке, прийти беднейшие французы. Подобным трюком Мартен собирался решить сразу две проблемы: избавиться от избытка немцев в пределах государства и заручиться верностью пролетариата и беднейшего крестьянства делу "Орлиного дома". И хотя Наполеон III c негодованием отбросил подобный документ подальше, его текст попал в газеты и вызвал бурное обсуждение, причем многие видные деятели Французской Империи в осторожных выражениях, но поддержали начинание знаменитого своей неординарностью сенатора. Многие современные деятели считают  Жана Рене Бонапарта и Анри Мартена предтечами Фернихтунга. духовными отцами тех, кто уже много позднее сам возьмется за перо, обосновывая необходимость "жизненного пространства" в Европе. 

Антинемецкая истерия крепчала с каждым десятилетием, но пока что развивалась довольно медленно, без каких-либо кровавых эксцессов или расправ. Даже официальная отмена Наполеоном IV той самой "франконизации" Рейнланда уже не могла обратить вспять движение общественной мысли, запущенной с легкой руки его великого отца. Тот же факт, что убийцей горячо любимого монарха оказался итальянец-анархист Луиджи Лукени, только больше обозлил французов, добавляя еще больше ненависти к чан шовинизма. Тут же сказываются крупные колониальные успехи Франции, в виде кровавого подавления очередного антифранцузского восстания в Индии и на Японских островах. Скорая гибель Наполеона IV и восшествие на престол его бесталанного брата Наполеона V, за которого всеми делами управляла супруга Изабель, тоже внесла свою лепту: Феликс Фор и Изабель открыли свободу дискуссий для всех (за исключением ультралевых) изданий, что на практике только усилило консервативных публицистов.

  • Шарль Моррас в 1900-е.
  • Леон Доде в 1900-е
В этом лагере произошло грандиозное, важнейшее для нашей темы событие. В 1897-м году такие одиозные деятели как Шарль Моррас и Леон Доде создают знаменитую "Аксьон Франсэз" - шовинистическое, консервативное и абсолютистское издание, сыгравшее немалую роль в восшествии на престол Наполеона V, несмотря на притязания его мачехи на сохранение высшей государственной власти. Но сейчас нам важно другое: со страниц "Аксьон", которая с 1904-го начала получать государственную поддержку, в уши рядовых французов щедро лилась качественная, но от этого не менее оголтелая пропаганда. Моррас неустанно декларировал верность "Орлиному дому" как высшую ценность, а вскоре к этому прибавилась еще ненависть к его врагам - на второе место после русских в этом своеобразном "антирейтинге" монархисты-писатели поставили немцев. По их мнению, этот народ был враждебен франкам с самого начала их соседства: "А ныне, когда Французы достигли вершины своего величия под руководством нашего Мудрого Владыки, наши ненавистники постараются забрать у нас плоды многолетнего упорного труда дедов и прадедов. Ну что ж - они могут идти! У Империи хватит пуль на каждого!" - подобной жизнеутверждающей цитатой завершается знаменательная статья Доде, названная "Угроза из-за Рейна". Справедливости ради надо уточнить, что авторского гнева в свое время заслуживали не только русские и немцы - доставалось и англичанам, и итальянцам, и болгарам с греками, и, разумеется, американцам, "Чьи меркантильные ценности противоречат самоей сакральной, глубоко христианской сути Нашей цивилизации". 

XX век

Аксьон

Редакция "Аксьон Франсэз", 1900-е

С  годами накал страстей только нарастал: впервые к шовинистической пропаганде подключился сам глава государства, активно выступая против окружающих Францию соседей. Наполеон VI в своих публичных выступлениях постоянно спекулировал на простой, доступной пониманию и очень популярной в народе теме "избранности" французского народа перед всеми остальными европейцами, чего уж говорить о дикарях из-за океанов. Рупором "Мелочи" стал Ш. Моррас, ставший "своим" человеком в Фонтенбло: он часто разговаривал с Императором французов, которым открыто восхищался, и публиковал в своей газете его речи и мысли. В них содержалась пропаганда оголтелого шовинизма по отношению к восточным соседям Франции - Германии. При этом Наполеон VI и "Аксьон Франсэз" избрали довольно умелую тактику: смешивая полуправду с чудовищной ложью, они убеждали рядовых подданных в уродливости как государственного устройства Германии, так и крупных, почти что неисправимых изъянах самого народа, из которых самым естественным образом вытекает уродливость его государства.

Помимо главы государства, в наращивании темпов пропаганды ненависти и презрения участвовали такие лица, как его первый премьер-министр Поль Дерулед и уже пожилой, но все еще полный энергии Поль Кассаньяк. Известный журналист и рьяный бонапартист-националист, Поль Гранье Кассаньяк прославился целым рядом гневных высказываний по адресу политических соперников и враждебных ему народов; похороны газетчика в 1906-м превратились в огромную демонстрацию шовинистов из "Лиги патриотов" и им сочувствующих. Это выступление имело еще одну большую, значимую особенность: впервые в истории Французской Империи ее монарх вместе с женой принял участие в подобном мероприятии, первым произнеся памятную речь и возложив цветы к могиле покойника первее его родственников и коллег. Наполеон VI нашел возможным включить в свое обращение к нации такое вступление: "Сегодня французский народ потерял своего великого писателя, великого журналиста! Наши враги из Регенсбурга, Новгорода и Лондона торжествуют, не зная, что мы уже вскоре придем за ними! Хорошо смеются те, кто смеются последними; а последними, как всегда, посмеемся мы!" - подобные слова вызвали болезненный отклик во враждебных к Франции странах. Так, Алексей Князьков с плохо скрываемой яростью писал в "Дончанине": "Мелочь снова начала грозить России; от лица редакции я рекомендую Наполеону Мелкому перестать произносить публичные речи, вызывающие у здоровых людей только смех, и заняться тем, что у него получается - избиениями жены и волокитой за балеринами". 

Отличительные черты

  • Преднамеренная политика истребления целой нации, приведшая к уничтожению 54% немцев Европы и практически трети немецкого населения мира. 
  • Уничтожение от трети до половины всех цыган мира при деятельном участии румынского правительства.
  • Уничтожение до 12% жителей Северо-западного края, 15% - Юго-западного. 
  • Уничтожение 1,1 миллионов российских военнопленных.
  • Тотальное истребление на всей подконтрольной территории душевнобольных и инвалидов (с 1942 и нетрудоспособных) - 1,5 миллиона. 
  • Истребление около 40 тысяч гомосексуалистов по принципу сексуальной ориентации.
  • Разработка систем и способов массового уничтожения людей при постоянном их совершенствовании (многочисленные и расширяющиеся  списки потенциальных жертв, лагеря смерти, "отряды смерти" и т. д.).
  • Грандиозные, межнациональные масштабы истребления людей вплоть до перехода военных действий на территорию Франции и её последующей капитуляции в марте 1944.
  • Жестокие и зачастую приводящие к смерти или увечьям антигуманные медицинские эксперименты наргосовцев над жертвами Фернихтунга, точное число жертв остается неизвестным, примерное - 50 000.
  • Принудительное использование труда местного населения на работах во благо Французского Государства и/или другой страны из реваншистского блока. 

"Фернихтунг"

Освободитель

Альфред Гугенберг, лидер "Свободной Германии".

Самый термин "Vernichtung" впервые появился в "Возмездии" - печатном органе "Армии Возрождения Германии", в выпуске, посвященном вхождению немецких войск на исторически немецкую землю. Статью "Мы вернулись!" написал самолично Альфред Гугенберг, объявивший себя первым председателем "Немецкого правительства". В ней впервые давалась четкая формулировка Фернихтунга как системы, направленной на истребление всего немецкого народа; перечислялись многочисленные методы достижения поставленной цели и ее главные желаемые итоги - освобождение территории для французов и укрепление экономики военного времени путем использования практически бесплатного труда заключенных. Во время Лионского трибунала (1944 - 1946) было окончательно подтверждено существование плана Пурификации - грандиозного плана по закреплению франко-польского влияния в Центральной Европе, подразумевавшего под собой в частности уничтожение немецкого народа как такового (предполагалось сохранение 5% довоенного населения для домашних нужд захватчиков). Аналогичные замыслы, хоть и в значительно меньших масштабах, вынашивали румыны по отношению к болгарам и поляки - к русским Северо-западного и Юго-западного краев. 

В современной немецкой историографии термин прочно устоялся и используется практически постоянно в академических работах; его неприменение чревато подозрениями в симпатии к народно-государственническим коллаборационистам, а это является довольно тяжелой уголовной статьей в Германской Демократической Республике - минимальный тюремный срок составляет десять лет, максимальный - пожизненное заключение без прав на амнистию и переписку. 

Батавия 

Сразу после бескровного занятия союзными войсками Берлина. началось формирование полноценных органов оккупационной администрации. По предложению Шарля де Голля, Высший Французский совет решил минимальным большинством голосов позволить участие местных кадров в их деятельности. Так как на носу была война с Россией, "умеренное" крыло правителей Французского Государства надеялось таким образом обеспечить если не лояльность, то стабильность вновь захваченных земель. С таким решением не согласились в Польше: Константин Рокоссовский резко и прямо, в своем привычном стиле, заявил, что он намерен немедленно учредить на отданных ему землях прямое управление из Варшавы. Ему не собирались, впрочем, мешать, лишь настоятельно попросили обеспечить бесперебойность поставок всего необходимого для ведения военных действий через занятую поляками территорию. 

Еще в декабре 1940, до событий в Кельне, на французскую сторону фронта перешел судья города Кассель Роланд Фрейслер, который ранее считался местными властями идейным коммунистом. Он немедленно согласился сотрудничать со "справедливой властью": передал в распоряжение наступающих войск архивы суда и Кассельского отделения КПГ, раскрыл всех известных ему членов подпольной группировки и в целом декларировал полную приверженность идеям народной государственности. После короткой беседы с оказавшимся рядом Марселем Бюкаром Фрейслер оказался замечен элитами Франции. Теперь-то они о нем вспомнили: бывший судья был призван на должность заместителя префекта диоцеза Батавия. Рядом с ним оказались: вчерашний "краском" Рудольф Хёсс, теперь ставший начальником службы безопасности; недавний директор сталилитейного завода Вильгельм Кубе получил в свои руки управление чиновниками из числа немцев, а заведовавший "народной кассой" в Гамбурге Карл Отто Кох теперь руководил работой "зон специального содержания". Этих людей объединяли редкостная беспринцыпность в сочетании с амбициозностью и честолюбием самого низкого сорта: они были готовы прислуживать оккупантам, ставящим главной задачей уничтожение их народа. Сам Роланд Фрейслер выступит в "Батавской газете" со статьей "Почему сотрудничать", которая даст жизнь термину коллаборационизм. 


Бавария

Берлин

Россия 

Итоги и последствия

В культуре